Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Судопроизводственные принципы

По источнику закрепления

1. Конституционные

2. Закрепленные в текущем законодательстве

По сфере действия

1. Общеправовые

2. Межотраслевые

3. Отраслевые

Процессуальные принципы делятся на

1. Судоустройственные (организационные) – это те, которые мы изучали на первом курсе. Они присутствуют и в ГПК. Мы их оставляем за скобками.

2. Судопроизводственные (функциональные) – это те, которые определяют динамику процессуальных правоотношений, лежат в основе регулирования отношений между участниками процесса и судом.

Пример: принцип диспозитивности – закреплен в текущем законодательстве, отраслевой (характерен именно для гражданского процесса) и судопроизводственный. Принцип состязательности – конституционный (ст. 118 Конституции), межотраслевой (он есть и в уголовном процессе, и в гражданском) и судопроизводственный.

Судопроизводственные принципы

  1. Принцип диспозитивности.

Он является противоположностью принципа, на котором покоится уголовный процесс – принцип публичности. И если публичность есть руководящее начало, в силу которого возбуждение уголовного дела и поддержание обвинения является не правом, а обязанностью соответствующих должностных лиц государства, то принцип диспозитивности есть руководящее начало, состоящее в том, что возбуждение и поддержание процесса является не обязанностью, а правом заинтересованного лица, и, соответственно, развитие процесса отдается на откуп заинтересованным лицам.

Гражданско-процессуальная диспозитивность естественным образом берет свое начало в материальной диспозитивности, в автономии воли (ст. 1 ГК) – если гражданские права приобретаются своей волей и в своем интересе, то они, как естественное процессуальное продолжение, и защищаются своей волей и в своем интересе.

Процессуальная диспозитивность, пронизывая весь процесс, может быть разделена на три области процесса, в которых реализуется принцип:

1) Формальная диспозитивность – это господство сторон над внешним ходом процесса. Ст. 35 ГПК в общем виде описывает начала формальной процессуальной диспозитивности.

2) Материальная диспозитивность – это свобода распоряжения материальным объектом спора. Материальным объектом спора выступает материальное спорное правоотношение. Любое правоотношение есть корреспонденция прав и обязанностей. Поэтому существует свобода распоряжения правами и обязанностями в процессе – свобода распорядительных действий перед лицом суда. Сама эта материальная диспозитивность еще в большей степени является продолжением собственно материальной диспозитивности (в смысле – той, которая из ст. 1 ГК). Если до и вне процесса кредитор может простить должнику долг, если должник может заплатить кредитору убытки по претензии, даже если бы он и сомневался, что убытки составляют именно ту сумму, которую запрашивает кредитор, то у него должно быть такое право и перед лицом суда. поэтому тогда, когда материальное правоотношение становится предметом деятельности публичной власти в лице суда, и тогда стороны сохраняют ту свободу, которой обладали до и вне процесса. Материальная диспозитивность закреплена в ст. 39 и описана известными процессуальными институтами – отказ от иска, признание иска, мировое соглашение, изменение предмета или основания иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований.

В этих действиях находят процессуальное выражение распоряжение субъективным материальным правом и обязанностью, т. е. тем правом и той обязанностью, которые стали предметом судебной деятельности. Ст. 39 обращает внимание на то, что эти распорядительные действия (их так называют, потому что в них распоряжение субъективными материальными правами и обязанностями) делятся на два вида:

1. Абсолютные – те, которые безусловно связывают суд, т. е. суд не может их не принять. NB! – уменьшение размера исковых требований представляет собой абсолютное распорядительное действие, т. е. действие, не принять которое суд не может. Это не совсем корректно. Например, АПК поступает иначе – уменьшение размера исковых требований отнесено к числу относительных распорядительных действий. Это правильно, потому что если уменьшить размер исковых требований до одного рубля – это то же самое, что отказаться, но формально это не отказ и получается, что волеизъявление, по своему содержанию направленное на полный отказ от субъективного права, неподконтрольно.

2. Относительные – те, которые подконтрольны суду (отказ от иска, признание иска, мировое соглашение). Суд может не принять эти распорядительные действия, если они не соответствуют закону или нарушают права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Таким образом, можно констатировать, что после того, как субъективное право или субъективная обязанность становится предметом деятельности публичной власти в лице суда та сфера распорядительной свободы, которая закреплена материальным законом, оказывается ограниченной в процессе. В обмен на получение «услуги правосудия» стороны оказываются в известном смысле ограниченными в тех возможностях, которыми они располагали до и вне процесса.

