Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Возникновение ощущения свободы



 

Могли бы вы сказать еще что-нибудь о свободе?

Свобода означает отсутствие страха. А отсутствие страха означает отсутствие обособленности. Когда есть другой, есть и страх. Когда же достигнута убежденность, что мы все является инструментами, через которые функционирует Тотальность. Когда нет другого, нет никакого страха, а когда нет страха, наступает свобода.

И приятие?

Приятие вызывает огромное ощущение свободы. В прошлом году, находясь в Лос-Анжелесе, я сказал: «Это приятие должно быть приятием с охотой, с желанием. Это приятие...» Я подбирал нужное слово, и тут пожилая леди сказала: «Наверное, вы хотите сказать „радостное приятие“. Я ответил: „Спасибо, мадам. Это как раз то слово, какое я искал“. Должно быть радостное приятие. И тогда это радостное приятие приносит громадное ощущение свободы. Сегодня утром, когда я беседовал с Ричардом, эта тема опять была затронута. И то, что он сказал мне, как раз было иллюстрацией к тому, что я говорил, и я бы попросил Ричарда самого рассказать о своих переживаниях.

Относительно радости?

Да, что это приносит с собой.

Это ощущение, будто находишься в непрерывном потоке радости. Все, что попадается на глаза, как бы быстро схватывается зрением и затем исчезает. Когда мы с Рамешем беседовали сегодня, он спросил, смогу ли я выступить. И моим немедленным ответом было: «Конечно!» А затем, когда я ушел, у меня появилось ощущение беспокойства. Что я смогу сказать людям, собравшимся здесь?

Потом последовало просто наблюдение беспокойства. И в этом наблюдении было ощущение радости. Я рассказывал Рамешу, что со мной происходит сейчас, когда я чувствую, что сжимаюсь или выхожу из потока. Вначале я ощущаю внезапность, резкость, с которой происходит сжимание – и это вновь возвращает меня к наблюдению. Я ощущаю себя наблюдающим. Затем то, что я наблюдаю, становится объектом и начинает обретать прозрачность. После этого ко мне возвращается чувство того, что я не отделен, и вместе с этим – радость, пронизывающая собой все переживание.

Затем наступает ощущение, что я закрепился в этом, и что объекты теряют свою силу, они больше не притягивают. И тогда остается лишь эта радость, о которой вы говорите.

(Другой выступающий) Я не задаю вопрос, я хотел просто сказать немного о той радости, о которой говорил молодой человек. Вчера вечером я не смог прийти сюда, у моего внука был день рождения, и мы пошли в ресторан. Он вел себя очень беспокойно, и я сказал: «Я выйду прогуляться с ним». Был вечер. Он увидел волны, мерцание огней, и это привело его в восторг. Ему только четырнадцать месяцев, и он учится ходить. Каждый раз, когда кто-то шел навстречу нам, он обязательно реагировал на ребенка с любовью. И ребенок отвечал любовью. Впервые я почувствовал то, о чем говорил только что молодой человек: мы все одно, мы все являемся единым Сознанием. Это было одно Сознание, отвечающее другому Сознанию, и это было одно единое Сознание. Поскольку любовь исходила вначале от ребенка, этим людям было легко. Они выглядели как люди, но это было Сознание, отвечающее Самому Себе. Это было удивительное переживание.

Да, конечно. У нас у всех бывают такие моменты. Но мы не узнаем их. И ум не любит такие моменты, поскольку в эти моменты ум отсутствует, а ему не нравится, чтобы происходило нечто, в чем он не присутствует. Но это моменты бывают чаще, чем мы это себе представляем. И они должны быть, понимаете? Они должны быть, поскольку такие моменты являют собой тонкую связь между объективным выражением и той Субъективностью, которой мы являемся. Так что между Субъективностью и ее объективным выражением, тотальностью проявления, это связь должна быть постоянно. Эти моменты происходят все время. И постепенное признание этих моментов, более частое приятие, но без стремления ухватить эти моменты, ведет к этому пониманию.

Мы выписываем журнал для молодых родителей. У нас есть дочка, которой три с половиной года. В журнале был напечатан рассказ одной матери, у которой есть трехлетний сын и дочка, которой всего несколько недель. Однажды, когда мать вошла в комнату, она увидела, что старший сын забрался в детскую кроватку и разговаривает со своей маленькой сестричкой. Мать услышала, как он сказал ей: «Расскажи мне о Боге, я уже, кажется, все забыл».

Да, такие моменты очень ценны.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.