Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Речь по делу Н. А. Чуфенева

Уважаемый суд!

В богатом русском языке есть образное выражение: «Сколько веревочку не вить, а концу быть». В простых и понятных для нас словах заложен большой смысл. Это народное изречение употребляется, когда хотят подвести итог тому результату, который завер­шает обычно неблаговидные дела и поступки. Оно очень метко ха­рактеризует преступную деятельность. Дело, которое мы сегодня рассмотрели, не является обычным, рядовым. Это дело вызвало большой общественный резонанс. Особенность этого дела заключается в том, что на скамье подсудимых находится человек, который, пресекая преступную деятельность других лиц, совершивших противоправные действия в отношении его имущества, сам оказался на скамье подсудимых.

Прежде чем изложить фабулу обвинения, привести доказательства виновности подсудимого, остановлюсь на событиях, которые послужили основанием для возбуждения уголовного дела.

27 июля 2000 года, во втором часу ночи, Чуфенев пришел в свой гараж № 546, расположенный за д. № 17 п. Зеленогорский, из которого у него была совершена кража предметов, предназначенных для сварочных работ, обнаруженная им вечером 26.07.2000.

Чуфенев, находясь в своем гараже около двух часов ночи, услышал шум из соседнего гаража №545, принадлежащего Герман Анатолию. Чуфенев зарядил ружье двумя патронами и вышел из гаража. Выйдя из гаража, он увидел возле дверей соседнего гаража Мезенцева и Иванова, на плече последнего увидел похищенные из его гаража шланги для сварки, а возле Мезенцева стоял его мешок, в котором находились «болгарка» и сварочные кабели. Чуфенев попросил отдать похищенное, однако Мезенцев стал высказывать угрозы убийством в адрес Чуфенева, продемонстрировав пистолет в наплечной кобуре. Все действия происходили при свете шахтового фонаря, который держал Иванов.

Чуфенев, посчитав, что их двое (Мезенцев и Иванов), что у них имеется оружие, тем более Мезенцев продемонстрировал пистолет, не исключал, что и у Иванова имеется оружие, считал угрозу с их стороны реальной. В этот момент Чуфенев производит нецеленаправленный выстрел в сторону Мезенцева, а затем, когда Иванов бросился в сторону Чуфенева, произвел 2 выстрела в сторону Иванова и убил их.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причиной смерти Мезенцева и Иванова явилось огнестрельное ранение.

Таким образом, Чуфенев своими действиями совершил убийство в состоянии физиологического аффекта, т. е. убийство двух лиц, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противоправными действиями потерпевших, преступление, предусмотренное ст. 107 ч. 2 УК РФ, в чем и обвиняют его органы предварительного следствия.

Уважаемый суд! Все сказанное является констатацией фактов, полностью нашедших свое подтверждение в судебном заседании и обоснованных совокупностью доказательств, которые были предметом исследования при рассмотрении данного уголовного дела.

Прежде всего я хотела бы обратиться к показаниям подсудимого Чуфенева. Его показания отличаются последовательностью, непротиворечивостью.

Признавая вину в содеянном, Чуфенев пояснил, что в течение последнего года из гаража его матери, затем из его гаража дважды были совершены кражи вещей путем подбора ключей, поэтому в милицию они не обращались. 26 июля 2000 года вечером, около 19 часов, он вместе с родственниками пришел в гараж, где обнаружил, что замок закрыт, а из гаража исчезли сварочные шланги, электрический кабель, пилы-«болгарки», которые он на время ремонта машины зятя Крюкова взял на работе. О совершенной краже он сообщил соседям по гаражам: Черданцеву, Фефелову, Саратову. Затем по пути домой вместе с Крюковым зашли к соседу по гаражу Герман Анатолию и сообщили ему о краже и попросили сходить с ними в его гараж, чтобы посмотреть, не похищено ли чего. Никакого ружья у него с собой не было. Дойдя до гаражей вместе с Германом, они выяснили, что ключи от гаража у его зятя Мезенцева, после чего они пошли домой, а Герман - за ключом к Мезенцеву, пообещав прийти с ключом к нему домой, но так и не пришел. Поужинав дома, он решил пойти в гараж с целью охраны своего имущества. С собой взял двуствольное ружье и 3 патрона к нему, заряженные один - дробью, два - пулями. Ружье взял с целью попугать, если кто полезет в гараж. В гараж пошел один около 24 часов, зять Крюков остался дома.