3) Доказательственная диспозитивность – свобода распоряжения доказательствами, свобода давать или не давать доказательства. Эта свобода получила название состязательности. Таким образом состязательность выводится из диспозитивности, состязательность как продолжение диспозитивности.

Такой взгляд на состязательность имеет право на существование. Но мы не случайно отметили, что уголовный процесс публичный и тоже состязательный. Здесь возникает вопрос – в Конституции написано, что правосудие осуществляется на началах состязательности, а мы сказали, что состязательность является межотраслевым. Но если он межотраслевой, а один процесс публичный, второй – диспозитивный, то вывести состязательность из диспозитивности нельзя, потому что иначе нарушается логический ряд. Здесь вопрос – это два разных принципа состязательности или это один межотраслевой принцип состязательности?

Характеристика состязательности

Ст. 56 закрепляет известную со времен Рима формулу гражданского состязательного процесса – «каждая сторона доказывает то, на что она ссылается»

«Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.»

Ст. 57 продолжает эту мысль и говорит о том, что доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Суд не собирает доказательств, а только оказывает сторонам содействие в собирании и представлении доказательств.

Таким образом состязательная сущность процесса – это пассивный суд, суд пассивный в собирании доказательств. Сразу оговоримся: суд пассивен только в деле собирания доказательств. Состязательность не означает полной пассивности суда в процессе. Это пассивность в определенной локальной области процесса. Во всех остальных сферах суд активен.

Антиподом состязательности является следственный (инквизиционный) процесс. Это процесс с активным судом. Суд ведет следствие, а вести следствие, значит собирать доказательства.

В современной действительности (и речь идет не только о России, но и о таких странах классического состязательного процесса как Англия) чистого состязательного процесса нет, процесс сегодня является смешанным – это состязательный процесс с элементами следственности. В этом смысле модель Российского процесса тоже смешная и в практическом смысле вопрос состоит в том, каков удельный вес элементов следственности в процессе в целом состязательном, где они должны быть допущены, сколько их должно быть допущено и почему?

Плюсы и минусы состязательного процесса

1. Состязательный процесс быстрый и дешевый. Почему быстрый? Собирать доказательства – это не идти по улице и собирать все, что плохо лежит. Собирать доказательства как и всякая деятельность – это деятельность целенаправленная, поэтому мы знаем, что мы хотим собрать. А кто знает где и какие доказательства искомых фактов находятся? – очевидно, что об этом знают те, кто участвовали в тех событиях, которые надо установит в суде. Поэтому стороны найдут и соберут доказательства гораздо быстрее, чем это сделает суд, который не был участником этих событий и не знает, где какие доказательства находятся. Отсюда и дешевизна – дешевизна для государственного бюджета, потому что если бы суд искал доказательства, то процесс был бы долгим и требовал неизмеримо больших ресурсов. А так как доказательства вносят стороны, бюджет на их внесение не тратится. Другое дело, что профессиональное собирание доказательств требует профессиональной юридической помощи, а это уже финансовые расходы. à для гражданина все наоборот.

2. Состязательный процесс соответствует природе частных прав. материально-правовая автономия воли, свобода рынка, конкуренции, свобода вступать-не вступать в отношения своим продолжением имеет процесс организованный как состязательный. Природа частноправовых отношений – это бесконечный процесс перераспределения благ. Почему их надо перераспределять – потому что ресурсы ограничены и в условиях ограниченности ресурсов за них ведется состязание. Процесс превращается в продолжение этого самого состязания.

Плюсы следственного процесса и минусы состязательного процесса

1. Проблема фактического неравенства. Ст. 12 ГПК – состязательность невозможна без равноправия сторон. Если один на коне и в латах, а другой – пеший и с граблями, то будет не состязание, а избиение младенцев. Поэтому для того, что процесс не превратился в избиение младенцев, закон должен обеспечить равноправие. Но юридическое равенство – это равенство формальное. А в жизни все неравны – есть богатые и бедные, наглые и интеллигентные, здоровые и больные. В виде общего правила богатые, здоровые и наглые безусловно будут доминировать над бедными, больными и интеллигентными. Поэтому нужно обеспечить фактическое равенство, другими словами нужно восполнить недостающую процессуальную активность той стороны, которая неактивна потому, что она состязаться не может в силу того, что она больная, бедная и т. д. и следственный процесс снимает эту проблему, потому что центр тяжести на суде и суд нивелирует фактическое неравенство, восполняет недостающую процессуальную активность слабой стороны. А состязательный процесс этого сделать не может и поэтому сильный избивает слабого.

