Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

О скорпионах и туарегах



 

Пришел к концу очередной день, мы расположились на ночлег. Я лежал на песке, мой опекун заканчивал обряд приготовления чая. Неспешно горел костер, а мы разговаривали. Мы все больше понимали друг друга, и я узнал, что нахожусь в руках туарегов[185], кочующих горцев с севера.

«Мой» туарег со звучным именем Угзан, священнодействовал над своим настоем, а менее благородные обязанности исполнял его слуга, которого он называл харратином. Сначала я думал, что это имя, позднее же выяснил, что туареги, как индусы, делятся на касты. Угзан принадлежал к высшей касте; он занимался верблюдами. Низшую касту составляли харратины, еще ниже стояли черные рабы.

Мы отдыхали под небольшой скалой. Угзан снял тагельмуст, черную повязку, прикрывавшую лицо и голову. Я вам уже говорил, кажется, что туареги, а вернее, только те, кто занимается верблюдами, и воины носили длинные, ниспадающие черно-голубые либо белые одежды. И закрывали лица, чего их женщины не делали никогда… Странные бывают обычаи и традиции, правда?

Под повязкой лицо у Угзана было голубым! Я понимаю, что это обстоятельство вас страшно интригует, оно также интриговало и меня. Ты недоверчиво улыбаешься, Тадек… Но у них на самом деле были голубые лица! По крайней мере, до той поры, пока они не умылись. Тогда оказалось, что кожа у них светлая. До сих пор мне неведомо, каким образом они достигают этого необычайного голубого оттенка. Предполагаю, однако, что они применяют тот же краситель, которым красят ткани повязок и одеяний[186].

Так вот, мы лежали тогда на песке и общались немного жестами, немного отдельными французскими словами. Если я что-то не понимал, он повторял много раз, помогая себе руками. Вдруг мне показалось, что из-под ближайшей скалы, там, куда не достигал свет от костра, что-то выползает. Сначала я подумал, что мне привиделось. Но нет!

По песку греб клешнями жутких размеров скорпион[187]. Они обычно выходят на охоту вечером. Этот дугообразно выгнул свой страшный хвост вперед, а значит нападал! Он кинулся в сторону Угзана. Вы не представляет, какое это быстрое существо! Времени для размышлений не оставалось. Я бросился к туарегу и каблуком втоптал скорпиона в песок. Тот успел еще ударить шипом на кончике хвоста в мой ботинок. Ногу, к счастью, защищала толстая кожа ботинка. Если бы я снял обувь, мы бы сейчас не разговаривали. Яд скорпиона бывает очень силен.

Угзан в ужасе вскочил. Он, видимо, решил что я на него нападаю, но когда пригляделся поближе, побледнел. Потом обратил ко мне восхищенный взгляд, покачал головой и снова произнес:

– Марабу! О, Марабу!

С этой минуты мы очень сблизились. Даже объясняться нам стало легче. А меня мучил только один вопрос: за кого же они меня принимают? Почему называют меня марабу?

Я показал на себя, говоря:

– Марабу? Марабу? – и развел руками.

Он промолчал.

Потом мы пили чай, ели финики… И, наконец, Угзана как прорвало. Он начал говорить.

Сначала о караване.

Он нарисовал на песке восходящее и заходящее солнце, чтобы таким образом определить направления на своей импровизированной карте. Потом поставил точку, которую назвал Ахаггар[188]. Я понял, что речь идет о его родных местах.

– Туарег – Ахаггар, – повторял он, показывая на себя и на точку на песчаной карте. Затем начертал марш-руг каравана. Я так и не узнал, почему они выбрали такой окольный путь. Во всяком случае, они спустились на восток, через Гхак и Мурсук добрались до оазиса Сива, затем сменили направление на южное, через Фарафру и Дахель дошли до оазиса Харге, где вступили на один из самых известных путей в пустыне[189].

Я вижу, Тадек, что ты совсем заскучал от этих названий, как, помнишь, ты скучал от рассказов Салли о египетских памятниках. Лучше было бы показать все на карте, но уж позвольте мне похвастаться. Все эти названия не были мне чужими благодаря тем экзаменам по географии, которые устраивал ты мне, отец. Я даже был способен дополнять сведения «моего» туарега, что его так поразило, что он снова повторял, задумчиво глядя на меня:

– Марабу! Ну и марабу!

Я чувствовал, как растет мой авторитет…

 

Марабу

 

Наша дружба с Угзаном все крепла. Я возобновил просьбы об освобождении, хотел чтобы меня оставили где-нибудь в оазисе, мы немало их миновали по дороге. Мне, правда, не позволили побывать ни в одном из них, меня оставляли в разбитом неподалеку лагере и так строго охраняли, что я и не пробовал бежать. Я потребовал встречи с женщиной, возглавлявшей караван. Меня все еще не покидало чувство удивления, что именно она выполняла эту роль. Угзан объяснил, что она была женой вождя их клана, называемого аменокаи, вождь умер недалеко от оазиса Сива. Но почему главой стала она, а не кто-то из мужчин, я не понял до сих пор.

Наш разговор ни к чему не привел. Женщина внимательно меня выслушала и отказала, опять повторив это таинственное:

– Марабу!

Господи, как мне это надоело! Меня вели в какие-то неведомые мне дали, со дня на день я двигался все дальше на юг, вглубь Африки, и к тому же неизвестно, с какой целью. Я, не прекращая, задавал Угзану один и тот же вопрос:

– Марабу – говорил я, – это птица. Я – марабу, – показывал я на себя и добавлял, – почему?

Я вижу, Ян, твою усмешку. Ты уже догадался, в чем дело. Спасибо тебе, что ты, зная ответ, не прерывал меня. Теперь-то и мне известно, что когда-то такое имя в исламе получал погибший в священной войне воин. До сего дня мусульмане дают это имя аскетам, странствующим монахам и отшельникам. Нет, Тадек, не смейся! Мне сейчас это тоже кажется забавным, но тогда? Что было у меня общего с птицей или исламским монахом? Вот я все и пытал Угзана:

– Почему? Почему именно я?

Ответ оказался очень прост. Уже несколько лет в родных местах туарегов живет странный европеец, и они зовут его «марабу». Понятия не имею, кто он такой, знаю только, что делает он много добра. Слепил себе он мазанку, принимает в ней много людей, иногда их даже лечит. Делится всем, что имеет, очень набожный. Угзан подчеркнул, что «марабу» очень помогает в общении в «дикими язычниками», как туареги называют французов и других европейцев! Я заметил, что туареги говорят о нем прямо с каким-то суеверным восхищением, страхом и любопытством.

– Ну, ладно, – сказал я Угзану. – Так меня-то почему вы величаете «марабу»?

Так я спросил, а он мне и объяснил. Тот француз – «марабу» живет среди туарегов[190], но только другого племени. И «мои» мечтали иметь своего «марабу». Наткнувшись на меня в пустыне, они сочли это даром небес. Кроме того, я оказался похож на того «марабу».

Ладно, ладно, хорошо вам смеяться! Если уж я стал почетным членом племени апачей, почему бы, черт возьми, меня не могли принять туареги?

 

Схватка с разбойником

 

Вот так, против своей воли, я понемногу становился человеком пустыни, осваивал обычаи туарегов, стал закрывать лицо повязкой, она хорошо защищала от жары и пыли. Мы добрались, как я догадался, до окрестностей оазиса Селима, где-то на уровне между второй и третьей катарактой Нила. Проводник все чаще втягивал в себя воздух, а Угзан твердил, что чует запах воды. Даже животные задвигались быстрее. Я заметил, что туареги стали как-то осторожнее себя вести. Высылали кого-нибудь вперед на разведку, носили наготове оружие, чаще расставляли ночной дозор.

