Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ВОПРОС 49. Общая характеристика законодательной техники



Соответственно тому инструментарию, который специфичен для законодательной техники, в ее содержании следует выделять такие компоненты, как выбор внешней формы правовых норм; выбор способа правового регулирования; техническо-юридические средства; приемы и другие составляющие. Рассмотрим их.

1. Выбор формы правового регулирования(или внешней формы правовых норм) важен по той причине, что от внешней формы зависит достоверность и юридическая сила предписаний принимаемого акта, место этого акта в действующей системе законодательства и т.д. Таким образом, использование данного приема законодательной техники позволяет определить целесообразность принятия нормативного акта в форме закона.

2. Выбор способа правового регулированияпредполагает, что из всей совокупности юридических средств, которые находятся в распоряжении законодателя – запретов, позитивных обязываний, дозволений, рекомендаций, ограничений, стимулирования, – последний выбирает те из них, которые в наибольшей мере отвечают характеру регулируемых законом отношений, социальной значимости интересов, обеспечивающихся этим законом. При этом выбор способа правового регулирования обусловлен целями законодательной политики. Если законодатель ставит задачу способствовать принимаемым им законом возникновению тех или иных отношений, то он вынужден будет прибегнуть к дозволениям, рекомендациям; если преследуется цель не допустить возникновения определенных отношений, то соответственно используются позитивные обязывания (предписания), запреты. В зависимости от сферы регулируемых отношений – сферы действия частного или, напротив, публичного права применяются диспозитивные либо императивные методы правовой регуляции либо их комбинирование.

3. Технико-юридическими средствами правовых норм являются юридические термины, понятия, юридические конструкции, оговорки, примечания и др.В юридической литературе использование такого рода средств называется еще приемом концептуализации. Юридический термин – это носитель, внешний символ соответствующего ему понятия. Понятия права выступают главным средством обобщения в праве.

Для законодательства характерно использование абстрактных и конкретных понятий. При этом исторически понятия развивались в законодательстве от конкретных ко все более абстрактным. Умелое дозирование такого рода понятиями в конструируемом акте – необходимое условие культуры законодателя. Сочетание абстрактных и конкретных понятий зависит от юридической формы акта. Если в конституции, модельных (рамочных) законах удельный вес абстрактных понятий наиболее значительный, то в законах прямого действия, конкретизирующих законы актах, доля абстрактного и конкретного нормативного материала выглядит иначе.

При конструировании правовых норм используются точные, или определенные, понятия и понятия оценочные.Оценочные понятия встречаются во всех отраслях права “крупный ущерб”, “тяжкие последствия” (ст. 98, 167, 168, 201 УК РФ), “существенная новизна”, “разумный риск” (ст. 112, 117 ГК РФ) и др. Использование оценочных понятий обусловлено формальной определенностью права, необходимостью кратко и лаконично излагать содержание правовых норм. В то же время наличие оценочных понятий предполагает высокий уровень правовой культуры правоприменителя (суда), нравственную зрелость должностных лиц, принимающих решение на основе предоставляемого им законом усмотрения.

4. Технические приемы.Определение понятий в тексте нормативного акта – это один из приемов, к которому прибегает законодатель устанавливая содержание конструируемых им правовых норм. Такой прием позволяет обеспечить понятийную точность и определенность нормативного текста. Используемые при этом в законе термины делают понятным сам текст закона, способствуют установлению сферы его действия, уяснению природы правовых институтов, обеспечивая вследствие этого эффективность его (закона) действия. Для отображения определенных понятий в законодательном тексте используются дефинитивные нормы (нормы-дефиниции) (Правотворческая практика выработала разнообразные способы расположения дефиниций в тексте нормативного акта. Очень часто дефинитивные нормы не обособляются из основного содержания (встраиваются в сам текст). Именно так формулируются определения понятий во всех российских кодексах, множестве других законодательных актах, к примеру, в Федеральном законе “О частной детективной и охранительной деятельности в Российской Федерации”. Иногда законодатель как бы выносит определяемые понятия за скобки, используя для этой цели такой прием законодательной техники, как примечание (см., например, примечание 1-4 к ст. 158 УК РФ). Такой прием используется и в новейших законодательных актах (см., например, ст. 2.4. Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Стремление достичь точности и определенности в законодательной деятельности обусловило выделение в законодательных актах раздела “Общие положения”, где располагаются дефинитивные нормы. В иных случаях, специально не выделяя раздел “Общие положения” (что характерно для сравнительно небольших по объему законов), законодатель уже в начальной части нормативного текста помещает специальную статью, содержащую, как правило, несколько дефинитивных норм. Так, в Законе РФ от 11 февраля 1996 г. “Об оружии” именно таким образом сконструирована ст. 1 “Основные понятия”).

