Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

В комментарии нуждается и терминология, использованная в ст. 1111.



Статья применяет два юридических термина: "наследование по завещанию" и "наследование по закону". Оба они являются устоявшимися в российском законодательстве. Однако следует иметь в виду их условность. Отметить это обстоятельство необходимо прежде всего потому, что весь разд. V ГК "Наследственное право" строится на норме, имеющей императивный характер: "При наследовании имущество умершего: переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства" (п. 1 ст. 1110 ГК). Это положение в равной мере лежит в основе как норм о наследовании по завещанию, так и норм о наследовании по закону. По этой причине, строго говоря, "наследование по завещанию" так же основано на законе, как и "наследование по закону". В обоих случаях гражданские права и обязанности возникают вследствие события, с которым именно закон связывает наступление гражданско-правовых последствий (подп. 9 п. 1 ст. 8 ГК). Речь идет о том событии, которое предусмотрено п. 2 ст. 17 ГК. Различие же между двумя видами наследования состоит в том, что в одном из случаев права и обязанности возникают из фактического состава, в который помимо указанного события в качестве второго элемента входит также и сделка, предусмотренная законом (п. 1 п. 1 ст. 8 ГК). Такой сделкой является завещание.

Наследование по закону и по завещанию

Исторические корни наследования по закону уходят в далекое прошлое - во времена семейно-родовой организации общества, когда имущество, использовавшееся при жизни отдельным индивидом, не было еще объектом частной собственности и поглощалось после смерти владельца семьей, родом или общиной. В римском праве этот порядок обеспечивался призванием к законному наследованию самого отдаленного родственника наследодателя без ограничения степени родства. Однако с развитием производства и укреплением государства родовые начала организации общества постепенно ослабевали, и основанный на началах индивидуализма общественный строй большинства стран Европы уже к началу XIX в. не мог служить оправданием родового наследственного преемства.

В этих условиях получила широкое распространение выдвинутая Г. Гроцием еще в XVII в. идея о наследовании по закону как "молчаливом завещании", в котором отражается предполагаемая воля наследодателя оставить свое имущество после смерти именно тем лицам, которые названы в законе. Данная идея была воспринята русской дореволюционной доктриной. Действовавший без существенных изменений вплоть до 1918 г. феодально-родовой наследственный правопорядок обеспечивал призвание к наследованию по закону всех членов рода, "одно кровное родство представляющих".

В 1960 - 1980-е годы было выдвинуто несколько концепций, в той или иной мере отрицавших волевой характер наследования по закону и указывавших на иные, кроме "молчаливого завещания", основания наследования.

Так, с точки зрения В.А. Рясенцева, устанавливая круг наследников по закону и очередность их призвания к наследованию, государство исходит из "наиболее типичных в нашей стране семейно-правовых связей", учитывая, какое распределение наследственного имущества в наибольшей степени выражает интересы семьи и сложившиеся в обществе взгляды.

А.А. Рубанов связывал постановления о наследовании по закону с основанными на веских биосоциальных факторах интересами личности, проявляющимися, в частности, в сложившихся естественных связях лиц, получающих наследство, с наследодателем.

П.С. Никитюк и Т.Д. Чепига полагали, что наследование по закону основывается на социальной заинтересованности государства в определенном распределении имущества наследодателя при отсутствии явно выраженной им воли на этот счет. Причем формирование интереса государства происходит на основе совокупности экономических (сохранение сложившейся структуры потребления общественных благ), семейных (естественная привязанность членов семьи друг к другу) и нравственных факторов, а также традиций, сложившихся в обществе.

Интересна точка зрения О.С. Иоффе, согласно которой одним из проявлений "социального назначения" наследования является "укрепление экономического строя общества путем обеспечения преемственности имущественных отношений". Впоследствии этот тезис был развит А.А. Рубановым, видевшим "социальную роль" наследования по закону в установлении порядка, в соответствии с которым определяются лица, вступающие в имущественные отношения вместо умершего, и в обеспечении нормального течения экономических процессов.

Таким образом, был выявлен основной правовой мотив, оправдывавший необходимость посмертной передачи определенным лицам или государству имущества лица, не оставившего завещания, - стабильность имущественных отношений, составляющих основу экономического строя общества. По нашему мнению, именно с этим мотивом, хотя и не являющимся специфическим только для регулирования наследственных отношений, следует связывать и основание наследования по закону.

Суть наследования по закону весьма удачно выразил С.Н. Братусь: "Наследование по закону основано на предположении, что закон, устанавливающий круг наследников, очередность их призвания к наследству, размеры наследственных долей, соответствует воле наследодателя, не пожелавшего или не смогшего выразить свою волю иначе - путем завещательного распоряжения.