Стояло типичное пустынное утро. Над нашими головами пролетела стая каких-то птиц. Они, как голуби, промелькнули коричнево-черно-желтым оперением хвоста, а меня охватила тоска. Вспомнились мне варшавские голуби, голубятни, мои товарищи по школе. Птицы пролетели в сторону Нила, а я удивлялся, что никто в них не выстрелил. Их вкусное мясо очень бы разнообразило наше однообразное финико-молочное питание.

То, что произошло вслед за этим, заняло меньше времени, чем длится мой рассказ. Не взошло еще солнце, а уже все было кончено. Караван туарегов практически перестал существовать…

На высоком бархане впереди нас показался человек на одетом в красное одеяние дромадере. Как потом оказалось, это была женщина. Я услышал ее ужасный, вибрирующий многократно повторенный крик:

– Лилли-лилли-лу!

Не успел я еще как следует оглядеться, как впереди возникли тучи пыли, поднятые несущимися верхом воинами. Их дикий напор и скорость были страшны. Они что-то кричали. Сначала я думал, что это боевой клич, но затем с изумлением понял, что они издевательски нас приветствуют, визгливо вереща:

– Салам алейкум, – что ведь означает «мир вам». Речь могла идти только о мире в смерти.

Долго размышлять мне об этом не пришлось, потому что я подвергся нападению. Из тучи пыли показался всадник на могучем жеребце. Он мчался прямо на меня. Каким чудом я уклонился от копья, которое он с огромной силой метнул в меня! Видимо, я чисто инстинктивно отреагировал на движение его руки. Копье врезалось в песок сразу за мной. Я ухватился за него, чтобы хоть как-то вооружиться, и уголком глаза заметил, что противник метнул в меня еще одно копье. И от него я сумел уклониться. Вырванным из земли копьем я заслонился от удара палашом, он был нанесен с такой силой, что у меня онемели руки. Что было дальше? Не помню, как следует, не знаю… Очевидно, меняя спасло только хорошее физическое состояние, тот суровый образ жизни, который веду уже давно…

Но давайте я вас немного рассмешу. Я совершил какой-то чудной прыжок и в голове у меня застряла только одна деталь. Этакий проблеск, оставшийся в памяти. На какую-то долю секунды я увидел стремя. Что тут такого странного? В стремени находилась не вся стопа, а лишь один большой палец ноги всадника. Я вижу, это вам кое-что напоминает. А мне смешно, что я запомнил такую мелочь.

Каким образом я захватил противника в прыжке, неведомо. Во всяком случае, мы оба оказались на песке. Он свалился на спину, я, к счастью, на него. Я схватил его за горло, мой противник явно ослабел, и победа была близка, когда я внезапно почувствовал боль в виске и потерял сознание.

Через некоторое время я поднял голову и решил, что я в раю. Пустыня исчезла. Слышался шум реки, а в тех местах это мог быть только Нил. Вдоль берега простирались тучные поля и рощи. Оросительные устройства несли на поля живительную влагу. Над зелеными островами кричали птицы. Они стаями подлетали к реке, пикировали и ныряли. Бодро бегали по воде гонимые ветром фелюги. На берегу паслись лошади и верблюды.

Где-то я читал или слышал, что если встречаешь вместе всадников на конях и верблюдах, значит ты находишься неподалеку от среднего течения Нила, пятой катаракты и Бербера. Так оно и было!

С восторгом смотрел я на этот рай, но восторг мой длился недолго. Я почувствовал резкую боль, а когда решил выяснить, где у меня вскочила шишка, оказалось, что мои руки связаны. Вокруг меня сидели какие-то черные люди… Кто они были? Оказалось, что это суданское племя Аш Ша’икийя – разбойники пустыни.

В общем я был военнопленным, добычей, схваченной при нападении на караван туарегов. Что с ними сталось, куда девался друг мой Угзан, я не знаю… Новым своим хозяевам я попытался объяснить, что я довольно важная особа. Они меня прекрасно понимали, кое-кто из них неплохо говорил по-английски. Но не очень-то верили они моим словам. Наутро меня повезли вглубь Нубийской пустыни.

 

Предложение

 

Меня не очень заметно, но постоянно стерегли. Что старались сделать со мной ша’икийцы? Они сказали, что проверят – говорю ли я правду? Особо они мне не доверяли. Если я говорил правду, то мог свидетельствовать об их варварском нападении на туарегов. Если же лгал, то был просто человеком, сражавшимся с ними.

В ожидании очередного поворота своей судьбы я наблюдал их повседневную жизнь, делал записи. Дети собирали по пустыне всякий хворост, резали его, перемешивали с навозом и сушили на солнце. Это было топливо. Подростки чесали шерсть, смешивали ее с пальмовыми волокнами, шили одежду. Женщины производили разные молочные продукты, между прочим весьма вкусный сыр.

Как-то вечером, то ли перед праздником, то ли перед соревнованиями, объединенными с базарным днем, отовсюду стали съезжаться гости. У меня была надежда, что мне удастся с ними перемешаться и сбежать. Но ничего из этого не вышло. Почему? Сейчас расскажу.

Я вышел на пригорок, с которого открывался вид на окрестности. Стояла предвечерняя тишина. Вдруг из-за куста выскочил заяц. Его вспугнул шакал и бросился за ним в погоню, но быстро отказался от своего намерения. Неожиданно вдали показалось облако пыли, из него выскочили два всадника.

«Какие-то опоздавшие гости», – подумал я. Они постепенно приближались ко мне. Я наблюдал за ними, когда около меня началась какая-то возня. Всполошенный шакалом заяц-русак, описав круг, осторожно возвращался к своей норе. Только того и ждал затаившийся враг. Несколько быстрых прыжков, и свершилась еще одна драма пустыни.

А между тем всадники уже значительно приблизились. Один из них заметил меня и показал другому, после чего они начали взбираться на пригорок. Я стоял с открытой головой, ожидая их приближения. Лица их были прикрыты повязками, но глаза обоих показались мне знакомыми. Когда они рассмотрели меня поближе, то переглянулись.

– Здравствуйте, – сказал я по-английски и тут же добавил: «Салам алейкум».

Они не ответили, наоборот, повернули верблюдов и стремглав помчались вниз. Удивленный, я двинулся за ними следом.

В селении царил переполох. Оказалось, прибыл «человек с севера», считавшийся здесь важной персоной. Ночью я не мог заснуть, все вспоминал, откуда мне знакомы глаза тех людей, и не мог вспомнить.

Утром ко мне приставили охрану. Не отходя ни на шаг, за мной следовали два молодых вооруженных человека.

Не знаю, слышали ли вы, как в здешних местах говорят об осле, что у него «полдень сидит в горле». Он ревет ровно в двенадцать! А поскольку двенадцать часов – время полуденной молитвы у мусульман, осла называют «господином муэдзином». В тот день сразу после молитвы начались развлечения. Площадь в центре селения окружили люди. Появились музыканты с дудками и барабанами. В середину выехали празднично одетые всадники. Общий говор на время умолк, когда на площади появились старейшины и самые почетные гости. Среди них я увидел двух прекрасно известных мне людей: первым был Гарри – виртуоз по части корбача, насчет второго я сперва сомневался, соединил его глаза с лицом, которое так врезалось мне в память там, в пустыне. Это был человек, именовавший себя «властителем Долины». Здесь его звали «человеком с севера». Он приблизился ко мне, посмотрел сверху вниз.

