Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Совокупность следов, имеющихся на месте происшествия, должна быть систематизирована как совокупность определенных структурно объединенных подсистем.



При анализе следов необходимо четко разграничивать понятия "следы преступника" и "следы преступления". Следы преступника – это все изменения в окружающей материальной среде (включая и потерпевшего), отражающие действия преступника и указывающие на причастность к преступлению определенного лица. Следы преступления – это следы преступника, потерпевшего и все следы, оставленные на преступнике, потерпевшем и в материальной среде, включенной в их взаимодействие.

 

Рис 78. Система следов преступления.

 

Для успешной аналитической работы следователя со следами необходимо учитывать системную связь следовоспринимающих и следообразующих объектов (рис. 78).

При расследовании убийств, разбойных нападений, грабежей, изнасилований, хулиганских действий существенно исследование совокупности взаимных контактно-материальных следов на преступнике и его жертве. При этом используются не только прямые, но и обратные идентификационные связи (установление преступника не только по его следам, но и по следам, оставленным на нем от обстановки места происшествия и потерпевшим).

При исследовании следов преступления с одинаковой тщательностью должны быть выявлены как следы, пригодные для индивидуальной идентификации (следы пальцев рук, зубов, следы, отображающие отдельные части человеческого тела), так и следы, пригодные для групповой идентификации (кровь, слюна, пятна спермы, следы вагинального происхождения).

Системное экспертное исследование следов-признаков – одно из основных средств увеличени оъема исходной формации. Так, по взаимным следам на одежде потерпевшего и подозреваемого следователь получает информацию об их взаимодействии, а это дает основание для установления тождества подозреваемого с лицом, которое совершило преступление.

Особой сферой следственно-поисковой деятельности следователя являетсяисследование орудия преступления. При этом обязательно должны выясняться вопросы:

совершено ли преступление данным орудием;

принадлежит ли орудие лицу, подозреваемому в совершении данного преступления;

было ли использовано данное орудие подозреваемым лицом.

Направление поиска здесь выстраивается в цепь: от преступного результата к орудию, от орудия – к преступнику.

Так, при выяснении вопроса о совершении убийства обнаруженным на месте происшествия (или при обыске) ножом устанавливается соответствие раневого отверстия, его формы, глубины и ширины данному ножу. При этом существенны и все другие следы, оставленные этим ножом (отпечаток рукоятки, кусочки краски, металлизация раны и др.), и следы наложений на самом ноже (волокна, пылевидные частицы одежды, следы крови, пальцев рук преступника и жертвы, частицы кожного покрова, внутренних органов), а также следы, возникшие после применения данного орудия, перенесенные с него на одежду преступника, на другие принадлежащие ему предметы.

Одним из главных оснований классификации следственных ситуаций является следовое своеобразие исходно-информационных ситуаций (это обусловливает и систему назначаемых криминалистических экспертиз).

Итак, сущность следственной ситуации, ее типовое своеобразие состоит в ее информационно-структурных особенностях, в том, какие объективно необходимые познавательно-поисковые действия она обусловливает.

В условиях дефицита исходной информации следователь действует не методом проб и ошибок, методом перебора всех возможных вариантов действий, а путем применения определённойстратегии – оптимальной общей схемы поисковой деятельности, позволяющей сократить число возможных шагов и достигать цели кратчайшим путем.

Стратегия(от. лат. strategia – веду войско)– это общий способ оптимального движения в направлении к цели при минимизации возможной ошибочности избранного пути.

Стратегии как общие способы деятельности могут быть линейными (алгоритмичными) и эвристическими.Линейные стратегии применяются в ситуациях с заранее определенным однозначным исходом.Эвристические стратегии – это способы деятельности в многовероятностных ситуациях, оптимизирующие процесс решения задач определенного класса.

Эвристики направляют исследовательскую мысль в определенное русло, фокусируя основные стратегические направления действий*.

* Так, игра в шахматы не может быть алгоритмизирована, ибо она допускает астрономическое число комбинаций. Однако при этом используются три эвристики, общие правила шахматной игры: 1) всемерно развивай собственные фигуры, препятствуй развитию фигур противника; 2) овладевай центром; 3) атакуй короля противника и защищай собственного короля.

