Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Обязательство по советскому гражданскому праву.



Агарков М.М.

 

 

Типография «Известий Советов депутатов трудящихся СССР», Москва. 1940.

 

1. ВВЕДЕНИЕ

В отчетном докладе на XVIII съезде партии товарищ Сталин образом охарактеризовал функции нашего социалистического государства во второй фазе его развития.

«Отпала — отмерла функция военного подавления внутри страны, ибо экс-уничтожена, эксплуататоров нет больше и подавлять некого. Вместо подавления появилась у государства функция охраны социалисти-собственности от воров и расхитителей народного добра. Сохранилась полностью функция военной защиты страны от нападений извне, стало быть, сохранились также Красная армия, Военно-Морской флот, равно как карательные органы и разведка, необходимые для вылавливания и наказания убийц, вредителей, засылаемых в нашу страну иностранной разведкой. Сохранилась и получила полное развитие функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы государственных органов. Теперь основная нашего государства внутри страны состоит в мирной хозяйственно-организаторской культурно-воспитательной работе. Что касается нашей армии, органов и разведки, то они своим острием обращены уже не во внутрь страны, а во вне ее, против внешних врагов.

Как видите, мы имеем теперь совершенно новое, социалистическое госу­дарство, не виданное еще в истории и значительно отличающееся по своей форме и функциям от социалистического государства первой фазы.

Но развитие не может остановиться на этом. Мы идем дальше, вперед, к коммунизму»1..

Охарактеризованные товарищем Сталиным функции нашего государства в настоящее время и указанная им линия развития определяют собой те задачи, которые стоят перед работниками советской юридической науки, в частности перед советскими цивилистами. Охрана социалистической собственности, хозяйственно-организаторская и культурно-воспитательная работа требуют от советских цивилистов исследова­ния и разработки богатого материала советского гражданского права. Изучение советского гражданского права необходимо для надлежащей постановки охраны собственности. Оно необходимо также для надлежащей постановки хозяйственно-организаторской работы, для которой право имеет большое значение. Наконец, оно нужно работы по подготовке квалифицированных кадров работников суда, прокуратуры и адвокатуры, а также для распостра-

нения знания советского права среди всех граждан, призванных Сталинской Конституцией избирать судей, оценивать их работу и самим непосредственно участвовать в отправлении социалистического правосудия в качестве народных заседателей.

Первой задачей советских цивилистов является изучение содержания и советского гражданского права.

Буржуазная наука права, обслуживая господствующие классы буржуа в течение долгого времени детально .разрабатывала буржуазное гражданское право. Она делала это, применяя методы формальной логики к изучению обильного материала различных, сменявших друг друга в истории и существующих в настоящее время систем буржуазного гражданского права.

В собирании и детальной систематизации этого материала

Буржуазная цивилизация сделала очень много, но крайне ограничивал ее «горизонт. Классовые интересы, которым служит буржуазная цивилистика, приводят к тому, что ее представители сознательно или бессознательно искажают действительность. Непонимание буржуазными цивилистами законов исторического развития искажает перспективу, в которой они изучают жизнь права, и превращает для них исторически обусловленное в вечные и неизмененные категории.

Значительная часть буржуазных цивилистов не стремилась обосновать те методологические приемы, которыми буржуазная цивилистика пользовалась по прочно установившейся традиции. Лишь время от времени появлялись работы, которые систематизировали эти приемы 2.

В тех случаях, когда буржуазные цивилисты пытались обосновать свою методологию, они обычно стремились создать особую «юридическую логику». «Юридическая логика», как показывает история буржуазных правовых учений XIX и XX веков, так или иначе связывалась « философией Канта 3. Если в буржуазной науке «юридическая логика» и критиковалась, то с весьма плоских позиций философского позитивизма4.

В противоположность буржуазной науке, советская цивилистика, изучая содержание и форму советского гражданского права, пользуется марксистским диалектическим методом. Этот метод, разработанный в трудах Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, дает советскому юристу такое орудие «...отыскивания новых результатов...» и «...перехода от известного к неизвестному...», которое : по выражению Энгельса. «... прорывает тесный горизонт формальной логики» 5.

Маркс, работая над созданием «Капитала», писал Энгельсу, что для метода обработки материала ему очень помогло то, что он снова перелистал «Логику» Гегеля. Маркс добавляет в этому: «Если бы когда-нибудь снова нашлось время для таких работ, я охотно изложил бы на двух или трех печатных листах доступной здравому человеческому разуму форме то разумное, что есть в методе, который открыл Гегель, но которому он придал мистическую форму»6: После Маркса и Энгельса марксистская философия была обогащеназамечательными работами Ленина и Сталина. Она была развита и поднята на высшую ступень победоносным применением метода марксистской диалектики к руководству движением рабочего класса и построению социалистического обще-

ства. Обогащенная всем этим, марксистская философия получила свое гениальное выражение в произведении товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме».