Я медленно поднял голову, улыбнулся и сказал:

– Мы, кажется, уже встречались. И на этот раз тоже в последний раз?

Он промолчал и лицо его осталось совершенно бесстрастным.

Заиграла музыка, начались выступления. Танцевали кони, умело управляемые всадниками. Двигались то медленно, то быстрее, то вперед, то назад, то в сторону… Вставали на задние ноги, кружились на одном месте… Что это было за зрелище! Но я-то находился в таком отчаянном положении, что мне трудно было думать о чем-либо другом. Надо было срочно что-то предпринимать. В карманах у меня оставалось немного сбереженных фиников, был бурдюк с водой. Нил находился недалеко, стоило только ехать на запад…

Выступление закончилось, и зрители выбрали коня-победителя. Его цена тут же выросла. Кое-кто уже начал торг, когда на арене появилась еще одна верховая лошадь. Это был пресимпатичный донголанский жеребец, совсем еще молодой и необъезженный. Он явно был напуган толпой. Не готовилось ли очередное выступление?

Так оно и оказалось. Какой-то молодой ша’икиец собирался убедить коня, что ему понравится носить тяжесть на спине. Не без труда на жеребца надели узду, оседлали. Распутали связанные ноги. Конь был готов к схватке. Немного в стороне готовился к тому же и юноша. Мне в голову пришла шальная мысль, и я подошел к старейшинам.

– Салам алейкум, – произнес я.

– Алейкум, – недоверчиво ответили они.

– В своей стране, – сказал я, – я считаюсь знатоком лошадей. Разрешите мне померяться с ним силами.

Они рассмеялись.

Тут вмешался их почетный гость, «человек с севера». Он не произнес ни слова, лишь слегка кивнул, повел рукой. И я мог садиться на коня. Труднее всего мне было со стременами. Пришлось снять ботинки, в стремени умещался лишь большой палец ноги. Конь затрепетал подо мной. Я сильно ухватил поводья… Не буду подробно описывать, вы и так прекрасно все знаете. Во всяком случае, в какой-то момент жеребец решил перейти на галоп. А мне-то это и нужно было. Удалось направить его на запад. И он рванул! Уголком глаза я однако заметил, что «фараон» не дал себя обмануть. Сейчас же следом за мной помчалось несколько отличных наездников.

Мне не хотелось заездить коня, и я вернулся вместе со свитой к селению. На площади я спрыгнул с коня, ноги не держали меня. Я сел на песок, надел свои изношенные ботинки. Немного погодя ко мне подошел староста селения.

– Господин хочет поговорить с тобой, – произнес он неуверенным тоном.

– Кто? – удивился я.

– Господин, – повторил он и пояснил: – Человек с севера.

– Так пусть подойдет, – ответил я.

Он тут же подозвал охранников, один из них несильно подтолкнул меня копьем. Зачем было сопротивляться?

Вам ни за что не отгадать, что произошло далее. Представьте, этот самый «фараон» сделал мне предложение. На великолепном английском он сказал не то мне, не то себе:

– Начальник всех наездников Его величества.

Я не понял.

– Ты будешь начальником кавалерии фараона, – нетерпеливо повторил он.

Так какой же идеей был одержим человек, которого все боялись? Послушайте внимательно. Он хотел создать независимое от белых государство, построенное на образцах Древнего Египта, хотел воскресить времена фараонов. Лишь немногие белые, избранные, имели бы право занимать важные посты. Мне был бы присвоен титул, взятый из древности, соответствующий современному военному министру. У меня не осталось никаких сомнений. Он был безумцем! Способным, незаурядным и крайне опасным безумцем.

Я наотрез отказался.

– У тебя еще будет немало времени, чтобы обдумать мое предложение, – равнодушным тоном произнес он и сразу же повернулся к Гарри, показывая ему рукой включаться в торги. Предметом торга был объезженный мною жеребец.

Хозяин предложил цену: двести пятьдесят тысяч.

– Даю сто, – ответил Гарри.

– За такого жеребца! Молодой, выносливый, смелый, – расхваливал хозяин. – Ну уж, для тебя спущу до двухсот двадцати.

– Сто двадцать.

– Сказано – сделано, – произнес хозяин. – Двести.

– Скажем, сто пятьдесят, – предложил Гарри.

– Скажем, сто восемьдесят.

– Слово мужчины, сто шестьдесят!

– Слово мужчины, сто семьдесят.

– Согласен. Сто шестьдесят пять.

– Пусть будет сто шестьдесят пять.

Я это вам так подробно передал, чтобы вы поняли, как надо торговаться на Востоке. Я все отлично понял, потому что торговались по-английски, а цифры исчислялись по очень старому суданскому средству платежа, каури[191]. Гарри заплатил несколькими связками ракушек, а остальное банкнотами.

 

Таинственная фигурка

 

Знаю я, знаю, чего вы ждете! Осмотрите еще раз фигурку. Да, вы правы. Она не из золота…

… Нет, Тадек, ты ошибаешься, она не пустая внутри. И не содержит в себе, дорогая моя Салли, магических заклинаний.

Я узнал загадку этой фигурки, когда уже был узником на пароходе-развалине.

Не буду подробно рассказывать об этом путешествии. Я познал немало унижений, хотя «фараон» не раз повторял свое предложение. Я не мог его принять, не позволяло мое чувство чести, мое достоинство.

Последний разговор состоялся в каюте «фараона». Он вызвал меня. Когда я вошел, движением руки он удалил охранников, и мы остались одни. Он восседал в кресле с такой важностью, будто это был трон, и перебрасывал в руках фигурку.

– Ты отвергаешь все мои предложения, – произнес он не спеша.

Я молчал.

– Видишь, эту фигурку? – он поставил ее на стол. – Она нужна английскому богачу для комплекта. Ты и твои друзья гонялись за ней.

Я молчал дальше.

А он и не ждал ответа.

– Ни одна страна не имеет такой истории, как моя! И я снова сделаю ее великой, – он повысил голос, а я в очередной раз убедился, что он безумен.

– А при мне и со мной и ты сможешь стать знаменитым! – он усмехнулся. – Таково желание богов… И потому я открою тебе кое-что, как свидетельство моего расположения. Я открою тебе тайну фигурки.

Он разбудил мое любопытство, ведь меня, как и вас, мучил вопрос, почему она оторвана от золотого подноса?

– Возьми ее в руку, – «фараон» милостивым жестом протянул ее мне.

Любопытство оказалось сильнее меня, и я взял фигурку.

– Тебе не кажется, что для золотой она легковата?

Сам того не желая, я утвердительно кивнул. «Фараон» усмехнулся.

– Надо думать, ты знаешь, кого она изображает? Думаешь, это Тутанхамон? – он понизил голос. – Это не так. На самом деле – это я!

Если бы я и хотел, я не сумел бы произнести хоть что-нибудь. Он сумасшедший!

– Ведь ты знаешь, кто я такой! Я фараон из железа, – он встал. – Фигурка лишь позолочена, а сделана она из железа.

…Вижу, Салли, ты начинаешь понимать! Ну-ну, не делай такого лица, Тадек. Сейчас все объясню.

А «фараон» продолжал:

– Если бы тебе была известна история Египта, ты бы знал, что считается, что во времена Тутанхамона не знали железа. Тем не менее… вот оно, великое открытие!