Ст. 79 - При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Спрашивается – назначает по ходатайству сторон или и по собственной инициативе тоже? Ст. 79 дает нам категорического ответа на этот вопрос, но если читать закон систематически, то нужно обратиться к ст.57 и сказать: заключение эксперта – это одно из доказательств по делу, доказательства появляются в деле в результате активности сторон, значит à суд назначает экспертизу только по ходатайству сторон. Тот, кто ходатайствует о назначении экспертизы, принимает на себя бремя ее оплаты, в т. ч. путем внесения соответствующей суммы в депозит суда. à Лицо отказывается ходатайствовать о назначении экспертизы по финансовым соображениям, по мотивам бедности. Там, где экспертизы назначаются по инициативе суда, она проводится за счет средств федерального бюджета.

Ст. 79 не случайно молчит о том, как назначается экспертиза. Вроде бы толкуя систематически – только по ходатайству. А вообще-то говоря мы должны прийти к выводу, что суд и вправе, и обязан назначать экспертизу по собственной инициативе там, где он видит, что стороны уклоняются от заявления соответствующего ходатайства по мотивам бедности.

2. Проблема злоупотребления доказательствами, проблема использования суда в качестве марионетки. Злоупотребление доказательствами может пониматься в двух значениях

1) Вы отгрузили товар, но не получили оплату. Наступил срок, а покупатель не платит денег. Вы собираетесь предъявлять иск в суд, но накануне предъявления иска так случилось, что в вашем офисе произошел пожар и ваш экземпляр договора, накладной сгорел. Вы предъявляете иск и руководствуясь ст. 57 приложив справочку о пожаре просите суд оказать вам содействие в собирании и представлении доказательств – пишите, что ваш экземпляр сгорел, но второй экземпляр находится у ответчика и просите, чтобы суд обязал его представить договор и накладную. Здесь начинается самое интересное. Суд, удовлетворяя ваше ходатайство, предлагает/обязывает ответчика представить доказательства. Допустим, обязывает («Ответчик, дайте ваш экземпляр»), на что ответчик говорит – «Не дам». Вы пытаетесь найти в законе ответ на вопрос о том, что же делать, когда ответчик на требование суда дать доказательство не дает его. В ст. 57 мы видим: в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается штраф - на должностных лиц в размере до одной тысячи рублей, на граждан - до пятисот рублей. Нужно обратить внимание на два обстоятельства

Первое обстоятельство: «…не участвующие в деле» А ответчик – лицо, участвующее в деле à на ответчика штраф наложить нельзя. Лицо, не участвующее в деле – это лицо, не имеющее в деле интереса. Поэтому если такое лицо не дает суду доказательства, оно просто проявляет неуважение к суду. Иное дело ответчик – если он не дает доказательство, это не потому, что он не уважает суд, а потому что это доказательство может быть использовано против него. поэтому закон не случайно запрещает его штрафовать. Между прочим в КРФ написано, что никто не обязан свидетельствовать против себя, а ЕСПЧ разъясняет, что право не свидетельствовать против себя нужно понимать широко – это не только право молчать, но и право не выдавать предметные доказательства. И это правильно – не давая доказательства он просто действует в своем интересе и упрекнуть его ни в чем нельзя.

Как же быть. В первую очередь зададимся вопросом – а распространяется ли право не свидетельствовать против себя на гражданское судопроизводство? Ст. 69 – в гражданском процессе как и в уголовном свидетель имеет право отказаться от дачи показаний против себя. Свидетель – лицо не заинтересованное в исходе дела. Ну если уж свидетель (которому все равно, чем кончится дело) может отказаться, то тем более может оказаться ответчик.

è Ответчик может отказаться дать доказательство и сделать ничего нельзя. Был бы процесс следственный, у нас бы не стоял вопрос – предлагает представить или обязывает -, мы бы знали, что обязывает, потому что суд ведет следствие. А при состязательном процессе вроде как получается, что суд может только предложить, обязать нельзя – если захочет, то даст, а не захочет, не даст.

А теперь переведем это на язык трудовых споров. Где доказательства всей истории трудовых взаимоотношений работника и работодателя? Понятно, что у работодателя. А работодатель говорит: «я ничего не дам, потому что это все может быть использовано против меня; нет, я убежден, что уволил его правильно, но кто его знает».

