Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Возрастная динамика страхов



Особенности детских эмоций, их слитность с неопределенными телесными ощущениями, ограниченность чувствований ребенка и недостаточная зрелость эмоций определяют качество симптомов эмоциональных расстройств у детей. Появление у детей преходящих реакций протеста, отказа, отчаяния, выступающих в виде подавленности, плаксивости, раздражительности, капризов, в большинстве случаев, не следует оценивать как болезненные состояния эмоциональности. Вместе с тем развернутые симптомы расстройства эмоциональности, типичные для взрослых, у детей не встречаются. В рудиментарной форме они наблюдаются при психических нарушениях, начиная чаще с отроческого возраста. Более типичные проявления этих симптомов можно видеть у подростков – после 12–14 лет. В юношеском возрасте приходится наблюдать весь диапазон симптомов аффективных расстройств, которые мало чем отличаются от таковых у взрослых.

У младенцев, воспитывающихся в условиях материнской депривации (лишения), отмечается повышенная склонность к возникновению страхов. Наиболее распространенные из них связаны с гиперчувствительностью к новизне, изменчивости окружающей обстановки, появлению новых людей, необычных игрушек, предъявлению новых тактильных, голосовых, зрительных стимулов. В условиях депривации усиливается психофизиологическая готовность к возникновению страхов, искажаются специфические стимулы, тормозящие и вызывающие страхи, частично утрачивается адаптивный смысл биологически обусловленных форм страхов. Страхи оказывают общее тормозящее влияние на развитие моторики, игры, символического мышления. У депривированных младенцев не наблюдаются характерные в норме для детей страхи чужих взрослых и разлуки с близкими («страхи 8-го месяца жизни»). Наряду с этим усиливается страх изменения окружающей обстановки (различные варианты симптома тождества: симптом «стула» – ребенок перемещается по помещению вместе со стулом, на котором сидит; симптом невыпускания игрушки из руки), страх тактильного контакта (поглаживания, прикосновения, взятия на руки – ребенок съеживается, напрягается), страх визуального контакта (ребенок избегает взгляда глаза в глаза), страх громкого голоса. Страх является обязательным компонентом любой эмоциональной реакции младенца. Например, улыбка часто заканчивается гримасой страдания, смех переходит в плач. Характерен также страх игрушек, выполняющих функцию «переходных объектов» (мягкие игрушки, куклы). Последние заменяются твердыми игрушками, которые применяются, как правило, для неигровых целей (перемещение с помощью игрушек, стереотипные манипуляции).

В детском возрасте часто наблюдаются ночные страхи. Ночной страх – состояние острого возбуждения, беспокойства, сопровождающееся криком, плачем, вегетативными реакциями, мимикой страха, ужаса и часто пробуждением. Ночной страх может быть одним из симптомов психической болезни, наблюдаемой уже у детей второго года и последующих лет жизни. Наиболее типично появление ночного страха в период первого возрастного криза (2–4 года). Содержание ночных страхов, как правило, мало дифференцировано и у маленьких детей всегда навеяно неожиданностью фабулы рассказов окружающих либо резко возникающими изменениями привычной обстановки.

Страх у ребенка отличается заметной тенденцией к генерализации: испугавшись кошки, он боится и собаки, и постороннего человека, и быстро перемещающегося транспорта) и рецидивированию (возникший однажды страх легко повторяется в последующие ночи). Прогностически неблагоприятной является смена кратковременных ночных страхов более продолжительными; смена страха, не сопровождающегося полным пробуждением – страхом с пробуждением и сохранением испуга в бодром состоянии; распространение ночных страхов на дневное время (дневной страх); появление у такого ребенка боязливости в вечерние часы, предшествующие сну, и, наконец, возникновение элементов вычурности в фабуле страха.

На 2-м году жизни ребенка как в структуре, так и в содержании страха часто преобладают моторные компоненты (страх стоять после неожиданного падения; страх ходить после ушиба и пр.). Позднее, на 3–4-м году, содержание страха приобретает большую аффективную выразительность. Более типичными становятся сопутствующие вазовегетативные явления, а пугающий объект начинает находить оформление в речи («страшно», «боюсь», «боюсь дядю», «собака Авка – злая» и т.п.). Вегетативные компоненты страха обычно представлены резким диффузным покраснением либо побледнением, потливостью, учащением сердцебиений, состояниями острой разлаженности дыхания («закатывания»).

Ночные и дневные страхи в младшем детском возрасте, имея тенденцию к повторению, легко приобретают характер навязчивых. Типичны для этого возраста страх одиночества и страх темноты. Они наблюдаются даже у здоровых детей, но особенно характерны для больных, сосуществуя при этом с другими симптомами психических болезней. Родители в этих случаях вынуждены брать ребенка к себе в постель, не гасить в его комнате свет и пр.

Генез страха в раннем детском возрасте связан не столько с оценкой опасности для его жизни той или иной ситуации, сколько с неожиданной сменой интенсивности внешних раздражений либо с индуцирующим влиянием неудачных по содержанию рассказов, гневных упреков, необдуманных форм наказания и пр. Появление страха преображает все поведение ребенка.

Ночные страхи, преобладающие у маленьких детей, с возрастом возникают все реже, прекращаясь, как правило, к 10-12 годам. В свою очередь с этого периода у подростков все чаще, в случаях болезни, появляются меланхолические состояния.

Одна из особенностей детских психогенных реакций состоит в том, что они возникают у ребенка под влиянием в первую очередь действия непосредственных раздражений (впечатлений действительности). По существу только после 10-12 лет, приобретая способность предвосхищения будущего (антиципация), ребенок становится способным реагировать не только на непосредственную психогенную ситуацию, но и на ожидаемую, предполагаемую, возможную в будущем и пр. Это, в частности, и определяет тот факт, что типичные состояния депрессии и тревоги (беспокойное ожидание неприятностей будущего) не встречаются в детском возрасте, а возникают позднее, уже у подростков.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.