Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ИДОЛОПОКЛОННИЧЕСТВО ЛИ ОБРЯДЫ ХАДЖА



Мой друг, потирая руки, ехидно улыбаясь, скаля зубы, сверкая глазами, как боксер перед решительным ударом, сказал мне:

— Не правда ли, что обряды хаджа — явное идолопоклонничество. Это каменное строение, которого вы называете Кааба, прикасание к нему, кружение вокруг него, кидание камней, хождение между горами Сафа и Марва, целование черного камня, история семи кругов, семи камней, семи хождений — это же элементы обряда поклонения магической цифре “семь”, отголоски древних суеверий, дошедшие до наших дней. И одежда ваша, надеваемая на голое тело. Извини, если задеты твои религиозные чувства, в науке нет места обидам, — наблюдая за мной, он стал медленно пускать дым.

Я сказал:

— А разве не правда, что в материалистической теории, которую ты изучал, говорится, что маленькие существа кружатся вокруг больших? Электрон кружится вокруг ядра, луна вокруг солнца, солнце вокруг галактики, галактика вокруг еще большей галактики, пока не дойдет до абсолютно большого, — а это есть Аллах!

Разве мы не говорим “Аллаху акбар!” — что значит в переводе с арабского “Аллах велик!” — то есть Он больше всякой вещи. Следовательно, согласно законам науки, все вещи должны кружиться вокруг Него и ты в силу этого закона помимо своей воли кружишься вокруг Него, так как ты находишься на планете солнечной системы. И ты не можешь не кружиться, ибо это от тебя не зависит.

Во всей вселенной нет ничего неподвижного, кроме Аллаха, Он Вечный, Неподвижный, а все остальное кружится вокруг Него. Это подтверждают все большие и малые законы физики, которые ты изучал.

Но мы совершаем обходы вокруг “Дома Аллаха” по своему желанию. Это первый дом, которого человек избрал для поклонения Аллаху, и с тех пор он стал символом и “Домом Аллаха”.

Разве вы не ходите вокруг человека, покоящегося в Мавзолее Кремля? Вы возвеличили его и утверждаете, что он принес свет человечеству. Если бы знали, где могила Шекспира, то вы поспешили бы к нему так же быстро, как мы спешим на могилу нашего пророка, мир и благоденствие ему.

Разве вы не ставите букеты цветов на каменные изваяния и памятники, считая, что это символизирует неизвестного солдата?

Почему же вы упрекаете нас в том, что мы бросаем камни за их символическое значение, совершаем обходы вокруг Каабы и хождения между двумя холмами Сафа и Марва.

Разве мы не живем заботами с самого рождения и до самой смерти. После нашей смерти наши дети начнут все по новой и это есть цикл символического путешествия от Сафа, которое означает спокойствие или завершение — небытие, до Марва, означающее жизнь и бытие. От небытия к бытию, потом от бытия к небытию. Это маятниковое движение всего созданного.

Не считаешь ли ты, что в обрядах хаджа содержится глубокое, символическое и лаконичное изложение всех этих тайн?

А число “семь”, над которым ты смеешься? Ответь, пожалуйста, какая тайна в семи музыкальных нотах (до, ре, ми, фа, соль, ля, си), после седьмой ноты “си” они снова повторяются. Также и семь ступеней цветового спектра. Также электроны вокруг ядра имеют семь кругов. Зародыш в матке достигает полного развития: только через семь месяцев, если родится раньше, он не выживет. И дни недели — на всем земном шаре, во всех уголках земли их семь, без какой-либо договоренности и согласия. Не говорит ли это нам о чем-нибудь? Или это чистая случайность?

Разве ты не целуешь письма от любимой? А разве это не идолопоклонничество? Так зачем нас упрекаешь в том, что мы целуем черный камень, которого нес наш пророк, мир и благоденствие ему, на своей одежде и целовал его? Нет в этом ничего идолопоклоннического. Мы не обращаемся в своих обрядах именно к — камню. В обряде хадж заключен глубочайший смысл — это символизирует поклонение высокой, священной памяти.

