Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ISBN 5-901638-26-3

Настоящий сборник статей составлен по материалам 11 Международной научно-практической конференции «Пять лет действия УК РФ итоги и пер­спективы», проходившей на юридическом факультете МГУ им. М В Ломоносо­ва 30—31 мая 2002 г Структурно материалы сборника располагаются, за исклю­чением первых двух разделов, в соответствии с системой построения УК РФ, а внутри разделов — в алфавитном порядке фамилий их авторов. В первом раз­деле сосредоточены статьи, посвященные общим вопросам совершенствования УК РФ Во втором разделе располагаются материалы выступлений зарубежных авторов Сборник предназначен для научных работников, сотрудников правоо­хранительных органов, преподавателей и студентов юридических вузов, инте­ресующихся проблемами уголовного права.

УДК 343.21 ББК 67.628.1


ISBN 5-901638-26-3


© Авторы статей, 2003

О ЗАО «ЛексЭст»

(оформление, редподготовка), 2003


ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА СПРАВЕДЛИВОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

А. В. Кладков, кандидат юридических наук, профессор (Московская государственная юридическая академия)

Принцип справедливости реализуется при:

1) криминализации и декриминализации деяний;

2) пенализации, т.е. установлении вида и размера наказания за пре­
ступные деяния;

3) типологизации преступлений, т.е. при отнесении их к особо тяж­
ким, тяжким, средней или небольшой тяжести и включении их в тот или
иной раздел и главу УК;

4) решении вопросов привлечения к уголовной ответственности и
освобождения от нее;

5) назначении наказания и освобождении от его назначения или
исполнения.

Криминализация деяния диктуется его общественной опасностью. Однако решение вопроса о криминализации деяния зависит и от его распространенности. При единичных случаях его совершения нет, по существу, надобности в его криминализации. А при массовом его прояв­лении криминализация оказывается бессильной, ибо привлекать всех нарушителей к уголовной ответственности нереально, а выборочно — несправедливо. В таких случаях превентивную роль должно оказывать установление вначале более мягкого вида ответственности, в частности, административной. Поэтому представляется, что отказ УК РФ 1996 г. во всех случаях от административной преюдиции вряд ли обоснован.

Возникает вопрос о конституционности (и соответствии принципу справедливости) некоторых положений УК РФ. Так, предметом рассмо-


г

i-рения Конституционного суда РФ был вопрос о конституционности ст. 265 УК. Суд признал, что указанная норма не противоречит Консти­туции РФ1. Решение Конституционного суда РФ обязательно и не под­лежит обжалованию. Но сомнения в конституционности названной нормы имеют место, о чем, кстати, свидетельствует и тот факт, что не все судьи самого Конституционного суда согласны с его решением (сщ. Особое мнение судьи Конституционного суда РФ А.А. Кононова)2. Дей­ствительно, если в результате нарушения правил безопасности движе­ния по неосторожности причинена смерть (одно из последствий, пре­дусмотренных ст. 264 УК), то установленное ст. 265 УК требование не покидать место происшествия (в данном случае место преступления) ничего не меняет Оно лишь облегчает расследование и, по существу, яв­ляется своеобразным принуждением свидетельствовать против себя са­мого, что запрещено ст. 51 Конституции РФ.

Конечно, оставшийся на месте происшествия прямо не принужда­ется давать показания против себя самого. По против него будут свиде­тельствовать следы происшествия и другие обстоятельства его соверше­ния, к примеру, состояние опьянения, что, безусловно, доказывает нали­чие нарушения правил безопасности движения.

Если в результате нарушения правил безопасности движения или эксплуатации транспорта потерпевший был поставлен в опасное для жизни и здоровья состояние, в том числе когда его здоровью был при­чинен средней тяжести или тяжкий вред, то оправдано установление требования, но не простого нахождения на месте происшествия, а оказания помощи пострадавшему. Оказание же помощи как раз на­оборот — может вызывать необходимость покинуть место происше­ствия, чтобы съездить за врачом или доставить потерпевшею в боль­ницу. Такая обязанность установлена ст. 125 УК. Эта норма имеет и стимулирующее значение. Оказание помощи потерпевшему может во многих случаях предотвратить наступление последствий, указанных в ст. 264 УК. Следовательно, не будет и уголовной ответственности ли­ца, нарушившего правила безопасности движения или эксплуатации транспорта.

