Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Тексты для дополнительного изучения. Методические указания к теме

Методические указания к теме

 

Средневековая западноевропейская философия в значительной степени подверглась влиянию христианской религии и теологии. Теология христианства возникает как попытка обосновать религиозные догматы языком «языческой» философии. В результате философия в средневековой Западной Европе оказывается в ситуации, принципиально отличной от Античности. Философия продолжает античную традицию, ориентирующую на разум как источник истины. Но христианское вероучение признало источником истины веру, а «Библию» – «священным писанием», книгой, содержащей «истины веры». Невозможность открытого противостояния господствующей католической Церкви вносит в философию чуждый ей элемент догматизма.

Никогда, ни до, ни после эпохи Средневековья, западноевропейская философия не подвергалась столь сильной догматизации авторитетом «священного писания». Особенностью европейского средневекового мировоззрения в целом и западноевропейской средневековой философии – в частности, становится теоцентризм, определивший в онтологии главенство идеи творения мира Богом, в гносеологии – идеи божественного откровения как источника истины. Однако философия не может оставаться теоретической формой мировоззрения, если утратит свою существенную черту – антидогматизм, критичность рационального мышления.

Противоречивость ситуации определила набор философских проблем, наиболее актуальных в рамках средневековой философии. Из ряда этих проблем в рамках семинара рассматриваются две важнейшие, причем жизненно важной для самого существования философии становится проблема соотношения разума и веры.

Так, в древнегреческой философии рассматривалась гносеологическая проблема соотношения знания («эпистема») и мнения («докса»). Античные мыслители относили мнение к чувственно воспринимаемому изменчивому миру вещей, а знание – к умопостигаемому миру вечных и неизменных сущностей. Для философов Средневековья главной гносеологической проблемой становится проблема разграничения знания и веры. Знание понималось как то, что может быть рационально обосновано, постулаты веры принимались как истинные без всякого обоснования.

 

Вопрос.

 

«Органон» (греч. ὄργανον, лат. organum – орудие, инструмент) – общее название логических сочинений Аристотеля. Принято считать, что поздняя античность усвоила это название вслед за первым издателем и комментатором Аристотеля Андроником Родосским (1 в. до н.э.), который поместил в своем издании логические сочинения в начале корпуса и назвал их «инструментальными книгами» (ỏργανικὰ βιβλία), опираясь на то, что Аристотель подчеркивал пропедевтическую функцию логики относительно других наук. Композиционным принципом Андроника было расположение трактатов соответственно увеличивающейся сложности их содержания: в «Категориях» Аристотель анализирует отдельное слово, в «Герменевтике» – простое предложение, в «Первой аналитике» представлено учение о силлогистическом выводе, во «Второй аналитике» – о научном доказательстве, в «Топике» описывается диалектический диспут, а заключительные слова последней книги относятся ко всему «Органону».

В настоящее время считается установленным, что (1) все трактаты «Органона» подлинны; (2) все они – частично авторские записи к лекциям, частично конспекты лекций, составленные слушателями, но просмотренные, исправленные и дополненные самим Аристотелем; (3) все трактаты неоднократно переделывались с учетом новых результатов, полученных Аристотелем, т.е. содержат разновременные хронологические пласты[1].

Обратите внимание, что в средневековой европейской философии логику Аристотеля, его «Органон», рассматривали прежде всего как орудие, инструмент познания. В двух «Аналитиках» Аристотеля рассматривается именно достоверное знание, которое получается в результате определения и дедуктивного доказательства.

По Аристотелю, существуют три вида недоказуемых начал — аксиомы, предположения и постулаты. Аксиомы — это недоказуемые положения, распространяющиеся сразу на несколько родов наук. Например, аксиомой является положение: две величины остаются равными, если у них отнять равные части. Это положение верно и для арифметики, и для геометрии. Предположениями Аристотель называет положения, которые сами по себе доказуемы, но в пределах конкретного рассуждения принимаются без доказательства. Предположения всегда оговариваются условиями. Если эти условия не признаются, то предположение переходит в разряд постулатов.

Аксиомы, предположения, постулаты, определения, силлогизмы — все это сфера, главным образом, умозрительной деятельности, предмет дедуктивной науки, которая разворачивается по направлению от общего к частному. Существует и обратный познавательный процесс от частного к общему, что является предметом индуктивной науки. Индукция была предметом пристального внимания Сократа (метод Сократа, или майевтика). Аристотель критически отнесся к сократовской майевтике как к нестрогому, диалектическому приему. Поэтому часто утверждают, что Аристотель полагал истинно научным методом только дедукцию, дедуктивный вывод от общего к частному.