è Мы должны прийти к выводу, что право не свидетельствовать против себя в гражданском процессе применяться не может. Ст. 69 совершенно бездумно экстраполирует эту конституционную гарантию на гражданское судопроизводство. почему бездумно – потому что право не свидетельствовать против себя как демократическое завоевание представляет собой отступление демократического правового государства перед личностью, когда оно говорит: «я со всеми своими интересами отступаю ради интересов личности». Но отступает государство и отступает оно в делах о привлечении к публичной ответственности. Поэтому праву не свидетельствовать против себя место только в делах о привлечении к публичной ответственности.

А теперь возьмем интересы гражданско-правовые. Иванова на перекрестке сбила машина, которой управлял Петров. За рулем был Петров, а рядом сидела его жена. Вызываем жену в качестве свидетеля и спрашиваем: «куда смотрел ваш муж, когда начинал движение по перекрестку». Она: «я отказываюсь говорить, потому что это мой муж и потом если мы проиграем дело, то будем платить из общих средств». И во всех подобных случаях противоположной стороны возникает вопрос: когда государство отступило перед интересами Петровых в УПК, КоАП, это сделало государство; почему оно меня заставляет отступить перед их интересами, почему их интересы оказываются выше, чем мой интерес с них взыскать? Перед государством пусть не свидетельствуют, передо мной-то почему? Суд должен заставить ответить, потому что здесь нет того, кто должен отступить перед вами.[4]

Второе обстоятельство: размеры этих штрафов. à ст. 57 представляет собой плевок со стороны законодательной власти в адрес власти судебной, ибо в демократическом правовом государстве ничего более святотатственного, чем неподчинение решению суда нельзя себе представить, потому что убить можно из ревности или в состоянии аффекта, но не дать суду доказательства – это значит выразить свое отношение к Российскому государству и уже отнюдь не в состоянии внезапно возникшего душевного волнения. Поэтому штраф в 500 рублей, если считать, что общественная опасность деяния выражается в т. ч. в размере санкций и сравнить эти штрафы со штрафами, установленными в КоАП за нарушение законодательства об обороте ликероводочной продукцией, то сразу понятно, что ничего более опасного в нашей стране, чем незаконный оборот водки, не существует, а неподчинение законному требованию суда – это так, шалость.

 

Что может быть заменой финансовым санкциям. Какие еще могли бы быть последствия отказа выдать доказательства? В качестве такого последствия может выступать т. н. презумпция признания. В действующем законе она присутствует (ч. 3 ст. 79) - При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (т. е. в противоречие с интересами данной стороны).

Самый типичный пример – генные экспертизы по делам об установлении отцовства.

Презумпция признания – в общем виде это процессуальная санкция за противодействие предоставлению доказательства.

Исторически с 1995 по 2005 в ГПК были презумпции признания не только в отношении экспертизы, но и в отношении письменного и вещественного доказательства. В действующем ГПК единственное упоминание презумпции признания присутствует в ч. 3 ст. 79 ГПК.

Но нужно помнить, что ч. 4 ст. 1 говорит об аналогии закона и аналогии процессуального права. à про письменные и вещественные нет, но по смыслу последствия должны быть такими же как у отказа участия в экспертизе. Можем ли мы считать, что здесь не пробел, а квалифицированное умолчание законодателя. Видимо не можем, потому что тогда мы не сможем объяснить, почему «письменные не выдаю, вещественные не выдаю и все сходит с рук, а в экспертизе не участвую – наступаю такие последствия»

è Санкцией за отказ представить доказательства для стороны выступает презумпция признания. И здесь же следует отметить - если считать, что ст. 51 КРФ имеет действие и в гражданском процессе, то тогда презумпция признания (à ч. 3 ст. 79 ГПК) становится неконституционной. А если мы понимаем, что ст. 51 не имеет отношения к гражданскому процессу, а ч. 3 ст. 79 находится на своем месте, то невыдача письменных, вещественных, аудио-, видео- доказательств будет влечь установление факта на основе презумпции признания.

Ч. 3 ст. 79 ставит перед нами вопрос о доказательственном значении процессуального поведения. Ст. 55 перечисляет средства доказывания и этот перечень закрытый. Там нет такого доказательства как поведение перед лицом суда. А вот ч. 3 ст. 79 по существу делает поведение перед лицом суда доказательством (ты не даешь, значит мы из твоего поведения получили информацию, не идешь на экспертизу, значит таки кто? – отец, потому и не идешь).

