Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Водевильное происшествие



СВАДЕБНЫЙ СЕЗОН

монолог комиссионера

(вместо пролога)

 

РОЛИ:

Одна мужская

Две женские

 

Он с папкой в руках идет, не торопясь, по просцениуму, за ним неотступно следуют две женские фигуры, которые рассматривают на ходу фотографические карточки и шепчутся между собой.

ОН (адресуясь к женщинам). Номер пятьдесят пять: Кучкин, Иван Савич, губернский секретарь, сорока двух лет. Некрасив, но весьма представителен. Принят в хороших домах и имеет тетку полковницу. Живет отдачей денег под проценты. Мошенник, но, в общем, человек порядочный. Ищет девушку лет 18-20, которая была бы из хорошего дома и говорила по-французски. Должна быть миловидна и иметь приданое в размере 15-20 000. (Справляясь с записями.) Фешкин, отставной офицер. Пьет и болеет ревматизмом. Желает жену, которая смотрела бы за ним. Согласен и на вдове, лишь бы была не старше 25 лет и имела капитал. (Передавая женщинам карточку из папки.) Прудонов, ретушер. Ищет невесту с фотостудией, которая была бы не заложена и давала не менее двух тысяч в год. Пьет, но не постоянно, а запоем. Брюнет, имеет черные глаза… (Говорит в публику.) Сдаю дела. Вы спросите, по какой причине? Очень просто! Женюсь. До сих пор помогал в этом богоугодном деле разным страждущим, а теперь вот сам… (Передавая новую карточку.) Женский, Дифтерит Алексеич, артист театров, 35 лет, неизвестного звания. Говорит, что у его отца винокуренный завод… брешет, наверное. Одет всегда во фрак и белый галстук, потому что другой одежи нет. Оставил театр по причине хриплого голоса. Желает купчиху любой комплекции, лишь бы с деньгами. (Говорит в публику.) Семейная жизнь имеет много хороших сторон. Не будь ее, дочери всю жизнь жили бы на шее отцов и многие музыканты сидели бы без хлеба, так как не было б свадеб. Медицина учит, что холостяки обыкновенно умирают сумасшедшими, женатые же умирают, не успев сойти с ума. Холостому завязывает галстук горничная, а женатому - жена. Брак хорош также своею доступностью. Жениться можно богатым, бедным, слепым, юным, старым, здоровым, больным, русским, китайцам… Исключение составляют только клинические безумцы, дураки же, болваны и скоты могут жениться сколько им угодно. (Передавая карточку.) Бутузов, бывший штабс-капитан, осужденный в ссылку в Томскую губернию за растрату и подлоги, желает осчастливить сироту, которая пошла бы с ним в Сибирь. Должна быть дворянского рода! (Говорит в публику.) Между нами, я не люблю женщин! Я рад бы вовсе не знаться с ними, но виноват ли я, что я человек, и ничто человеческое, как говорится?.. Кроме права выбора, над человеком - увы!- тяготеет еще «закон необходимости». В конце концов, я должен был выбрать одно из двух: или поступить в разряд сорвиголов, про которых печатают в газетах на первых полосах, или же сочетаться браком. Середины между этими двумя нелепостями нет. Как человек практический, я остановился на второй. Я женюсь. (Вздыхая.) Да, я женюсь и, по всей видимости, во все время моей женатой жизни денно и нощно буду завидовать тому слизняку, который в себе самом содержит мужа, жену, а стало быть, и тещу, тестя, свекровь… и которому нет необходимости искать женского общества. (Передавая карточку.) Гнусина, вдова. Имеет два дома и тысяч сто наличных. Ищет генерала, хотя бы и отставного. На левом глазу бельмо и говорит с присвистом. Утверждает, что хотя она и значится вдовой, но на самом деле девица, так как покойный муж ее в день свадьбы заболел трясением всех членов… (Повернувшись к дамам и передавая папку.) Я кончил. Примите и прочее…

 

 

ПРОПАЩЕЕ ДЕЛО

Водевильное происшествие

 

Действующие лица:

ОН,

ОНА.

 

ОН (появляется перед публикой в расстроенных чувствах). Ужасно плакать хочется! Зареви я, так, кажется, легче бы стало. (Пьет воду.) Был восхитительный вечер. Я нарядился, причесался, надушился и Дон Жуаном покатил к ней. Живет она на даче в Сокольниках. Она молода, прекрасна, получает в приданое тридцать тысяч, немножко образованна и любит меня, как кошка.

ОНА (входит, взволнованная). О, жестокий! Можно ли так опаздывать? Ведь вы знаете, как я скучаю!

ОН (берет ее за руку и говорит в публику). Я чувствовал, что мое сердце воспалено и близко к разрыву.

ОНА (хватает его за запястье и вскрикивает). Ах! У вас пульс горячечный!

