Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ А. МЕДВЕДЕВА

Вестник детской литературы

Выпуск 11 2015 г.

 

И.И.Бурова – доктор филологических наук, профессор СПбГУ, член СП России.

 

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ А. МЕДВЕДЕВА

«НИ КОНЯ, НИ САБЛИ». ПРОЗА, ЭССЕ.

СПб.: Санкт-Петербургское отделение Общероссийской общественной организации

«Союз писателей России», 2013. – 364 с.

 

Художественная литература

и изобразительное искусство нахо

-дятся в близком родстве, недаром

в средние века живопись и поэзия

воспринимались как сестры. Широ

-ко известна максима Леонардо да

Винчи «Живопись—это поэзия, ко

-торую видят, а поэзия – живопись,

которую слышат». Сказано это было

около 500 лет назад, но и тогда мысль

сия не была нова, ибо о том, что

живопись является немой поэзией,

а поэзия – говорящей живописью,

по преданию, первым сказал древ

-негреческий поэт Симонид с Ке

-оса, живший на рубеже VI-V вв.

до н. э. Великий римский поэт

Квинт Гораций Флакк в «Посла

-нии к Пизонам» (18 г. до н. э.), бо

-лее известным как «Поэтическое

искусство», прямо утверждал спо

-собность поэзии живописать словом.

В истории литературы есть немало

примеров, когда поэт или писатель од

-новременно обладал и литературным,

и большим живописным талантом:

В. А. Жуковский, Э. Т. А. Гофман,

М. Ю. Лермонтов, У. М. Теккерей,

А. Белый и многие, многие друге.

Художники также часто брались за

перо, достаточно вспомнить сонеты

Микеланджело, поэзию Уильяма

Блейка и Данте Габриэля Россет

-ти. Как эти грани таланта связаны

между собой? Кто реализовал их

полнее, Э. Сеттон-Томпосон, пи

-савший о животных и дополнявший

свои рукоиси прекрасными иллю

-страциями, или Беатрис Поттер,

сначала рисовавшая своих героев, а

потом сочинявшая милые истории

об этих очаровательных зверушках,

главным из которых был ее люби

-мый бельгийский кролик Питер?

Всегда интересно читать, как пишут

художники, когда откладывают в сто

-рону кисти, карандаши, мелки, кра

-ски и прочие привычные атрибуты их

профессиональной деятельности и во

-оружаются писчей бумагой, гусиным

или вечным пером, шариковой ручкой

или набивают текст прямо на компью

-тере. Потому что результат всегда

бывает ОРГИНАЛЬНЫМ, к этому

обязывает сама личность художни

-ка, которого Господь благословил и

зорким глазом, и чувством формы и

цвета, и тысячей других особенностей,

формирующих то, что мы восприни

-маем как художественный талант.

Все эти мысли приходят в голову при

прочтении новой книги «Ни коня, ни

сабли» члена Санкт-Петербургского

Союза Художников и Союза писате

-лей России Александра Медведева, в

которую вошли двадцать рассказов

и десять эссе. Как отмечается в ан

-нотации, «книгу прозы и эссеистики

Александра Медведева определяет

тема Петербурга, автор предлагает

рассматривать «петербургский миф»

с точки зрения связующего между

традициями и новациями, как отра

-жение культурного обмена между Ев

-ропой и Россией». Эта формулировка

точно выражает авторскую интенцию,

но далеко не исчерпывает содержание

книги. Героями произведений А. Мед

-ведева становятся и крупные полити

-ческие фигуры, и признанные мастера

искусства начала-середины XX сто

-летия, такие как Ленин и Крупская,

Анастас Микоян, один из лидеров рус

-ского авангарда П. Филонов, супрема

-тист и утвердитель нового искусства

Казимир Малевич или американец

Джексон Поллок, создатель так на

-зываемой «льющейся техники» живо

-писи, творчество которого С. Дали на

-зывал «‘Марсельезой’ абстрактного»

письма, и современные петербургские

художники, новеллы о которых автор

книгу одноименной автобиографи

-чекой повести, которая, безусловно,

войдет в круг чтения современных

подростков и понравится взрослым,

особенно тем, что принадлежит к рож

-денным на рубеже 1950-х—1960-х гг.

Повесть «Ни коня, ни сабли» носит

выраженный автобиографический

характер. Повествование в ней ве

-дется от первого лица, его проникно

-венный лиризм, сочетаясь с мягким

юмором и самоиронией рассказчика,

настраивает на восприятие текста как

воспоминаений о детстве писателя.