Предлагает суд стороне представить доказательства или обязывает? Как далеко простирается состязательность – настолько, что только предлагается? Обязывает, конечно. Другое дело, что ответчик может сказать, что у него нет этого доказательства и никогда не было (соврать). В конечном итоге суд скажет: «истец, мы оказали вам все возможное содействие, но тем не менее вы проиграли, потому что доказательств в деле нет». Фразу «каждый доказывает то, на что ссылается» можно продолжить: «доказывает на свой страх и риск» и торжества истины (ответчик обманул, запутал и т. д.) может и не произойти, но с точки зрения модели суд обязывает представить. Для того, чтобы запустить презумпцию признания нужно не предложить, а обязать, а вот не выполнит обязанность - возникает вопрос о санкции. Да, не финансовой, а процессуальной. Презумпция признания – это санкция для того, чтобы выровнять истца и ответчика. А должен ли быть штраф? В Америке штрафуют на миллионы – неужели им мало презумпции признания? à

 

è Состязательность появляется там и тогда, где и когда суд оказывается возведенным на подобающую высоту. Не существует никакой состязательности, если суд не занимает то положение, которое должен занимать. От одной мысли о последствиях слов «нет, не дам» должна кровь стыть в жилах и вовсе не только ради баланса интересов сторон, но и ради того положения суда, без которого никакая демократия по определению невозможна. Поэтому помимо презумпции признания были бы не лишними и штрафы, только не в 500 рублей.

2) Совместные злоупотребления сторон, когда стороны, договорившись за спиной суда, дают суду те доказательства, которые им выгодно дать суду. Зачем? – чтобы получить нужное от суда решение.

В следственном процессе суд не ограничен только теми доказательствами, которые дают стороны – суд имеет и доказательства, которые он собирает сам. В этом смысле он сомневается в тех доказательствах, которые ему дают стороны, он сам примет меры к перепроверке этих доказательств.

В состязательном процессе все доказательства предоставляются сторонами и если стороны дают согласованные показания, вместе сделали фальшивое доказательство и дали его суду и никто не оспаривает его, то остается только присудить им то, о чем они просят à суд превращается в марионетку в руках сторон. Когда они формируя состав материалов дела так как им нужно предопределяют определенное поведение суда и получение решения нужного содержания.

Подведем итог: Состязательность и следственность – это две стороны одной медали и они отвечают на вопрос о степени активности суда в собирании доказательств. Ее нет – состязательный процесс. Она есть – следственный процесс. Смешанный процесс – это состязательный процесс с элементами следственности.

Что значит собирать доказательства? Это целенаправленная деятельность. Прежде чем собирать доказательства нужно иметь версии. Версия – это идеальный образ событий, картина, которую мы сами себе рисуем, а потом проверяем, правильная версия или нет. Версия проверяется путем собирания доказательств, т. е. этот идеальный образ событий либо подтверждается либо находит свое опровержение в собранных доказательствах.

Применительно к гражданскому процессу исковое заявление – это идеальный образ событий, та картина, которую нарисовал истец. Возражение на иск, которое написал ответчик – это его версия, его идеальный образ событий. Ст. 56 говорит – «каждый доказывает то, на что он ссылается», т. е. доказывает свою версию. Таким образом, собирание доказательств – это целенаправленная деятельность в том отношении, что цель задается подтверждением или опровержением версии.

Представим себе, что суд собирает доказательства. Суд, собирающий доказательства, неизбежно будет иметь свою версию. Значит, уйдя в совещательную комнату, с помощью собранных доказательств он будет проверять истинность своей версии, а никто не может быть судьей в своем собственном деле. Именно поэтому избавление судьи от обязанности собирать доказательства есть избавление его от функции судьи в своем собственном деле. Ну кто любит уйти в совещательную комнату, вернуться и сказать: «ах, все напрасно, начинаем заново – появилась новая версия»? Следователь обязан проверять все версии, но следователь не принимает итогового решения, а суд – принимает, а никто не может быть судьей в своем собственном деле.

è Состязательность есть гарантия беспристрастности – у него нет своей версии, у него есть только версии истца и ответчика, и его дело – взвешивать на весах и решить, какая из версий оказалась доказанной, обоснованной, убедительной. à

è В этом отношении состязательность – межотраслевой принцип, хотя в ГПК нет слов «состязательность означает, что функции обвинения отделены от функции защиты и они обе отделены от функции рассмотрения дела по существу», как говорит УПК, но за ст. 56-57 стоит все то же самое: функция нападения отделена от функции защиты и они отделены от функции рассмотрения дела по существу, потому что разделение процессуальных функций есть гарантия беспристрастности.