В целях более точного и правильного выражения смысла правовой нормы, обеспечения ее определенности используются такие средства юридической техники, как приемы цифрового выражения и перечисления. В законодательстве прием цифрового выражения используется в различных отраслях права: в трудовом праве – при регулировании продолжительности рабочего времени, периода отпуска, размера заработной платы и др.; в гражданском и административном праве – определение возраста, с момента которого физическое лицо становится деликтоспособным; в конституционном праве – при определении даты выборов; в уголовном праве – при определении сроков (размера) наказания и др.

Как и цифровые выражения, перечисления используются законодателем в качестве приемов казуистики. Таким образом, законодатель конкретизирует абстрактные понятия, выражающие качественные ценности, способствует более детальному определению содержания общей абстрактной нормы. В этом случае законодатель как бы расчленяет абстрактные понятия, заменяя общие родовые признаки конкретными. Вследствие такого приема абстрактное понятие, заменяется более конкретными правилами, что значительно облегчает обращение с такими правилами (см, например, ч. 2 ст. 769, ч. 2 ст. 855, ч. 2 ст. 887, ч. 1 ст. 931, ст. 942 ГК и др.).

Близкой к рассмотренным технической операцией является классификация понятий, к которой законодатель прибегает достаточно часто. Этот прием, сходный с перечислениями, но имеет свои особенности: он применяется в тех случаях, когда необходимо сгруппировать отдельные элементы, подчиняя их одному понятию или объединяя в одну общую группу. Прием классификации широко используется в законодательной практике, в частности, при перечислении видов объектов гражданских прав (гл. 6 ГК РФ), группировании (по объекту преступлений) глав и разделов Особенной части Уголовного кодекса и др. Таким образом (в отличие от цифрового выражения и перечисления) классификация позволяет законодателю использовать абстрактный способ изложения норм в статьях нормативного акта.

Кроме отмеченных приемов, в законодательной технике используются также такие средства выражения понятий, как исключения, примечания, оговорки.

Особое распространение имеют законодательные оговорки. В законотворчестве они применяются для конкретизации содержащегося в нормах права объема прав и обязанностей, восприятия истинного их назначения. Например, ч. 1 ст. 30 Конституции РФ формулирует право каждого на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. А ч. 2 цитируемой статьи специально оговаривает, что “никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребывание в нем”. Тем самым Основной закон гарантирует добровольный характер права на объединение.

Использование примечания позволяет устранить неясности, неопределенности, которые имеют место в тексте закона. Так, гл. 30 УК РФ “Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления” содержит ст. 285 “Злоупотребление служебными полномочиями”. Поскольку данная статья в зависимости от категории должностных лиц содержит несколько составов преступления, то законодатель счел целесообразным включить в данную статью примечания. Их четыре. Соответственно в каждом из них дается определение должностных лиц, лиц, занимающих государственные должности РФ, лиц, занимающих государственные должности субъектов РФ, а также государственных служащих и служащих органов местного самоуправления. В данном случае приведенное примечание выполняет роль такого приема законодательной техники, как исключение.

Своего рода синтетическим или комплексным инструментом законодательной техники являются – юридические конструкции, специфическое построение нормативного материала по особому типу связей составляющих его элементов. Использование конструкций обеспечивает объединение в тексте нормативного акта норм в единый институт (например, состав преступления). Назначением юридической конструкции является введение в комплекс правовых норм элемента логической связанности, позволяющей распознавать единство норм, образующих данный институт, а также отношения этой группы норм с другими институтами. Юридическая конструкция – это правовое понятие особого свойства, она охватывает своим содержанием ряд одно-порядковых понятий более низкого порядка, объединяя их в единое и целое на основе единой направленности и единства конечных целей тех норм, которые охватываются данной конструкцией. Так, формулирование в ГК общего договора (общая конструкция) аренды позволяет объединить ряд одноименных договоров аренды – договора проката, договоров аренды транспортных средств, аренды зданий и сооружений, аренды предприятий, финансовые аренды.

Благодаря общей конструкции “договор аренды” на каждый отмеченный договор аренды распространяются нормы, регулирующие вопросы объектов аренды, понятия арендодателя, формы государственной регистрации договора, сроков его действия, арендной платы, порядка пользования арендованным имуществом, досрочного расторжения договора и др.