ОН (в публику). И не мудрено! Я приехал решить окончательно свою судьбу. Пан, мол, или пропал - все зависело от этого вечера!

ОНА (взяв его под руку). Погода чудесная!

ОН (в публику). Не до погоды мне было!

ОНА. Слышите, соловей поет. (Указывая.) Прямо у нас над головой. Чего вы все молчите?

ОН (нервно кашлянув). Гхм!.. Чудный вечер такой… Маmан ваша здорова?

ОНА. Здорова.

ОН. Гм… Так… Я, видите ли, Варвара Петровна, хочу с вами поговорить… Для того только я и приехал…

ОНА (возбужденно сопит носом).

ОН (в публику). Она знала, о чем я хотел говорить. (К ней.) Вы, может быть, оскорбитесь… может быть… (В публику.) Тут я умолк. Нужно было составить подходящую фразу. (Ходит некоторое время в молчании.)

ОНА (через паузу, робко). Но… что же?

ОН (решительно). Вы, конечно, давно уже догадались…

ОНА (снова возбужденно засопела).

ОН. Как не догадаться? (Хватает ее за руки.) Варвара Петровна!

ОНА (хватает ртом воздух).

ОН (тряся ее за руки). Варвара Петровна!!

ОНА (трясется всем телом).

ОН. Я… вас… (Бросает ее и отворачивается.) Да что говорить?! Понятно и без того… Люблю, вот и все… Чего ж тут еще говорить? (Вытирает платком лицо и шею.) Ужасно люблю! Я вас люблю, как… (Поворачивается к ней.) Варвара Петровна! Чего же вы-то молчите?!

ОНА (с усилием). Что вам?

ОН (пристально вглядываясь в нее). Неужели… нет?

ОНА (заикаясь). П-почему же н-нет?

ОН (в публику). Она молодец! (Набрасывается на нее с поцелуями.)

ОНА (положив голову ему на грудь). У вас в груди жар, как будто в ней самовар поставлен.

ОН (в публику). А вот подожди, матушка! Заживем на твои тридцать тысяч так, что небу жарко станет!

ОНА (набрасывается на него с поцелуями.)

ОН (стараясь говорить в публику). Прекрасная перспектива открывалась… хорошенькая жена… хорошие деньги… чудненькая карьера… И вот черту нужно было дернуть меня за язык! (Высвобождаясь из ее объятий.) Порисоваться захотелось… своими принципами блеснуть… (Вздыхая.) Впрочем, сам не знаю, чего мне захотелось, а вышло вот как! (Серьезно, к ней.) Варвара Петровна! Прежде чем взять с вас слово быть моею женою, считаю священнейшим долгом, во избежание могущих произойти недоразумений, сказать вам несколько слов. Я буду краток… Знаете ли вы, Варвара Петровна, кто я и что я?

ОНА (в недоумении). Я это знаю. Вы…

ОН (перебивая). Да, я честен! Я труженик! Я… я горд! Мало того… У меня есть будущее… Но я беден…

ОНА. Не в деньгах счастье.

ОН (с апломбом). Я горд своею бедностью! Копейки, которые я получаю за свои литературные работы, я не променяю на те тысячи, которые… которыми…

ОНА. Я понимаю-с.

ОН. Я привык к бедности. Мне она ничего. Я в состоянии неделю не обедать… Но вы! Вы! Неужели вы, которая не в состоянии пройти двух шагов, чтобы не нанять извозчика, надевающая каждый день новое платье, бросающая в стороны деньги, не знавшая никогда нужды, вы, для которой немодный цветок есть уже большое несчастье, неужели вы согласитесь расстаться для меня с земными благами? Гм…

ОНА. У меня есть деньги. У меня приданое!

ОН. Пустое! Для того чтобы прожить десяток, другой тысяч, достаточно несколько лет… А потом? Нужда? Слезы? Верьте, дорогая моя, моему опыту! Знаю-с! Знаю, что говорю! Для того чтобы бороться с нуждою, нужно иметь сильную волю, нечеловеческий характер… (В публику.) Ну и чепуху же я мелю!

ОНА (вздыхая). Ах!

ОН (с нарастающим пафосом). Подумайте, Варвара Петровна! Подумайте, на какой шаг вы решаетесь! Шаг бесповоротный! Есть у вас силы - идите за мной, нет сил бороться - откажите мне! О! Лучше пусть я буду лишен вас, чем… вы вашего покоя. Те сто рублей, которые дает мне ежемесячно литература, ничто! Их не хватит! Подумайте же, пока не поздно!

ОНА (сморкаясь в платок). Ох, батюшки-светы!

ОН (продолжая). Подумайте! Где бессилие - там слезы, упреки, ранние седины… Предупреждаю вас, потому что я честный человек. Чувствуете ли вы себя настолько сильной, чтобы разделить со мною жизнь, которая своею внешнею стороною не похожа на вашу, чужда вам?