В средневековой схоластике дедуктивный метод, построение правильного силлогизма как средства получения и обоснования истинного знания полагался универсальным. Значение индуктивного метода принижалось, поскольку индуктивный вывод, в условиях неполной индукции, т.е при невозможности исследовать все единичные (частные) случаи, является средством получения только вероятного знания. Вероятное знание может при дальнейшем исследовании оказаться как истинным, так и ложным.

 

Вопрос.

При рассмотрении второго вопроса обратите внимание на философские понятия «знание» и «вера». Эти понятия, в силу распространенности соответствующих слов в обыденной речи, кажутся простыми и очевидными. Но попытка объяснить словами, что такое «знание», часто заводит в тупик.

Простейшее определение знания, по А.Л. Никифорову, дано выше в перечне основных понятий темы. Познакомьтесь также с более сложными дефинициями по И.Т. Касавину. Попробуйте пояснить, как Вы понимаете утверждение, что знание – это «свернутая схема деятельности и общения»?

И знание, в основе которого лежат познавательные процедуры, и знание, основанное на вере, претендуют на истинность. Обратите прежде всего внимание на принципиальное различие знания и веры, вытекающее из определения веры: вера и, соответственно, знание, основанное на вере, не требуют логического или фактического подтверждения истинности того, о чем сообщается в высказывании. Именно поэтому веру иногда называют «слепой».

СООТНОШЕНИЕ ВЕРЫ И ЗНАНИЯ. В средневековой европейской философии по вопросу о соотношении знания и веры было три позиции. Первые две позиции исходят из совместимости знания и веры, третья – из несовместимости.

1. Постулаты веры предшествуют знанию и служат отправным пунктом при построении рациональных рассуждений (Августин, Ансельм Кентерберийский): «верую, чтобы понимать» – принцип первой позиции.

2. Знание должно предшествовать вере и использоваться для обоснования ее постулатов (Абеляр): «понимаю, чтобы веровать».

3. Поскольку знание и вера несовместимы, догматы веры невозможно рационально обосновать, т.е. знание может быть обосновано рационально, вера не нуждается в рациональном обосновании (Тертуллиан): «верую, потому что абсурдно».

 

Вопрос.

Проблема онтологического статуса универсалий является одной из центральных проблем схоластики, но значение этой проблемы выходит далеко за пределы средневековья, делая ее крайне важной для последующего развития философии и, шире, развития культуры.

Познакомьтесь с формулировкой проблемы универсалий

Номинализм, в широком смысле, – позиция, проявляющая себя в философии, науке, логике, этике и др. сферах культуры и ориентирующая на языковое и ценностное доминирование конкретной единичности над абстрактной общностью. Базовый тезис номинализма констатирует лишенность общих понятий онтологического статуса и связывает из существование в качестве имен только со сферой мышления[2].

Реализм, в широком смысле – позиция, проявляющая себя в философии, науке, математике и др. сферах культуры и ориентирующая на наделение некоторого предмета самостоятельным онтологическим статусом, не зависящим от человеческого мышления. Базовый тезис реализма наделяет общие понятия самостоятельным онтологическим статусом, по крайней мере, независимым от сферы мышления. В 20 в. реализм представлен в гносеологии прежде всего как позиция, полагающая объективное доопытное (априорное) существование объекта познания как «общего» в единичных вещах. Например, предметом научного познания является «общее», присущее множеству подобных вещей; отдельная, «единичная» вещь не является предметом научного познания. Но отсюда возникает всё та же проблема: как существует это общее, не является ли оно всего лишь «конструкцией» познающего разума, «фикцией», существующей только в мышлении и лишенной реального бытия. В 20 в. реальность объектов познания, в т.ч. реальность объектов науки, обосновывает неореализм, создавая альтернативу постмодернистским интерпретациям науки.

Позиции реализма и номинализма, в крайнем выражении, акцентируют онтологический статус общего (существование общего) прямо противоположным образом. Если крайний реализм считает универсалии, общее в вещах единственной реальностью, подобно эйдосам Платона, то крайний номинализм вообще отрицает за универсалиями онтологический статус, даже в виде общего понятия как языковой конструкции (слова не имеют никакого собственного смысла, слова не являются реальностью, слова — «сотрясение» воздуха).

