Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 4. Сон как состояние



 

Сон — явление всеобъемлющее и потому представляющее для профессионального психолога непрерывный кошмар. Очнувшись от него утром, целый день психолог знает, что скоро снова рухнет в это, чему он не может дать определения. Остается только не думать о том, что живешь изо сна в сон. Но тогда тебя начинают терроризировать простые люди, требующие от тебя ответа на вопрос: что такое сон?

Что делать?

Психолог пишет о сне. Пишет так, чтобы никто ничего не понял, но все поняли, что не понимают они, а не психолог. В итоге рождается что-то вроде:

«Сон — периодическое функциональное состояние человека и животных со специфическими поведенческими проявлениями в вегетативной и моторной сферах, характеризующееся значительной обездвиженностью и отключенностью от сенсорных воздействий внешнего мира».

Это Петровский и Ярошевский, чей словарь был основой взглядов большинства наших рядовых психологов. Что вы из этого определения поняли? Что надо бы перевести его на русский и, вообще, разобраться. Например, до того, как перевести слово «функция», хочется понять: «Сон— периодическое функциональное состояние» — это состояние функций или это сон становится функцией? Или же нам надо переводить не только явно иностранные слова, вроде «функции», но и словосочетания с ними, вроде «функциональное состояние», которые никак не определяются из значений входящих в них слов, по крайней мере, не равны им и, соединившись, начинают обозначать что-то особенное.

Короче говоря, я хочу показать, что перевод этакого «простого» словарного определения может осуществить только член сообщества профессиональных психологов, а нам с вами, очевидно, предлагается пользоваться толковыми и энциклопедическими словарями.

«Советский энциклопедический словарь» определяет сон как «периодически наступающее физиологическое состояние у человека и животных».

Как видите, для психологов сон — уже функциональное состояние, а для народа — еще физиологическое. Эти мои «уже» и еще» вовсе не шутка. В этом различии отразилось значительное движение психологии в ее борьбе за самостоятельный предмет: физиологического понимания к собственно психологическому.

Сон как физиологическое состояние — это вообще не определение и даже не описание названного явления. Это способ утвердить физиологию во всем. Назовем сон так, и всем ясно, что этот участок золотоносной жилы застолблен и у него есть хозяин, с которым лучше не ссориться.

А что действительно означает выражение: сон как физиологическое состояние? Если огрубить, то: сон — это состояние тела, фюзиса. И это не натяжка, это точнейшее определение предмета исследования, какое только и могла создать физиология. Иными словами, физиология могла и собиралась делать только о, что ей по силам: исследовать тело во время сна. Не сон же ей исследовать своими методами!

Вот и все. И это строго и приемлемо. Как из этого сделали полное определение сна и как сделали вообще определение сна, понять можно, только глядя на то, как утверждалась советская власть. То есть через политику.

Но для нас это означает, что определение: сон — физиологическое состояние, — использовать можно, как мы используем платоновский анамнезис или образ пещеры. По теням, которые отбрасываются на стены, мы можем судить о мире. По теням, проходящим перед нашими глазами, мы можем припоминать то, что душа видела в тех мирах. По тому, как меняется тело во время сна, мы можем делать выводы о самом сне…

При этом вы не могли не заметить — сон постоянно определяется как состояние. Когда мы говорили о психологическом определении, я пошутил: не состояние ли это функций? Если вы взглянете на определение физиологическое, то поймете, что это вовсе не шутка. Физиолог говорит об особом состоянии тела. А о чем говорит психолог?

Словарь Мещерякова и Зинченко ограничивается вначале самой краткой формулой:

«Сон (англ, sleep ) — одно из функциональных состояний человека».

Функциональное состояние выделено, что означает, что нам предлагается посмотреть, что такое «функциональные состояния». А заодно — и что думают об этом американцы, наверное.

Далее словарь расписывает все то, что успели намерить физиологи в спящих телах, и излагает отдельно собственно психологические теории сна, начиная с Фрейда. Но без определений. Придется смотреть «функциональные состояния», в надежде, что там хранятся все ответы.

Но нет такой статьи в словаре! Есть подтасовка, которую мы должны проглотить за то же самое:

Функциональное состояние организма (functional state of organism ).

Значит, я все-таки прав, состояние это относится не к «сон»… А к телу. Сон — это не состояние. Состояние — это «тело» во время сна. Не подозревать же психологов, что они здесь под именем «организм» имели в виду душу?..