Советская наука, в частности советская наука права, имеет в этом произведении свою твердую методологическую основу.

При изучении содержания и формы советского гражданского права исследователь находит в марксистской методологии руководящую нить, которая ве­дет его от наиболее общих до наиболее специальных вопросов его науки.

В науке права, в частности в гражданском праве, приходится постоянно иметь дело с более или менее общими понятиями, которые содержатся в зако­не, которыми оперирует судебная практика и которые должны быть исследова­ны наукой советского права.

К числу таких общих понятий принадлежит и понятие обязательства. Обяза­тельству по советскому гражданскому праву посвящена настоящая работа. Чтобы методологически правильно подойти к разрешению проблемы обязательств советском гражданском праве, необходимо дать себе ясный отчет о общего, абстрактного, и отдельного, конкретного, о роли общего в научной работе. По этому вопросу мы имеем богатые и глу­бокие указания в работах Ленина и Сталина. Ленин не раз возвращался к этой проблеме, главным образом в своих замечаниях на «Науку логики» Гегеля. Ясные и отточенные формулировки, без которых мы не можем обой­тись, даны товарищем Сталиным.

Проблема общего и отдельного ставится и разрешается следующим образом. Ленин по поводу обожествления Гегелем «логической идеи» говорит: «Логика есть учение о познании. Есть теория познания. Познание есть отражение природы. Но это не простое, не непосредственное, не цельное отражение, .а процесс ряда абстракций, формулирования, образования понятий, за­конов etc., каковые понятия, законы еtс. (мышление, наука — «логическая идея») и охватывают условно, приблизительно универсальную законо­мерность вечно движущейся я развивающейся природы». Далее он продолжает: «Человек не может охватить = отразить = отобразить природы всей, полно­стью, ее «непосредственной цельности», он может лишь вечно приближать­ся к этому, создавая абстракции, понятия, законы, научную картину мира и т. д. и т. л.» 7.

Абстракции, понятия не могут никогда дать полного знания, но они — не­обходимый путь ко все более и более полному знанию. Ленин это еще не­сколько раз подчеркивает, каждый раз давая замечательные по содержательности формулировки. «Значение общего противоречиво, .оно мертво, оно нечисто, неполно еtс. еtc., но оно только и есть ступень к познанию кон­кретного, ибо мы никогда не познаем конкретного полностью. Беско­нечная сумма общих понятий, законов еtс. дает конкретное в его полноте»8. «Гегель вполне прав по существу против Канта. Мышление, восходя от конкретного к абстрактному, не отходит—если оно правильное (а Кант, как и все философы, говорит о правильном мышлении) —от истины, а подходит к ней. Абстракция материи, закона природы, абстракция стоимости и т. д., одним словом все научные (правильные,

серьезные, не вздорные) абстракции отражают природу глубже, вернее, полнее. От живого созерцания в абстрактному мышлению и от теории к практике— таков диалектический путь познания истин ы, познания объективной реальности» 9.

«Абстракциями», «понятиями», «общим» оперирует также и формальная логика. Но для материалистической диалектики «абстракции», «понятие», «общее» — нечто совсем другое, чем для формальной логики. Как известно, формальная логика учит, что содержание понятия обратно пропорционально его объему. Чем понятие является более общим, чем больший круг объектов, явле­ний оно охватывает, тем оно беднее содержанием, тем меньше признаков оно в себе содержит. Критика теории понятия в формальной логике была дана Гегелем в его «Науке логики». По поводу слов Гегеля в введении к «Науке логики» «такое общее, которое не только отвлеченно, но включает в себя богатство частностей» — Ленин пишет следующим образом: «Прекрасная фор­мула: «Не только абстрактно всеобщее», но всеобщее такое, которое воплощает в себе богатство особенного, индивидуального, отдельного (все богатство особого и отдельного?)!! Великолешно!» 10.

Таким образом, нельзя считать, что общее понятие является тем менее со­держательным, чем оно более общее. Общее включает в себе все богатство от­дельного, особенного, индивидуального. Чем больший круг объектов, явлении охватывает общее, тем богаче его содержание, так как все отдельное, особен­ное, которое входит в общее, составляет его содержащие. Содержание общего понятия — не только те общие признаки, которые содержатся в каждом объек­те, явлении, которые охватываются понятием, но и все богатство особенного, отдельного, индивидуального, которое подходит под это общее понятие. Для формальной логика оно «только абстрактно всеобщее», для марксистского диа­лектического метода оно «воплощает в себе богатство особенного, индивидуаль­ного, отдельного».

