Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Права и обязанности сторон по договору финансирования под уступку денежного требования



1.

Права и обязанности клиента.<QUEST3< FONT>Если договор факторинга является консенсуальным, основной обязанностью клиента является передача финансовому агенту требования, указанного в договоре. Эта обязанность исполняется путем совершения двусторонней сделки уступки требования, правовым результатом которой является переход денежного требования от клиента к финансовому агенту. На практике сделка уступки требования чаще всего совершается одновременно с заключением договора финансирования под уступку денежного требования и даже не оформляется отдельным документом. Однако стороны могут договориться о том, что требование должно быть передано в определенный срок путем совершения отдельной сделки уступки требования (например, по акту приема-передачи требования).

Момент перехода денежного требования к финансовому агенту зависит от того, какое требование является предметом уступки – существующее или будущее.

Существующее требование, по общему правилу, переходит в момент совершения сделки уступки требования (п. 1 ст. 382 ГК).

Будущее требование в момент совершения сделки уступки требования еще не существует. Соответственно, оно не может перейти к финансовому агенту в этот момент. Поэтому законом предусмотрено, что при уступке будущего требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как это денежное требование возникнет (п. 2 ст. 826 ГК). Дополнительного оформления перехода требования после того, как оно возникнет, также не требуется. Однако, если уступка будущего требования совершается при заключении реального договора факторинга, договор считается незаключенным до тех пор, пока это требование не возникнет.

Следует иметь в виду, что будущее требование именно переходит от клиента к финансовому агенту, а не возникает у последнего. В данном случае законодатель использует прием, подобный юридической фикции: несмотря на то, что фактор приобретает денежное требование непосредственно после его возникновения, закон исходит из того, что требование возникает у клиента и тотчас переходит к финансовому агенту. Таким образом, обеспечивается правопреемство в обязательственном правоотношении. Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 17.

Уступка денежного требования может быть поставлена в зависимость от наступления определенного события (п. 2 ст. 826 ГК). Такое событие является отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК). Поэтому сделка уступки требования производит перемену лиц в денежном обязательстве в тот момент, когда условие наступит (если это вообще произойдет). При этом от клиента и финансового агента не требуется никаких дополнительных действий по оформлению перехода денежного требования.

В положениях ГК о финансировании под уступку денежного требования закреплены существенные исключения из общих правил об оборотоспособности обязательственных требований.

Во-первых, в изъятие из общих правил об уступке требования (п. 1 ст. 388 ГК) по договору факторинга могут быть переданы даже те требования, уступка которых запрещена или ограничена договором между клиентом и должником (п. 1 ст. 828 ГК). Хохлов С.А. Регулирование денежных отношений: Изложение лекции, прочитанной в Высшем Арбитражном Суде РФ в феврале 1996 года // Вестник ВАС РФ. 1996. № 8. Ср. п. 1 ст. 6 Конвенции УНИДРУА о международном факторинге 1988 г., п. 1 ст. 9 Конвенции об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г., п. 1 ст. 9.1.9. Принципов УНИДРУА международных коммерческих договоров, ред. 2004 г. Однако при этом ущемляются интересы должника. В целях их защиты закон предусматривает, что, несмотря на действительность уступки, клиент отвечает перед должником за нарушение договоренности о ее запрете или ограничении (п. 2 ст. 828 ГК).

Во-вторых, требование, уступленное финансовому агенту, по общему правилу, утрачивает оборотоспособность и не может быть передано впоследствии другому лицу (абз. 1 ст. 829 ГК). Однако эта норма является диспозитивной. Поэтому клиент и финансовый агент могут договориться о том, что уступаемое требование может быть передано другому лицу. Если последующая уступка состоится, она также будет подчиняться нормам ГК о договоре финансирования под уступку денежного требования (абз. 2 ст. 829 ГК).

На клиента также возлагается обязанность передать финансовому агенту документы, удостоверяющие переданное требование, а также сообщить ему сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК).

2.

Права и обязанности финансового агента.В обязанности финансового агента по консенсуальному договору факторинга входит, в первую очередь, предоставление финансирования. Кроме того, фактор может принять на себя обязанности по оказанию различных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. Помимо ведения бухгалтерского учета дебиторской задолженности клиента, эти услуги могут заключаться, например, в консультировании по налоговому планированию деятельности клиента, проведении маркетинговых исследований, поиске контрагентов для клиента и пр.