Не скрою, я был взволнован. Мы могли бы стать авторами археологической сенсации, стать знаменитыми.

– Если мы будем вместе, я позволю тебе вернуться в Европу с фигуркой… – он выжидательно замолчал.

Молчал и я. Искушение было так велико! Если «фараон» говорил правду… Вот так молча мы долго смотрели в глаза друг другу.

Нет, я не мог продаться ему! Не мог продаться злу, даже за свободу, деньги, славу! Даже ради великой цели. И я ответил:

– Нет.

«Фараон» сел.

– Значить, встречаемся на суде, – спокойно решил он.

С той поры я ждал смерти. И тут вы падаете, как с неба.

 

 

* * *

 

– Эх, братишка! – протянул Новицкий в глубокой тишине. – Хорошо рассказываешь! Я всегда говорил, что тебе стишки надо писать.

 

Последнюю ночь плавания на судне Томаш провел с отцом на палубе. Им было что сказать друг другу. Обоих охватила волна грусти, тоски по прошлому, семье, родине…

– О чем ты думаешь, отец? – спросил Томаш.

– О борьбе… О том, что вся моя жизнь есть борьба. И такую же судьбу я уготовил тебе.

– Я сам ее выбрал, отец. И верю, что не напрасно. Когда-нибудь мы вернемся вместе в Польшу.

– Иногда я в этом уже сомневаюсь, – в голосе Вильмовского звучала печаль.

– А я не сомневаюсь!

– Ты… может, и вернешься… ты еще молодой…

– Не говори так. Вернемся вместе, отец. И уже скоро.

Незадолго до рассвета на палубу вышли Салли и Новицкий. Моряк указал на светлеющее, розовеющее на востоке небо.

– Солнце везде восходит по-разному. Но лучше всего у нас, на Повислье…

Салли, загадочно улыбнувшись, сказала:

– Милые мои! Снова мне снился Озирис…

– Ну и… – Новицкий не дал ей закончить и даже затрясся от одного воспоминания о сне с Озирисом.

– Ну и ничего! – шутливо поддразнила его Салли. – Он мне просто улыбнулся.

В разговор неожиданно вмешался Смуга, до этого он только курил и слушал других.

– А вам не приходило в голову… – в раздумье начал он и умолк.

– Что, что такое? – заинтересовался Томек.

– Не приходило ли вам в голову, что «фараон» сбежал?

Вопрос повис над ними, как меч. И тихим шепотом, эхом давно произнесенных слов принесло:

«А ты знаешь историю Египта? Не хочешь со мной говорить…».

 

 

 


[1] Муэдзин – мусульманский священнослужитель, извещающий с балкончика минарета о времени молитвы. Муэдзин специально тренирует голос, и при соответствующих атмосферных условиях его слышно на расстоянии до 3 км.

 

[2] Имам – предводитель, мусульманский священнослужитель при мечети.

 

[3] Саляд – в широком смысле молитва, обязательная для каждого взрослого мусульманина. Ее следует произносить пять раз в течение дня: перед рассветом, ранним утром, в полдень, после захода солнца, вечером. Саляд – не только молитва, но и некий ритуал, охватывающий целую гамму предписанных действий, к ним относятся исполнение соответствующих движений, наклонов тела, а также способ произнесения текстов.

 

[4] Речь идет о знаменитых древних гробницах фараонов в Гизе под Каиром: Хеопса (Хуфу), Хефрена (Хафре) и Микериноса (Менкауре).

 

[5] Бакшиш – денежный подарок, чаевые, традиционное подаяние, особенно распространенное в Северной Африке и Юго-Западной Азии.

 

[6] Мастаба – самый старый вид гробниц в Древнем Египте. Она состояла из подземного погребального помещения, ведущей к нему вертикальной шахты и надземного строения в виде трапеции, возведенной из высушенного кирпича либо камня.

 

[7] В 1881 г. взбунтовавшиеся офицеры под руководством Араби Паши, возглавлявшего народную партию, борющуюся с экономическим и политическим вмешательством Великобритании и Франции, вынудили хедива Томекауфика создать народное правительство. Араби Паши занял пост военного министра. Когда англичане и французы потребовали отставки народного правительства и высылки Араби Паши в Судан, в Каире вспыхнуло народное восстание и во главе его стал Араби Паши. Во время беспорядков в Каире и Александрии погибло 50 европейцев, был тяжело ранен британский консул Куксон. 25 британских кораблей обстреляли Александрию, а толпа разграбила и сожгла немалую часть города. Генерал сэр Гарнет Вусли разгромил египетских повстанцев и занял Каир. Араби Паши был схвачен и приговорен к смертной казни, впоследствии замененной ссылкой на Цейлон.

 

[8] Мамелюк(араб. «мамлюк» – белый раб) – египетская придворная гвардия и ядро египетской армии, позднее они взбунтовались и основали собственную династию (1210–1517 гг.). Первоначально состояла из военнопленных, выходцев из Турции и с Кавказа, В Египте их обучали верховой езде и военному искусству. В них вырабатывалось убеждение, что они относятся к элитарной военной касте и что женитьба, семья не позволяют заниматься военной профессией. Поэтому они приобретали детей и воспитывали рабов. В Египте мамелюков ненавидели, как чужеземных тиранов. Окончательно их рассеяли и истребили в 1811 г. во время правления Мохаммеда Али.

 

[9] Французские ученые, сопровождавшие Наполеона в египетской кампании (1798–1799 гг.), позднее опубликовали результаты своих трудов и исследований в виде 18 томов текста и таблиц.

 

[10] Доминик Виван Денон (1747–1825 гг.) – драматург, актер, дипломат, археолог, позднее директор и организатор музея Лувра.

 

[11] Жан Франсуа Шампольон (1790–1832 гг.) – французский египтолог, профессор истории в Гренобле, с 1826 г. – хранитель отдела египетского искусства в Лувре. Первым прочитал египетское иероглифическое письмо.

 

[12] Демотическое письмо – упрощенная египетская письменность.

 

[13] Мемфис – предположительно самая старая столица Древнего Египта, была заложена ок. 3000 г. до н.э. Еще при римлянах Мемфис был довольно велик. Город пришел в упадок после восстания Аль-Фуста-Кагира (Каира) в VII в. Сейчас это развалины в 30 км к югу от Каира. В мемфисский некрополь входят пирамиды и гробницы в Гизе, Абусире, Абу Гураб, Саккаре и Дагусаре.

 

[14] Юзеф Сулковский (1773–1798 гг.) участник русско-польской войны 1792 г. и восстания Костюшко, офицер французской армии, участник итальянской и египетской кампаний, знаток истории и обычаев Востока. Он знал арабский язык и собирался создавать арабско-французский словарь. Был членом секции политической экономики Египетского института, участвовал в археологических экспедициях. Он написал труд «Заметки об экспедиции в Египет», где наряду с военными данными поместил географическое описание Нижнего Египта, характеристику страны и ее обитателей.

 

[15] Юзеф Феликс Лозовский (1759–1812 гг.) – бригадный генерал, в Египте служил главным военным инженером и картографом. Отличился в тех невоенных действиях, которыми была занята экспедиция Наполеона.

 

[16] Юзеф Зайончик (1752–1826 гг.) – генерал. Будучи арестованным после разгрома восстания Костюшко, в 1795 г. эмигрировал во Францию и участвовал в наполеоновских войнах. В 1815 г. – наместник Польского королевства.