Сон как функциональное состояние означает: сон — это некое состояние тела, во время которого происходит «интеграция активности различных физиологических систем, определяющая особенности осуществления деятельности».

Осуществления деятельности? Какой? Ну, да! Сплю я. Деятельность точно меняется. Или отсутствует… Как в этом разобраться?

Плевать. Важно одно: словари постоянно указывают источник своих знаний в функциональных состояниях, приводя пояснения к научному языку на английском. Так что не будет преувеличением предположить прямое заимствование из англо-американской психологии. Возможно, именно там и надо искать. А что говорят о сне американцы?

Ребер дает такое определение:

 

«Сон. В основном определенная потеря сознания, характеризуемая рядом поведенческих и нейрофизиологических эффектов. В современной психологии сон и определенные физиологические события, в частности, паттерны биоэлектрической активности мозга, регистрируемые электроэнцефалографом, метаболические процессы, мышечный тонус, частота сердцебиения и дыхания, и, что важно, наличие или отсутствие быстрых движений глаз (БДГ)».

 

Итак, современная а???

Что это? История изучения сна? Или история самообмана? Как можно мерить электрическую активность мозга и говорить, считать, убеждать себя и других, что меряешь сон?

Разве что сон для тебя — это определенный вид работы мозга. И тогда, вот такая его активность и есть бодрствование, а такая — сон…

Но это уж совсем физиология, а психологи сейчас, как вы заметили, связывают сон с сознанием, называя его одним из состояний сознания. Тут мы попадаем в новую ловушку, потому что при этом никто не дал определения ни сознанию, ни состоянию.

Американская психология изучает сон через тело и физиологию.

Психологическая энциклопедия» Корсини и Ауэрбаха определений избегает, а пишет много. Приведу начало их статьи, оно показательно: «Сон (sleep )

Умозрительные рассуждения о природе сна восходят к периоду античности (Аристотель написал отдельную главу о сне), тогда как эмпирические исследования сна— как одно из проявлений развития наук о жизни— появились лишь в XIX веке.

Важное событие, связанное с совершенствованием исследователькой технологии, произошло в 1937 году. Электроэнцефалограмма (ЭЭГ), позволяющая измерять мозговые импульсы, показала отчетливые и систематические изменения паттерна, наблюдаемые в момент засыпания и на протяжении периода Сна. Впервые появилась 1\южность объективно и непрерывно измерять сон и наблюдать его как активный процесс» (с. 823).

Что это? История изучения сна? Или история самообмана? Как можно мерить электрическую активность мозга и говорить, считать, убеждать себя и других, что меряешь сон?

Разве что сон для тебя — это определенный вид работы мозга. И тогда, вот такая его активность и есть бодрствование, а такая — сон…

Но это уж совсем физиология, а психологи сейчас, как вы заметили, связывают сон с сознанием, называя его одним из состояний сознания. Тут мы попадаем в новую ловушку, потому что при этом никто не дал определения ни сознанию, ни состоянию.

 

Глава 5. Состояния

 

Определять сознание в этой книге я не хочу, потому что посвятил этому отдельное большое исследование', которое, к тому же, продолжается в следующих книгах.

Что такое состояние? Определить это понятие очень важно, потому что мы очень сильно зависим от мнения науки и без нее решаемся разве что рассказывать свои сны, да и то несколько стыдясь этого. Сами же психологи однозначно заявляют: «Психические состояния, наряду с процессами и свойствами, относятся к основным категориям психических явлений » (Прохоров А.О. Предисловие // Психология состояний, с. 3).

Правда, сами же психологи тут же признаются, что состояния «как общепсихологическая категория, проявления которой составляют нашу актуальную жизнь, она до настоящего времени остается во многом недостаточно изучена — как в отношении теоретических основ, так и в прикладном, практическом плане» (Там же).

Так что, психология, что такое состояние, не знает, хотя и считает, что это ее главная составляющая. Правда, она признается временами и в том, что не знает и что такое процессы и свойства, но это уже к слову.

А что касается состояний, то русская психология до сих пор танцует от определения, сделанного Левитовым еще в начале шестидесятых годов прошлого века. Определение это настолько совершенно по форме, что становится понятным, почему на нем движение мысли замерло:

«Определение психического состояния как особой психологической категории формулируется так: это — целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности » (Левитов. Определение психического состояния // Психические состояния, с. 31).