Установление же обязанности нахождения на месте происшествия, как это сформулировано в ст. 265 УК, представляется ненужным. Поэто­му названная норма может быть исключена из Кодекса.

1 См Российская газе га 2001,15 июня 1 См там же 2001,7 июля


к нкуренция уголовно-правовых норм оправдывается тем, что спе-

ные нормы УК предусматривают составы преступлений, главным

ЦИ вным) объектом посягательства которых являются иные, чем при

С пшении предусмотренного общей нормой преступления, общест-

соБ уе ОТношения. Поэтому специальные нормы и помещаются в дру-

БС главы УК- Однако и здесь на первом месте в плане защиты, т.е. основ-

м а не дополнительным объектом должны быть наиболее важные

йшёственные отношения. Обращает на себя внимание в этом плане

якже конкуренция общей нормы — п. «б» ч. 2 ст. 105 УК и специальных

норм -ст. 277, 295,317 УК.

В названных специальных нормах жизнь человека рассматривается не как основной, а как дополнительный объект охраны, что нельзя при­знать справедливым. В ст. 2 Конституции РФ сказано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Санкция за преступление, о котором говорится в п. «б» ч 2 ст. 105 УК, достаточно суровая, чтобы обеспечить защиту и от посягательств, предусмотренных сейчас специальными нормами, исключение кото­рых из Кодекса сняло бы многие проблемные (спорные) вопросы, воз­никающие в практике их применения

Вопросы соблюдения принципа справедливости возникают при двойном вменении. Такая ситуация появляется в ряде случаев. Если со­вершены сначала кража, а затем разбой, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений — кража (ст. 158 УК) и неоднократный разбой (п. «б» ч. 2 ст. 162 УК), хотя фактически разбой совершен один раз. Подобная квалификация вытекает из закона (ч. 1 ст 16, ст. 17, ч. 3 ст. 158 УК).

Получается, что кража вменяется в ответственность дважды: один раз как самостоятельное преступление, а второй раз в качестве квали­фицирующего признака разбоя, значительно повышающего ответст­венность за него (сравните санкции ч. 1 и 2 ст. 162 УК).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»1 дано бо­лее широкое, чем изложено в ст. 16 УК, толкование неоднократности: Разъясняется, что неоднократным убийство будет и тогда, когда ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 277,

> 317, 357 УК. В статье 16 УК сказано, что неоднократность в таких слУчаях будет только тогда, когда она признана таковой в нормах Осо-

Юллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1999 № 3 С 2


бенной части УК В отличие от неоднократности хищений, неоднократ­ность убийств в нормах Особенной части не раскрывается. Одновре­менно будет иметь место и совокупность преступлений, поскольку ра­нее совершенные преступления квалифицируются самостоятельно Опять отмечается их двойное вменение в вину, что не соответствует ч. 2 ст. 6 УК (запрету дважды возлагать уголовную ответственность за одно и то же преступление) и ч. 1 ст. 50 Конституции РФ, установившей запрет повторно осуждать за одно и то же преступление.

Чтобы устранить двойное вменение, необходимо преобразовать не­однократность в совокупность преступлений, в том числе тождествен­ных. Это сняло бы и проблему квалификации совершаемых неодно­кратно тождественных преступлений, как тогда, когда неоднократность не предусмотрена в качестве квалифицирующего признака, так и тогда, когда она предусмотрена в качестве такового и независимо от количе­ства совершенных преступлений содеянное рассматривается как один состав преступления, что в определенной степени стимулирует крими­нальный профессионализм.