 

Общие подходы к расследованию, определяемые типичным своеобразием исходной информации, и есть стратегия расследования.

Стратегия решения типовых задач заключается в выявлении в ее исходных условиях (ситуациях) последовательного ряда взаимосвязанных простых задач – смысловых структур.

Распознание в следственной ситуации смысловых структур – основа следственно-поисковой стратегии. При этом в исходной ситуации просматриваются определенные элементы с необходимыми функциональными свойствами.

Следственные задачи являются открытыми. В них имеются источники генерации новых данных.

Но следователь обычно решает поисковые задачи с плохой структурой – исходные элементы этих задач нечетки, многозначны.

При этом рекомендуются следующие эвристические методы поиска:

временное упрощение ситуации;

блокирование некоторых составляющих в анализируемой системе;

выбор наиболее правдоподобных ходов;

использование аналогий, решение наводящих задач;

совершение "скачков" через информационные разрывы.

Продуктивность эвристического мышления некоторые авторы (Эшби) относят не столько за счет способности приходить к новым идеям, сколько за счет способности отсеивать не относящиеся к делу возможности.

При расследовании иногда допускаются следующие отклонения от идеальной стратегии:

выдвижение излишних предложений, усложняющих работу следователя;

выбор логически излишних объектов;

гиперболизация стандартов следственной деятельности в типичных ситуациях, игнорирование специфических особенностей частного случая.

Итак, процесс расследования – это процесс раскрытия следователем системно-структурных связей в расследуемом событии.

Деятельность следователя не сводится к "собиранию и фиксации доказательств". При встрече с криминальной ситуацией первоначально возникает необходимость опознать признаки преступления. Сама возможность появления доказательств зависит от продуктивности следственного анализа криминальной ситуации. Первично анализируются информационные сигналы, а не доказательства.

Исходная криминалистическая информация, как правило, закодирована. И только ее декодирование порождает доказательства; выявляет связь исследуемых объектов с предметом доказывания. Для этого следователю необходимо: 1) обнаружить; 2) распознать; 3) интерпретировать; 4) оценить криминалистически значимые информационные сигналы и объединить их в информационную систему. В ее пределах устанавливаются новые потенциально возможные источники криминалистически значимой информации.

В предварительном следствии можно выделить три этапа в динамике информационных систем: 1) исходный; 2) промежуточный; 3) итоговый.

На исходном этапе информации разрабатываются информационно вероятностные модели расследуемого события. Здесь существенно сформировать наиболее высоковероятностную версию и, что особенно важно, – найти способы проверки всех вытекающих из нее следствий.

На промежуточном уровне принимаются и реализуются основные тактические решения с целью накопления объема информации.

На итоговом – формируется достоверно-информационная модель происшествия, принимаются заключительные решения.

На первых двух уровнях информационные системы остаются открытыми, содержащими некоторую рассогласованность между ее элементами.

На итоговом уровне информационная система становится закрытой, замкнутой – обеспечивается итоговый синтез всех элементов системы. Завершенную информационную систему отличает не только полная согласованность элементов, но и отсутствие противоречий с другими информационными системами.

Распознание признаков преступлений, версионное моделирование преступлений. Динамика расследования, его развитие предопределяются исходной стадией движения информационной модели. Она связана с выдвижением обоснованных и типовых следственных версий.

Версия – это эвристический механизм расследования путем вероятностного ретроспективного моделирования. Определяя обстоятельства, подлежащие выявлению, версия придает общее направление расследованию, обусловливает определенную систему следственных действий.

В сложном, запутанном лабиринте событий версии служат следователю ориентировочно-познавательным инструментом, они, подобно лучу, высвечивают различные, наиболее перспективные направления следственного поиска.

Следственные версии конструируются с учетом взаимосвязей элементов состава преступления. Так, способ совершения преступления объединяется в версии с предположением о субъекте преступления, которое неизбежно связывается с предположением о мотиве преступления; версии о способе совершения преступления строятся с учетом обстоятельств, свидетельствующих о личности преступника, и т. д.

Как форма гипотетического мышления версия (гипотеза) является логической категорией, но как процесс движения вероятностного мышления формирование и использование версии имеет свою психологическую природу.