Поистине, в обрядах хаджа есть соответствующее приспособление для расширения умственного кругозора, оживление чувств и возрождения в сердце богобоязненности. Но одежда хаджа из двух кусков простой материи, надеваемая на голое тело, это символ отрешенности от мирских утех, которая напоминает каждому смертному, что перед Богом все равны: пришел в этот мир в пеленках и покинешь его завернутым в саван. Разве у вас нет одежды, предназначенной для приема гостей, важных господ? Мы говорим, что нет ничего соответствующего величию Аллаха, кроме беспристрастности, отказа от украшений, потому что он величавее всех господ, в Его присутствии не должно быть ничего, кроме смиренности, покорности. И тот факт, что эту грубую одежду одевает и богатый и бедный, магараджа и бедуин, бедняк и миллионер — означает, что каждый перед Аллахом равен, никаких привилегий ни у кого нет — ни из-за богатства, ни из-за бедности, ни из-за степени общественного положения.

Хадж — это великий слет мусульман со всего света, ежегодная конференция. И молитва по пятницам напоминает хадж, только она меньше размером.

Все это имеет символический смысл для думающего, мыслящего человека и не имеет ничего общего с идолопоклонничеством.

И если бы ты побывал со мной на горе Арафат во время паломничества среди миллионов верующих, самозабвенно повторяющих “Аллаху акбар”, что значит “Аллах велик”, с упоением читающих Коран, взывающих к Аллаху, плачущих, трепещущих, тающих от любви к Аллаху, потрясенных, молящихся в экстазе, то поистине ты разрыдался бы вместе с ними, сам того, не замечая влился бы в это миллионное общество и ощутил бы эту неземную покорность перед Аллахом, Господином господ, у которого ключи от всего.

 

Спор с безбожником

Часть 3.

СОДЕРЖАНИЕ

ПОЧЕМУ КОРАН НЕ МОЖЕТ БЫТЬ СОЧИНЕНИЕМ МУХАММАДА, МИР ЕМУ!

Мой друг сказал:

— Я не хочу тебя обижать, знаю твое уважение к Корану и я верю, что это ценная книга. Но почему Коран не может быть сочинением Мухаммада? Поистине, человек с достоинствами Мухаммада способен написать такую книгу, как Коран. И это было бы логичнее, чем говорить, что Аллах ниспослал ее. Я не видал, чтобы Аллах спускал что-нибудь с неба. Мы живем в такое время, что человека трудно убедить в том, что есть ангел по имени Джабраил, которого Аллах посылает на землю с поручением вручить книгу какому-нибудь из его пророков.

Но мы живем в таком веке, что легко поверить в возможность существования ангела, невидимого глазу, который может передать человеку откровения. Сегодня мир полон сенсационными сообщениями об НЛО, огромных летающих тарелках, прибывших к нам с далеких планет, о радиоволнах, посылаемых через эфир определенной частоты, об изображениях, передаваемых по воздуху, показываемых в аппарате размером в спичечную коробку, о фотокамерах, о глазах, видящих в темноте, о человеке, шагающем по луне, о космических кораблях, посылаемых на Марс. Ничего удивительного в том, что Аллах тайно посылает ангела из среды своих ангелов, который передает одному из Его пророков сообщение. Действительно, возможность существования Джабраила сегодня небольшая загадка, на свете есть вещи более загадочные, как те сообщения, о которых мы выше говорили и о которых мы слышим ежедневно.

А то, что мы не утверждаем, что Коран сочинение Мухаммада, мир ему, это потому что Коран своим жанром, образным языком, глубокими мыслями и тайнами, красотой языка, метафоричностью, лингвистической нежностью и изяществом стиля не может быть создан человеком. И если мы прибавим еще, что Мухаммад, ми? ему, был неучем, не умел ни писать, ни читать, не бывал в цивилизованном обществе, не покидал Аравийского полуострова, то станет немыслимым сочинение им Корана. Аллах говорит отрицающим, что Коран от Аллаха: “Скажи: “Приведите же суру, подобную ей, и призывайте, кого можете, помимо Аллаха, если вы правдивы!” (10:38).

Ищите помощи у джиннов, ангелов, у дивных гениев, сочините суру, подобную сурам Корана. Этот вызов не потерял своей силы по сей день, и никто ничего подобного еще не создавал.