Но здесь мы сталкиваемся с известного рода феноменом, который состоит в том, что все принципы процесса образуют систему. Система – есть такое взаимосогласованное упорядоченное сочетание образующих ее элементов, при котором совокупность приобретает качество, которым ни один из элементов не обладает в отдельности, но и система без любого из этих элементов это качество утрачивает. В этом смысле принципы – это система уравновешенная, где каждый принцип занимает свое строго определенное место и испытывает на себе влияние окружающих принципов. Это влияние окружающих принципов, в первую очередь принципа диспозитивности, и приводит к тому, что механизмы гражданской процессуальной состязательности отличаются механизмов уголовно-процессуальной состязательностью – если там состязательность сопрягается с публичностью и приобретает иной облик, то здесь состязательность сопрягается с диспозитивностью и приобретает тоже иной облик.

Нужно различать состязательность как принцип и состязательную форму процесса.

Ст. 12 УПК - Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Вопрос - Если мы будем раскрывать содержание принципа состязательности, нужно оперировать ст. 56 или ст. 12 ГПК? Принцип состязательности сформулирован в ст. 56-57, а ст. 12 – это состязательная форма процесса.

Состязательная форма процесса – система процессуальных правоотношений организована таким образом, что процесс есть противоборство равноправных: суд на возвышении, а перед ним вид. Процесс организован как состязание, где суд руководитель, арбитр, субъект содействующий, но состязание перед ним, он в него не вовлечен.

Когда мы входим в залы заседаний наших федеральных (и не только) судов, то мы должны констатировать, что никакой состязательности мы там не видим. Состязательность присутствует только может быть (и то отчасти) с точки зрения ее внутреннего содержания, под которым понимается то, что доказательства предоставляются сторонами. но когда мы входим в заседание – перед нами сугубое следствие. Это правильно, потому что состязательность не вводится указом. Вот был советский следственный процесс и вдруг 25 декабря 1993 года вступила в силу новая конституция. И вдруг процесс стал состязательным? – нет. Состязательность – это не процессуальные правила о состязательности (хотя они важны), это инфраструктура состязательности, если ее нет, то нет никакой состязательности.

Первая предпосылка состязательности – это стабильное и непротиворечивое законодательство.

Вторая предпосылка - Состязательность существует там, где есть стабильная и непротиворечивая практика. Другими словами предсказуемость – очень важная характеристика правосудия. Когда мы читаем норму, пусть с определенным люфтом, но понимаем ее одинаково, но не с люфтом на 180 градусов.

Третья предпосылка состязательности – квалифицированная юридическая помощь, финансово доступная населению. квалифицированность предполагает не просто посещение лекций и подготовку к семинарам, она предполагает, что адвокаты, умеющие работать в условиях состязательности, тоже не падают с неба, если они десятилетиями работали в условия следственности, то несмотря на принятие новой Конституции они на завтра не превращаются в адвокатов, умеющих работать в условиях состязательности. Такие адвокаты рождаются на протяжении десятилетий. Конечно, наличие квалифицированной юридической помощи включает в себя определенный статус адвоката, потому что на 1 курсе отмечали, что запросы адвоката о представлении документов, информации обязательны, но никакой ответственности за то, что его послали подальше, нет. Значит уже никакие адвокаты полноценно готовиться к делу не могут à адвокат будет собирать доказательства через суд (ст. 57), прося оказать содействие, по ходатайству. А это значит, что суд уже не будет ждать ходатайства, потому что пока дождешься этого ходатайства проще поставить вопрос и подвести вас к этому ходатайству, даже если вы об этом не догадываетесь. Если нет квалифицированной юридической помощи, то компенсировать ее отсутствие приходится суду.

Четвертая предпосылка – суд должен находиться на той высоте положения, на которой он должен находиться (и если штраф составляет 500 рублей, то состязательности речи быть не может (тут у следственности то проблемы, а уж у состязательности подавно)).

В УПК подчеркнуто, что первой свидетелю задает вопросы та сторона, которая его вызвала, потом противоположная сторона, а суд задает вопросы последним. В ГПК – суд задает вопросы в любой момент допроса свидетеля. Во что это превращается практически? В то, что когда суд приглашает свидетеля для допроса, суд задаст ему все нужные вопросы, какие только могли прийти в голову, а потом, когда все это немножко надоедает и утомляет, устало откинувшись в кресле с раздражением скажет: «и вообще, чей это свидетель. Истец, Ваш? У нас состязательный процесс, задавайте вопросы». Но к этому моменту обычно у вас нет никаких вопросов, потому что все мыслимые вопросы уже были заданы. Почему? – потому что проведено судебное следствие.

Принцип объективной или формальной истины.

