Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

XVIII. Мирдад провидит смерть Отца Химбала, и какие события этому сопутствовали. Он говорит о Смерти. Время — величайший Фокусник. Колесо Времени, его Обод и его Ось



* * *

Наронда: Много воды сбежало с гор и влилось в море, пока Спутники, за исключением Химбала, не собрались опять вокруг Учителя в Орлином Гнезде.

Учитель говорил о Всемогущей Воле, но внезапно смолк, а потом сказал,

* * *

МИРДАД: Химбал пребывает в печали, он хотел бы придти к нам за поддержкой, но его ноги стыдятся нести его сюда. Абимар, пойди и помоги ему.

* * *

Наронда: Абимар вышел и вскоре вернулся с Химбалом, который трясся от рыданий и имел самый несчастный вид.

* * *

МИРДАД: Подойди поближе, Химбал.

О, Химбал, Химбал. Из-за смерти отца ты позволяешь горю разрывать твое сердце и превращать его кровь в слезы. Что ж с тобой станет, когда умрет вся твоя семья? Что ты будешь делать, когда все отцы и матери, все братья и сестры во всем мире уйдут за пределы достижимости твоих рук и твоего взора?

* * *

Химбал: Ах, Учитель. Мой отец умер насильственно. Бычок, которого он недавно купил, боднул его в живот и еще пробил череп, и это случилось вчера вечером. Мне только что об этом сказал посланец. Горе мне. О, горе мне.

* * *

МИРДАД: И, кажется, он умер в тот самый момент, когда судьба, наконец, ему улыбнулась.

* * *

Химбал: Да, это так, Учитель. В тот самый момент.

* * *

МИРДАД: И эта смерть еще больнее ранит тебя, так как он купил бычка на деньги, которые ему послал ты.

* * *

Химбал: Да, это так, Учитель. Именно так. Кажется, тебе ведомо все.

* * *

МИРДАД: Это те деньги, которыми оценили твою любовь к Мирдаду.

* * *

Наронда: Химбал больше не мог сказать ни слова, его душили слезы.

* * *

МИРДАД: Твой отец не умер, Химбал. Не погибли даже его форма и тень. Но умерли твои ощущения его формы и тени. Теперь его форма стала так тонка, тень так прозрачна, что грубый глаз человека не может их увидеть.

Тень от кедра в лесу совсем не такая, как от кедра, превратившегося в мачту корабля, или в колонну в храме, или в перекладину виселицы. Тень от кедра меняется еще и от того, освещает ли его солнце или луна, звезды или багряные отблески заката.

И все же кедр, независимо от того, как он изменился, продолжает жить как кедр, хотя кедры в лесу и не признали бы в нем своего давнишнего брата.

Сможет ли шелковичный червь на листе дерева распознать своего собрата, уже укрывшегося в коконе? А последний, сможет ли он распознать своего собрата в мотыльке, летящем по ветру?

Узнает ли пшеничное зерно, скрытое в земле, своего собрата в стебле, вознесшемся ввысь?

Узнают ли туман в воздухе или вода в море свою сестру в сосульке, приютившейся в горной расщелине?

Признает ли Земля родную звезду в метеоре, что примчался к ней из глубин Пространства?

Узнает ли себя дуб в желуде?

Так как твой отец ныне пребывает в свете, который глаза твои воспринять не могут, и обрел форму, которую ты не можешь распознать, ты и говоришь, что его нет больше. Но материальному Я Человека, не важно, куда оно попадет и как изменится, предназначено менять свои тени до тех пор, пока оно не растворится целиком в Божественном Я Человека.

Кусок древесины, будь то зеленая ветка на дереве сегодня или колышек в стене завтра, остается древесиной при всех изменениях формы и тени, пока его не поглотит внутренний огонь. Также и Человек остается человеком, мертв он или жив, пока его не поглотит Бог, что внутри него. Точнее говоря, пока он не поймет свое единство с Единым. Но это не может свершиться за то одно мгновение, которое людям так нравится называть своей жизнью.

Все Время — это время жизни, спутники мои.

Во Времени нет начал и концов. Нет в нем и гостиниц, где путник мог бы остановиться на отдых.

Время — это непрерывность, которая сама себя перекрывает. Голова его вцепилась в собственный хвост. Во времени нет ни концов, ни остановок. Ничто не начинается, ничто не кончается.

Время — это колесо, созданное чувствами, и ими же запущенное во вращение в пустоте Пространства.

Ваши чувства воспринимают смену времен года, и это сбивает вас с толку, так как вам кажется, что все охвачено процессом изменений. Но вы признаете, что сила, которая приводит времена года к расцвету и увяданию, всегда одна и та же.