И если мы посмотрим на объективность Корана, то нам станет ясно, что Мухаммад, мир ему, не мог быть сочинителем Корана. Во-первых, если бы он был автором Корана, то он осветил бы в нем свое горе, тревоги, и его горести наложили бы отпечаток на текст Корана. Мы знаем, что он в один год потерял любимую жену и родного дядю, которые были его опорой. Кроме них у него не было поддержки в жизни, они были его единственной опорой, и потеря их для него было огромным горем, но, тем не менее, в Коране нет и намека на эти события. Также Мухаммад пережил смерть сына Ибрагима, но и об этой великой утрате нет и слова в Коране. Коран обошел стороной мухаммадовский образ.

Более того, иногда приходили стихи, порицающие его действия, поступки. Коран делал упреки в его адрес: как, например, случай со слепым, от которого он отвернулся, обратившись к курайшиту: “Он нахмурился и отвернулся от того, что подошел к нему слепой. А что дало тебе знать, — может быть, он очистится, или станет понимать увещание и поможет ему воспоминание”. (80:1—4).

Иногда Коран порицает его действия: “Ни одному пророку не годилось иметь пленных, пока не производил избиение на земле. Вы стремитесь к случайностям ближайшего мира, а Аллах желает будущего. Если бы не писание Аллаха, которое пришло раньше, то коснулось бы вас за то, что вы взяли, великое наказание!” (8:68).

Иногда Коран повелевает Мухаммаду, мир ему, чтобы он сказал своим последователям то, что он не сказал бы, если бы был автором Корана: “Скажи: “Я не новинка среди посланников и не знаю я, что будет сделано со мной и с вами”. (46:9). Не найдется пророк, добровольно объявляющий своим последователям, что он не знает, что произойдет с ним и что будет с ними, и что не владею я ничем ни для себя, не для вас — ни пользой, ни вредом. Поистине, такое заявление приведет к тому, что его последователи откажутся от него после такого заявления.

Именно это взяли евреи за основу, чтоб сказать: “Нет никакой пользы в том пророке, который не знает, что будет с ним и с нами. Это такой же человек, как и все, без никакой пользы в нем”.

Подобные стихи автор не создал бы, если бы он сам сочинял Коран. Во-вторых, если мы проследим текст Корана, то мы увидим, чти мысли свежи, стихи музыкальны в своем звучании, язык образный, богатый, метафоричный, речь выразительна, подобного сочинения нет в арабской литературе — ни в доисламской, ни в послеисламской. Арабский язык подразделяется на три вида — поэтический, прозаический и коранический. Перед нами язык, не относящийся ни к поэтическому, ни к прозаическому. Музыкальность песен зависит от ритма, рифмовки, размера, метрики и т. д. Музыкальность Корана не зависит от рифмовки, она заложена в основу самого Корана, это внутренняя музыкальность. Прибегать к примерам нет смысла, так как незнающий арабского языка не разберется в них.

Стихи Корана не придерживаются одного тона. Когда речь идет об угрозах, стихи звучат подобно камнепаду или скрежету железа — они режут слух. Вот пример из одного стиха: “Вот Мы послали на них ветер, шумящий в день злосчастья длительного, который вырывал людей, как будто стволы пальм выдернутых”. (54:19-20). Слова наподобие “сор-сор”, что означает шумящий, “мункъар” — в значении выдернутый. Эти слова звучат грубо, режут слух подобно камнепаду.

Когда речь идет о стихийных бедствиях, как например о великом потопе, фразы становятся короткими, обрывистыми, как телеграфные сообщения: “И сказано было. “О земля, поглоти свою воду, о небо, удержись! И сошла вода, и свершилось повеление!” (11:44).

Это говорит о высоком мастерстве в построении предложении, в расстановке слов, в подборе словосочетаний, язык образный, яркий, слова звучат легко и непринужденно, поэтичность в Коране достигает высочайшей степени совершенства.

