Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

В СИНТАГМАТИЧЕСКИХ СТРУКТУРАХ



ИСХОДНЫЕ ПРИНЦИПЫ

Выше обсуждались попытки структурного анализа фразы, ос­нованного на предположении о том, что наряду с «поверхностны­ми» синтаксическими структурами, различными в разных языках, существуют и «глубинные» синтаксические структуры, которые отражают основную логику построения фразы и носят универ­сальный характер, сохраняя свою идентичность в разных языках.

Наконец, мы останавливались и на формально-грамматичес­ком анализе предложения и кратко осветили основные положе­ния современной «генеративной семантики», которая изучает смысловое строение фразы с помощью тех средств, которыми располагает язык для семантического построения предложения.

Все это приводит нас к основной проблеме — психологичес­кому построению реального речевого высказывания и факто­ров, определяющих трудности в понимании сколько-нибудь сложной фразы.

Эта последняя проблема вновь возвращает нас к вопросу о двух основных формах речевых связей и той роли, которую игра­ют системы синтагматической и парадигматической организации предложения на различных уровнях его построения.

Обратимся к соответствующему материалу, который дает как лингвистика, так и психология речи. Известно, что большая часть живой речи состоит из простых, синтагматических групп, с по­мощью которых выражаются события; к ним относятся простые высказывания типа «девочка спит», «мальчик болен», «собака лает» и т.п. Как мы говорили ранее, эти образования, которые получили название «синтагм», являются основными единицами живой речи. Такой простой тип синтагм принято вслед за Сведелиусом (1897) называть коммуникацией события (или сообще­нием о событии).


Подобные «коммуникации событий» в одних случаях носят характер изолированных суждений, примеры которых мы приве­ли выше, в других же образуют целые цепи последовательных, серийно организованных высказываний, которые, несмотря на длину этих цепей, могут сохранять относительно простой харак­тер синтагматически организованных предложений.

Приведем несколько примеров.

«Белеет парус одинокой в тумане моря голубом!.. Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?..» (М.Ю. Лер­монтов). Легко видеть, что это сообщение воспроизводит ряд со­бытий и переживаний, образующих единую цепь простых пред­ложений, и имеет достаточно простой характер с точки зрения синтагматической организации.

Аналогичными чертами различаются и следующие фразы: «В тот год осенняя погода стояла долго на дворе, зимы ждала, ждала природа. Снег выпал только в январе» (А.С. Пушкин). Здесь мы также имеем дело с цепью простых сообщений о событиях, по­нимание каждой части которых не представляет сколько-нибудь заметных трудностей для человека, владеющего русским языком.

Пожалуй, ярче всего простота коммуникации событий высту­пает в тех формах поэзии, которая ближе всего к народной речи.

«Дуют ветры, ветры буйные; ходят тучи, тучи темные, не видать в них света белого; не видать в них солнца красного» (А.В. Коль­цов). Здесь опять цикл простых фраз, каждая из которых выра­жает определенное событие.

Все эти виды коммуникаций выражают события в наиболее простых формах: все они построены по типу простых суждений, каждое из которых примыкает друг к другу; в них «поверхност­ные» и «глубинные» синтагматические структуры оказываются близки друг другу; их понимание не требует сколько-нибудь зна­чительной трансформации грамматических единиц, входящих в их состав. К этому типу синтагматических структур, связанных в определенные цепи, и принадлежат типичные высказывания, которые по содержанию являются сериями коммуникации собы­тий, а по форме могут быть обозначены как примеры паратакси­са (или сочинения). Наиболее простой формой паратаксиса яв­ляется соединение отдельных простых предложений с помощью союза и, который может быть заменен знаком + («И пришел он,


и увидел он, и победил он, и ушел он», как это пишется в наибо­лее древних рукописях).

Существуют, однако, более сложные формы коммуникаций, т.е. более сложные формы высказывания или более сложные фор­мы синтагматической организации речи, которые по содержа­нию в отличие от коммуникации событий (т.е. передачи сообще­ния об известных, конкретных, наглядных явлениях) могут быть обозначены как коммуникации отношений (т.е. передачи логичес­ких отношений) (Сведелиус, 1897). Характерным для всех этих форм является то, что если коммуникации событий можно выра­зить наглядно в ряде доступных изображений образов, то комму­никации отношения в таких образах выразить нельзя, ибо они не являются единицами сообщений о логических отношениях. Их можно рассматривать как единицы сложных кодов языка, служа­щие средством отвлеченного логического мышления. Эти ком­муникации отношений отличаются от «коммуникации событий» не только по своему содержанию, но и по своему грамматическо­му строению. Сложные типы «коммуникации отношений», как правило, состоят из таких единиц, понимание которых требует известных трансформаций, превращающих эту форму коммуни­кации в более простые «коммуникации событий» и дающих тем самым наглядные опоры, облегчающие их понимание.

Для выражения сложных форм «коммуникации отношений» простое «примыкание» отдельных элементов сообщения друг к другу («паратаксис») уже недостаточно, для этого требуются бо­лее сложные грамматические структуры, которые обеспечивают целую иерархию взаимно подчиненных компонентов и которые принято называть гипотаксисом. Эти структуры обеспечивают управление одних групп слов другими группами слов.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.