Находясь в своем гараже, он услышал из соседнего гаража Германа Анатолия какой-то шум, слышно было два мужских голоса, но дверь была закрыта, затем он услышал голоса на улице и, выглянув из гаража, при свете, падавшем из гаража, Герман увидел Иванова, на правом плече которого висели сварочные шланги, похищенные у него из гаража, а выходящий следом Мезенцев держал мешок и, когда он его поставил возле дверей гаража, по звуку он понял, что в мешке находятся остальные похищенные вещи. Чуфенев зарядил ружье двумя патронами и вышел из гаража. Мезенцев стоял возле дверей гаража, а Иванов светил ему фонарем. Держа ружье вниз стволом, он предложил ребятам отдать его вещи, на что услышал в свой адрес угрозы «замочить» и чтобы он не пугал их своим ружьем, т. к. у них «есть стволы покруче», при этом Мезенцев распахнул полу куртки, и Чуфенев при свете фонаря увидел рукоятку оружия в наплечной кобуре, после чего Иванов резко перевел свет фонаря на него, ослепив, затем свет погас. Угрозы и демонстрация оружия были одновременными, поэтому он посчитал угрозу убийством для себя реальной, видя агрессивность парней, первым произвел нецеленаправленный выстрел в сторону Мезенцева, считая, что у Иванова также имеется оружие, произвел выстрел в его сторону, попал или нет в кого, он не видел, т. к. умысла убивать у него не было. Когда ему показалось, что Иванов после выстрела бросился к нему, он, перезарядив ружье, произвел еще один выстрел в его сторону, при производстве выстрелов находился в возбужденном состоянии, его трясло, последние выстрелы помнит смутно, действовал автоматически. Поняв, что парни мертвы, испугался, трупы утащил в лог. Затем пришел домой и о происшедшем рассказал своим родственникам.

Однако признание вины подсудимым для вынесения обвинительного приговора недостаточно. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.

И такие доказательства вины Чуфенева, кроме его признания, по делу имеются.

Так, свидетель Чуфенева Маргарита показала, что 26.07.2000 около 20 часов она с мужем Чуфеневым, его сестрой Крюковой Любовью и Крюковым Михаилом пошли в гараж. Придя в гараж, муж обратил внимание, что замок плохо открывается, открыв гараж, обнаружили, что украдены предметы для сварочных работ. Расстроившись по этому поводу, по дороге домой они зашли к Герман Анатолию с целью узнать, не пропало ли у него что-нибудь из гаража, его гараж находится по соседству. Затем муж пришел домой, поужинал и решил пойти ночевать в гараж, подумав, что вдруг кто вновь придет. Когда муж брал ружье, она не видела. Она уже спала, когда пришел муж и сказал, что убил двух парней, подробности не рассказывал. Муж не мог найти себе места, его всего трясло, он был в шоковом состоянии. Говорил, что ему угрожали оружием, поэтому он выстрелил.

Она позвонила родственникам Крюковым, которые также пришли к ним. Свидетель Крюкова Любовь, Крюков Михаил дали аналогичные показания, пояснив, что когда они пришли к Чуфеневым, то Николай Чуфенев находился в шоковом состоянии, он ничего не мог сказать, его всего трясло.

Свидетель Герман Анатолий в суде пояснил, что 26.07.2000 г. вечером где-то в районе 20-21 час. к нему домой пришли Крюков и Чуфенев, просили ключ от гаража, пояснив, что у них из гаража украли «болгарку», шланги к сварочному аппарату. Но ключа у него не оказалось. Герман сходил с ними до гаража и вернулся, пошел за ключами. Какого-либо ружья Герман Анатолий ни у Чуфенева, ни у Крюкова в тот момент не видел.

Свидетель Герман Любовь в суде пояснила, что 27.07.2000 в 22-23 час. к ним домой приходили Крюков и Чуфенев, у Чуфенева под курткой она видела ствол ружья. Они просили у мужа ключи от гаража.