Обоснованная версия формируется на соответствующей познавательной базе. Она должна быть реальной, учитывающей наиболее вероятные взаимосвязи и отношения в расследуемом событии.

Версия формируется в определенных информационных ситуациях: при наличии некоторых концептуально сопоставимых исходных данных.

Процесс образования версий имеет ряд стадий:

обнаружение явления, требующего своего объяснения, но не объяснимого полностью имеющимися в данный момент знаниями;

всестороннее исследование доступных наблюдению свойств, признаков, сторон явления, причины которого должны быть найдены;

выяснение всех обстоятельств – предшествующих, сопутствующих и последующих;

выявление оснований для возможных высоковероятностных предположений, выведение обоснованного гипотетического суждения, его критический анализ.

Версии необходимы для выведения из них всех возможных следствий. Далее следует проверка соответствия этих следствий фактическим обстоятельствам.

Версия является средством развития следственно-познавательного поиска лишь постольку, поскольку из нее выводятся следствия, которые могут быть проверены путем совершения определенных практических действий. (Это и составляет основное содержание планируемых следствием мероприятий.)

Различаются общие и частные, первоначальные и последующие, специфические и типовые версии.

Типовые версии отражают наиболее типичную, высоковероятностную возможность обусловленности данного события определенной причиной. Так, например, исследования Л. Г. Видонова показали, что в случаях убийств лиц мужского пола в возрасте до 17 лет убийцами в подавляющем большинстве случаев (88,9%) были подростки в возрасте 10–16 лет. Три четверти из них были "друзьями" или "приятелями" потерпевших.

Убийства лиц мужского пола в возрасте до 23 лет путем нанесения одного ранения в общественных местах (клуб, дом культуры, кинотеатр, парк культуры и отдыха) в 75% случаев совершали лица мужского пола в возрасте 17–22 лет, бывшие друзьями, приятелями, сослуживцами, односельчанами потерпевших. Виновные проживали на расстоянии от 300 до 1500 метров от места происшествия. Такого рода высоковероятностные корреляции и дают основания для выдвижения типовых версий. (С учетом выявленных корреляций между структурными элементами криминалистических характеристик убийств Л. Г. Видоновым и Н. А. Селивановым подготовлено справочное пособие по типовым версиям при расследовании убийств.)

Выдвигая версии, следователь осуществляет систему мыслительных процедур, включающих идеальные образы исследуемых явлений во всевозможные взаимосвязи, выясняет их согласованность с объективно возможным ходом событий. Версия является вероятностным предвосхищением целого по отдельным его элементам. Это вероятностная реконструкция события.

По познавательной роли в раскрытии преступления версии можно подразделить на версии о сущности и механизме события и о субъекте преступления.

Субъектные версии подразделяются на поисковые и проверочные.

Поисковые субъектные версии – вероятностное моделирование личности возможного преступника и мотивов его преступных действий при отсутствии данных, указывающих на причастность к событию конкретного лица.

Проверочные субъектные версии – вероятностное моделирование причастности к событию конкретного лица на основе имеющихся данных, ориентирующее следствие на соответствующую проверку данного лица.

Первоочередной проверке подлежат версии о сущности и механизме происшествия. (Нельзя выдвигать версии о личности убийцы, если вначале не было выяснено, убийство это -или самоубийство.)

Версионное моделирование осуществляется системой "шагов":

1 – выдвинуть все возможные версии (первоначальное количество версий может быть относительно большим: это уменьшает возможность упущения наиболее вероятностной версии);

2 – четко определить обстоятельства, обосновывающие каждую версию;

3 – произвести исключение наименее обоснованных версий;

4 – произвести ранжирование веса доказательств применительно к каждой допущенной версии (по трехбалльной системе);

5 – определить всевозможные следствия по каждой версии;

6 – наметить систему первоочередных следственных действий для проверки выдвинутых версий.

Центральным звеном следственного поиска является переход от версии к достоверным знаниям, от информационно-вероятностной к информационно-достоверной модели события. Этот качественный скачок следственного познания осуществляется посредством проверки версий.