 

[17] Несколько лет назад сфинкс был отреставрирован, тем не менее он продолжает находиться в плохом состоянии. Министерство культуры Египта в 1988 году обратилось в ЮНЕСКО с просьбой о создании международной экспертной комиссии, которая оценила бы состояние сфинкса. Недавно от левого плеча отвалился каменный блок весом около 300 килограммов. По мнению специалистов, та же судьба ждет и другое плечо из-за разрушительного воздействия песчаных бурь.

 

[18] Карл Гагенбек (1844–1913 гг.) – немецкий дрессировщик и управляющий передвижными цирками, основатель торговли экзотическими животными. В 1907 г. создал в Штеллинге под Гамбургом зоопарк, где использовал современные методы акклиматизации, содержания и дрессировки животных (вместо клеток он использовал глубокие ямы и ограждения).

 

[19] Пандит – ученый человек. Это было звание индусских ученых. Этим названием часто определяли индусов, которых англичане специально обучали и готовили к проведению исследовательских географических экспедиций на территориях тех азиатских стран, куда не могли проникнуть чужеземцы.

 

[20] Фелюга – небольшое узкое скоростное парусное весельное судно.

 

[21] Абайя – вид мужского теплого шерстяного плаща без воротника, с широкими руками, чаще однотонный или в полоску.

 

[22] Иисус почитается последователями Магомета как один из пророков.

 

[23] Боланда(араб.) – Польша.

 

[24] Феллах – египетский крестьянин.

 

[25] К самым выдающимся археологам, занимающимся раскопками в Египте, относятся: итальянский авантюрист Джованни Бельцони (1778–1823 гг.); немец Рихард Карл Лепсиус (1810–1884 гг.); француз Огюст Ф.Е. Мариетт (1821–1881 гг.), которого считают создателем археологии Древнего Египта, он был организатором так называемой Службы древностей и первого музея египетского искусства в Булаке; его последователь Гастон Амспаро (1846–1916 гг.), создатель правовых положений, регулирующих деятельность археологических групп из-за границы; немец Людвиг Борхардт (1863–1938 гг.), открывший в 1908 г. резиденцию и город фараона Эхнатона в Тель аль-Амарне; англичанин У. Флиндерс Петри (1853–1942 гг.), разработавший метод экспресс-исследований, Фрэнсис Л. Гриффит (1862–1934 гг.); американцы Джордж Э. Рейзерн (1867–1950 гг.) и Герберт Э. Уинлок (1884–1950 гг.).

 

[26] Управляла Египтом в 1555–1335 до н.э.

 

[27] Картер Говард (1873–1939 гг.) – английский археолог, в Египте с 1890 г. Почти с самого начала работал в Долине царей. С 1907 г. сотрудничал с лордом Карнавоном. 7 ноября 1922 г. он обнаружил гробницу Тутанхамона, чудом не разграбленную. Это была большая археологическая сенсация. До сих пор открытие считается одним из самых важных в истории археологии. Оно известно еще и тем, что связано со многими легендами, в том числе о мести фараона.

 

[28] Рамзес IX – один из одиннадцати фараонов, носящих то же имя. В 1168–1090 гг. до н.э. (XX династия) царствовали друг за другом Рамзесы от IV до XI.

 

[29] Фивы – город в Верхнем Египте, основанный в III тысячелетии до н.э., считается одним из самых древних на земле. Греки называли его «стовратным» в отличие от «семивратных» Фив в Беотии. Египтяне же звали его Висет или Нют-Амон (город Амона). Потерял свое значение после вторжения ассирийских орд в VII в. до н.э.

 

[30] Действительная история, она содержится в сборнике египетских документов, изданном в Чикаго в 1906–1907 гг., там ее мог прочитать Картер.

 

[31] Компания Ллойда – английское акционерное общество коммерсантов и владельцев кораблей, основано в XVII в., располагает бюро путешествий и обслуживает морские линии.

 

[32] Узел – количество миль в час. Морская миля – 1852 метра.

 

[33] Глупыш(Sulabassana) – единственный в Европе вид глупышей. Длина тела – 92 см, вес – около 4 кг. Питаются рыбой, живут вблизи прибрежных вод морей с умеренным и прохладным климатом.

 

[34] Ирландия – с 1864 г. здесь намечается возрождение интереса к кельтскому прошлому. Это вызвало оживление народных и освободительных движений, связанных с ними антибританских настроений.

 

[35] Об этом говорится в книге «Томек в стране кенгуру».

 

[36] Наиболее распространенный вид акул (Lamma cornubica), обитающих в поверхностных водах, иногда встречаются и на глубинах ниже 150 м. Крайне агрессивная, охотится обычно небольшими стаями. Иногда нападает и на людей в компании с другими акулами. Средняя длина – от 1,5 до 2 м, однако встречаются и особи до 6 м.

 

[37] Семь чудес света – в разных описаниях встречаются разные подборы этих «чудес», сооружений и произведений искусства древнего мира. Самый старый сохранившийся перечень можно встретить у Каллимаха (знаменитый александрийский поэт конца IV – начала III в. до н.э.) и в эпиграмме Антипатра Сидонского из II в. до н.э. В мерном из этих перечней упоминается маяк на Фаросе. В обоих встречаются: статуя Зевса резца Фидия, «висячие сады» Семирамиды в Вавилоне, колосс с острова Родос, египетские пирамиды, храм Артемиды в Эфесе, мавзолей в Галикарнасе.

 

[38] То есть около 30 км.

 

[39] Игра слов. Во многих языках мира название острова стало синонимом морского маяка: phare (фр.), faro (итал.), pharos (англ.), faro (исп.).

 

[40] «Пуласки дэй» – «День Пулаского», отмечается польской диаспорой в Америке в годовщину его смерти 11 октября.

 

[41] Династию основал после смерти Александра Македонского Птоломей I Сотер (греч. Спаситель, 367–282 до н.э.) – царь Египта с 305 г. Сделал Александрию столицей государства и главным центром культуры эллинизма. Династия правила до 30 г. до н.э.

 

[42] Мухаммед Али (1769–1849 гг.) – наместник Египта с 1805 г., по происхождению албанец. В 1798–1801 гг. возглавлял турецкие войска. Провозглашенный пашой, добился фактической независимости, что привело к войне с Турцией. Несмотря на поражение в 1841 г. сохранил наследуемую власть. Он был реформатором и сторонником европеизации страны.

 

[43] Здесь: смотритель дома.

 

[44] Речь идет об экспедиции, описанной в книге «Томек ищет снежного человека».

 

[45] Стоит вспомнить о вкладе поляков в открытие памятников в Александрии. В 1960–1967 гг. польская археологическая миссия раскопала здесь самый древний в Египте, происходящий из VI века, красивейший беломраморный театр. Археологической экспедицией руководил проф. Казимеж Михаловский.

 

[46] Мудир(араб.) – здесь: директор.

 

[47] Наргиле– трубка, распространенная в основном на Ближнем Востоке (от персидского – наргила, или кокосовый орех, из которого первоначально делали трубку для наргиле), дым из нее проходил через сосуд с водой и очень длинный гибкий чубук.

 

[48] Неферчепурус Аменхотеп V (1379–1362 гг. до н.э.), т.е. «тот, кто мил Амону».

 

[49] Современное написание – Тутанхаману. Это имя значит «благословленный Амоном».