ОНА (робко). У меня же есть приданое!

ОН. Сколько? Двадцать, тридцать тысяч? Ха-ха! Миллион? И потом, кроме этого, позволю ли я себе присваивать то, что… Нет! Никогда! Я горд! (Ходит с гордо поднятой головой.) Я горд…

ОНА (печально вздыхает и задумывается).

ОН (остановившись перед ней, очень важно). Итак, жизнь со мной и лишения или же жизнь без меня и богатство… Выбирайте… Есть силы? У моей Вари есть силы?

ОНА (еще раз вздохнув, протягивает ему руку). Благодарю вас! (Всхлипывает.) Благодарю вас! Вы хорошо сделали, что были со мной откровенны… Я неженка… Я не могу… Не пара вам… (Рыдает.)

ОН (в публику). Всегда теряюсь, когда вижу плачущих женщин. Что тут предпринять? Может, воды… (Подает ей воду.)

ОНА (сделав глоток). Вы правы. Если я пойду за вами, обману вас. Не мне быть вашей женой. Я богачка, неженка, езжу на извозчиках, кушаю бекасов и дорогие пирожки. Я никогда за обедом не ем супа и щей. Меня и мама стыдит постоянно… А не могу я без этого! Я не могу ходить пешком… Я утомляюсь… И потом платья… Все это вам придется на свой счет шить… Нет! Прощайте! (Сделав трагический жест.) Я недостойна вас! Прощайте! (Уходит.)

ОН (проводив ее взглядом, в публику). И она ушла. А я? (Пошатывается.) Земля колеблется подо мной. (Хватается за голову и вскрикивает.) Какую же пакость соорудил мне мой язык! А-а!.. Крикнуть ей: «Воротитесь!», так ее уже и след простыл… Люди милые, как поправить дело? Как воротить свои слова назад? Что ей сказать или написать? Уму непостижимо! Пропало дело - и как глупо пропало! Кошки скребут на душе!

 

 

ПЕРЕД СВАДЬБОЙ

Честный рассказ

Действующие лица:

ОН,

ОНА

 

На сцене он и она, им предстоит познакомить публику со всеми героями рассказа.

 

ОН (рассказывает). Девица Подзатылкина замечательна только тем, что ничем не замечательна.

ОНА (рассказывает). Господин Назарьев больше всего на свете любит свой почерк… Он где-то служит, жалованье получает тщедушное, едва на табак хватает…

ОН. На прошлой неделе девица Подзатылкина в доме своих почтенных родителей была объявлена невестой господина Назарьева.

ОНА. Сговор сошел как нельзя лучше, выпито было две бутылки шампанского и полтора ведра водки!

ОН. На другой день утром девица Подзатылкина была позвана к мамаше.

ОНА (за мать, адресуя реплики в публику). С какой это стати ты нарядилась сегодня в шерстяное платье? Могла бы нонче и в барежевом походить. Голова-то как болит, ужасть! Вчера этот изверг, твой отец, подносит мне что-то в рюмке… «Выпей», говорит. Думала, что в рюмке вино, - ну и выпила, а в рюмке-то был уксус с маслом из-под селедок. Это он пошутил, пьяная образина! Срамить только, слюнявый, умеет! Меня сильно изумляет и удивляет, что ты вчера веселая была и не плакала. Чему рада была? Деньги нашла, что ли? Всякий и подумал, что ты рада родительский дом оставить. Что-о? Любовь? Какая там любовь? И вовсе ты не по любви идешь за своего, а так, за чином его погналась! Разве не правда? А мне, мать моя, твой не нравится! Уж больно занослив и горделив. Ты его осади… Что-о-о-о? И не думай перечить!.. Через месяц же драться будете: и он таковский и ты таковская. Замужество только девицам одним нравится, а в нем ничего нет хорошего. Не вертись так, у меня и без того голова кружится. Мужчины все дураки, с ними жить не очень-то сладко. И твой тоже дурак, хоть и высоко голову держит. Ты его не больно-то слушайся, не потакай ему во всем и не очень-то уважай: не за что. Обо всем мать спрашивай. Чуть что случится, так и иди ко мне. Сама без матери ничего не делай, боже тебя сохрани! Муж ничего доброго не посоветует, добру не научит, а все норовит в свою пользу. Ты это знай! Отца также не больно слушай. К себе в дом не приглашай жить, а то ты, пожалуй, чего доброго, сдуру и ляпнешь. Он так и норовит с вас стянуть что-нибудь. Будет у вас сидеть по целым дням, а на что он вам сдался? Водки будет просить да мужнин табак курить. Он скверный и вредный человек, хоть и отец тебе. Лицо-то у него, негодника, доброе, ну а душа зато страсть какая ехидная! Занимать денег станет - не давайте, потому что он жулик, хоть и тютюлярный советник. Вон он кричит, тебя зовет! Ступай к нему, да не говори ему того, что я тебе сейчас про него говорила. А то сейчас пристанет, изверг рода христианского, горой его положь! Ступай, покедова у меня сердце на месте! Враги вы мои! Умру, так попомните слова мои! Мучители!