Многое в них подчеркивает тождество

героя и повествователя, оба росли в

маленьком городке Черняховске Ка

-лининградской области, оба стали

художниками. Однако тождество это

неполное, ибо героя повести зовут

Коля, а не Александр, и, возможно,

именно такой способ дистанцирова

-

ния автора от своего литературного

двойника позволяет ему писать на

пределе человеческой откровенности.

Легко определив место действия,

мы решаем более сложную задачу,

стараясь привязать его по времени.

По разбросанным в тексте намекам

становится понятным, что дело про

-исходит в начале 1960-х годов: в мага

-зинах продается кубинский сахар, вся

страна поет песенку из суперпопуляр

-ного фильма «Ихтиандр» по роману

Беляева. Еще далеко до матерально

-го благосостояния, еще одна мысль

пишет весело, задорно, так, что не

-которые произведения, в частности,

«Котоход», способны создать кон

-куренцию анекдотам о Каландрино,

Бруно и Буффальмакко, обессмер

-ченным в «Декамероне» Боккаччо».

Для взрослого читателя повести и

эссе А. Медведева, в том числе его

рецензии на творчество современных

авторов, станут настоящим интеллек

-туальным пиром, на котором каждое

блюдо представляет собой шедевр

из изысканных фактов, параллелей,

неожиданных ракурсов, ассоциаций

и других столь же привлекательных

ингредиентов, созданный рукой истин

-ного мастера, не только настоящего

художника, но профессионального

арт-критика и историка искусства.

В этом смысле «Ни коня, ни сабли»

органично продолжает линию, на

-чатую автором в таких работах, как

«Похищение Европы» (2000), «Похи

-щение разума» (2001), «Рассказы о ху

-дожниках» (2002), но воспринимается

как своего рода «отчет» мастера, «от

-чет» – в самом хорошем смысле этого

слова, как свидетельство исключи

-тельной цельности его натуры, непо

-колебимой верности предмету любви,

научного исследования и творческого

осмысления. Вошедшая в «Ни коня,

ни сабли» «взрослая» проза достойна

всяческого внимания и похвал, однако

специфика нашего журнала требует

сконцентрироваться на открывающей

о покупке новых ботинок к началу

учебного года приводит чуть ли не в

священный трепет. Еще жизнь бедно

-вата событиями, а у маленького Коли

и его приятелей она и вовсе ограниче

-на дворовым пространством. Факти

-чески дворовой мелюзге доступны два

бесплатных развлечения – общение

с лошадью старьещика, раздающего

воздушные шарики и пищалки «уйди-

уйди» наиболее расторопным клиен

-там, и приветствие военных автоко

-

лонн, периодически проезжающих по

проходящей мимо дом разбитой доро

-ги. В этом ограниченном пространстве

среди детворы царит все еще напоми

-нающая о войне система ценностей:

военные – это здорово, подражать

им хотя бы в мелочах – здорово, по

-этому среди приветствующей солдат

малышни престижно иметь солдат

-ский ремень, пилотку, хотя бы пу

-говицу от военной формы. Конь и

сабля, вот они ценностные идолы

детства, которым поклоняются Коля

и его младший братишка Игорек.

Ни того, ни другого у них никогда не

будет. Но стоит ли горевать об этом?

Явно не стоит, и автор не намерен,

потому что отсутствие коня и сабли

– это своего рода символы высвобож

-дения из того замкнутого простран

-ства, в котором прошло его детство.

Сюжет повести прорисовывается не

сразу. С формальной точки зрения,

это история о том, как мальчиш

-

ка до такой степени захотел стать

счастливым обладателем «уйди-

уйди», что сдал старьевщику доброт

-ный дедов тулуп, который погожим

летним днем мать вывесила на про

-ветривание. «Сделка с дьяволом»

обернулась горьким разочарованием:

вместо вожделенной пищалки Коля

получил совершенно ненужный ему

блеклый воздушный шарик, а потом

еще и поймался на том самом за

-боре, где проветривался тулуп. Он

давно раскаялся, он готов понести

заслуженное наказание, и повесть

заканчивается его жалобной прось

-бой, адресованной обнаружившей его

соседке: «Только снимите меня, по

-жалуйста. Я здесь застрял» (С. 47).

Трагикомедия с пищалкой обретает

глубокий смысл, становится в какой-

то степени метафорой человеческого

бытия. Можно действительно навсег

-да «застрять здесь», но, как пишет

А. Медведев, «...обретение уве

-ренности в завтрашнем дне (читай

– «застревание» – И. Б.) – отнюдь

не главное желание моих соотече

-ственников, есть куда боле силь

-ное начало – страсть к переменам.