Если мы углубимся в анализ, то нам раскроются изысканность мысли, изящество стиля, феноменальность композиции, богатая метафоричность и каждое слово на своем месте: нельзя ни переставить, ни заменить и каждое слово выбрано из миллионов слов, тщательно взвесив и обдумав. Мы видим редчайшую изысканность языка, нет ей подобной в истории поэзии: “И послали Мы ветры оплодотворяющими, и низводим с неба воду, н напоили вас ею”. (15:22). Раньше этому выражению придавали иносказательное значение, то есть ветры возбуждают облака — идет дождь, орошая землю, следовательно и оплодотворяя. Сегодня нам известно, что ветры гонят облака от положительного магнитного полюса и бросают их в объятия облаков с отрицательным магнитным полюсом, при их столкновении возникает молния и гремит гром, что вызывает дождь, а это в буквальном смысле слова — сношение. Мы знаем, что ветры переносят мужскую и женскую пыльцы от цветка на цветок, тем самым в буквальном смысле оплодотворяя их.

Перед нами такое слово, которое метко и в прямом и переносном значении, а с научной точки зрения — благозвучно.

В другом стихе мы также найдем вершину мастерства в подборе слов и выражений: “Не поедайте свое имущество меж собой несправедливо, опуская их к судьям, чтоб съесть часть имущества людей преступно, и вы это знаете”. (2:188). Здесь использовано слово “опускать”, несмотря на то, что судья, берущий взятки, выше рангом, а не ниже. Поистине, Коран оттачивает, корректирует форму мысли: рука, берущая взятки, — низкая рука, хотя это и рука судьи, отсюда рождается фраза с бесподобным образом “низкой” руки. Суть: нет равного взяточнику в его подлости и низости.

В стихе с призывом к войне: “Почему вы, когда было сказано “Выступайте в поход для войны на пути Божием”, притворяетесь утомленными, легли на землю”. (9:38).

Здесь Коран использовал слово “ассакъалтум”, что означает “утомленно лечь на землю” вместо слова “тассакъалтум”, что означает “медлить”. В первом слове буквы переплелись, сомкнулись, это слово использовано для выражения трусости трусливых, которые падают ниц и бьются об землю в испуге, когда призовут их на войну, и слово пришло подобно их состоянию сомкнувшимся.

Стихи об избавлении от детей из-за бедности пришли в двух видах: “... не убивайте ваших детей от бедности — мы прокормим их и вас”. (6:151). “Не убивайте детей ваших, опасаясь бедности. Мы им и вам дадим потребное для жизни”. (17:31). Разница здесь неспроста. Эта разница заключается в том, что в первом стихе — обращение к бедным, которым в данный момент нечем питаться и по этой причине избавляются от детей, то есть не хотят рожать, поэтому Коран сначала говорит: “Мы вам дадим”, потому что у них нечего кушать, затем говорит: “И им дадим”. Во втором случае дело обстоит иначе. В данный момент у них есть пища, но они боятся: если семья увеличится, то нечем будет ее прокормить, поэтому Коран сказал первым: “Мы им дадим пищу”, — мол, когда родятся дети, не бойтесь, мы им дадим пищу и от вашего куска не убавится. Подобной чуткости не встретишь в книгах, созданных человеком.

В выдвижении слова вперед или отодвигании его назад мы заметим, что это делается для определенных целей. В стихе о воровстве, вор явился раньше воровки, то есть вор упоминается перед воровкой. А в стихе о прелюбодеянии развратница пришла раньше прелюбодея. Суть сказанного в том, что мужчина — опора семьи, должен ее содержать и кормить, поэтому в стихе он упоминается раньше. Но за прелюбодеяние женщина несет больше ответственности, чем мужчина, потому что она своим поведением (кокетством, развязностью, распущенностью) дает мужчине повод к прелюбодеянию и потому она в стихе упоминается раньше.

“Любовницу и любодея подвергайте телесному наказанию, давая каждому из них по сто ударов”. (24:2). “Вору и воровке — отсекайте руки в воздаяние за то, что сделали они”. (5:42).

Таким же образом создан и стих, где слух упоминается раньше зрения, и притом 16 раз: “... и дает вам слух, зрение, сердце”. (16:78).

“Мы дали им слух, зрение, сердце”. (42:25). “Возвести им, покажи им”. (19:39).