«Общее» формальной логики «только абстрактно всеобщее», потому что фор­мальная логика рассматривает это общее само по себе, изолированно. Метод марксистской диалектики рассматривает общее не как самодовлеющую сущ­ность, не изолированно, а в соотношении с отдельным. «Образование (абстракт­ных) понятий и операции с ними уже включают в себе представление, убеждение, сознание закономерности объективной связи мира. Выделять каузальность из этой связи нелепо. Отрицать объективность понятий, объек­тивность общего в отдельном и в особом, невозможно» 11. Противоположность отдельного и общего рассматривается в их неразрывной связи и единстве. На это прямо указывает Ленин в своей записи «К вопросу о диалектике». Он го­ворит: «Значит, противоположности (отдельное противоположно общему) тож­дественны: отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдель­ное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное неполно входит в общее и т. д. и т. д. Всякое отдельное тысячами переходов связано с другого рода отдель­ными (вещами, явлениями, процессами)» 12. Рассмотрение предметов, явлений

в органической связи друг с другом составляет первую основную черту марксистского диалектического метода. «Поэтому,— говорит товарищ Сталин,— диалектический метод считает, что ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими яв­лениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими в его обусловленности от окружающих его явлений» 13.

Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина о диалектическом методе, в учение о соотношении общего и отдельного, имеет исключительное и, решающее значение при разработке советского права. Приведенные выше по­ложения Ленина и Сталина в избранной нами специальной теме направляют нас по следующему пути.

1. Понятие обязательства обладает почтенным возрастом. Оно было сформулировано еще римскими юристами. На изучение этого понятия в течение веков истрачено много сил. При этом изучении в центре внимания было определение этого понятия и разграничение его с другими столь же общими понятиями гражданского права. Как показывает история гражданского права, определение обязательства по сравнению с определениями других цивилистических понятий отличается относительной стабильностью. Такой же сравнительной стабильностью отличаются и многие другие определения различных понятий, которыми пользуются при изложении и анализе обязательственных правоотношений. С точки зрения формальной логики, приз­наки понятия, указанные в его определении, составляют содержание. Естественно поэтому, что в буржуазной науке права очень многие и притом до самого последнего времени, полагали, что в составе гражданского права обязательства являются неизменной областью. Не­изменной, конечно, при этом считается и частная собственность. В работе, вы­шедшей в 1937 г. (вскоре после смерти ее автора), французский цивилист Е. Годеме (E. Gaudemet) констатирует, что всего несколько лет назад во Франции было общим местом рассматривать обязательственное право как право неизменное, как построение чистой логики14. И действительно, целый ряд французских авторов от издания французского гражданского кодекса и до на­ших дней высказывал эту точку зрения 15. Правда, она встречала и противни­ков. Однако ее противники не шли далее общих мест и ссылок на преимуще­ственно технический характер обязательственного права, который объясняет, по их мнению, стабильность этой отрасли16. Ссылки на технический харак­тер обязательственного права показывают, что буржуазным сторонникам идеи обязательственного права нечего сказать по существу вопроса, характер в том смысле, как они об этом говорят, имеют и неко­торые другие области буржуазного гражданского права, как, например, си­стема установления и укрепления вещных прав на недвижимости (ипотечное право). Дело не в техническом характере обязательственного права, а в бес­силии буржуазной науки, пользующейся формально-логическим методом, спра­виться с этим вопросом.

Мы думаем, что разрешение этого вопроса можно найти только на совершенно другом пути. С точки зрения марксистской диалектики, содержание определения обязательства отнюдь не исчерпывает собой содержания общего понятия обязательства. Определение обязательства так же, как и определения других понятий, которыми пользуются в обязатель­ственном праве, совершенно необходимо и для практики и для теории, но оно собой лишь первый шаг на пути установления содержания понятия обязательства. Содержание понятия обязательства образуется не только из тех признаков, которые указывают в определении, давая в нем ближайший родовой признак и видовое отличие, но и из признаков, характеризующих все правоотношения, которые объемлет понятие обязательства. Содержание понятия обязательства дается также соотношением институтов права с другими институтами гражданского права и права вообще, содержание понятия обязательства по советскому гражданскому праву ее исчерпывается содержанием того определения, которое дано в ст. 107 ГК Установить содержание понятия обязательства по советскому праву — зна­чит исследовать все советское обязательственное право во всех его деталях, а также в его взаимоотношениях с другими областями советского права, с со­ветской экономикой и т. д. При таком исследовании неизбежно пользоваться общими понятиями, из которых каждое, как указывал Ленин, лишь ступенью к познанию конкретного и которые в совокупности все больше и больше приближать нас к полноте конкретного знания. При таком понимании задачи исследователя не приходится даже ставить вопроса о неизменности обязательственного права. Метод марксистской диалектики, примененный к исследованию обязательственного права, не неизменность, а непрерывное движение, непрерывное изменение его содержания и форм.