М.Л. Шелютто в определении интересующего нас понятия находит прямую связь между разными способами наследования. По ее мнению, наследование по закону - одно из двух предусмотренных законом оснований наследования. Оно выступает в качестве альтернативы наследования по завещанию: к наследнику имущество переходит или по закону, или по завещанию. Вполне возможно, что наследник часть имущества умершего наследует по завещанию, а другую часть - по закону, но и в такой ситуации каждая из этих частей переходит к наследнику по одному из двух взаимоисключающих оснований.

Забегая вперед отметим, что иногда оба основания - завещание и закон - в механизме призвания наследника к наследованию все-таки сочетаются: при отказе от наследства наследника по закону в пользу наследника по завещанию (п. 1 ст. 1158 ГК РФ); при переходе права на принятие наследства от наследника по закону, не успевшего из-за смерти принять наследство в установленный срок, к его наследникам по завещанию (в порядке наследственной трансмиссии - п. 1 ст. 1156 ГК РФ).

Наследование осуществляется по закону, если:

- завещание отсутствует (не составлялось вовсе или отменено посредством распоряжения завещателя о его отмене);

- завещание касается только части наследственного имущества, вследствие чего другая его часть, не охваченная завещанием, наследуется по закону;

- завещание является недействительным;

- наследник реализует свое право на обязательную долю в наследстве;

- завещание неисполнимо в связи с тем, что никто из наследников по завещанию наследство не принял либо не имеет права наследовать (п. 1 ст. 1117 ГК РФ), либо все наследники по завещанию умерли до открытия наследства или одновременно с завещателем, либо все наследники по завещанию отказались от наследства, а другой наследник на такой случай не подназначен;

- содержание завещания заключается в лишении наследства одного, нескольких или всех наследников по закону либо ограничивается завещательным отказом (завещательным возложением).

Все эти ситуации при их обобщении сводятся к двум, позволяющим определить наследование по закону как наследование без завещания или по основаниям, предусмотренным законом, не в соответствии с завещанием (вопреки ему). В перечисленных случаях (кроме, пожалуй, случая реализации права на обязательную долю в наследстве) наследование по закону всего или части наследственного имущества восполняет не выраженную в завещании либо выраженную в нем, но неосуществимую по определенным обстоятельствам волю наследодателя. В этом смысле, как указывали еще советские авторы, наследование по закону называют диспозитивным.

Оно характеризуется, во-первых, тем, что не наследодателем, а законом установлен круг наследников, причем исчерпывающе. При этом законодатель основывается на семейно-родственном начале. Прежде всего учитывается необходимость обеспечения интересов членов семьи умершего, его родственников определенной степени родства и нетрудоспособных иждивенцев. Существует также мнение, что законодатель исходит из предположения о наиболее вероятных лицах, которых сам наследодатель призвал бы к наследованию, если бы он выразил свою волю. При расширении по сравнению с ранее действовавшим законодательством круга наследников по закону за счет включения в их число родственников достаточно отдаленных степеней родства и даже некоторых свойственников законодатель преследует к тому же цель предотвратить превращение наследственного имущества в выморочное.

Включение гражданина в состав наследников по закону основывается на одном из следующих юридических фактов:

- родства с наследодателем предусмотренной законом степени;

- усыновления наследодателя;

- усыновления ребенка наследодателем либо родственником наследодателя;

- брака с наследодателем;

- предусмотренного законом свойства между наследодателем и наследником;

- нахождения на иждивении наследодателя при соблюдении определенных законом условий.

Во-вторых, наследование по закону характеризуется тем, что помимо круга наследников законом установлен порядок их призвания к наследованию. Наследники по закону разбиты на группы-очереди и призываются к наследованию не все сразу, а последовательно - в порядке очередности. Очередность выражается в том, что наследники каждой последующей очереди призываются к наследованию по закону, если нет ни одного наследника из предшествующих очередей, включая наследников по праву представления, подлежащих призванию к наследованию в случае, предусмотренном ст. 1146 ГК РФ. Приобретение наследства хотя бы одним наследником из состава предшествующих очередей исключает призвание к наследованию наследников всех последующих очередей.

Считается, что наследников предшествующих очередей нет (и значит, к наследованию призываются наследники последующей очереди) при следующих обстоятельствах:

- наследники предшествующих очередей отсутствуют: они никогда (на день открытия наследства) физически не существовали либо умерли до открытия наследства или одновременно с наследодателем и нет наследников по праву представления, либо родственники наследодателя, входящие в состав предшествующих очередей, хотя и родились живыми после открытия наследства, однако были зачаты после смерти наследодателя и потому не призываются к наследованию (п. 1 ст. 1116 ГК РФ);

- никто из наследников предшествующих очередей не имеет права наследовать или все они отстранены от наследования (п. 1 и 2 ст. 1117 ГК РФ) либо лишены завещателем права наследования (п. 1 ст. 1119 ГК РФ);

- никто из наследников предшествующих очередей наследство не принял или все они отказались от наследства без указания, в пользу кого они отказываются.