Это определение явно писалось не ради исследования, а ради зашиты сообщества от вопросов и вопросиков. Иначе говоря, это не дверь, открывающая нечто, это люк или пробка, что-то закрывающая. Например, дискуссию.

То, как развивают современные психологи это определение, очень показательно. Оно словно выпивало из душ исследователи силу жизни, в итоге это и передается по традиции. Я покажу это на примере рассуждений, пожалуй, лучшего русского психолога состояний проф. Прохорова.

Он начинает работу «Определение понятия «психическое состояние» все с того же предупреждения: психические состояния являются малоизученной областью. Психические состояния, конечно, не совсем состояния сознания и не совсем функциональные или физиологические состояния, но я позволяю себе в начале исследования использовать все эти выражения как синонимы, поскольку в действительности ни один психолог не сможет сказать, что, говоря о состояниях сознания, он определенно говорил не о психических состояниях. В рамках общей психологии это пока еще одно и то же.

Итак, Прохоров начинает свое исследование очень корректно, как говорится. С истории предмета. Это показывает, что он действительно хороший исследователь.

 

«Такая малоизученность находит свое отражение в определении понятия "психическое состояние».

Начиная с определения, данного В. Далем, где состояние понимается как "положение, в каком кто или что состоит, находится, есть; отношения предмета", а глагол «состоять» — как "быть составлен, заключать в себе составные части и слагаться из них", определений Джеймса и Рибо, Ю. Е. Сосновиковой, Н. Д. Левитова и других, психические состояния рассматриваются как самостоятельная "целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и свойств личности».

 

Признаюсь честно: я подозреваю, что здесь Прохоров привел определение Левитова, но я не уверен, потому что успеваю его забыть, пока поднимаю глаза на несколько строчек, чтобы сличить. Но это не столь важно, как то, что и определение Даля оказалось соответствующим этому правящему психологическом} определению. Как говорится, любое лыко в строку.

Между тем, Даль не дает определения «психического состояния», к которому его притянул профессор Прохоров, он определяет «состояние» как таковое. Это пометка к тому, можно ли так вольно использовать все эти выражения в расширительном смысле, как делаю я, не задумываясь об их точном разграничении. Похоже, это вполне допустимый для психологии состояний уровень точности.

Однако, по отношению к Далю Прохоров допускает и другие вольности, подводя его под основание своих рассуждений. В частности, приведенное им «состоять», как быть составленным, в принципе противоречит и определению Левитова, поскольку деятельность не может быть составлена, и вообще правящему воззрению психологии на сознание, которое не может иметь содержаний, поскольку имеет процессы.

Но к Далю я еще вернусь. Пока мне нужно составить представление о том, как видит состояние современная психология в лице профессора Прохорова.

А видит она его так.

Сначала Прохоров приводит определения понятия «состояние» всех более или менее значимых психологов, а потом делает вывод, который как раз и является для меня примером обескровленной левитовским подходом традиции:

«Подытоживая приведенные выше определения, можно отметить, что психическое состояние как явление характеризуется целостностью, является реакцией личности на внешние и внутренние стимулы, служит промежуточным звеном между процессами и свойствами личности и связано с ними, на некоторое время характеризует своеобразие психической деятельности и имеет определенные временные границы» (Там же, с. 36).

Приглядитесь к этим словам. Вот только что был исследователь, но как только прикоснулся к традиции своей школы, вдруг перекинулся в начетчика. Ведь он, похоже, даже не видит, как совершает подмену. Это определение было бы приемлемым, если бы после слов: «психическое состояние как явление характеризуется» — он вставил: психологами .

Нигде он не показал, что состояние действительно характеризуется перечисленными свойствами. Он вообще не прикасался к понятию состояния. Он привел мнения других исследователей или не исследователей и должен был привести нас не к определению состояния как такового, а к картине сегодняшнего состояния дел в науке о состоянии. Он всюду должен был уточнить: как считают психологи.

Вместо этого мы получили определение психического состояния, в котором действительность подменена, а значит, из которого откачана сила жизни, спорость , как говорили на Руси.

Продолжать дальнейшее изучение этой школы просто неполезно и нездорово, поскольку Прохоров подвел ее итога. Тупик. Надо возвращаться и искать другие пути.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.