Если требование уступлено с целью обеспечения обязательства клиента перед финансовым агентом, фактор обязан совершить действия, направленные на получение суммы задолженности от должника по уступленному требованию. Хотя эта обязанность в законе прямо не предусмотрена, она вытекает из сопутствующих обязанностей фактора и из цели обеспечительной уступки. Как указывалось выше, денежное требование по договору обеспечительного факторинга уступается ради того, чтобы за счет сумм, полученных от должника, был погашен долг клиента перед фактором, обеспеченный уступкой. Представим, что фактор, получив денежное требование, не обязан перед клиентом потребовать от должника уплаты по уступленному требованию. Тогда финансовый агент может, сохраняя у себя уступленное требование, взыскать с клиента денежный долг, обеспеченный уступкой. При таких обстоятельствах обеспечительная цель уступки не будет достигнута. Поэтому совершение действий по получению суммы задолженности от должника является обязанностью финансового агента перед клиентом по договору обеспечительного факторинга.

Права финансового агента в отношении сумм, полученных от должника по уступленному требованию, и распределение между клиентом и фактором рисков неплатежа со стороны должника зависят от цели договора факторинга.

При обычном факторинге финансовый агент оставляет за собой всю сумму, которую он получает от должника, но при этом несет риск неплатежа по уступленному требованию. Соответственно, клиент не отвечает перед фактором за то, что полученная сумма, оказалась меньше суммы финансирования, предоставленного фактором клиенту (п. 1 ст. 831 ГК).

При обеспечительном факторинге финансовый агент вправе оставить за собой лишь ту часть суммы, полученной от должника по уступленному требованию, которая соответствует денежному долгу клиента перед финансовым агентом. Все, полученное фактором сверх того, должно быть возвращено клиенту. Кроме того, финансовый агент должен предоставить клиенту отчет о своей деятельности. На клиента возлагается риск неплатежа со стороны должника. Поэтому, если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента перед финансовым агентом, клиент остается ответственным перед фактором за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК).

Например, долг клиента перед финансовым агентом в 1 миллион рублей обеспечен уступкой денежного требования на сумму 1,2 миллиона рублей. Если финансовый агент получит от должника сумму в полном объеме, он вправе оставить у себя 1 миллион в погашение денежного долга клиента перед собой, а оставшиеся 200 тысяч должен передать клиенту. Если же фактор сможет получить от должника всего 800 тысяч, то эта сумма идет на погашение денежного долга клиента перед финансовым агентом, а клиент должен «доплатить» финансовому агенту оставшиеся 200 тысяч.

Однако необходимо обратить внимание на то, что рассмотренные правила об обеспечительном факторинге являются диспозитивными. Поэтому клиент и финансовый агент могут договориться, в частности, об ином распределении рисков неплатежа по уступленному требованию и сумм, полученных фактором от должника.

3.

Взаимоотношения сторон договора факторинга с должником.Хотя сторонами договора факторинга являются клиент и финансовый агент, в гл. 43 ГК содержатся довольно подробные правила о правах и обязанностях должника по уступленному требованию. Вероятно, это продиктовано стремлением законодателя, с одной стороны, защитить должника и соблюсти древний гражданско-правовой принцип «положение должника не должно ухудшаться в результате уступки требования», а с другой, создать для факторинговых компаний гарантии стабильности их взаимоотношений с должником. Эти задачи реализуются следующим образом.

<QUEST4< FONT>Должник обязан произвести платеж финансовому агенту лишь в том случае, если он получил от клиента или фактора письменное уведомление об уступке. Перечень информации, которая должна содержаться в таком уведомлении, содержится в п. 1 ст. 830 ГК. Постановление ФАС МО от 21 июля 2004 г. по Делу № КГ-А40/5974-04. Финансовый агент, в свою очередь, обязан в разумный срок предоставить должнику по его просьбе доказательства того, что цессия действительно имела место (п. 2 ст. 830 ГК).