Так, наследники третьей очереди по закону (ст. 1144 ГК РФ) призываются к наследованию, если нет наследников ни первой, ни второй очереди, например, наследники первой очереди отсутствуют, один из наследников второй очереди не имеет права наследовать (п. 1 ст. 1117 ГК РФ), а другие наследники в предусмотренный законом срок наследства не приняли.

В части третьей ГК РФ установлены восемь очередей наследников по закону (ст. 1142-1145, 1148 ГК РФ). Их количество существенно выросло по сравнению с ранее действовавшим законодательством: ст. 532 ГК 1964 г в первоначальной редакции предусматривала всего лишь две очереди наследников по закону, а в редакции Федерального закона от 14 мая 2001 г. N 51-ФЗ - четыре очереди.

Устанавливая круг наследников по закону и очередность их призвания к наследованию, закон определяет также правила перехода наследственного имущества к нескольким наследникам, наследующим одновременно (совместно), тогда как при наследовании по завещанию порядок перехода наследства к нескольким наследникам определяется завещателем по его усмотрению.

К наследникам одной очереди по закону, за исключением наследников, наследующих по праву представления (о них будет сказано ниже), наследство переходит в равных долях, т.е. поступает в их общую долевую собственность. Причитающаяся наследнику доля в имуществе, наследуемом по закону, называется законной. Она выражается простой правильной дробью. Предположим, что к наследству призваны и приняли его три наследника по закону одной очереди. Законная доля каждого из наследников составит одну третью (1/3) часть наследственного имущества.

Соотношение изначально равных долей сонаследников может измениться в результате отказа от наследства одного или нескольких наследников в пользу других лиц из числа совместно наследующих (ст. 1158 ГК РФ). Так, если один из трех призванных к наследованию наследников откажется от своей доли в наследстве в пользу сонаследника, то доля последнего в наследстве увеличится и составит две третьих части наследства (1/3 + 1/3 = 2/3), а доля второго из двух оставшихся наследников останется неизмененной - ему будет причитаться одна третья (1/3) часть наследства.

Изложенные правила о призвании наследников к наследованию по закону в порядке очередности и об общей (равнодолевой) собственности на наследство принявших его наследников теперь распространяются на все виды имущества, наследуемого по закону. В ранее же действовавшем ГК 1964 г. делалось изъятие в отношении предметов обычной домашней обстановки и обихода. Эти предметы, если они не были охвачены завещанием, переходили к наследникам по закону, проживавшим совместно с наследодателем не менее года до его смерти, независимо от их доли и очередности призвания к наследству (ст. 533). Теперь установлен лишь особый порядок раздела предметов обычной домашней обстановки и обихода между наследниками как по закону, так и в случае наследования по завещанию, если в нем не указано, какие конкретные предметы переходят к каждому из наследников (ст. 1169 ГК РФ).

Таким образом, наследование по закону имеет место, когда:

-завещание не было составлено, либо было составлено, но впоследствии отменено завещателем;

-завещано не все, а часть имущества (незавещанное имущество наследуется по закону);

-наследник по завещанию отказался от наследства либо был признан недостойным наследником.

В Российской цивилистической литературе наиболее распространено определение завещания как односторонней сделки, направленной, прежде всего, на распределение имущества между лицами, названными завещателем своими наследниками, в порядке, который устанавливает завещатель.

Гражданское законодательство Российской Федерации, ранее не содержащее определения «завещания» ныне закрепляет (ст.1118 ГК РФ), что, завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Следует отметить, что термин "завещание" применяется в двух значениях: так называется как сам документ, в котором находит выражение воля завещателя, так и акт выражения воли завещателя. В последнем значении завещание представляет собой одностороннюю сделку и не предполагает какого-либо встречного волеизъявления другого лица. Поэтому действительность завещания не зависит от согласия наследников с его содержанием или возражения против него.

Завещание в современном законодательстве, как форма распоряжения не просто является альтернативой наследования по закону. Используя завещание, можно выйти из сложной ситуации, связанной с распределением имущества между наследниками по закону. Если, например, после смерти отца, не оставившего завещания, два его сына как наследники по закону будут претендовать на имущество, заключающееся в земельном участке, домовладении и автомашине, то получат они независимо от своего желания по 1/2 доли в автомашине, земельном участке и домовладении (если нет завещания, имущество распределяется в равных долях между наследниками по закону). А форма завещания позволяет, например, оставить автомашину одному сыну, а земельный участок и домовладение другому.