Концептуализм считается умеренным направлением в средневековой традиции номинализма, полагающим:

1) универсалии содержащимися в человеческом сознании именами соответствующих «единичных вещей», однако

2) наличие реально существующих общих признаков единичных вещей в качестве основания объединения единичных вещей в общий класс, фиксируемый в общем понятии.

Обратите внимание, что латинское слово «conceptio» имеет двоякий смысл: 1) система, 2) формулировка. Таким образом, концептуализм, объясняя статус универсалии как концепта вещи, подчеркивает двойственный характер этого статуса. С одной стороны, общее понятие не является просто языковой конструкцией, оно связано с вещью, укоренено в вещи, отражая ее объективное устройство, т.е. существует «в вещах» С другой стороны, общее понятие есть языковой конструкт, оно существует как мысль о вещи, т.е. «после вещей» в сознании познающего субъекта.

 

Тексты для дополнительного изучения

 

ФРАГМЕНТ 1. Дополнительные термины[3]

 

«БРИТВА ОККАМА» – 1) так названы ряд логических процедур Уильяма Оккама (1300 – 1349), смысл которых выражен в двух его формулировках: «То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует выражать посредством большего» и «Без необходимости не следует умножать многое». Из этих двух высказываний современники Оккама вывели третье, которое сам Оккам не употреблял: «Не следует умножать сущности сверх необходимого». Эти формулировки ориентируют на отсечение всего воображаемого, сверхчувственного, мистического при объяснении реальных явлений, при решении философских проблем. Отсюда название для гносеологического принципа, выражающего установку на минимизацию теоретического объяснения, минимизацию теоретического знания, – «бритва Оккама»; 2) гносеологический принцип, согласно которому при логико-теоретическом объяснении чего-либо необходимо стремиться к более простому объяснению, «не умножая сущности сверх необходимого».

СВОБОДА ВОЛИ – в средневековой европейской философии то, что даруется Богом человеку, как свобода выбора между добром и злом, после чего следует ответственность за выбор. Это декларируется в Новом Завете, а затем осмысливается и обосновывается логически в патристике и схоластике.

ТРИВИУМ И КВАДРИУМ – учебные дисциплины, которые преподавались в средневековых университетах. Тривиум – три начальные дисциплины, которые преподавались в средневековых школах на первой ступени обучения: грамматика, риторика, диалектика. Эти дисциплины были предложены Боэцием (480 – 524). Отсюда слово «тривиальный» – простой, не сложный. На второй ступени обучения преподавались более сложные науки – квадриум: арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Появившиеся в 12 в. университеты включили эти предметы в свою программу наряду с теологией. Так сложились «семь свободных искусств», которым обучали в первых университетах.

ЭКЗЕГЕЗА – метод, используемый в патристике и схоластике, при изучении Священного Писания (Библии). Ставится задача истолковать библейские тексты, не внося ничего нового. Метод экзегезы – это метод, опирающийся на установку об имманентно содержащемся в тексте истинном смысле, который должен быть истолкован без изменения и искажения. Статус откровения библейских текстов определяют задачу воспроизведения (понимания, толкования) их смысла без всяких изменений как единственно возможный вариант. Любое изменение истинного смысла ведет к искажению истины. Следовательно, любая историческая, генетическая, символическая, аллегорическая и т.п. интерпретации библейских текстов должны быть исключены как искажающие их истинный смысл.

«Экзегетика» – раздел теологии, занимающийся истолкованием текстов Божественного откровения. Поскольку Божественное откровение дано в текстах Священного Писания, постольку эти тексты выступают центральным предметом экзегетики. При этом экзегетика выдвинула положение: чем ближе по времени тот или иной автор-толкователь к исходному откровению, тем более адекватна его интерпретация. Этот тезис определил вхождение в предмет экзегетики текстов «Отцов Церкви» (Августин, Ориген, Григорий Нисский).