Нашей задачей является рассмотрение обязательства по советскому гражданскому праву. Естественно, мы не можем в настоящей работе исследовать все правоотношения, которые относятся к числу обязательственных. Мы предприняли лишь скромную попытку сделать несколько первых шагов в том на­правлении, которое указывает нам марксистский диалектический метод. Пусть извиняющим обстоятельством для тех дефектов, которых мы не сумеем избегнуть, послужит полная неразработанность нашей специальной те­мы с точки зрения марксистско-ленинской науки права.

2. Советское обязательственное право как составная часть советского пра­ва вообще, как раздел социалистического права противостоит буржуазному обязательственному праву как по содержанию, так и по форме. Противополож­ность советского права как права социалистического общества, идущего к коммунизму праву капиталистического общества, построенного на эксплуатации человеком, очевидна сама по себе. При рассмотрении советского права, и в частности нашей темы, эта противоположность должна быть

*) «ГК» здесь, как и в дальнейшем, означает гражданский кодекс РСФСР во всех случаях, когда гражданские кодексы других союзных республик от него не отступают.

лена с полной четкостью не только в виде общей характеристики, но и в де­талях интересующих нас институтов. Лишь марксистский диалектический ме­тод может привести к правильной постановке и разрешению этой задачи.

Ленин и Сталин в своих работах о государстве и праве дали твердую осно­ву для правильного понимания советского права17. Замечательным образцом применения марксистского диалектического метода к вопросу о отдельных институтов социалистического строя соответствующим институтам капиталистического строя дал товарищ Сталин в отчет­ном докладе XVII съезду партии. Остановившись на левацкой болтовне о том, что советские деньги превратились якобы в простые расчетные знаки, он го­ворит о тех, кто высказывал этот взгляд, следующим образом: «Эти люди, ко­торые так же далеки от марксизма, как небо от земли, очевидно, не понима­ют, что деньги останутся у нас еще долго, вплоть до завершения первой ста­дии коммунизма, — социалистической стадии развития. Они не понимают, что деньги являются тем инструментом буржуазной экономики, который взяла в свои руки Советская власть и приспособила к интересам социализма для того, чтобы развернуть вовсю советскую торговлю и подготовить тем самым усло­вия для прямого продуктообмена»18. Деньги — инструмент буржуазной эконо­мики, взятый в свои руки советской властью и приспособленный к инте­ресам социализма, — стали социалистическими деньгами, которые останутся вплоть до завершения социалистической стадии развития. Нельзя ставить во­прос о деньгах, руководствуясь методом формальной логики, вне связи с тем строем, о деньгах которого идет речь, и которым определяется их сущность и их функции 19.

Мастерское применение марксистской диалектики дано в речи товарища Молотова на VII съезде советов СССР. Товарищ Молотов в своем докладе «Об изменениях в советской Конституции» говорит: «Если буржуазии в странах приходится теперь оплевывать то, что записано в качестве высших буржуазного государства в ее же учебниках, в ее же литературе и науке, то советская власть берет все лучшее в развитии совре­менных государств и смело воплощает в жизнь в интересах трудящихся и про­тив эксплуататоров, в интересах строительства социализма»20. Избирательная система — всеобщие, прямые, равные при тайном голосовании выборы — берется В. М. Молотовым не изолированно от других институтов советского права, не как определенная формально-логическим методом, сама по себе система, а как составная часть советского строя, как тем содержанием, которое она приобретает в социалистическом государстве ра­бочих и крестьян.

Марксистский диалектический метод требует, чтобы при противопоставле­нии советского права, в частности интересующего нас в настоящей работе со­ветского обязательственного права, буржуазному праву, мы брали содержание понятий не так, как это делает буржуазная наука права, не формально-логически, а диалектически, исходя из учения Ленина о соотноше­нии общего и отдельного. Для нас содержание общего должно быть таково, что­бы оно воплощало в себе «богатство особенного, индивидуального, отдельного», а «не только абстрактно всеобщее».

Поэтому было бы методологически неправильно ограничиваться лишь сравне­нием или противопоставлением определения обязательства, которое содер­жится в ст. 107 ГК, с определением обязательства в каком-либо буржуазном кодексе.

Надо идти другим путем. Посредством все большей и большей понятия обязательства по советскому праву и рассмотрения его в свя­зи с другими институтами и понятиями, необходимо выявлять конкретное бо­гатство содержания этого понятия. Тогда противопоставление советского и бур­жуазного понятия обязательства даст нам целый ряд содержательных выводов, которые наглядно покажут противоположность между ними по форме и содер­жанию. Уже анализ основных элементов обязательства дает для этого большой материал. Переход от анализа элементов к непосредственно связанному с ним, вопросу о системе оснований возникновения обязательств по советскому праву всю глубину различий, разделяющих социалистический мир от буржуазного также и в этом частном вопросе гражданского права.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.