“Истинно, за слух, зрение, сердце — за каждое из них будет спрошено”. (17:8).

“Нельзя было вам укрыться так, чтобы не свидетельствовали о вас ни ваши уши, ни ваши очи”. (41:21).

“Нет ничего подобного Ему: Он — слышащий, видящий”. (42:9).

Всегда слух опережает зрение, а потому и реагирует первым. И нет сомнений в том, что слух является острее, быстрее, полнее и совершеннее зрения. Мы слышим джиннов, но не видим их. Пророки слышали Аллаха, разговаривали с Ним, но не видели Его. Мухаммад, мир ему, Коран получил на слух. Мать на слух узнает своего ребенка среди множества детей, но она не сразу определит его лицо среди них. Слух служит человеку, оставаясь ясным, и во время сна. Кто изучит анатомию уха и зрения, тот увидит, что строение уха намного нежнее, тоньше и чувствительнее строения глаза.

Также и выдвигание имущества перед детьми:

“в тот день, когда не поможет богатство и сыны, кроме тех, кто придет к Аллаху с беспорочным сердцем!” (26:88—89).

“Имущество ваше, дети ваши только искушение вам; а у Бога... великое воздаяние”. (64:15).

“...не принесут пред Богом никакой пользы ни их имущества, ни их дети: они подружатся с огнем; в нем они будут вечно!” (3:112).

“Не думают ли они, что Мы тем, в чем даем им избыток, — имуществом, детьми, — хотим споспешествовать их благополучию? Нет, они не понимают!” (23:57—58).

“Да не удивляет тебя ни богатство их, ни дети их. Ими хочет Бог только наказать их в здешней жизни”. (9:55).

“Знайте, что жизнь в здешнем мире есть обманчивая утеха, обольщение, суетный наряд, тщеславие между вами, желание отличиться множеством имущества и детей, она подобна тем произрастаниям при дожде, которое собой пленяет неверных”. (57:19).

Таких примеров очень много. Секрет в том, что некоторые люди дорожат имуществом больше, чем детьми.

Такие же секреты заключены и в грамматическом построении

предложения.

“Если два народа из верующих будут воевать между собой, то примирите один с другим”. (49:9).

Первым сделал обращение как к двум, затем перешел на множественное число, сказав “воевать”, потом снова обратился как к двоим: “то примирите их (двоих)”. Дело в том, что когда два отряда сталкиваются в поединке, то они становятся множеством относительно сражающихся рук, и поэтому в стихе обращение ко множеству, затем после примирения каждый расходится в свою сторону и они становятся двумя группами. Отсюда и обращение как к двум, потому и этот стих пришел в форме то множественного числа, то двойственного. Использование разных предлогов и союзов в Коране также имеет различное значение.

“Спрашивают тебя: “что отдавать на пожертвование, чем жертвовать”. Скажи: “лучшее из имущества”. (2:219).

“Они спрашивают тебя о духе. Скажи: “Дух от повеления Господа моего”. (17:87).

“Спрашивают тебя о новолуниях. Скажи: “Они служат людям для определения времени и праздника”. (2:185).

Часто встречается слово “скажи”, но в одном стихе читаешь:

“Они спросят тебя о горах, тогда скажи: “Господь мой, сдвинув их с своих оснований, обратить их в прах”. (20:105).

Здесь сказано: “тогда скажи” и причина в том, что предшествовавшие вопросы уже были заданы, а вопрос о горах еще не был задан, к это одна из тайн Большого Суда, отсюда и союз “тогда”.

“Когда рабы Мои будут у тебя спрашивать обо Мне, тогда Я буду близок, внемлю молению молящегося”. (2:182).

В этом стихе нет слова “скажи”, потому что вопрос этот исходит от самого Аллаха и Он достоин отвечать Сам за Себя.

Использование местоимения “я” или “мы” имеет также различный смысл. Аллах говорит во множественном числе, когда речь идет о действии, где необходимо присутствие нескольких божественных свойств, как сотворение человека, опускание книги, или её сохранение:

“Истинно, Мы ниспослали это учение, и Мы сохраняем его”. (15:9).