Мы с лёгкостью готовы отказаться

от многого более-менее сносного ради

неизвестного, а то и гораздо худшего.

Потому и легко нас купить, и мы сами

готовы покупаться на «пищалки»»

(С. 32-33). Возможно, эта мысль

будет понята не всеми юными чи

-

тателями, но взрослым она должна

щих чуткостью восприятия и богат

-ством воображения. Неслучайно про

-стая палка превращается для него в

совершенное орудие – «оружие, посох

и конь одновременно». Творческая

одаренности Коли подчеркивается не

только яркостью отдельных эпизодов,

обретающих качество живых картин.

В начале повести автор поражает

читателя богатством обонятельных

ощущений, описаниям которых по

-завидовал бы сам Патрик Зюскинд:

«Меня будоражит лошадиный запах,

настораживает и привлекает. Я глу

-боко вдыхаю смесь лшадиного пота,

соломы, сыромятной сбруи – задор

-ный, крепкий дух сильного существа»

(С. 7); «В баке отцовского мотоцилка

«Иж» аромат несравнимый ни с чем,

ни даже с «Тройным одеколоном»

отца, ни, тем более с какой-нибудь

блеклой «Гвоздикой». Да и сам мо

-тоцикл пахнет что надо. У него се

-рьёзный, бодрый запах накопившейся

скорости, не то, что тоскливая вонь

– дуст в саду или шваберно-ведёр

-ный настой, которым отдает кафель

-

ный пол на кухне, или хуже того –

назойливый запашок влажного угля

в наших сараях» (С. 7-8). Для Коли

существуют запахи унылые и весе

-лые, и желание вырваться из установ

-ленных родителями пределов отчасти

объясняется именно желанием ощу

-тить последние, пока еще малозна

-комые и потому столь искушающие.

А как потрясающе тонко описано

дать ключ к пониманию всех прочих

текстов сборника произведений А.

Медведева, ибо их герои – это именно

те, кого влечет новое и неизвестное.

Формально действие повести охва

-тывает последнее дошкольное лето

Коли, однако автор причудливо вы

-страивает художественное время,

которое категорически отказыва

-ется течь линейно, как подобает

физическому. Вспоминая историю

с тулупом, Коля то дело соверша

-ет скачки во времени, и мы видим

его и пятиклассником, отправлен

-ным с младшим братом в пионер

-ский лагерь, и солдатом-срочни

-ком, и вовсе взрослым, женатым

человеком, а то и вовсе пятилеткой.

Художственное время течет не толь

-ко неравномерно, но и зигзагами,

высвечивая все то, что кажется ав

-тору особенно важным и значимым.

Подлинная история Коли – история

становления свободной и независи

-мой творческой личности, и то, что

личность состоялась во всех отноше

-ниях, читатель понимает и по тому,

о чем рассказывает повзрослевший

Коля, и по тому, как он это делает.

В самом деле, эпизоды об избавлении

от страшной сказки о Синей Бороде

(с. 11-13) и игре в Ихтиандра (с. 13-

15) вызывает ассоциации с описанием

круга чтения маленького Дэвида Коп

-перфильда, творческое становление

которого описывает Диккенс. Коля,

как и Дэви, отличается от окружаю

-слуховое восприятие мира ребен

-ком: железнодорожная дрезина у

него «покашливает», несущиеся по

шоссе легковые машины издают

«звенящий гул», летящий самолет

«поёт свою песню», которая спу

-скается на землю «густыми, как

конечные ноты в хоровом пении,

звуками», низко летящий вертолет

«мерзко хохочет», «в пыльной ли

-стве сирени злятся мухи»... (С. 46)

Симфония зрительных образов

(чего стоит самопрезентация повис

-шего на заборе мальчонки в образе

копченой селедки – «коричневой»,

«наспех перемотанной промаслен

-ной бечёвкой» и с «бессмысленны

-ми глазами»! (С. 47), с мгновенным

последующим утрированием образа

неполной цитатой из «Песенки ры

-бака» из все того же восхитившего

юного героя кинофильма «Чело

-век-амфибия») наделяет текст по

-разительным качеством синтети

-ческого воздействия на читателя.

Эту книгу о стремлении вырваться

из плена обыденности надо читать.

Эту книгу будут читать. И даже если

молодому поколению кое-что оста

-нется не очень понятным в философ

-ском посыле повести «Ни коня, ни

сабли», даже если он слегка заблудит

-ся в ее интеллектуальном лабиринте

и не слишком поймет содержащиеся в

ней аллюзии, то чтение не пройдет да

-ром, явив читателю красоту и емкость

словесной живописи А. Медведева.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.