Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Общие и специальные способности



Предпринимаются попытки рассматривать способности как родовое понятие, включающее в свой состав несколько видовых. Авторы ряда современных отечественных учебников по психологии предлагают выделять общие и специальные способности. Под первыми понимаются мыслительные способности, тонкость или точность движений рук, память, речь; иначе говоря, такие, которые присущи большинству людей [3]. Вторые – литературные, математические, спортивные, музыкальные, лингвистические – определяют успехи человека в специфических видах деятельности. Наряду с упомянутыми выше, предлагаются также следующие классификации: теоретические и практические способности, учебные и творческие. Учитывая то обстоятельство, что в психолого-педагогической литературе исследователи, как правило, говорят о теоретическом и практическом мышлении (иногда – об интеллекте), подобная классификация представляется избыточной, вносящей лишь элемент неопределенности в проблему способностей. Подобное суждение может быть высказано и в отношении учебных и творческих способностей. В последнее время наряду с понятием «творчество» активно используется понятие «креативность», тоже, в принципе, ничего нового не привносящее в науку. Тем не менее, материалы исследований творческой деятельности, выполненные под рубрикой «креативность», позволяют прийти к мысли, что именно в этом случае речь идет о способностях в том плане, в котором говорил о них Б.М.Теплов. Что касается учебных способностей, здесь слово «способности» скорее употребляется в бытовом, чем в научном плане. Учебные программы рассчитаны на среднестатистического человека, а значит, при проявлении достаточного усердия, могут быть с успехом усвоены большинством учащихся при наличии соответствующей мотивации. К тому же в психологии имеется вполне адекватный в этом отношении термин «обучаемость», под которым понимается скорость и качество усвоения человеком знаний, формирования умений и навыков в процессе обучения.

Вернемся снова к идее об общих и специальных способностях и обратимся к Б.М.Теплову, который понимал под способностями такие индивидуально-психологические особенности, которые отличают одного человека от другого. Если следовать его определению понятия, то вряд ли стоит говорить о способностях там, где имеются в виду свойства, которыми обладает большинство людей. Так, практически все люди овладевают родным языком; при наличии двуязычной среды практически все могут успешно пользоваться двумя языками. Относительно низкий IQ и даже некоторая задержка в психическом развитии тоже не являются непреодолимым препятствием в становлении естественного двуязычия. Известно, например, что различия в возможностях памяти у детей сравнительно невелики. Они появляются позже, в зависимости от того, как человек пользовался своей памятью, сколько учился. Иначе говоря, понятие «общие способности» может быть истолковано как «несуществование» феномена способностей (подобное явление имеет, например, место в ситуации с понятием «внимание»: ряд исследователей считают, что внимание как психологическое явление не существует), не внося ничего нового и конкретного в психологическую теорию. В этом плане, возможно, более уместно говорить об общем факторе интеллекта, избегая тем самым многословия в обозначении известных психологических феноменов. Существование же специальных способностей – способностей в полном смысле этого слова – отрицать, конечно, нельзя. Этот факт тонко подметил в интервью газете «Аргументы и факты» известный актер А.Джигарханян, говоря, что подобно наличию в литературе графоманов, которые просто умеют писать, в актерской среде есть имитаторы, причем довольно ловкие. Но у подобных актеров быстро наступает личная драма – они выдыхаются, ибо нет у них той какой-то особой неуправляемой внутренней энергетики. Вот, например, актер – все делает хорошо, даже элегантно, и стихи читает хорошо, и поет, и на рояле играет. Но вот нет у него какого-то «чуть-чуть», главного – и ничего нет.

На существование специальных способностей к усвоению иностранных языков указывает в первую очередь обыденный житейский опыт. Имеются и другие весомые основания: а) типичный для наиболее успешных учащихся высокий уровень развития определенной совокупности когнитивных операций; б) наличие выдающихся личностей, которые быстро и в совершенстве овладевали иностранными языками; в) их присутствие в разных культурах; г) специфика восстановления речи на нескольких языках у полиглотов, перенесших травму головного мозга.

Существует много людей, которые могут усвоить несколько языков, но достигаемый ими уровень владения вторым языком будет не столь совершенен, а третьим-четвертым и вовсе невысок. Другими словами, можно согласиться, что большинство людей в состоянии пользоваться несколькими языковыми системами, но о специальных способностях к иностранным языкам здесь речь может и не идти. Ведь есть немало школьников и студентов, усердно занимающихся иностранным языком по нескольку часов в день, но, тем не менее, не достигающих той легкости в пользовании языком, как люди выдающиеся в этом отношении. Иначе говоря, усиленная активность в овладении определенной деятельностью вовсе не гарантирует превращения усердного учащегося в способного. К тому же способности развиваются не в любой деятельности, а прежде всего в той, в процессе выполнения которой возникают положительные эмоции.

В этой связи заслуживают внимания материалы самонаблюдений А.Кончаловского о том времени, когда он учился в консерватории, которую вспоминал с гнетущим чувством сомнения в сделанном выборе, чувства угнетающего несоответствия тем, кто учился рядом. Как отмечал известный режиссер, он неплохо играл и изо всех сил старался быть профессионалом. Но где-то в глубине души чувствовал, что ему никогда не достичь той творческой свободы и совершенной техники, которая была у подлинно одаренных. Зато ничего подобного не было потом, когда А.Кончаловский занимался во ВГИКе; там у него не было и тени сомнения в адекватности выбора.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.