Итак, завещание определяет правовую судьбу имущества завещателя после его смерти. Однако, важно отметить, что при жизни оно не порождает никаких обязательств между завещателем и его наследниками. Более того, завещатель может при жизни составить несколько завещаний, определяя судьбу одного и того же имущества (например, менять (переназначать) наследников квартиры), при этом действительным будет последнее решение. Таким образом, вступление в силу завещания как бы откладывается на неопределенный срок. Этим завещания отличаются от других видов распоряжений.

Несмотря на то, что завещание является единоличной, односторонней сделкой, как пишет Барщевский М.Ю. на практике имеются случаи, когда суды признают действительным завещания, составленные от имени двух лиц. По конкретному делу «суд обратил внимание на то, что составление завещания от имени двух лиц не противоречит закону». «Как и К. Б. Ярошенко, я не могу согласиться с таким решением суда» отмечает Барщевский М.Ю.

Следует отметить, что не всякое распоряжение, составленное на случай смерти, является завещанием. Например, договор страхования жизни в пользу третьего лица тоже является распоряжением страхователя на случай смерти, но завещанием его признать нельзя, поскольку страхователь распоряжается не своим, а таким имуществом, право на которое возникает только после его смерти и поэтому не может принадлежать при жизни самому наследодателю.

Для судебной и нотариальной практики часты случаи, когда завещатель, указав определенное лицо в завещании наследником конкретного имущества, фактически передает имущество будущему наследнику, а тот, в свою очередь, обязуется предоставить завещателю пожизненное содержание. В данном случае имеет место двусторонняя сделка, сводящаяся, по существу, к договору об отчуждении имущества с условием пожизненного содержания.

Такой вид сделок часто используется в мошеннических целях, когда наследодатель завещает «несуществующее имущество» или же в последствии передумывает и меняет наследника на иное лицо. Так, например, бабушка завещала свою квартиру сторонним людям с условием ее пожизненного содержания. После ее смерти выяснилось, что таких «завещаний» с условием содержания было составлено несколько, а в последнем завещании в качестве наследника был указан внук.

Поэтому, разрешая вопрос о юридической судьбе такого рода сделок, необходимо руководствоваться правилами п.2 ст.170 ГК РФ, т.е. правилами о притворных сделках. Другими словами, при отсутствии в данной сделке чего-либо противозаконного к ней следует применять правила той сделки, которую стороны действительно имели в виду.

Поскольку наследодатель в любое время может изменить или отменить ранее составленное им завещание по любой причине, в том числе и при совершении противоправных действий, он сам может осуществить защиту от посягательств на свободу завещания. Такие его действия можно рассматривать как самозащиту гражданских прав (путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права), и они осуществляются самостоятельно, без обращения в государственные органы. Конечно, завещание, как и любая другая сделка, заключенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, может быть признана судом недействительной. Однако представляется, что такое возможно лишь после смерти наследодателя по иску заинтересованных лиц. Поскольку при жизни наследодатель сам вправе осуществить свою защиту, нет необходимости в применении мер государственного принуждения. Иное решение вопроса привело бы к необоснованному ограничению прав наследодателя. Кроме того, вопрос о действительности завещания реально возникает только после открытия наследства, а до того времени завещание юридической силы не имеет. Из этих же соображений, по-видимому, в текст части третьей ГК РФ включена норма о том, что оспаривание завещания до открытия наследства не допускается (п.2 ст.1131 ГК РФ), а также указывается, что завещание является односторонней сделкой, действительность которой определяется на момент открытия наследства. Поэтому следует признать, что до открытия наследства юрисдикционная форма защиты, требующая вмешательства компетентных органов (в данном случае - подача искового заявления о признании завещания недействительным) наследодателем, как правило, не используется. Обращение же к этой форме защиты возможно, например, при наличии препятствий для выражения "последней воли" со стороны нотариуса, отказывающего в удостоверении завещания. Защита права происходит в судебном порядке при обжаловании отказа в совершении нотариальных действий по правилам особого производства (гл.32 ГПК РСФСР).

На практике встречаются случаи включения в брачный договор условий, ограничивающих свободу завещания (например, обязательство совершить завещание в пользу супруга, кого-либо из детей и т.п.). При наличии такого условия в брачном договоре оно является ничтожным как ограничивающее правоспособность супругов (п.3 ст.42 Семейного кодекса Российской Федерации.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.