В конечном итоге состязательность, следственность – это механизм наполнения процесса доказательствами, принципы, которые объясняют, как процесс наполняется доказательствами. Но доказательства сами по себе являются средствами достижения более общей цели – это инструменты формирования знания об обстоятельствах дела. Следовательно, от того, сколько доказательств, какие (в смысле достоверности) доказательства, зависит то, каким будет знание суда.

Эта проблема знания суда воплощена в известном принципе истины.

Сразу отметим, что может быть истинным или ложным. Типичная ошибка – «истинными или ложными являются обстоятельства дела». Обстоятельства всегда являются истинными. Истинным или ложным может быть умозаключение или знание. Так вот, знание суда об обстоятельствах дела может быть истинным или ложным.

Соответственно, принцип объективной истины – это руководящее начало, которое состоит в том, что суд должен формировать знание, адекватное действительности, В основе судебного решения должно лежать такое знание об обстоятельствах дела, которое отражает действительность адекватно, т. е. соответствует действительности. Другими словами суд должен устанавливать то, что было на самом деле.

Принцип формальной истины – это принцип вероятностного знания, это руководящее начало, которое состоит в том, что знание суда об обстоятельствах дела имеет вероятностный характер: может быть истинным, может быть ложным. Конечно, то, что установлено судом, после того, как его решение вступило в законную силу, почитается за истину авторитетом суда, но понятно, что есть такое знание, которое адекватно отражает действительность, и такое знание, которое действительность не отражает

Конечно, объективная истина – это результат следственного процесса. Если принципы процесса – это в первую очередь идеи, на основе которых формируются требования к суду, то требовать формирования объективно истинного знания от суда можно только в том случае, если суду даны возможности собирать источники информации, т. е. доказательства. Если мы лишаем суд возможностей собирать доказательства (а в состязательном процессе мы лишаем) и говорим, что он будет иметь только те доказательства, которые дали стороны, то этого мы требовать не можем.

Это убеждает нас, что состязательный процесс связан с принципом формальной истины, т. е. вероятностного характера знания суда.

è Следственный процесс позволяет закрепить в законе принцип объективной истины и предъявить к суду требование формирования объективно-истинного знания, а состязательный – нет, потому что лишив суд возможности собирания доказательственных источников мы не можем от него требовать объективно истинного знания.

Принципы устности, непрерывности, непосредственности

Статья 157. Непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства

1. Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.

3. Судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела.

Вообще-то принципы закреплены в главе 1 ГПК. А ст. 157 – это принципы, которые закреплены в главе «Судебное разбирательство». Это пример того, как система права не совпадает с системой законодательства. Когда мы смотрим на систему законодательства, перед нами принципы только одной стадии процесса. В действительности, конечно, это принципы всего процесса и по своему значению ст. 157 место в главе 1.

Принцип устности.

Это руководящее положение, имеющее троякое значение.

Во-первых, в силу принципа устности процесс есть судоговорение или другими словами коммуникация участников процесса с судом осуществляется устно. В этом отношении устность – предпосылка гласности, поскольку гласность, которая начинается с допуска публики в залы судебных заседаний, имеет смысл только тогда, когда процесс устный.

Второе значение устности состоит в том, что сказанное имеет приоритет над написанным. Это ни в коем случае не означает, что устные доказательства имеют приоритет над письменными, более того, ни одно доказательство не имеет в глазах суда заранее установленной силы. Это касается только распорядительных волеизъявлений сторон, другими словами сказанное перед лицом суда имеет большее значение чем написанное в состязательных бумагах, а состязательные бумаги – это иск и отзыв на иск. Дело обсуждается не по написанному, а по сказанному.

Ст. 174 ГПК. После доклада дела суд заслушивает объяснения истца и участвующего на его стороне третьего лица, ответчика и участвующего на его стороне третьего лица, а затем других лиц, участвующих в деле. Прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, дают объяснения первыми. Лица, участвующие в деле, вправе задавать друг другу вопросы. Судьи вправе задавать вопросы лицам, участвующим в деле, в любой момент дачи ими объяснений.

Что председательствующий будет докладывать в деле? Очевидно, что содержание искового заявления. Казалось бы доложено дело, т. е. доложено исковое заявление, спросили истца о том, поддерживает ли он свои требования, а потом начинается его объяснение. Что он должен объяснить – что-то сверх того, что написано в исковом заявлении? А вот в том то и дело, что дальше его должны спросить: «Ну расскажите нам теперь пожалуйста, что же было на самом деле». Вроде бы самый простой ответ – что написано в исковом заявлении, то и было. Но нет, истец все равно должен рассказать это своими словами. Например, если истец, объясняя, почему он заявил требование, скажет не то, что написано в исковом заявлении (пример с «черной вдовой»), он изменит основания исковых требований, потому что сказанное имеет приоритет над написанным и дальше дело будет обсуждаться по сказанному, а не по написанному. Равно, если истец излагает то, чего он просит, не так, как написано в исковом заявлении, он изменяет предмет иска.