5. Способы изложения юридических норм в тексте закона.В зависимости от полноты изложения элементов нормы права (гипотезы, диспозиции и санкции) в статьях нормативных актов принято различать прямой, ссылочный ибланкетный способы (см. гл. “Нормы права”). Каждый из этих способов используется в целях экономии нормативного материала. Целесообразность существования такого приема изложения правовых норм не вызывает сомнений, поскольку воспроизведение текста, к которому отсылает норма, привело бы к бесполезной перегрузке нормативного текста, к многочисленным повторениям и не внесло бы никакого нового существенного элемента, отвечающего цели создания целостного и полного правового регулирования. Вместе с тем существует опасность неадекватной интерпретации воли законодателя, скажем, в подзаконном акте. Получается так, что, с одной стороны, целесообразность отмеченного приема юридической техники оправдана тем, что законодатель стремится обеспечить сконструированную норму права соответствующими средствами реализации (такими средствами выступают ссылочные и бланкетные нормы). С другой стороны, сам же законодатель создает юридические предпосылки к отступлению от истинного содержания нормы права.

Кроме того, в силу различных обстоятельств использование законодателем ссылочного или бланкетного способа изложения правовых норм может быть воспринято правотворческим субъектом в качестве технического приема делегирования законодательных полномочий. Поэтому важно при обращении к технике бланкетного и ссылочного способа изложения норм права выполнять некоторые юридические формальности: определить форму акта, в который будет включена бланкетная норма; указать сроки его принятия (желательно, чтобы такой акт был принят к моменту вступления в действие первичной нормы) и др. (Подробно об этом см: Гойман В.И. Действие права: Методологический анализ. М., 1992. С. 149–151; Он же: Формирование правовой активности личности. М.: Высшая школа, 1988. С. 132 и след.).

В законотворческой практике сформулирован ряд требований применения ссылочного способа конструирования правовых норм: ссылки в статьях на другие статьи, а также на ранее принятые законодательные акты применяются только в случае, если необходимо показать взаимную связь правовых норм или избежать повторений; ссылки можно делать только на вступившие в силу (введенные в действие) законодательные акты. Ссылки на утратившие силу законодательные акты и законопроекты недопустимы; при необходимости сделать ссылку в законопроекте на законодательный акт указываются следующие реквизиты в определенной последовательности: вид законодательного акта, дата его подписания, регистрационный номер и наименование законодательного акта.

При ссылке на кодекс дата подписания и регистрационный номер кодекса не указываются. При ссылках на конкретную статью кодекса, состоящего из нескольких частей, номер части кодекса не указывается. При необходимости ссылки не на весь законодательный акт, а только на его структурную единицу сначала указывается эта конкретная единица (начиная с наименьшей). Обозначения разделов, глав, статей, частей, пунктов печатаются цифрами, обозначения подпунктов – строчными буквами русского алфавита в кавычках. Обозначения абзацев при ссылках на них указываются словами. При этом первым считается тот абзац, с которого начинается структурная единица, в составе которой он находится.

Ссылки в законодательных актах могут даваться на законодательные акты высшей или равной юридической силы. Ссылки на конкретные нормативные правовые акты низшей юридической силы или их отдельные структурные единицы не допускаются (например, ссылка в законодательном акте на конкретное постановление Правительства РФ).

В тексте законопроекта недопустимы ссылки на нормативные предписания других законодательных актов, которые, в свою очередь, являются отсылочными.

В зависимости от уровня нормативного обобщения различают абстрактный и казуистический способы изложения норм права (см. гл. “Нормы права”).

В юридической технике использование этих приемов имеет и более широкое применение. Указанные способы применяются для конструирования в текстах нормативных актов общих, специальных и исключительных норм права. Наиболее высокой степенью абстрагирования обладают общие нормы (например, конституционные нормы, нормы общей части кодексов по отношению к нормам особенной части). Специальные нормы детализируют общие нормы, они менее абстрактны, в силу чего отличаются и большей определенностью (Умелое сочетание общих и специальных норм способствует устранению в законодательстве дублирования, ненужных повторений, большей согласованности между нормами различного уровня. Напротив, неадекватное применение отмеченных способов изложения правовых норм порождает дефектность в правовом регулировании. С одной стороны, увлечение правотворческим органом казуистичным способом (вне связи с абстрактным) приводит к тому, что принятую им норму правоприменитель “расширяет”, распространяя ее действия на те случаи, которые прямо не предусмотрены этой нормой. Это в особенности опасно при моделировании охранительных норм, поскольку в данном случае игнорируется принцип “Nullum Krimen nullum poena sine lege”. С другой стороны, конструирование нормотворческих решений на высоком абстрактном уровне, обеспечивая широкую сферу действия правовых норм, не способно создавать необходимый правовой режим в той сфере, где регулирование взаимодействия, отношений людей требуют более конкретных правил. Правотворческая практика должна находить оптимальные модели применения такого рода средств). Применяя технику изложения общих и специальных правовых норм, законодатель в то же время должен учитывать их коррелятивные связи. Этой цели служит использование при издании специальных норм приема прямого указания на первичные установления, т.е. указания на те нормы, которые подвергают конкретизации.