 

[50] Автор предполагает, хотя и может ошибаться, что знакомым Смуги был лорд Джордж Эдвард Карнавон (1866–1923 гг.), египтолог, покровительствовавший Г. Картера при открытии гробницы Тутанхамона. В 1903 г., попав в автомобильную катастрофу, он поехал в Египет поправлять здоровье. Там его охватила страсть к археологии. С 1907 г. он тесно сотрудничает с Г. Картером. Карнавон скончался через несколько месяцев после раскопок гробницы Тутанхамона, и его смерть положила начало легенде о мести фараона.

 

[51] В 1902 г. американский миллионер Теодор Дэвис получил концессию на проведение раскопок в Долине царей и пользовался ею в течение 12 лет. Концессии в то время выдавал генеральный директор Службы древностей в Египте, это место по традиции всегда занимал француз. Дэвис, полагая, что в Долине особенно нечего больше искать, охотно уступил свои права.

 

[52] Теодор Дэвис находил в Долине царей множество мелких предметов, отмеченных именем Тутанхамона. Часть, не придавая ей большого значения, он передал в 1909 г. Герберту Э. Уинлоку, а тот переслал ее в Нью-Йорк. На кувшинах, кубках, иных предметах из глины виднелись печати Тутанхамона и царской столицы Фив. Это ясно указывало на то, что гробница Тутанхамона находится в Долине. Уинлок, однако, утверждает, что пригляделся к этим памятникам старины лишь 12 годами позднее и тогда же поделился своими соображениями с Картером. Последний же считал, что Уинлок уже в 1909 году отдавал себе отчет в том, какое значение имеют эти находки. Автор поэтому полагает, что уже в то время Уинлок мог познакомить Картера с доказательствами того, что гробница Тутанхамона находится в Долине царей.

 

[53] Налево. (араб.)

 

[54] Парламентские выборы в Англии состоялись 20 ноября 1910 г. Автор несколько перенёс их вперед.

 

[55] Хедив(тур. – владелец, князь), титул вице-короля Египта в 1867–1914 гг., управляющего от имени турецкого султана. В 1892–1914 гг. хедивом был Аббас II Гильми Паша (1874–1944 гг.); за попытки протеста против английской оккупации он был отстранен от трона. Египтяне называли его «наш эфенди». В 1882–1914 гг. так называемый протекторат над Египтом находился в руках Великобритании. В то время, когда наши герои находились в Египте, генеральным консулом там был лорд Горацио Герберт Китченер (1850–1916 гг.).

 

[56] Бисмалла– сокращение от «Би исми Аллахи Ар-Рамани Ар-Рахими» (Во имя милосердного, всемилостивого Бога), слов, открывающих Коран. Мусульмане начинают с этими словами работу, все важные дела. Эта фраза, выведенная каллиграфией, украшает стены жилищ и учреждений.

 

[57] Фул– народное египетское блюдо – полугустая похлебка из бобов с оливковым маслом.

 

[58] Шатта– острый красный перец, подаваемый в стручках в качестве приправы.

 

[59] Аль-Азхар – построенная в X веке мечеть, через семь лет калиф Аль-Азиз основал здесь университет. Учеба в этом университете длится 15 лет.

 

[60] Куфия (либо кафия) – головной убор у арабов; квадратный кусок полотна, сложенный по диагонали, удерживается на голове двумя шнурками, изготовляемыми обычно из козьей шерсти.

 

[61] Трик-трак – игра, напоминающая шашки.

 

[62] Вавилон– это название ведет свое происхождение от имени вавилонян, которые захватили крепость и принудили правителя Египта ввести нечто вроде самоуправления. Позднее здесь была крепость римлян, где размещался лагерь стоящего в Египте легиона.

 

[63] История О’Доннелов рассказана в книге «Томек в стране кенгуру».

 

[64] Копты– группа христиан в Египте. Они считаются потомками древних египтян. Как во времена описываемые в этой книге, так и сейчас эта группа насчитывает около 1,5 млн. человек. Захватившие Египет арабы часто преследовали коптов. В период правления патриарха Кирилла V (1874–1927 гг.) возобладало убеждение, что религия принадлежит Богу, а родина всем. Главный город коптов в Египте – Асьют.

 

[65] Хаммар(араб.) – погонщик ослов; химер – осел.

 

[66] Церковь Абу Сарге (св. Сергия) возведена коптами в IV в. над пещерой, в которой, по преданию, пребывало Святое Семейство. Св. Сергий – мученик, живший, возможно, в III в. Некоторые отождествляют его со св. Георгием, прославившимся сражением с легендарным змеем, и который потом принял мученическую смерть. Согласно легенде, и св. Сергей, и св. Георгий были офицерами армии римлян.

 

[67] Ослы служили человеку в Египте уже в 2494–2345 гг. до н.э. Об этом свидетельствуют находки в гробнице Саккара близ Мемфиса, там в одной из мастаб найдена фреска, изображающая сцену жатвы, и между другими животными видна ослица, навьюченная огромным тюком с пшеницей.

 

[68] Иконостас– в православной церкви украшенная иконами стена с тремя дверями (средняя носит название «царские врата»), отделяющая алтарную часть.

 

[69] Осел одомашненный (Equvsasinus) из семейства лошадиных, он меньше и слабее, но выносливее и менее требователен, чем лошадь. Встречается чаще всего в Северной Африке. Хорошо переносит зной, неважно – холод. Особенно ценится, как вьючное животное, реже используется, как тягловое и верховое. В Африке распространено еще два подвида ослиных: нубийский (немногочисленные табуны в Судане) и сомалийский (в Эфиопии и Сомали).

 

[70] Средневековая латинская поговорка: «Осел из ослов во веки веков».

 

[71] Эта история рассказана в книге «Томек в Гран-Чако».

 

[72] Очевидно, речь идет об ихневмоне, или египетском мангусте, – хищнике, охотящемся в основном по ночам, но иногда и днем, на мелких позвоночных, но нападающего и на змей, даже ядовитых. Питается также насекомыми и плодами. Длиной до 50 см, весом – до 8 кг. В древнем Египте ихневмона чтили, нередко бальзамировали.

 

[73] Томаш Вольский (1700–1736 гг.) – известный авантюрист, беспокойная душа. Он много путешествовал, воевал с турками во главе флота папы римского.

 

[74] Маврикий Август Беневский (1746–1786 гг.) – барский конфедерат, сибирский ссыльный, правитель Мадагаскара. Подробнее о нем говорится в книге «Таинственная экспедиция Томека».

 

[75] В книге «Таинственное путешествие Томека» Новицкий изображал немца – дрессировщика животных под именем Броль. Юнкер– здесь: богатый дворянин, помещик.

 

[76] Об этом рассказывается в книге «Томек ищет Снежного Человека».

 

[77] Булак– речной порт в Каире. Тогда он располагался в четверти мили от города.

 

[78] Иногда пишут «канджия».

 

[79] Джинн– по староарабским поверьям, перенятым исламом, – неуловимое существо, приобретающее разные обличья, может быть расположенным или враждебным человеку, наделен необыкновенными силами. Часто встречается в сказках.

 

[80] Корбач– бич с короткой рукояткой и длинным плетеным ремнем.

 

[81] Кафессах– плетенный из тростника сундук.

 

[82] Памятник Нилу представляет собой лежащего мужчину, окруженного шестнадцатью детьми (в настоящее время находится в Ватикане).

 

[83] Феддан– 0,42 га.