ОН (рассказывает). Девица Подзатылкина оставила мать свою…

ОНА (рассказывает). И отправилась к папаше, который в свою очередь сказал ей…

ОН (за отца). Дочь моя! Я очень рад, что ты намерена сочетаться с таким умным господином, как господин Назарьев. Очень рад и вполне одобряю сей брак. Выходи, дочь моя, и не страшись! Брак - это такой торжественный факт, что…. ну, да что там говорить? Живи, плодись и размножайся. Бог тебя благословит! Я… я… плачу. Впрочем, слезы ни к чему не ведут. Что такое слезы человеческие? Одна только малодушная психиатрия и больше ничего! Выслушай же, дочь моя, совет мой! Не забывай родителей своих! Муж для тебя не будет лучше родителей! Мужу нравится одна только твоя материальная красота, а нам ты вся нравишься. За что тебя будет любить муж твой? За характер? За доброту? За эмблему чувств? Нет-с! Он будет любить тебя за приданое твое. Ведь мы даем за тобой, душенька, не копейку какую-нибудь, а ровно тысячу рублей! Ты это понять должна! Господин Назарьев весьма хороший господин, но ты его не уважай паче отца. Он прилепится к тебе, но не будет истинным другом твоим. Будут моменты, когда он… Нет, умолчу лучше, дочь моя. Мать, душенька, слушай, но с осторожностью. Женщина она добрая, но двулично-вольнодумствующая, легкомысленная, жеманственная. Она благородная, честная особа, но… шут с ней! Она тебе того посоветовать не может, что советует тебе отец твой, бытия твоего виновник. В дом свой ее не бери. Мужья тещей не обожают. Я сам не любил своей тещи, так не любил, что неоднократно позволял себе подсыпать в ее кофей жженой пробки, отчего выходили весьма презентабельные преферансы. Подпоручик Зюмбумбунчиков военным судом за тещу судился. Разве не помнишь сего факта? Впрочем, тебя еще тогда на свете не существовало. Главное, во всем и везде отец. Это ты знай и одного его только и слушай. Потом, дочь моя… Европейская цивилизация породила в женском сословии ту оппозицию, что будто бы чем больше детей у особы, тем хуже. Ложь! Чем больше у родителей детей, тем лучше. Впрочем, нет! Не то! Совсем наоборот! Я ошибся, душенька. Чем меньше детей, тем лучше. Это я вчера читал в одной журналистике… Однако кто-то подъехал…

ОНА (рассказывает). То прикатил господин Назарьев. Невеста встретила его и сказала: «Прошу садиться без церемоний!»

ОН (рассказывает). Назарьев начал обыкновенно: «Как поживаете? Как вам спалось? Позвольте вас чмокнуть!»

ОНА (за Подзатылкину, томно). Ах! (Подставляет губы.)

ОН (несколько времени выбирает и целует возле уха). Чмок!

ОНА (вздыхая разочарованно). Ах!

ОН (за Назарьева, развязно).А где ваши? Мне их повидать надо. Я на них, признаться, немножко сердит. Они меня здорово надули. Вы заметьте, ваш папаша говорили мне, что оне надворный советник, а оказывается теперь, что оне всего только титулярный.

ОНА (пожимая плечами). Гм!..

ОН. Потом-с… Оне обещали дать за вами полторы тысячи, а маменька ваша вчера сказали мне, что больше тысячи я не получу.

ОНА (та же игра). Гм!..

ОН (возмущенно). Помилуйте, это свинство! Черкесы - кровожадный народ, да и то так не делают. Я не позволю себя надувать! Все делай, но самолюбия и самозабвения моих не трогай! Это не гуманно! Не рационально! Я честный человек, а потому не люблю нечестных! У меня все можно, но не хитри, не язви, а делай так, как совесть у человека!

ОНА (вздыхая). Ах!..

ОН. У них и лица какие-то невежественные! Что это за лица? Это не лица! Вы меня извините, но родственных чувств я к ним не чувствую.

ОНА (та же игра). Ах!..

ОН. Вот как повенчаемся, так мы их приструним. Еще как приструним! Мои родители у меня давно уж ни гу-гу. Что, вы уж пили кофей?

ОНА (растерянно). А-а-а…

ОН. Ну, так и я с вами напьюсь. Пойдите мне на папироску принесите, а то я свой табак дома забыл.

ОНА (та же игра). А-а-а...

ОН (закрыв ей рот рукой, рассказывает.) Невеста вышла.

ОНА (убрав его руку, рассказывает). И такое перед свадьбой!