Тот факт, что свидетель Герман Любовь указывает, что видела ружье у Чуфенева, когда они с Крюковым приходили к ее мужу за ключами, т. е. раньше, чем указывают сам подсудимый и другие свидетели, что объясняется простым перепутыванием последовательности событий.

Виновность Чуфенева в совершении преступления подтверждается и другими материалами, собранными по делу, а именно - протоколом осмотра (л. д. 4 - 10) из которого следует, что трупы двух мужчин с огнестрельными ранами находятся в 20 метрах от гаража Чуфенева в логу, на трупе Мезенцева надета наплечная оперативная кобура с пистолетом марки «магнум», напротив гаража № 547 обнаружен шахтовый фонарь, которым, как поясняет подсудимый Чуфенев, пользовался Иванов.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что причиной смерти Мезенцева явилось огнестрельное дробовое сквозное ранение головы с повреждением черепа, вещества головного мозга (л. д. 134 - 140).

Причиной смерти Иванова явилось огнестрельное пулевое сквозное ранение головы с повреждением костей черепа, вещества головного мозга, с входной раной в области правого глаза, выходной - в левой теменно-затылочной области.

Кроме того, первым был выстрел в грудную клетку с последующим падением тела. В момент причинения данного повреждения потерпевший был обращен левой боковой поверхностью грудной клетки к пулевому оружию (л. д. 141 - 150). Как нам поясняет подсудимый Чуфенев, Иванов стоял боком по отношению к нему.

Данные заключения судебно-медицинского эксперта говорят о том, что выстрелы были нецеленаправленными, хаотичными, одному в голову, другому сначала в область груди, а затем в голову. Вина Чуфенева также подтверждается заключением судебно-биологической экспертизы, из которой видно, что на трико синего цвета, изъятого у Чуфенева, обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего Мезенцева.

Проверкой показаний на месте с применением видеосъемки Чуфенев показал места, где были выброшены шланги, мешок с «болгаркой» и кабелем, а также 6 гильз, все предметы были изъяты (л. д. 48 - 52).

При проведении следственного эксперимента с выездом на место происшествия были произведены замеры расстояния между подсудимым и потерпевшими в момент выстрела. Они составили 4 - 4 м 40 см, т. е. при таком расстоянии рукоятку пистолета в наплечной кобуре при свете шахтового фонаря можно видеть, что соответствует показаниям Чуфенева (л. д. 125 - 127). И у Чуфенева действительно при таком расстоянии между ним и потерпевшими, высказывании со стороны потерпевших угроз и демонстрации пистолета была реальная опаска за свою жизнь. Потерпевших было двое, все происходило в безлюдном месте в ночное время суток.

В материалах уголовного дела (л. д. 175 - 176) имеется заключение психолога психиатрической экспертизы, где Чуфенев признан в отношении инкриминируемого ему деяния вменяемым. Согласно заключению психолога психиатрической экспертизы, эмоциональное напряжение у Чуфенева возникло незадолго до противоправных действий, когда испытуемый узнал о пропавших вещах в своем гараже. Ситуация была значимой для испытуемого, т. к. украденные вещи из гаража были служебные, он нес за них материальную ответственность. Исходя из личностных особенностей испытуемого, описанных выше, кумулятивные переживания нагнетались у него по типу «снежного кома», достигнув пика в момент, когда Чуфенев увидел у одного из потерпевших оружие и услышал в свой адрес нецензурную брань и угрозы. Произошла эмоциональная разрядка по типу «короткого замыкания» в виде аффективного сужения сознания и хаотической активности с субъективной насыщенностью переживаний страха, унижения, ощущения безвыходности. На этом фоне поведение испытуемого приобретает негибкий, неадаптивный характер, он производит выстрел в сторону потерпевшего. Состояние психоэмоционального возбуждения у Чуфенева Н. А. достигало такой силы и глубины, что он произвел еще два выстрела в темноте, которые были немотивосообразны с утратой ощущения реальности, объективности, нарушением его свободы волеизъявления, глубина психо-эмоционального возбуждения достигла степени физиологического аффекта.