“Мы сотворили вас; о если бы вы уверились в этом”. (56.57).

“Видели ли вы то, что извергаете семенем, вы ли творите это или Мы, Творцы?” (56:59).

“Мы сотворили их и укрепили их целость, а если пожелаем, заменим подобными им”. (76:28).

Местоимение “мы” выражает здесь сочетание нескольких божественных свойств как при создании человека.

Но когда речь идет о разговоре между Аллахом и одним, из его рабов, употребляется личное местоимение, как при разговоре с Мусой, мир ему:

“Воистину, Я — Бог! Нет божества, кроме Меня! Поклоняйся же Мне и совершай молитву в Мое воспоминание!” (20:14).

Аллах говорит “Я”, потому что здесь присутствие Самого Аллаха.

Мы встречаем подобное изящество языка в двух стихах о терпении, которых отличает друг от друга артикль “л”, что означает в переводе “поистине”.

“Терпи то, что тебя постигло, — ведь это из твердости в делах”. (31:17).

“Но, конечно, тот, кто терпит и прощает... Поистине, это — из твердости в делах”. (42:43).

В первом стихе терпение просто “из твердости”, а во втором “поистине, из твердости”. Причина усиления во втором стихе в том, что это терпение перед людской несправедливостью, так как в этом случае действительно нужны выдержка и терпение, когда ты можешь ответить обидчику, но ты сдерживаешь себя и прощаешь ему. А терпение в первом стихе — это терпение в судьбе и предопределении, здесь тоже нужно терпение, но не в такой степени,. как в первом случае.

То же самое значение имеет “л” и в следующих стихах:

“Видели ли вы воду, которую пьете? Разве вы ее низвели из облака или Мы низвели? Если бы Мы пожелали, мы бы сделали ее горькой”. (56:69).

“Видели ли вы, что выделываете? Вы ли выращаете посеянное или Мы возрастители? Если бы Мы пожелали, то, поистине, сделали бы это сухим мусором”. (56:65).

В первом стихе “Мы бы сделали”, во втором — “Поистине, мы бы сделали”. Значение усиления смысла второго стиха в том, что кто-то может сказать, что и он тоже может уничтожить, не только Аллах, поэтому в этом стихе смысл углубили артиклем “л”, который в арабском языке дает значение “поистине”, а в первом случае никто не может утверждать, что он в силах ниспослать соленый дождь, на это никто не может претендовать и потому здесь нет надобности в усилении.

Подобная изысканность языка в определении характеристики Ибрагима, мир ему, своего Господа: “Он который пошлет мне смерть, и в последствии оживит меня”. (26:81). “Тот, который и кормит меня и поит меня”. (26:79).

Когда речь шла о пище, он привел местоимение “тот”, чтобы подчеркнуть, что только Аллах кормилец, чтоб никто не претендовал на роль кормильца, а в первом случае нет такого усиления, так как никто не может утверждать, что он убивает и оживляет одновременно.

Такую гибкость и изысканность языка мы встречаем в обращениях Аллаха к разным людям. Так, например, обращаясь к мусульманам, Аллах говорит: “Вспомните же Меня, Я вспомню вас”. (2:147).

А в обращении к евреям Аллах сказал:

“Сыны Исраиля! Вспомните о благодеяниях, какими Я облагодетельствовал вас”. (2:44).

Евреи — меркантильный народ, и потому вспоминают Бога только ради своей выгоды, для каких-либо целей, мусульмане же ради самого Аллаха и из-за любви к Нему, а не из-за корысти.

То же самое значение имеет обращение к ученым и к неучам:

“Бойтесь Меня, рассудительные!” (2:193).

“...то бойтесь того огня, топливом для которого будут люди и камни!”. (2:22).

Эта разница происходит из-за того, что большинство безграмотных боятся только огня и они не понимают, что Аллах сильнее всякого огня, а ученые понимают это и потому Аллах по-разному обратился к каждому из них соответственно уровня их понимания.