ОН. А что будет после свадьбы!!

 

ДЛИННЫЙ ЯЗЫК

Разоблачение

Действующие лица:

МУЖ,

ЖЕНА,

ГОРНИЧНАЯ

 

 

За сценой слышен смех и оживленный разговор. Входит горничная, накрывает стол для чая.

ГОРНИЧНАЯ. Наталья Михайловна приехала… Утром из Ялты…. Рассказывает мужу про Крым. Какая прелесть! Какая прелесть!

 

Входят жена и муж, у него в руках газета, она обмахивается веером.

МУЖ. Но, говорят, жизнь там необычайно дорога…

ЖЕНА. Как тебе сказать? По-моему, дороговизну преувеличили, папочка. Я, например, с Юлией Петровной имела очень приличный номер за двадцать рублей в сутки. Все, дружочек мой, зависит от уменья жить. Конечно, если ты захочешь поехать куда-нибудь в горы… возьмешь лошадь, проводника, - ну, тогда, конечно, дорого. Ужас, как дорого! Но, Васечка, какие там го-оры! Представь себе высокие-высокие горы, на тысячу раз выше, чем церковь… Наверху туман, туман, туман… Внизу громаднейшие камни, камни, камни… И пинии… и… Ах, вспомнить не могу!

ГОРНИЧНАЯ (приглашая к столу). Пожалуйте, готово-с.

 

Муж и жена садятся за стол, горничная разливает чай.

 

МУЖ. Кстати… без тебя тут я в каком-то журнале читал про тамошних проводников-татар… Такие мерзости! Что, это в самом деле какие-нибудь особенные люди?

ЖЕНА (сделав презрительную гримасу и мотнув головой). Обыкновенные татары, ничего особенного. Впрочем, я видела их издалека, мельком… Указывали мне на них, но я не обратила внимания. Всегда, папочка, я чувствовала предубеждение ко всем этим черкесам, грекам… маврам...

ГОРНИЧНАЯ. Говорят, донжуаны страшные!

ЖЕНА. Может быть! Бывают мерзавки, которые… (Вдруг вскакивает.) Васечка, я тебе скажу, какие есть без-нрав-ственны-е! Ах, какие безнравственные! Не то чтобы, знаешь, простые или среднего круга, а аристократки, эти надутые… Я глазам своим не верила! Умру и не забуду! Ну, можно ли забываться до такой степени, чтобы… ах, Васечка, я даже и говорить не хочу! (Садится, пьет чай.)

МУЖ (крякая). Гм!..

ГОРНИЧНАЯ. Ужас какой рассказываете, Наталья Михайловна, аж оторопь берет! Неужели есть такие бесстыдницы?

ЖЕНА. Гм!.. Взять хотя бы мою спутницу Юлию Петровну…

ГОРНИЧНАЯ. Помилуйте, такой хороший муж!

МУЖ. У них, кажется, двое детей…

ЖЕНА. Корчит всегда из себя святую и - вдруг, можете себе представить…

ГОРНИЧНАЯ. Ах!

МУЖ. Да ну, брось! Не может этого…

ЖЕНА. А я тебе говорю! (Придав лицу таинственное выражение.) Поехала раз эта Юлия Петровна в горы… Была отличная погода! Впереди едет она со своим проводником, немножко позади - я. Отъехали мы версты три-четыре, вдруг, понимаешь ты, Васечка, Юлия вскрикивает и хватает себя (хватает себя за грудь)

ГОРНИЧНАЯ (вскрикивая). Ой! Плохо, значит, почувствовала…

ЖЕНА (продолжая). Ее татарин хватает ее за… (хватает себя за талию)...

ГОРНИЧНАЯ (комментируя). Поперек, значит.

ЖЕНА. Иначе бы она с седла свалилась… Я со своим проводником подъезжаю к ней… Что такое? В чем дело? «Ох, кричит, умираю! Дурно! Не могу дальше ехать!»

ГОРНИЧНАЯ. Вы, верно, испугались?

ЖЕНА. Конечно! Поедемте, говорю, назад! «Нет, говорит, Натали, не могу я ехать назад! Если я сделаю еще хоть один шаг, то умру от боли!»

ГОРНИЧНАЯ. И что это с ней такое?

МУЖ (покашливая). Кхр!.. Это бывает… в горах…

ЖЕНА (продолжая). «У меня, говорит, спазмы!» И просит, умоляет ради бога меня и моего Сулеймана, чтобы мы вернулись назад в город и привезли ей бестужевских капель, которые ей помогают.

ГОРНИЧНАЯ (сочувственно). Капли бы ей в самый раз!