Способность к перезарядке оружия характеризовалась автоматическими действиями Чуфенева, т. к. определилась глубиной аффективных переживаний в ответ на неправомерные действия потерпевших и выходила за рамки личностного реагирования Чуфенева Н. А.

Таким образом, образовавшееся эмоциональное состояние Чуфенева в момент совершения инкриминируемого ему деяния расценивается как физиологический аффект, характерный трехфазовой динамикой течения и развития. Стремительное, импульсивное накопление переживаний. Собственный аффективный взрыв. Постаффективное состояние растерянности.

Указанные обстоятельства дают основания сделать вывод о том, что после высказанных угроз, демонстрации оружия потерпевшими, страха и безвыходности, противоправности поведения со стороны потерпевших, их агрессивности и привело Чуфенева в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, находясь в котором Чуфенев и совершил убийство. Субъективная сторона убийства, совершенного в состоянии аффекта, характеризуется умыслом, внезапно возникшим. Важно, чтобы умысел на убийство возник внезапно, в состоянии аффекта, спровоцированного конкретными противоправными действиями потерпевшего. Как у нас и просматривается по делу Чуфенева. Противоправное поведение со стороны потерпевших было, и именно тогда, когда Чуфенев увидел на Иванове сварочные шланги, а Мезенцев ставил мешок. Эти вещи как раз и пропали у Чуфенева. А когда Чуфенев хотел разрешить все мирным путем, предложив Иванову и Мезенцеву отдать вещи, потерпевшим это не понравилось, и они стали высказывать угрозы убийством в адрес Чуфенева, демонстрировать пистолет. Соответственно у Чуфенева появляются страх, волнение: мало того, что у потерпевших находятся его вещи, ему еще и угрожают.

Таким образом, считаю вину Чуфенева в совершении умышленного убийства двух лиц в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения полностью доказанной, его действия правильно квалифицированы ч. 2 ст. 107 УК РФ.

На основании изложенного при назначении наказания прошу суд учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность подсудимого и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность. По данному делу я нахожу только смягчающие наказание обстоятельства: Чуфенев впервые привлечен к уголовной ответственности, признал вину, положительно характеризуется по месту работы и месту жительства, воспитывает двух несовершеннолетних детей. Организация, где работает подсудимый, ходатайствует о взятии на поруки Чуфенева.

Вместе с тем от действий подсудимого погибли два человека, для их матерей это невосполнимая утрата близких людей. В ходе судебного заседания со стороны представителей потерпевших заявлены исковые требования о взыскании материального и морального вреда. Требования материального характера потерпевшей Ивановой обоснованы, представлены необходимые документы на сумму 3420 рублей. Требования представителя потерпевшего Коряковцевой материального характера, на сумму 7000 рублей, но они ничем не подтверждаются, не представлены документы, подтверждающие сумму материального ущерба. Вследствие чего требования Ивановой о взыскании материального вреда подлежат удовлетворению полностью в размере 3420 рублей, а требования Коряковцевой не подлежат удовлетворению, Коряковцевой необходимо объяснить право обращения в суд в гражданском порядке о взыскании материального ущерба от преступления.

Кроме того, потерпевшими заявлены исковые требования о взыскании с Чуфенева за моральный вред в пользу Ивановой 2000 рублей, в пользу Коряковцевой 500 рублей, которые я поддерживаю частично.

На основании изложенного прошу признать виновным Чуфенева Николая Александровича по ст. 107 ч. 2 УК РФ и назначить наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Зачесть в срок отбывания наказания время нахождения под стражей с 27.07.2000 по 06.08.2000.

Взыскать с Чуфенева Н. А. в пользу Ивановой Л. И. материальный ущерб в сумме 3420 руб. и компенсацию морального вреда в сумме 1000 рублей.

Вещественное доказательство – фонарь – передать потерпевшей Ивановой Л. И.

Вещественные доказательства – ружье, пневматический пистолет модели А-101 «магнум» – передать в разрешительную систему Крапивинского РОВД.

Вещественное доказательство – вещи Чуфенева, Крюкова – передать владельцам.

Приговором Крапивинского районного суда от 03.08.02 Чуфенев Н. А. осужден по ч. 2 ст. 107 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.