Сатана в своей клятве поклялся словами: “...клянусь Твоим величием, я введу в заблуждение всех их”. (38:83), потому что он знал, что больше ничем не может повредить Аллаху, в силу того что Он неуязвим и в достатке от созданного, потому сатана и поклялся Его величием, выражая тем самым свои знания. Кто хочет, пусть верит, кто не хочет, пусть не верит, — Аллах не нуждается в нашем поклонении. В Божественном изречении сказано: “Те в аду, Я не переживаю, эти в раю, Я не переживаю”. Этого требует Его величие. Это — лишь единственное отверстие, куда сатана может проникнуть, сбивая с пути истинного, нашептывать, заблуждая, так как Аллах не заставляет верить насильно. Поэтому сатана произносит в своей клятве: “Твоим величием”.

“...За то, что Ты уклонил меня от прямой стези, я буду делать засады им на Твоем прямом пути. Я буду нападать на них спереди и сзади, справа и слева...” (7:15). Сатана упомянул все четыре стороны света, но не упомянул вверх и вниз, потому что верх — величие Аллаха, а низ — смиренность раба. У сатаны нет пути к тому, кто избрал себе низшее место перед Величием Аллаха.

Далее сатана говорит, что его излюбленное место — прямой путь к Аллаху, т. е. путь благих дел, места молитвенного поклонения, потому что те, кто бросает молитву, пьянствует, развратничает, они уже заблудшие и не нуждаются в сатане, чтобы он их сбивал с пути. У этих людей нечего красть для сатаны. А он умный воришка не любит тратить времени зря, охотясь вокруг пустого дома.

Слова о прощении в Коране приходят в начале наказания. В первой суре Аллах сказал: “милостивого и милосердного” прежде чем сказать “Господин Большого Дня”. Он всегда характеризует Себя тем, что Он прощает, кому хочет и наказывает, кого хочет.

Прощение приходит всегда перед наказанием, кроме как в двух местах: в стихе об отрезании рук ворам: “Он наказывает, кого хочет и прощает, кому хочет”. (5:40). Здесь наказание пришло перед прощением, потому что отрезание руки — это форма наказания в этом мире, а за ним следует прощение на том свете.

Второй стих, где наказание приходит перед прощением, это в День Большого Суда Иса, мир ему, в разговоре с Аллахом о христианах, которые оставили поклонение Аллаху и поклонялись ему, скажет: “Если Ты их накажешь — они рабы Твои, если простишь им, Ты — державный, мудрый”. (5:118).

Он не говорит первым “ведь Ты прощающий” из вежливости и упоминает наказание перед прощением, потому что христиане совершили большой грех, оставив поклонение Ему. Гибкость мысли" и утонченность языка Корана видна еще и в том, что будущее время в нем стоит в прошедшем времени. Все случаи Большого Дня отражены в прошедшем времени: “...и когда прозвучали трубою”, (18:99). “И небо в этот День расторгнулось и было разрывающимся”. (69:16). “Когда пламень геенский явился злочестивым”. (26:91). “И они предстали пред Господом твоим рядами”. (18:46),

Дело в том, что все, что было, что существует в настоящем, что будет после, — все уже свершилось в сознании Аллаха. Нет для Аллаха тайны, чист Он от этого.

В Коране мы читаем о двух разных временах, как о противоположных друг другу, как например: “Пришло повеление Аллаха, не торопите же Его!” (16:1). (Авт. перевод).

Повеление уже есть, но Аллах говорит “не торопитесь”, как будто это предстоит еще в будущем, еще не случилось. Секрет, как уже сказано, состоит в том, что все свершилось в сознании Аллаха, но время еще не пришло, то есть еще этого не произошло в обществе людей и нет тут никаких противоречий. Действительно, эта изысканность суждений, утонченность мысли, загадочность, таинственность — все это содержит в себе глубокий смысл.

Это только часть примеров, доказывающих изящество языка и пунктуальность Корана, строгого порядка в построении фраз, изречений, в выборе слов, в оригинальности метафор, свежести суждений, в ювелирной тонкости стиля, мы не найдем подобного явления ни в древних, ни в новых книгах.

О научных взглядах Корана и об удивительных стихах о вселенной, тайну которых раскрыли только в наши дни, о которых не мог знать ни Мухаммед, ни его современники, это другая тема и разговор о ней очень долгий, поговорим об этом в следующий раз.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.