Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Постнеклассический этап развития юридической науки



 

Основания постнеклассического научного рационализма формируются в контексте глобализации - сложных, охватывающих различные сферы человече­ской жизнедеятельности, процессов нарастающей взаимосвязанности, взаимо­зависимости, взаимообусловленности бытия локальных, региональных сооб­ществ в планетарном масштабе. Характерной приметой современной культуры становится актуализация ценности диалога, осмысление диалогизма как опти­мального принципа организации и объединения многообразного и многомер­ного пространства культуры человечества в единое целое.

Помимо этого становление постнеклассической науки связано с достиже­нием такой, следующей за индустриальным обществом ступени развития циви­лизации, как постиндустриальное - информационное общество. Рождение ин­формационного общества было ознаменовано микроэлектронной революцией, которая стартовала на Западе в 80-е гг. прошлого века. По мнению исследова­телей, специфика этого общества заключается в его ориентации не на промыш­ленное, как это было в индустриальном мире, но на информационное произ­водство. Движущей силой общественного развития становится познавательно-теоретический интерес, информация превращается в высшую ценность и ос­новной товар. Героем информационного общества является homo creator – че­ловек творческий, создатель креатосферы, креатогенной цивилизации, которые отличаются от техносферы и техногенной цивилизации, в первую очередь тем, что на первое месте в системе ценностно-смысловых ориентиров выдвигают креативные ценности. Разумеется, это не означает полную свободу информа­ционного общества от утилитаризма, утилитаризм как вечный спутник челове­чества встраивается в культуру информационного общества, внося в ее ценно­стно-смысловую партитуру некоторые типично утилитарные ноты, например, отношение к творчеству как источнику прибыли, т.е. капиталу(12).

Креативная по своей сути идея диалогизма, пронизывая постнеклассиче­скую научную культуру, определяет его общую ориентацию на синтез знаний. Постнеклассическая наука основывается на синтетической научной картине мира, объединяющей представления о различных частях реальности, сложив­шихся в различных областях научного знания. Таким образом, речь идет не о редукционизме, но об особой форме интеграции знания. Возможность такой интеграции появилась благодаря созданию теории глобального эволюцио­низма. Эта теория, не нивелируя специфики каждой отдельной области знания, тем не менее, задает универсальную основу для их синтеза. Принципы гло­бального эволюционизма в равной степени эвристичны в исследованиях про­цессов неживой и живой природы, общества и культуры. Таким образом, пост­неклассическая научная культура выдвигает идеалы метапарадигмальности научного познания, его теоретического и методологического универсализма. В качествеметапарадигмы, интегрирующей разнообразные парадигмы, научно-исследовательские программы и т.д., позиционируется глобальный эволюцио­низм, который не только определяет ориентиры конструирования общенаучной картины мира как целостной системы научных представлений о природе, чело­веке, обществе, культуре; но выступает как универсальная теория и методоло­гия научного знания, задающая основания для междисциплинарного синтеза естественнонаучного, гуманитарного, социального знания. Необходимо отме­тить, что сама концепция глобального эволюционизма появляется в результате синтеза таких направлений в науке XX века как теория нестационарной, рас­ширяющейся и раздувающейся Вселенной; теория биологической эволюции, концепция биосферы и ноосферы, теория самоорганизации – синергетика(13).

Глобальный эволюционизм как теоретический базис постнеклассической науки определяет основные идеалы и нормы исследовательской деятельности, устанавливаемые постнеклассической научной культурой. Во многом, эти идеалы и нормы формируются в результате синтеза классических и некласси­ческих представлений.

В качестве исходного принципа в постнеклассической науке выступает принцип органицизма, с позиций которого мир предстает как сложная, откры­тая, саморазвивающаяся, человекоразмерная система. Понимание мира как жи­вого организма, все части которого взаимосвязаны, обусловливает, его, с одной стороны, многоаспектное, с другой стороны, целостное видение, соответст­венно, предполагает как спецификацию различных дисциплинарных форм ис­следования, так и их интеграцию в системе междисциплинарного синтеза. В рамках организмического подхода окончательно преодолевается отношение к миру как механическому соединению разнородных частей, формируется убеж­дение, согласно которому переустройство человеком мира должно быть огра­ничено рамками его органической целостности. Соответственно на смену ути­литарному отношению к миру как средству приходит новое креативное вос­приятие мира как цели и высшей ценности.

Специфической особенностью постнеклассической научной картины мира является представление о мире как саморазвивающейся системе. Само­развитие, обеспечиваемое таким свойством системы как открытость, осуществ­ляется посредством взаимодействия кооперативных и конкурентных механиз­мов и характеризуется принципиальной необратимостью. Под необратимостью процессов эволюции подразумевается их разомкнутость, принципиальная не­повторяемость, невозможность вернуться к исходному состоянию системы. Идея необратимости выражается при помощи метафоры «Стрела времени»(14). В отличие от классической научной культуры, где понятия будущего и про­шлого равнозначны, поскольку считается, что в любой ситуации при обраще­нии времени система обязательно придет к начальным условиям; в постнеклас­сике бытует представлении о неэквивалентности прошлого будущему. В пост­неклассическом понимании Вселенная, претерпевая непрерывные изменения, эволюционирует ко все более высоким формам сложности, наращивая внут­реннее разнообразие элементов. Сценарий исторической эволюции открытой саморазвивающейся системы представляется как переход от одного относи­тельно устойчивого уровня организации к другому посредством прохождения через состояние неустойчивости (точки бифуркации), когда случайные воздей­ствия могут инициировать появление новых структур.