В целом указанные нормы повторяют общие положения об уступке требования. Отличие же факторинга от общегражданской цессии в данном аспекте заключается в следующем. Когда имеет место обычная уступка требования, должник, которого уведомили о переходе прав кредитора к другому лицу, уже не вправе исполнять обязательство первоначальному кредитору. Если же финансовый агент не предоставит доказательства совершения цессии, должник, хотя он и уведомлен об уступке требования, вправе уплатить клиенту и освободиться таким образом от своей денежной обязанности (п. 2 ст. 830 ГК). Кроме того, если должник, уведомленный о цессии и получивший от фактора доказательства уступки, уплатит финансовому агенту, то он освобождается от своего обязательства даже в том случае, если на самом деле уступка требования не имела места (п. 3 ст. 830 ГК). Формулировка данной нормы неудачна. Очевидно, что если бы были соблюдены все правила ст. 830 ГК, и уступка требования фактору действительно имела место, у должника уже не было бы никаких обязательств перед клиентом. Поэтому п. 3 ст. 830 ГК следует толковать ограничительно, применяя его только в тех случаях, когда должник уведомлен об уступке требования, получил от фактора доказательства ее совершения, но на самом деле требование к фактору не перешло (например, в силу ничтожности сделки цессии, совершенной в противоречии с действующим законодательством).

Должник вправе зачесть против требования финансового агента свои денежные требования к клиенту, которые имелись у должника к моменту, когда он получил уведомление об уступке требования финансовому агенту.

Однако необходимо обратить внимание на то, что положениями о финансировании под уступку денежного требования установлены 2 ограничения права должника на зачет по сравнению с общими нормами о зачете при уступке требования.

Во-первых, должник может зачесть против требования финансового агента не любые встречные требования, которые имелись у него в отношении клиента, а только основанные на договоре между клиентом и должником, из которого возникло уступленное требование (п. 1 ст. 832 ГК). Данное ограничение определенным образом ущемляет интересы должника, однако оно оправданно с точки зрения обеспечения интересов фактора и развития факторинговой деятельности. Ведь финансовый агент осведомлен только об отношениях между клиентом и должником в рамках договора, из которого возникло уступаемое требование, и не может знать обо всех обязательствах, которые связывают клиента и должника. Кроме того, денежные требования должника к клиенту могут возникнуть в период между уступкой требования по договору факторинга и уведомлением должника (например, требования о возмещении вреда, причиненного клиентом имуществу должника). Если бы должник имел право зачесть против требования фактора любые встречные требования к клиенту, это создавало бы дополнительные риски для фактора, что, в свою очередь, повлекло бы удорожание факторингового кредита.

Во-вторых, должник не может воспользоваться для зачета своими требованиями к клиенту, которые возникли в силу нарушения клиентом условий о запрете или ограничении уступки требования (п. 2 ст. 832 ГК). Поскольку правило о допустимости уступки требования финансовому агенту, совершенной в нарушение условия о ее запрете или ограничении, введено в целях развития факторинговой деятельности, вполне логично то, что фактор освобождается от возражений должника, связанных с нарушением договорных запретов или ограничений цессии.

Должник не вправе требовать от финансового агента возврата уплаченных ему денежных сумм, если клиент нарушит свои обязательства перед должником по договору, из которого возникло уступаемое требование (п. 1 ст. 833 ГК). Например, клиент, заключивший с должником договор поставки, уступил финансовому агенту денежное требование о предварительной оплате поставки, а сам нарушил свою обязанность по поставке товара. В такой ситуации фактор оказывается беззащитным перед неисправностью клиента, будучи не в состоянии повлиять на процесс исполнения договора между клиентом и должником. Возложение на финансового агента последствий неисправности клиента, явно не способствовало бы развитию факторинговой деятельности.

Однако закон все же позволяет должнику потребовать от фактора возврата уплаченных ему сумм в случаях, указанных в п. 1 ст. 833 ГК. Эти правила почти дословно воспроизводят текст ст. 10 Конвенции УНИДРУА о международном факторинге 1988 г. Однако они вызывают справедливую критику. В частности, они создают препятствия для использования целого ряда механизмов финансирования, встречающихся в практике. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. С. 290-291.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.