Метод экзегезы связан со сформировавшейся в античной культуре герменевтикой. Герменевтика (от греч. hermenevo – разъясняю, истолковываю) – способ постижения внутреннего смысла иносказаний (вначале предсказаний Оракула, затем – поэтических текстов). В эпоху эллинизма герменевтика стала методом реконструкции внутреннего содержания (реконструкции смысла посредством объяснения и толкования) текстов античных классиков. Христианство еще более актуализировало этот метод: слово боже, переданное в Откровении, не может служить произвольного конструирования смысла или вербальных игр, оно должно быть понято в изначальной глубине и святости.

Важно подчеркнуть: и в герменевтике, и в экзегетике, речь идет о понимании не как о субъективно-личном, а как о правильном понимании, т.е. реконструкции исходного смысла.

Экзегеза, герменевтический метод как методы восприятия и понимания текста получили дальнейшее развитие за пределами средневековой европейской философии. В частности, в 20 в. герменевтический метод трактуется как философский метод (метод понимания), направленный на реконструкцию исходного смысла текста, исключающий субъективные интерпретации (Г.Х.Гадамер).

 

ФРАГМЕНТ 2. «Органон» Аристотеля[4]

 

Роль Аристотеля в логике. Аристотель – отец логики как систематпзированной науки о мышлении и его законах. Он опирался на Демокрита, Платона и других древнегреческих философов, но никто из них не создал науки о мыслительной деятельности рассуждающего человека. Аристотелевский бог – идеальный логик, созерцающий мыслительный процесс со стороны как его содержательной, так и формальной сторон. Правда, слово «логика» (как существительное) было еще неизвестно философу, он знал лишь прилагательное «логикос» («относящееся к слову»). Он называл также высказывания, несовместимые с тем, что мы теперь называем логикой, «алога». Слово «логика» (как существительное) появилось лишь в эллинистическо-римские времена. Сам же Аристотель называл свою науку о мышлении аналитикой, и его главные логические работы называются «Первая аналитика» и «Вторая аналитика».

Логика как инструмент познания. Но необходимо подчеркнуть, что логика для Аристотеля – не самостоятельная специальная наука, а инструмент всякой науки. Это и дало веское основание поздним комментаторам Аристотеля назвать всю совокупность его логических работ органоном, т.е. орудием, орудием всякого знания. Напомним, что «Opганон» включает в себя шесть работ – «Категории», «Об истолковании», «Первая аналитика», «Вторая аналитика», «Топика», «О софистических опровержениях».

Индукция. Аристотель называл «эпагогэ» то, что на латинский язык было переведено впоследствии как «индукцио». Он определил индукцию как «восхождение от единичного к общему» (Топика I, 12, т. 2, с. Зб2). Логическое содержание неполной индукции у Аристотеля невелико, ибо он, принципиально противопоставив индукцию дедукции, затем пытался подтянуть индукцию до дедукции, показав ее как частный случай третьеи фигуры силлогизма. Но в плане философском, метафизическом неполная индукния очень важна, ибо именно она и объясняет тот скачок от общего в природе к общему в душе…

Роль индукции в гносеологии (создании общих понятий). Обычно считается, что Аристотель признавал лишь полную индукцию, а неполную недооценивал, между тем именно проблема неполной индукции у Аристотеля и дает ключ к его гносеологии, да и сама получает объяснение лишь в системе гносеологии и даже всей его метафизики. Активность разума, о которой говорилось выше, состоит прежде всего в том, что он совершает акт неполной индукции, что на основе отнюдь не всех, а только нескольких случаев - и даже одного! - происходит скачок от частного к общему. Случаи – это представления души, скачок – деятельность активного разума, актуализирующего в пассивном интеллекте те формы бытия, на которые указывают единичные представления. Процитируем то замечательное место из сочинения «О душе»…: «Существо не имеющее ощущений, ничему не научится и ничего не поймет. Когда созерцают умом, необходимо, чтобы в то же время созерцали в представлениях» Это место объяснимо лишь в связи с логическим учением Аристотеля о неполной индукции, а сама неполная индукция, обычно третируемая при рассмотрении логики Аристотеля, приобретает в свете его метафизики и гносеологии важнейшее принципиальное значение.

 

 


[1] См.: Новая философская энциклопедия // http://iph.ras.ru/elib/2202.html

[2] См.: История философии: Энциклопедия. – Мн., 2002. – С. 720.

[3] См.: Философия. Краткий тематический словарь. – Ростов н/Д: Феникс, 2001. – С. 25 – 40.

[4] См.: Чанышев А.Н. Философия Древнего мира.- М., Высш. шк, 1999.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.