Ваши чувства воспринимают рост и увядание вещей, и вы в безнадежности заявляете, что распад — это результат развития любой вещи. Но вы признаете, что сила, приводящая к росту и распаду, сама никогда ни растет, ни распадается.

Ваши чувства замечают разницу между ураганом и бризом; и вы утверждаете, что ураган гораздо сильнее бриза. Но, вопреки этому, вы соглашаетесь, что движущая сила урагана и движущая сила бриза — одна и та же, и что сама она не несется ураганом и не веет бризом.

Как вы легковерны! Как вы доверяете любой хитрости, что подстраивают вам ваши чувства! Где же ваше Воображение? Ведь с его помощью вам ничего не стоит увидеть, что все сбивающие вас с толку изменения — не более чем трюк.

Ну как ураган может быть сильнее бриза? Разве не бриз дарит свое дыхание урагану? И разве не ураган напитывает им бриз?

Вы, ходящие по Земле, почему вы мерите пройденные расстояния шагами и милями? Ведь независимо от того, прогуливаетесь вы или мчитесь галопом, разве не несет вас на себе Земля с огромной скоростью в тех областях пространства, сквозь которые ее саму проносят? Поэтому, не совпадает ли ваш путь с путем Земли? А не движима ли Земля, в свою очередь, другими телами, и не равна ли ее скорость их скорости?

Да, неподвижность — мать скорости. А скорость — посланница неподвижности. Скорость и неподвижность неразделимы ни в одной точке Пространства и Времени.

Почему вы утверждаете, что рост — это рост, а распад — распад, и что они друг другу — враги? Разве может что-нибудь вознестись, если что-то другое не падет? И не распадается ли что-нибудь только из-за чьего-то роста?

Разве вы не растете благодаря непрерывному распаду? И не распадаетесь ли благодаря непрерывному росту?

Разве не является смерть удобрением для жизни, а жизнь — хранилищем смерти?

Но если рост — это дитя распада, а распад — дитя роста, если Жизнь — это мать Смерти, а Смерть — мать Жизни, то, поистине, они есть одно и то же в каждой точке Пространства и Времени. И, поистине, ваша радость жизни и роста также глупа, как и печаль по поводу смерти и распада.

Почему вы утверждаете, что только Осень — сезон винограда? Я же говорю, что виноград зреет и Зимой, когда он в виде сока незаметно пульсирует в вине и грезит в нем своими снами. Он зреет и Весной, когда появляется в виде крошечных изумрудных бусинок. Он зреет и Летом, когда грозди растут, бусинки наливаются, их щечки обретают золотистый оттенок Солнца.

Если любое время года несет в себе три остальные, то, поистине, все времена года едины в каждой точке Пространства и Времени.

Да, Время — это величайший фокусник, а человек — величайший простофиля.

Так сильно напоминает белку в колесе Человек, сам соорудивший колесо Времени, и так очаровавшийся его вращением и захваченный движением, что уже и не верит, что сам и является тем, кто приводит колесо в движение, и никак “не найдет времени”, чтобы остановить этот вихрь Времени.

Человек так напоминает кошку, которая лижет своим языком шершавый камень и думает, что кровь, которую она слизывает, сочится из камня. Так и он пьет свою собственную кровь, разлитую по ободу колеса, и ест свою собственную плоть, разорванную в клочья спицами колеса, веря, что это кровь и плоть Времени.

Колесо Времени вращается в пустом Пространстве. На его ободе находятся все вещи, воспринимаемые чувствами, которые только и могут воспринимать люди во Времени и Пространстве. Поэтому вещи непрестанно то появляются, то исчезают. Что исчезло для одного в какой-то точке Времени и Пространства, сразу же появляется для другого в другой точке. Что растет для одного, увядает для другого. То, что день для одного, для другого — ночь; все зависит от того, “Когда” и “Куда” смотреть.

Едина дорога Жизни и Смерти, о монахи, по ободу колеса Времени. Ведь в этом движении по кругу нет конца, и само оно никогда не затормозится. Любое движение в нашем мире — это движение по кругу.

Сможет ли когда-нибудь Человек освободиться из этого ложного круга Времени?

Да, Человек сможет, ибо он унаследовал Божественную Свободу.

Колесо времени вращается, но ось его вовеки неподвижна.

Бог — это ось колеса Времени. И хотя все вращается вокруг него во Времени и Пространстве, сам Он всегда вне времени и пространства, всегда спокоен. Хотя все вещи и произошли от Его Слова, все же Слово Его также вне времени и пространства, как и Он сам.

На оси все — мир. На ободе все — суета. Где бы вы хотели оказаться?

Говорю вам, перейдите с обода Времени на его ось, и вы избавитесь от тошноты, вызванной непрестанным движением. Пусть Время вращается вокруг вас, но вы — не кружитесь со Временем.

* * *




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.