Проверка версий – сложный интеллектуальный процесс, связанный с разрешением ряда проблем. Перед следствием прежде всего возникают вопросы: какова система необходимых в данном случае следственных действий, какими тактическими приемами внутри этих следственных действий следует воспользоваться для проверки общей версии расследования.

С этой целью следователь вначале мысленно экстраполирует все возможные следствия из каждой версии на те следы, которые должны быть при этом обнаружены.

Здесь исключительно важное значение приобретает способность следователя к воссоздающему, воображению, т. е. способность образно увидеть динамику реального события, его необходимые признаки, которые неизбежно должны отразиться на окружающей среде.

Еще до практической проверки версии следователь представляет моделируемое событие.

Идя мысленно обратным путем от целостного представления события, следователь осуществляет систематизацию имеющихся фактов в рамках объективных взаимосвязей, присущих этому целостному явлению, оценивает и объясняет части в свете логики целого, находит "разрывы" в цепи и направляет свой информационный поиск на их ликвидацию. Так, если выдвинута версия о том, что убийство совершено на почве ревности, то из нее неизбежно следует, что убийца был близким лицом убитой.

Если при выдвижении версии мысль идет от частного к общему, то при ее проверке – от общего к системе частных проявлений. При этом должны быть проанализированы все необходимые и возможные проявления общего в частном.

В расследовании необходимо выдвигать все возможные следствия на каждой версии.

Эффективность расследования связана как со способностью следователя выдвигать обоснованные версии, так и со способностью усматривать и исследовать все необходимые следствия из выдвинутых версий. При этом также необходимо учитывать все те специфические обстоятельства, которые выступают как условия возникновения отдельных событий.

Версия опровергается противоречащим ей фактом, если этот факт установлен достоверным способом. Но неподтвержденные следствием версии недостаточно для ее опровержения, так как при этом могут быть не установлены (не опознаны) признаки других следствий. Достоверное же подтверждение одной версии опровергает все другие; тем самым исключается необходимость их обязательной проверки.

Достоверная информационная модель расследуемого события формируется в результате выдвижения и проверки такой версии, все следствия которой реально подтверждены и дают всем фактам единственно возможное объяснение.

Наибольшей эвристичности следственной деятельности требуют ситуации с острым дефицитом исходной информации о субъекте преступления. Основная эвристическая трудность в этих ситуациях состоит в определении всех возможных источников ее получения. Рекомендуются следующие общие планы действий по информационному поиску в этих ситуациях:

искать информацию о преступнике на месте происшествия и по направлению его движения к месту происшествия и от него;

анализировать оперативную информацию о криминогенных лицах данного региона;

искать информацию в специфических источниках, обусловленных конкретными обстоятельствами, широко используя познания специалистов и возможности современной криминалистической экспертизы;

искать информацию в уголовных делах о нераскрытых аналогичных преступлениях;

искать информацию об аналогичных способах преступлений в криминалистических отчетах;

выявлять и опрашивать широкий круг возможных очевидцев преступления, а в некоторых случаях – производить сплошной опрос населения того региона, в котором оно совершено (подворный, поквартальный обход);

собирать и анализировать информацию об уликах поведения заподозренных лиц.

Значительная информация о личности преступника может быть получена в результате анализа связей преступника с жертвой. Так, расчленение трупа, его обезображивание свидетельствуют, как правило, о прочных взаимосвязях преступника с убитым. Статистический анализ показывает, что если преступник не был ранее связан с убитым, то он более озабочен тем, чтобы скрыть свое участие в преступлении, и не заботится о сокрытии самого факта преступления. Преступники же, хорошо знавшие свою жертву, стремятся прежде всего скрыть сам факт преступления (расчленение трупа, его транспортировка, укрытие в малодоступных местах).

О связи преступника с объектом посягательства свидетельствуют выбор наиболее подходящего времени для совершения преступления, хорошая ориентировка преступника в обстановке совершения преступления, знание о наличии у жертвы ценностей и др.

При отсутствии информации о связи преступника с жертвой выдвигаются все возможные версии – происходит систематизация поисковых действий во всех возможных типичных направлениях.