Почему это так. В принципиальном плане это правило имеет исключительно важное значение и свои предпосылки и вот какие.

1) Дело все в том, что адвокаты – это профессиональные врали, люди, которым за это платят деньги, и поэтому исковые заявления пишут адвокаты (даже если стоит подпись истца).

2) Даже если это написано самим человеком, а не его адвокатом, бумага все стерпит – когда пишешь, ты приукрашиваешь, привираешь, выстраиваешь, приглаживаешь, а устный расспрос – это дрожащие руки, бегающие глаза, прерывающаяся речь и т. д. , т. е. устность есть средство проверки истинности, средство узнать, что было на самом деле.

3) Устно донести свою мысль гораздо проще, чем письменно – устно можно уточнить, переспросить и т. д. Бумага все стерпит, но это для того, кто умеет писать, а для того, кто не умеет, проще устно объяснить, чем написать исковое заявление.

Устность – и средство изобличения лжи, и средство оказания помощи в донесении своей позиции до суда.

Третье значение устности состоит в том ,что исследование доказательств ведется в устном режиме. Это не нужно понимать буквально – вещьдоки устно не исследуют, их осматриваются, но протоколы осмотра вещественных доказательств оглашаются.

Вообще процессуальную форму можно разделить на устную и письменную, имея в виду, что устная процессуальная форма– это форма коммуникации с судом, а письменная процессуальная форма – это состав и требования к процессуальным документам.

Статья 228. Обязательность ведения протокола

В ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении вне судебного заседания каждого отдельного процессуального действия составляется протокол.

Письменная процессуальная форма – это гарантия существования устной формы. устность существует благодаря тому, что существует письменность. Письменность в этом смысле обслуживает устность. Если бы мы отказались от письменной процессуальной формы, от процессуальных документов, их состава и требований, предъявляемых к ним, то мы бы получили такой неконтролируемый процесс, в котором установить, что происходило, никто не сможет. Устность опирается на письменность.

«при совершении…каждого отдельного процессуального действия составляется протокол». Если прочитать так, как это написано, то дело будет состоять только из протоколов, потому что процесс – это совокупность процессуальных действий. На самом деле имеется в виду «каждого отдельного процессуального действия», в котором присутствует устная коммуникация участников процесса с судом, потому что письменность – это основание и опора устности, она существует не сама по себе, но обслуживая устность.

Принцип непосредственности.

Непосредственность означает, что каждое доказательство должно быть воспринято судом непосредственно. Это гносеологический принцип – принцип судебного познания. На этом покоится оценка доказательств – потому суд и способен оценить доказательства по внутреннему убеждению, что с каждым доказательством суд должен вступить в личный непосредственный контакт.

Принцип непосредственности лежит в основе такого признака судебных доказательств как установление законом режима исследования этих доказательств. Режим исследования раскрывается в глаголах, используемых в ч. 1 ст. 157: «заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи»

Воспринять лично – а как это? Это значит с помощью 5 органов чувств. Эти пять органов чувств – это и есть то, что гносеологически лежит в основе восприятия.

все принципы находятся в системе и, как мы уже отметили, они взаимно уравновешивают и балансируют друг друга. Поэтому из принципа непосредственности есть два исключения – судебные поручения и обеспечение доказательств.

Статья 62. Судебные поручения

1. Суд, рассматривающий дело, при необходимости получения доказательств, находящихся в другом городе или районе, поручает соответствующему суду произвести определенные процессуальные действия (т. е. действия по исследованию доказательства, находящегося в другом городе или районе.

Например, если свидетель, которого вам нужно допросить, проживает в Магадане, то есть два варианта – вызвать его сюда либо полным составом суда вылететь к нему. «Но Россия – не Люксембург, не Бельгия и даже не Франция, и совсем не Германия», поэтому направляется судебное поручение и в таком случае магаданскому суду поручается допросить этого свидетеля и тогда в материалы суда, рассматривающего дело, поступит протокол допроса этого свидетеля à непосредственный контакт со свидетелем заменяется опосредованным исследованием доказательств, опосредованно через сознание того судьи).




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.