 

[84] Рогатая гадюка – вид семейства гадюк. Спина серая или желто-коричневая с большими темно-коричневыми пятнами. Обитает в каменисто-песчаных пустынях. Необыкновенно быстрая и гибкая. Чрезвычайно ядовита. Заклинатели змей используют этих гадюк наравне с кобрами для своих представлений.

 

[85] Название египетских должностных лиц: мудир – губернатор, начальник провинции, также – директор; мамур – префект, начальник департамента; надир – начальник округа; шейх – староста, начальник общины.

 

[86] Семейство пеликанов насчитывает 6–8 видов. Достигают длины 125–185 см. Неплохо летают, великолепно плавают и ныряют. Питаются рыбой и ракообразными.

 

[87] Ибисы– семейство из рода голенастых, насчитывают 28 видов, в том числе и ибиса почитаемого, культ которого связан с тем, что он появлялся в период подъема воды в Ниле. Длина до 60 см, размах крыльев 130 см.

 

[88] Бей– звание, присваиваемое в Турции высшим гражданским чиновникам и военным чинам.

 

[89] Нил считается самой протяженной рекой на земном шаре. Протяженность ее равна 6670 км (от источника Виктория Ньянца в Бурундии, затем Белый Нил и Дельта).

 

[90] Источники Нила открыты в 1858 году Джоном Спиком в названном им в честь английской королевы озере Виктория. Другим настоящим источником Нила считают источники реки Кагеры.

 

[91] Дамьетта и Розетта – правое и левое устье Нилл при его впадении в Средиземное море.

 

[92] Город живых – административный и культовый центр государства в отличие от расположенного на западном берегу Нила Города мертвых, который превратился в некрополь уже при IX и X династиях.

 

[93] Хамсин (самум) – горячий юго-восточный порывистый ветер пустынь, дующий с перерывами в течение 50 дней.

 

[94] Портик или пилон – монументальное сооружение перед входом в здание, например в храм. Вестибюль – прихожая. Гипостиль – зал с множеством колонн.

 

[95] Эта история рассказана в книге «Томек в стране кенгуру».

 

[96] Сук(араб.) – базар.

 

[97] Петр Беньковский (1865–1925 гг.) – археолог, профессор Ягеллонского университета, создатель и руководитель первой в Польше кафедры классической археологии. В 1910–1913 гг. принимал участие в раскопках австрийской археологической экспедиции. В апреле 1911 г. Беньковский вполне мог находиться в окрестностях Долины царей, поскольку в работе экспедиции наступил перерыв.

 

[98] Гастон Масперо (1846–1916 гг.) – французский египтолог и археолог. Директор французской археологической миссии и реставраторской службы в Египте.

 

[99] Колоссы Мемнона – название пошло от греков: Мемнон погиб в Троянской войне от руки Ахилла. В действительности – это статуи Аменхотепа III (на греческом языке: Аменофиса III), фараона XVIII династии, правившей в 1417–1379 гг. до н.э., наследником которого был Эхнатон.

 

[100] Дейр эль-Бехари – Северный монастырь, название идет от коптских монахов.

 

[101] Дейр эль-Медина – Южный монастырь.

 

[102] Это было окончательно установлено лишь в 1948 г.

 

[103] Хатшепсут(1504–1482 гг. до н.э.). Рядом с этим храмом расположены два других: Ментухотепа I (XI династии) и Тутмоса III (XVIII). Раскопки последнего проводила в 1961–1965 гг. польская археологическая миссия под руководством проф. Казимежа Михаловского.

 

[104] Джебель(араб.) – горная цепь.

 

[105] Первым фараоном, похороненным в Долине царей таким способом, был Тутмос I (1545–1515 гг. до н.э.).

 

[106] Саббах– пыль, состоящая из распавшегося в порошок мусора и нанесенного песка. По виду этой пыли некоторые археологи (напр., профессор Казимеж Михаловский) способны определить, к какой эпохе относятся раскопки.

 

[107] Зал Двух правд (то есть добра и зла) в доме Озириса в Стране мертвых, по древнеегипетским верованиям здесь проходил суд над умершим фараоном.

 

[108] Сахара имеет площадь свыше 8 миллионов квадратных километров. Длина ее – 5000 км, ширина – 2000 км. Является самой большой пустыней на земном шаре. Серрир (серир) – песчано-гравийная пустыня. Хаммада (хамада) – каменисто-песчаная пустыня. Сахель – местность, расположенная между пустыней и саванной, иначе – полупустыня.

 

[109] Гурта– бурдюк для воды из кожи козленка. Ее сшивают по линии живота, петелька из верблюжьего волоса служит одновременно затычкой.

 

[110] Вади(араб.) – сухие русла рек в пустынях, они наполняются водой в период дождей, во время больших ливней.

 

[111] Сухолюб, ксерофит – пустынная растительность, приспособившаяся к недостатку воды. Имеет листья малых размеров, что затрудняет испарение воды, и мощную корневую систему. Корни порой достигают длины 25–30 м, проходят на глубину 20–25 м.

 

[112] Гекконы– семейство пресмыкающихся из подвида ящериц. Встречаются в странах с жарким климатом. Ведут ночной образ жизни. Длиной бывают от 5 до 30 см (половина уходит на хвост). Туловище покрыто мягкой кожей и круглыми чешуйками. У большинства разновидностей пальцы заканчиваются не когтями, а присосками, что позволяет им лазить по вертикальным стенам и потолку. Живут 7–9 лет.

 

[113] Тушканчик египетский, зовется также тушканчиком пустынным, обитает в пустынях Северной Африки и Юго-Западной Азии. Мелкое млекопитающее, грызун. Весит 50–70 г, длина – 10 см, с хвостом – 25 см. Верхняя часть туловища имеет цвет песка, хвост с белым кончиком. Передвигается ночью прыжками, день проводит в норах. Питается степными растениями и семенами.

 

[114] Сухой туман вызывает такую иногда темноту, что газели забегают в караваны и бегают между людьми и животными.

 

[115] Болезнь, от которой страдал Новицкий, была скорее всего трахома, называемая египтянами воспалением глаз. До сих пор одна из самых распространенных болезней в Египте.

 

[116] Анх– знак вечной жизни в египетской мифологии, напоминающий христианский крест.

 

[117] Описание повторяет строение царской гробницы в Долине царей.

 

[118] Гробница Тутанхамона была открыта Г. Картером лишь в 1922 году, оказалось, что и она была ограблена, но воры не добрались до саркофага фараона, и поэтому открытие стало одной из самых больших археологических сенсаций XX века.

 

[119] Самуэль Финли Морзе (1791–1872 гг.) – американский живописец и изобретатель. Конструктор электромагнитного телеграфа, для которого в 1840 г. он создал алфавит, состоящий из системы точек и тире.

 

[120] Комплекс священных сооружений в окрестностях Мединет Хабу создавался на протяжении тысячи лет, от Тутмоса I (XVI века) до VII в до н.э. Сама же деревня была основана коптами в конце VI – начале VII веков. На развалинах древних сооружений была возведена базилика. В VII веке, после вторжения арабов, христианское население бежало на юг и больше уже не вернулось.

 

[121] Аббуна(араб.) – отец, в отношении духовного лица.

 

[122] Эдфу (Идфу) – в 1936–1939 гг. здесь проводила археологические раскопки польско-французская экспедиция во главе с Казимежем Михаловским.

 

[123] Асуан, древнее название Су-э’не (Суан) – город на правом берегу Нила, расположен ниже первой катаракты. Известный курорт, в основном зимний.