Вопрос о соблюдении принципа справедливости возникает и в том случае, когда совершение одного преступления сопряжено с совершени­ем другого. Так, убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством, бан­дитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК), изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к>> ч. 2 ст. 105 УК) в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» должно квали­фицироваться по совокупности преступлений — по указанным пунктам ч. 2 ст. 105 УК и по статьям Кодекса, предусматривающим ответствен­ность за преступления, с которыми было сопряжено убийство. Таким об­разом, эти преступления вменяются в ответственность тоже дважды — самостоятельно и как квалифицирующий признак убийства.

Во избежание двойного вменения возможен один из двух вариан­тов: 1) исключить совокупность, оставив совершение указанных пре­ступлений только в качестве квалифицирующего признака убийства; 2) исключить из числа квалифицирующих признаков убийства указа­ние на сопряженность убийства с названными преступлениями и квали­фицировать их только самостоятельно.

Во избежание двойного вменения вопрос об исключении квалифи­цирующих признаков и квалификации того, что признавалось квали­фицирующим признаком, как самостоятельного преступления, возни­кает и во многих других случаях, в частности, когда квалифицирующим


«знаком состава преступления названо применение насилия. Наука и Исгика исходят из того, что если примененное насилие само по себе аказывается строже (судя по санкции), чем преступление, совершен-

е с насилием, то содеянное должно квалифицироваться по совокуп-ости Виновный несет ответственность за то преступление, которое он овершил с применением насилия, например, незаконное лишение сво­боды (п. «в» ч. 2 ст. 127 УК), и отдельно за насилие, к примеру, за умыш­ленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК). Насилие

и квалификации по совокупности вменяется в ответственность тоже дважды. Если насилие квалифицировать во всех случаях самостоятель­но исключив его из числа квалифицирующих признаков, двойного вменения не будет.

Вопрос о соблюдении принципа справедливости возникает и при квалификации посредничества во взяточничестве и назначении наказа­ния за него. Сейчас оно должно квалифицироваться как соучастие во взяточничестве. Проблема возникает тогда, когда лицо выступает, на­пример, пособником на стороне взяткополучателя и на стороне взятко­дателя. При квалификации по совокупности в таких случаях (по ч. 5 ст. 33 и ст. 290 УК, по ч. 5 ст. 33 и ст. 291 УК) закон позволяет назначить наказание большее, чем взяткополучателю и взяткодателю, что нельзя признать справедливым. Представляется необходимым во избежание таких случаев восстановить самостоятельный состав — посредничество во взяточничестве.

Это нужно сделать независимо от того, что и при ныне существую­щей ситуации возможно соблюдение принципа справедливости соуча­стнику, оказывавшему содействие и взяткополучателю и взяткодателю. В таких случаях окончательное наказание должно быть назначено не больше того, которое предусмотрено наиболее строгой санкцией за преступление, входящее в совокупность. Закон дает такое право. Но тем не менее выделение самостоятельного состава — посредничества во взяточничестве — является предпочтительней, поскольку уже по требо­ванию закона, зафиксированному в санкции за это преступление, а не по усмотрению суда будет ограничен верхний предел наказания.

Необходимо, однако, заметить, что и при пенализации, т.е. установ­лении вида и размера наказания, может не соблюдаться принцип спра­ведливости. Доказательством этого служит тот факт, что за получение взятки за незаконные действия (бездействие) - ч. 2 ст. 290 УК - верх-

Ии пРеДел наказания в виде лишения свободы установлен меньший, Чем Для взяткодателя (сравните санкции ч. 2 ст. 290 и ч. 2 ст. 291 УК).


Вопрос об ограничении верхнего предела назначаемого наказания (меньше, чем предусмотрено законом) возникает и при наказании убийцы, когда он пытался убить двух или более лиц, но убил только од­но. Поскольку квалификация в таких случаях в соответствии с Поста­новлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судеб­ной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» должна быть по со­вокупности преступлений как оконченное убийство и как покушение на убийство, окончательное наказание в виде лишения свободы может быть назначено на срок до 25 лет. Но если бы удалось убить всех, то срок лишения свободы не должен превышать 20 лет (для женщины это самое строгое наказание). Значит, в целях соблюдения принципа спра­ведливости во всех случаях указанной совокупности убийце не следует назначать лишение свободы на срок более 20 лет.

•х,




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.