МУЖ (отложив газету, жене). Постой, постой! Кхр!.. Я тебя не совсем понимаю… Кхр!.. Кхр!.. Раньше ты говорила, что видела этих татар только издалека, а теперь про какого-то Сулеймана рассказываешь…

ЖЕНА (поморщившись). Ну, ты опять придираешься к слову! Терпеть не могу подозрительности! Терпеть не могу! Глупо и глупо!

МУЖ. Я не придираюсь, но… зачем говорить неправду? Каталась с татарами, ну, так тому и быть, бог с тобой, но… зачем вилять?

ЖЕНА (возмущенно). Вот странный! Ревнует к Сулейману! Воображаю, как это ты поехал бы в горы без проводника! Если не знаешь тамошней жизни, не понимаешь, то лучше молчи. Молчи и молчи! (Горничной.) Без проводника там шагу нельзя сделать.

ГОРНИЧНАЯ. Еще бы, горы - страсть!

МУЖ (закуривая). Ну да, конечно!

ЖЕНА. Пожалуйста, без этих глупых улыбок! Я тебе не Юлия какая-нибудь… Я ее и не оправдываю, но я…. (Горячо.) Я хоть и не корчу из себя святой, но еще не настолько забылась! У меня Сулейман не выходил из границ… Не-ет! Маметкул, бывало, у Юлии все время сидит, а у меня, как только часы бьют одиннадцать, сейчас: «Сулейман, марш! Уходите!» И мой глупый татарка уходит. Он у меня, папочка, в ежовых был… Как только разворчится насчет денег или чего-нибудь, я сейчас: «Ка-ак? Что-о? Что-о-о?»

ГОРНИЧНАЯ. У него, небось, вся душа в пятки.

ЖЕНА (смеется). Ха-ха-ха! Глаза, понимаешь, Васечка, черные-пречерные, как у-уголь, морденка глупая такая, смешная… Я его вот как держала! Вот!

МУЖ. Воображаю! (Отворачивается от нее и пускает дым кольцами).

ЖЕНА. Глупо, Васечка!

МУЖ (напевая под нос себе). Пам-парам-пам…

ЖЕНА. Ах, как глупо!Я ведь знаю, какие у тебя мысли! Я знаю, что ты думаешь… Но, я тебя уверяю, он у меня даже во время прогулок не выходил из границ. Например, едем ли в горы, или к водопаду, я ему всегда говорю: «Сулейман, ехать сзади! Ну!» И всегда он ехал сзади, бедняжка… Даже во время… в самых патетических местах я ему говорила: «А все-таки ты не должен забывать, что ты только татарин, а я жена статского советника!»

ГОРНИЧНАЯ (поддакивая). Чтоб помнил свое место!

ЖЕНА (смеется). Ха-ха-ха!

МУЖ. Пам-парам-пам…

ЖЕНА (сделав испуганное лицо). Но Юлия! Ах, эта Юлия! Я понимаю, Васечка, отчего не пошалить, отчего не отдохнуть от пустоты светской жизни! Все это можно… шали, сделай милость, никто тебя не осудит, но глядеть на это серьезно, делать сцены… нет, как хочешь, я этого не понимаю! Вообрази, она ревновала!

ГОРНИЧНАЯ (в страхе, крестясь). Прости, господи!

ЖЕНА. Ну, не глупо ли? Однажды приходит к ней Маметкул, ее пассия… Дома ее не было… Ну, я зазвала его к себе… начались разговоры, то да се… они, знаешь, препотешные! Незаметно этак провели вечер… Вдруг влетает Юлия… Набрасывается на меня, на Маметкула… делает нам сцену… фи! Я этого не понимаю, Васечка…

МУЖ (крякает). Кхр!.. (Встает и ходит.) Весело вам там жилось, нечего сказать!

 

Горничная убирает со стола и выходит.

ЖЕНА (обиженным голосом). Ну… как это глу-упо! Я знаю, о чем ты думаешь! Всегда у тебя такие гадкие мысли! Не стану же я тебе ничего рассказывать. Не стану!

МУЖ. Пам-парам-пам…

 

За сценой слышно, как с грохотом падает поднос с посудой, муж и жена вздрагивают.

 

 

ЖЕНИХ И ПАПЕНЬКА

Нечто современное

 

Действующие лица:

МИЛКИН,

КОНДРАШКИН,

ДОКТОР-ПРИЯТЕЛЬ-ОТ АВТОРА (в одном лице)

 

ПРИЯТЕЛЬ (рассказывает) — А вы, я слышал, женитесь!

ОТ АВТОРА обратился к Петру Петровичу Милкину на дачном балу один из его знакомых.

ПРИЯТЕЛЬ Когда же мальчишник справлять будете?

 

МИЛКИН. Откуда вы взяли, что я женюсь? Какой это дурак вам сказал?