Постнеклассическая научная культура, снимая логическое противостоя­ние принципов классического жесткого – механистического и неклассического мягкого - статистического детерминизма выходит к принципиально новому пониманию закономерности и причинной обусловленности явлений природы и общества, которое концептуализируется посредством понятия «детерминиро­ванный хаос» и суть которого заключается в соединении детерминистских и индетерминистских представлений на основе принципа дополнительности. Современные исследователи утверждают, что: «в природе имеются имманент­ные ей внутрен­ние законы, однако при этом с той важной поправкой, что в ос­нове любого закона (выбора структуры системы, соответствую­щего ей аттрак­тора) всегда лежит случай». Точнее говоря, поведение системы между двумя точками бифуркации будет полностью детерминированным, однако в точке бифуркации, в которой система начинает выбирать новый аттрактор де­терминированный процесс сменяется стохастическим(15).

Однако специфика постнеклассического понимания детерминизма этим не ограничивается, она также заключается пересмотре роли субъекта познания или вообще человека в процессе эволюции мира. Важнейшей особенностью по­стнеклассической научной картины мира является понимание мира как челове­коразмерной системы. Такое понимание находит выражение в антропном принципе (Картер, 1973), согласно которому Вселенная должна быть такой, чтобы на определенном этапе ее эволюции ее параметры допускали существо­вание наблюдателей. Н.Н. Моисеев следующим образом формулирует антроп­ный принцип: «…человек появился во Вселенной потому, что она такая, какая она есть!»(16). Антропный принцип утверждает, что потенциальные возможно­сти возникновения жизни и разума были заложены уже на начальных стадиях развития Метагалактики - жизнь возникает там, где складываются для этого особые условия. Таким образом, антропный принцип устанавливает связь всего происходящего во Вселенной с человеком как разумным существом. Постне­классическое видение глобальной эволюции заключается в том, что человече­ское действие представляется не только включенным в мировую систему, но и способным влиять на ее развитие. В постнеклассическом толковании человек имеет дело не с жесткими причинно-следственными связями, но с определен­ным набором возможностей, перед ним стоит проблема выбора из множества возможных путей эволюции некоторого оптимального пути.

Специфика постнеклассической научной культуры раскрывается, таким образом, не только и не столько даже посредством выявления особенностей толкования объекта исследования, сколько в интерпретации его субъекта. Субъект исследования предстает одновременно как элемент исследуемого объ­екта и как его реорганизатор, т.к. поиск истины, в конечном смысле, сопряжен с определением стратегии преобразования исследуемого объекта, т.е. «челове­коразмерной» системы. Таким образом, постнеклассическая наука синтезирует классический принцип объективированного субъекта инеклассический прин­цип субъективированного объекта, и формулирует принцип взаимопроникнове­ния, взаимообусловленности, взаимозависимости субъекта (человека) и объ­екта научного исследования («человекоразмерной системы»).

Принцип взаимообусловленности субъекта и объекта научного познания дискредитирует классический идеал ценностной нейтральности научного ис­следования и выдвигает требование включения ценностных параметров в со­став выдвигаемых объяснительных научных конструкций. Научное познание начинает рассматриваться в контексте его социальных последствий, соответст­венно требует соотнесения с гуманистическими ценностями. В результате та­кого эпистемологического сдвига формируется новое представление о субъекте исследования как детерминированном общекультурными целями и ценно­стями, а также представление о науке как обусловленной культурой социаль­ной силе, размываются границы между познавательными целями и ценностями и ценностями гуманистическими. Сложные развивающиеся человекораз­мерные системы, с которыми имеет дело постнеклассическая наука, предпола­гают экспликацию связей между внутринаучными и вненаучными социаль­ными целями и ценностями. Такого рода экспликация выступает как условие получения истинного знания. Одним из ее вариантов является социально-эти­ческая экспертиза научных программ и проектов.

Постнеклассический этап в развитии юридической науки связан с форми­рованием такого направления юридических исследований как юридическая си­нергетика (см. гл. XV). Последняя возникает в результате эстраполяции естест­веннонаучной синергетики в сферу юриспруденции. Тем не менее, и в самой юриспруденции возникают определенные тенденции, связанные с постнеклас­сическими представлениями и принципами. Речь идет об интегративной юрис­пруденции. Представители интегративной юриспруденции – Д. Холл, Г.Дж. Берман, Ж.-Л. Бержель, П.Г. Виноградов, В.С Нерсесянц, А.В. Поляков, И.Л Честнов и др., поставили задачу формирования «синтетического», интегратив­ного понимания права, посредством объединения существующих концепций. Тем не менее, необходимо констатировать, что постнеклассическая юриспру­денция делает первые шаги и ее самоопредление есть дело будущего.

 

Резюме

 

Итак, в своем развитии научный рационализм проходит три стадии: клас­сическую, неклассическую и постнеклассическую. Сопоставление основных мировоззренческих идей и теоретико-методологических принципов, форми­рующихся на этих стадиях, позволяет выявить некоторый алгоритм истории научной рациональности. Этот алгоритм можно представить как диалектиче­скую триаду: «тезис – антитезис – синтез». Неклассический рационализм пред­стает как антитеза классического, постнеклассический «снимает» сложившееся противоречие, путем синтеза и выхода на качественно новый уровень научного знания, его исследовательских идеалов и норм. Разумеется, на этом история научной рациональности не заканчивается, и, возможно, постнеклассическая наука станет исходной точкой новой диалектической триады.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.