Так, по заявлению Левашовых, дочь которых, 17-летняя Лариса, пошла накануне на вечеринку к Пронину, проживающему на окраине поселка, и домой в течение суток не вернулась, были выдвинуты "сущностные версии":

1) Лариса не вернулась, оставшись ночевать: а) у Пронина; б) у родственников; в) у знакомых;

2) с Ларисой мог произойти несчастный случай;

3) Лариса могла быть убита.

В данной ситуации безотлагательно проверялись сразу все версии. Однако это были информационно взаимодействующие версии. Неподтверждение первых двух версий усилило вероятностную значимость третьей.

В субъектно-поисковых версиях одним из ключевых - поисковых элементов является мотив преступления, что позволяет сузить круг лиц, среди которых следует искать преступника ("ищи того, кому это выгодно").

...В двух километрах от поселка в лесу был обнаружен скелетированный человеческий череп с трещинами и пробоинами. Судебно-медицинской экспертизой было установлено, что череп принадлежит Жогиной, исчезнувшей пять лет тому назад. Было также установлено, что имеющиеся -на черепе повреждения были причинены прижизненно, а череп впоследствии был отделен от скелета. Жогина проживала в райцентре, выехала - к мужу, который находился тогда в данном поселке. По возбужденному уголовному делу были выдвинуты версии:

убийство произошло по корыстным мотивам, с целью ограбления;

убийство произошло из-за желания скрыть изнасилование;

убийство совершено любовником Жогиной, не желавшим ее встречи с мужем;

убийство совершено мужем Жогиной, стремившимся избавиться от нелюбимой жены.

В результате проверки этих версий преступник был арестован – им оказался муж Жогиной.

 

Первоначально событие преступления реконструируется в общем, схематизированном виде, при этом выявляется система криминалистически значимых вопросов для данной категории преступлений.

Так,при расследовании убийств первоочередному выявлению подлежат следующие вопросы: время и место убийства; кто является жертвой; каковы мотивы; каков круг лиц, с которым взаимодействовал потерпевший, кому выгодна его гибель; с кем видели потерпевшего накануне его смерти; каковы особенности образа действий преступника при подготовке, осуществлении и сокрытии преступления; кто совершал убийства аналогичным способом, образом действий; на ком и в чьем жилище могут оказаться следы данного преступления.

При расследовании грабежей и разбойных нападений следователь также выявляет систему криминалистически ключевых вопросов:

когда и где совершено преступление, сколько человек в нем участвовало;

способ совершения преступления (система действий преступника), характер насильственных действий;

похищенное имущество и его стоимость, приметы;

обстановка совершения преступления, условия, способствовавшие его совершению;

сведения о лицах, участвовавших в преступлении (описание внешности, особенности поведения, речи, особые приметы и др.);

кто мог узнать о наличии у потерпевшего значительных ценностей;

кто мог видеть происшествие;

имеются ли следы ног, транспортных средств и примененного оружия;

какие следы обстановки происшествия могли образоваться на теле и одежде преступников;

наличие негативных обстоятельств.

При расследовании краж наиболее существенными вопросами являются:

время и место совершения кражи;

способ совершения (путем взламывания дверей, отпирания и взламывания замков, взламывания окон, проламывания потолка, стен или пола, подкопа или проникновения через подвал, кражи через окна и форточки);

с какой стороны преступник проник к месту кражи и в каком направлении скрылся;

какие действия и в какой последовательности он совершал;

знание преступником устройства дверных запоров, мест хранения ценных вещей, расположения комнат, времени отсутствия жильцов квартиры;

примененные орудия и средства;

похищенное имущество, его стоимость, приметы и принадлежность;

где может быть реализовано похищенное имущество, кому и куда передано;

кто посещал квартиру незадолго до кражи;

какие следы оставлены преступниками, количество преступников;

наличие негативных обстоятельств – признаков инсценирования кражи.

Значимые, ключевые вопросы выстраиваются в особой последовательности: ответ на каждый предыдущий вопрос должен расширять информационное поле для решения последующего.

Итак, система модельно-блоковых вопросов обусловливает систему следственных и оперативных действий. Их реализация переводит информационно-вероятностную модель расследуемого события в достоверную информационную модель этого события.

 

Творческое мышление

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.