 

ПРИЯТЕЛЬ Все говорят, да и по всему видно... Нечего скрытничать, батенька... Вы думаете, что нам ничего не известно, а мы вас насквозь видим и знаем! Хе-хе-хе... По всему видно... Целые дни просиживаете вы у Кондрашкиных, обедаете там, ужинаете, романсы поете... Гуляете только с Настенькой Кондрашкиной, ей одной только букеты и таскаете... Всё видим-с! Намедни встречается мне сам Кондрашкин-папенька и говорит, что ваше дело совсем уже в шляпе, что как только переедете с дачи в город, то сейчас же и свадьба... Что ж? Дай бог! Не так я за вас рад, как за самого Кондрашкина... Ведь семь дочек у бедняги! Семь! Шутка ли? Хоть бы одну бог привел пристроить...

 

МИЛКИН. Чёрт побери.. Это уж десятый говорит мне про женитьбу на Настеньке. И из чего заключили, чёрт их возьми совсем! Из того, что ежедневно обедаю у Кондрашкиных, гуляю с Настенькой... Не-ет, пора уж прекратить эти толки, пора, а то того и гляди, что женят, анафемы!.. Схожу завтра объяснюсь с этим болваном Кондрашкиным, чтоб не надеялся попусту, и — айда!

 

ОТ АВТОРА На другой день после описанного разговора Милкин, чувствуя смущение и некоторый страх, входил в дачный кабинет надворного советника Кондрашкина.

 

КОНДРАШКИН Петру Петровичу! Как живем-можем? Соскучились, ангел? Хе-хе-хе... Сейчас Настенька придет... На минутку к Гусевым побежала...

 

МИЛКИН Я, собственно говоря, не к Настасье Кирилловне, а к вам... Мне нужно поговорить с вами кое о чем...

 

КОНДРАШКИН О чем же это вы собираетесь поговорить? Хе-хе-хе... Чего же вы смущены так, милаша? Ах, мужчина, мужчина! Беда с вами, с молодежью! Знаю, о чем это вы хотите поговорить! Хе-хе-хе... Давно пора...

 

МИЛКИН Собственно говоря, некоторым образом... дело, видите ли, в том, что я... пришел проститься с вами... Уезжаю завтра...

 

КОНДРАШКИН (вытаращив глаза) То есть как уезжаете?

 

МИЛКИН Очень просто... Уезжаю, вот и всё... Позвольте поблагодарить вас за любезное гостеприимство... Дочери ваши такие милые... Никогда не забуду минут, которые...

 

КОНДРАШКИН Позвольте-с... Я не совсем вас понимаю. Конечно, каждый человек имеет право уезжать... можете вы делать всё, что вам угодно, но, милостивый государь, вы... отвиливаете... Нечестно-с!

 

МИЛКИН Я... я... я не знаю, как же это я отвиливаю?

 

КОНДРАШКИН Ходил сюда целое лето, ел, пил, обнадеживал, балясы тут с девчонками от зари до зари точил, и вдруг, на тебе, уезжаю!

 

МИЛКИН Я... я не обнадеживал.

 

КОНДРАШКИН Конечно, предложения вы не делали, да разве не видно было, к чему клонились ваши поступки? Каждый день обедал, с Настей по целым ночам под ручку... да нешто всё это спроста делается? Женихи только ежедневно обедают, а не будь вы женихом, нешто я стал бы вас кормить? Да-с! нечестно! Я и слушать не желаю! Извольте делать предложение, иначе я... тово...

 

МИЛКИН Настасья Кирилловна очень милая... хорошая девица... Уважаю я ее и... лучшей жены не желал бы себе, но... мы не сошлись убеждениями, взглядами.

 

КОНДРАШКИН В этом и причина? Только-то? Да душенька ты моя, разве можно найти такую жену, чтоб взглядами была на мужа похожа? Ах, молодец, молодец! Зелень, зелень! Как запустит какую-нибудь теорию, так ей-богу... хе-хе-хе... в жар даже бросает... Теперь взглядами не сошлись, а поживете, так все эти шероховатости и сгладятся... Мостовая, пока новая — ездить нельзя, а как пообъездят ее немножко, то мое почтение!

 

МИЛКИН Так-то так, но... я недостоин Настасьи Кирилловны...

 

КОНДРАШКИН Достоин, достоин! Пустяки! Ты славный парень!

 

МИЛКИН Вы не знаете всех моих недостатков... Я беден...

 

КОНДРАШКИН Пустое! Жалованье получаете и слава богу...

 

МИЛКИН Я... пьяница...

 

КОНДРАШКИН Ни-ни-ни!.. Ни разу не видал пьяным!.. Молодежь не может не пить... Сам был молод, переливал через край. Нельзя без этого...

 

МИЛКИН Но ведь я запоем. Во мне наследственный порок!

 

КОНДРАШКИН Не верю! Такой розан и вдруг — запой! Не верю!