 

[124] Манн Мауриций (1814–1876 гг.), журналист. Был в Египте в 1853 г.

 

[125] Юзеф Сенковский (1800–1858 гг.) – польский востоковед, профессор Петербургского университета. Путешествовал по Сирии (провел несколько месяцев в монастыре маронитов) и по Египту (1820 г.), а также по Эфиопии и Нубии (1821 г.).

 

[126] Владислав Венжик (1816–1848 гг.) – приятель выдающегося польского поэта Циприана К. Норвида, поэт, деятель культуры. В 1839–1841 гг. путешествовал по Ближнему Востоку. Написал путевые заметки, использованные в одной из глав этого романа. Венжик умер, оказывая помощь людям во время эпидемии в Верхней Силезии.

 

[127] Мамур– губернатор департамента от Эсне до Асуана.

 

[128] В Париже на площади Согласия в 1836 г., в Нью-Йорке – в 1881 г.

 

[129] Катаракты на Ниле – это пороги со скалистыми преградами. Река делится на множество потоков и водопадов, втиснутых между огромными скальными монолитами. Течение здесь настолько сильное, что плавание становится невозможно. На Ниле – 6 катаракт: собственно в Египте – около Асуана; в Судане – рядом с Вади Халфа, в Нубии – ниже Донгола; в Судане – ниже Мерое и Бербера, а также ниже Хартума.

 

[130] В 7 км к югу от Асуана, в начале первой катаракты, находится построенная в 1898–1902 гг. плотина длиной в 2000 м и высотой в 40 м. Проектировал ее английский инженер Уильям Уилкокс. Она подымает воды Нила на 27 м, в создаваемом таким образом водоеме помещает 5 млрд.мЗ воды. Благодаря этому можно оросить 200 000 га бросовых земель. Плотина была освящена 10 февраля 1902 года. В 1908 г. и 1912 гг. ее надстраивали, что вызвало наводнение в Нубии. В 1960–1972 гг. в Асуане построили еще одну плотину, ее назвали большой, она собрала 160 млрд.м3 воды и создала искусственное море длиной в 500 км, а шириной от 10 до 17 км. В результате было затоплено множество древних памятников.

 

[131] Нет Бога кроме Аллаха, и Магомет – пророк его.

 

[132] Абу Симбел – высокая вертикальная гора, возвышающаяся у самого берега Нила в 200 км к югу от Асуана. Внутри ее высечены из камня фигуры Рамзеса II и его супруги Нефертари (XIII в. до н.э.). Вход охраняют четыре сидящие статуи фараона высотой в 20 м. Храм был построен таким образом, что лучи восходящего солнца достигали самого дальнего, самого священного помещения, где на троне восседал Фараон в окружении богов.

Скала оказалась затоплена водами искусственного озера Насера, возникшего в результате возведения большой плотины. В результате международной акции, предпринятой ЮНЕСКО, храм был перенесен выше на 64 метра и таким образом был спасен от затопления. Акцией этой руководил польский археолог и искусствовед Казимеж Михаловский (1901–1981 гг.).

 

[133] Максимилиан Рылло (1802–1848 гг.) – миссионер. После изгнания иезуитов из России в 1820 г. – пастырь заключенных в Риме. Позднее трудился в Бейруте, где основал азиатскую христианскую коллегию.

 

[134] Дервиш – побирающийся мусульманский монах. Англичане звали так солдат Махди.

 

[135] Источники указывают от двух до десяти тысяч убитых.

 

[136] Уингейт был губернатором Судана до 1916 г.

 

[137] Атбара– первый приток Нила (правый), если смотреть от Средиземного моря и последний – от истоков.

 

[138] Сахель(араб.) – край, берег.

 

[139] Acacia verec и Acacia ferriginea – слизь, выделяемая этими растениями, застывает на солнце, легко растворяется в воде, служит для производства клеев, животных красок и лекарств. Ее собирают после окончания сезона дождей.

 

[140] Газели– группа из семейства круторогих, принадлежащих к антилопам. Газели отличаются от антилоп небольшими размерами и строением тела. Приспособлены к быстрому бегу.

 

[141] Линию открыл лорд Китченер 27 февраля 1912 г.

 

[142] Торнадо возникают в результате столкновения ветра под названием хамматан, что дует с севера, и монсуна, дующего с юга. На границе обоих ветров образуются страшные бури, называемые торнадо.

 

[143] Исчезновение характерных для сухого пустынного климата финиковых пальм и появление баобабов знаменует перемену климата на более влажный.

 

[144] Озеро Нау (Но) является наиболее выдвинутой на запад частью Нила (подобно третьей катаракте).

 

[145] Нил стал судоходен на этом участке с 1900 г. благодаря трудам английских солдат и миссионеров.

 

[146] Тамтам– это настоящий телеграф джунглей. Выдолбленный ствол дерева, обтянутый с обеих сторон обезьяньей шкурой, издает звук такой частоты, что его не могут заглушить деревья и растения. В джунглях часто на расстоянии километра уже не слышно выстрела из карабина, и в то же время есть такие тамтамы, удары которых разносятся на расстояния до десяти и более километров.

 

[147] Мута Нзига – так местные жители называют озеро Альберта. Означает это – «свет, убивающий саранчу».

 

[148] Буньоро– одно из тогдашних королевств на территории современной Уганды. Были еще Буганда, первая попавшая под протекторат Британии, Торо и Анкола.

 

[149] Миссионеры появились в этой части Африки в конце первой половины XIX века. В Уганду сначала пришли англичане, вызванные в 1877 г. Стэнли, двумя годами позднее появились Белые отцы (римские католики). Все они были изгнаны в 1822 г., когда король Мтеса, а за ним Мванга приняли ислам. В результате преследований в период с 26 мая 1886 г. по 27 января 1887 г. погибли двадцать два христианина. Самому младшему из них, Кизито, было 14 лет. Римско-католическая церковь чтит их, как святых.

 

[150] Согласно фетишистским верованиям, злые духи имели имена и поселялись в разных частях человеческого тела, например, в ногах. Фетиш, амулет – в первобытных религиях предмет, наделенный волшебной силой либо считавшийся вселением божеств.

 

[151] Термитов насчитывается более 1000 видов, из них описаны лишь немногие. Их сообщество великолепно организовано, оно объединено вокруг царицы, по размерам в 20–30 раз превышающей работников, выполняющих роли архитекторов и строителей, и солдат, охраняющих термитники, завоевывающих новые территории. Термиты возводят мощные сооружения, хорошо защищенные от всех атмосферных изменений, твердые, как скалы.

 

[152] Метис– здесь: потомок араба и негритянки. Мулат – потомок от смешанного брака представителей европеоидной расы и негров.

 

[153] В 1891 г. в Брюсселе европейские страны подписали соглашение, обязуясь бороться с рабством в Африке. Рабство было отменено в США после окончания гражданской войны (1861–1865 гг.), на Кубе в 1881 г., в Бразилии в 1888 г., в африканских владениях Бельгии в 1890 г., на Занзибаре в 1909 г. и в Сьерра-Леоне – в 1928 г.

 

[154] Аскари– солдат.

 

[155] Зериба(по-арабски зерибах – кусты, ограда) – искусственное ограждение из колючих кустов, используется для защиты от нападения диких зверей.

 

[156] Инглеза– англичанин.

 

[157] Вазунгу– европеец.

 

[158] Тумбо модьё – означает, что у них одна мать (дословно: один живот).

 

[159] Табу– за




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.