 

МИЛКИН (к зрителю) Не обманешь чёрта! Как ему, однако, дочек спихнуть хочется! (к Кондрашкину)

Мало того, что я запоем страдаю, но я наделен еще и другими пороками. Взятки беру...

 

КОНДРАШКИН Милаша, да кто же их не берет? Хе-хе-хе. Эка, поразил!

 

МИЛКИН И к тому же я не имею права жениться до тех пор, пока я не узнаю решения моей судьбы... Я скрывал от вас, но теперь вы должны всё узнать... Я... я состою под судом за растрату...

 

КОНДРАШКИН Под су-дом? Н-да... новость... Не знал я этого. Действительно, нельзя жениться, покуда судьбы не узнаешь... А вы много растратили?

 

МИЛКИН Сто сорок четыре тысячи.

 

КОНДРАШКИН Н-да, сумма! Да, действительно, Сибирью история пахнет... Этак девчонка может ни за грош пропасть. В таком случае нечего делать, бог с вами...

 

Милкин свободно вздохнул и потянулся к шляпе...

 

КОНДРАШКИН Впрочем, если Настенька вас любит, то она может за вами туда следовать. Что за любовь, ежели она жертв боится? И к тому же, Томская губерния плодородная. В Сибири, батенька, лучше живется, чем здесь. Сам бы поехал, коли б не семья. Можете делать предложение!

 

МИЛКИН (к зрителю) «Экий чёрт несговорчивый! За нечистого готов бы дочку выдать, лишь бы только с плеч спихнуть. Но это не всё... Меня будут судить не за одну только растрату, но и за подлог.

 

КОНДРАШКИН Всё равно! Одно наказание!

 

МИЛКИН Тьфу!

 

КОНДРАШКИН Чего это вы так громко плюете?

 

МИЛКИН Так... Послушайте, я вам еще не всё открыл... Не заставляйте меня высказывать вам то, что составляет тайну моей жизни... страшную тайну!

 

КОНДРАШКИН Не желаю я знать ваших тайн! Пустяки!

 

МИЛКИН Не пустяки, Кирилл Трофимыч! Если вы услышите... узнаете, кто я, то отшатнетесь... Я... я беглый каторжник!!.

 

Кондрашкин отскочил от Милкина, как ужаленный, и окаменел. Минуту он стоял молча, неподвижно и глазами, полными ужаса, глядел на Милкина, потом упал в кресло и простонал:

 

КОНДРАШКИН Не ожидал... Кого согрел на груди своей! Идите! Ради бога уходите! Чтоб я и не видел вас! Ох!

 

Милкин взял шляпу и, торжествуя победу, направился к двери...

 

КОНДРАШКИН Постойте! Отчего же вас до сих пор еще не задержали?

 

МИЛКИН Под чужой фамилией живу... Трудно меня задержать...

 

КОНДРАШКИН Может быть, вы и до самой смерти этак проживете, что никто и не узнает, кто вы... Постойте! Теперь ведь вы честный человек, раскаялись уже давно... Бог с вами, так и быть уж, женитесь!

 

Пауза..

 

МИЛКИН Послушайте, вы еще не всё знаете! Я... я сумасшедший, а безумным и сумасшедшим брак возбраняется...

 

КОНДРАШКИН Не верю! Сумасшедшие не рассуждают так логично...

 

МИЛКИН Стало быть, не понимаете, если так рассуждаете! Разве вы не знаете, что многие сумасшедшие только в известное время сумасшествуют, а в промежутках ничем не отличаются от обыкновенных людей?

 

КОНДРАШКИН Не верю! И не говорите!

 

МИЛКИН В таком случае я вам от доктора свидетельство доставлю!

 

КОНДРАШКИН Свидетельству поверю, а вам нет... Хорош сумасшедший!

 

МИЛКИН Через полчаса я принесу вам свидетельство... Пока прощайте...

 

ОТ АВТОРА. Минут через Милкин уже входил к своему приятелю доктору Фитюеву, но, к несчастью, попал к нему именно в то время, когда он поправлял свою куафюру после маленькой ссоры со своей женой.

 

МИЛКИН Друг мой, я к тебе с просьбой! — обратился он к доктору. — Дело вот в чем... Меня хотят открутить во что бы то ни стало... Чтобы избегнуть этой напасти, я придумал показать себя сумасшедшим... Гамлетовский прием, в некотором роде... Сумасшедшим, понимаешь, нельзя жениться... Будь другом, дай мне удостоверение в том, что я сумасшедший!

 

ДОКТОР Ты не хочешь жениться? — спросил доктор.

 

МИЛКИН Ни за какие коврижки!

 

ДОКТОР В таком случае не дам я тебе свидетельства, (трогаясь за свою куафюру). Кто не хочет жениться, тот не сумасшедший, а напротив, умнейший человек... А вот когда захочешь жениться, ну тогда приходи за свидетельством... Тогда ясно будет, что ты сошел с ума...

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.