6. Технико-юридические формы (способы) текстуального выражения субъективных прав и обязанностей в тексте нормативного акта.Каждому способу правового регулирования соответствует определенный оператор модельности – “может”, “обязан, невозможно”, “запрещено” и др. Так, изложение запрещающей нормы начинается со слов “запрещается”, “не допускается”, “не вправе” и т.д. Соответственно закрепление субъективного права в норме начинается со слов “имеет право”, “каждый вправе” и др. Это так называемая позитивная форма закрепления прав и обязанностей. В правотворческой практике используется также негативная форма закрепления субъективного права (через использование запретов).

7. Средства и правила (технико-юридический инструментарий) построения текста нормативного акта.К техническим средствам построения правового акта относятся реквизиты нормативного текста, т.е. такие внешние атрибуты, которые свидетельствуют о надлежащем оформлении нормативного акта и юридической силе его положений. Это: наименование нормативного акта и принявшего его органа; указание места и даты принятия нормативного акта; удостоверительная подпись утвердившего акт лица; регистрационный номер нормативного акта. Название нормативного акта определяет его предмет, круг регулируемых отношений (с юридической точки зрения указание на орган, принявший (издавший) нормативный акт, определяет пространственную сферу действия данного акта, его юридическую силу и место в иерархии действующего законодательства).

Отмеченные реквизиты (за исключением заголовка) – необходимый атрибут всякого нормативного акта. Их значение состоит в том, что они индивидуализируют акт, выделяют его из совокупности других актов; содержат необходимую информацию об органе, принявшем акт; удостоверяют подлинность нормативного правового акта.

Всякий нормативный акт (точнее, его нормативное содержание) отличается специфической рубрикацией, т. е внутренней разбивкой (компоновкой) на определенные части: преамбула, разделы, главы, статьи, пункты. Соответственно нормативный акт состоит из преамбулы и нормативного содержания. Преамбула представляет собой своего рода методический ключ к пониманию, толкованию и применению положений, содержащихся в отдельных разделах, главах, статьях акта.

В отличие от иных элементов акта преамбула: а) не содержит самостоятельных нормативных предписаний; б) не делится на статьи; в) не имеет ссылок на другие законодательные акты, подлежащие признанию утратившими силу и изменению в связи с изданием законодательного акта; г) не содержит легальные дефиниции; д) не формулирует предмет регулирования законопроекта; д) не нумеруется. Преамбула всегда предваряет текст нормативного акта.

Нормативное содержание акта – это совокупность тех норм, правил, которые содержатся в нем. Нормы в тексте нормативного акта определенным образом структурированы на: разделы (наиболее крупное подразделение, состоящее из нескольких глав); главы, объединяющие несколько статей (как правило, разделы, главы, иногда параграфы, и статьи имеют свое название и цифровую информацию) и статей (пунктов). С технико-юридической стороны обозначение и наименование части и/или раздела акта печатаются прописными буквами по центру страницы одно под другим. Раздел, кроме того, имеет наименование и порядковый номер, обозначаемый римскими цифрами. В крупных законодательных актах встречаются подразделы, которые также имеют порядковый номер, обозначаемый римскими цифрами, и наименование.

Глава нормативного правового акта нумеруется арабскими цифрами; имеет наименование; начинается в тексте с прописной буквы и абзаца. Параграф обозначается знаком, имеет наименование и порядковый номер, обозначаемый арабскими цифрами. Наименование параграфа также начинается в тексте с прописной буквы.

Статья является основной структурной единицей нормативного акта. Она имеет порядковый номер, обозначаемый арабскими цифрами; и, как правило, наименование (Необходимость включения в содержание принятого закона специальной статьи о порядке вступления его (закона) в силу возникает в случае, если требуется нормативно закрепить особый порядок вступления в силу данного законодательного акта, отличный от определенного Федеральным законом от 14 июня 1994 г. “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания” (в ред. Федерального закона от 28 июля 1999 г.)). Статья подразделяется на части. Части статьи обозначаются арабской цифрой с точкой, подразделяются на пункты, обозначаемые арабскими цифрами с закрывающей круглой скобкой. В свою очередь, пункты могут подразделяться на подпункты, обозначаемые строчными буквами русского алфавита с закрывающей круглой скобкой. В редких случаях части, пункты и подпункты статьи могут подразделяться на абзацы (по обыкновению, допускается не более пяти). Это ограничение, однако, не распространяется на статьи, содержащие перечни основных понятий, используемых в законопроекте. В законотворческой практике не допускается деление частей в статье либо частей в разных статьях одного законопроекта и на пункты, и на абзацы, которые в тексте частей будут следовать после двоеточия.

Нумерация статей, глав, разделов и других структурных единиц законодательного акта должна быть сквозной. При этом не допускаются: отдельная нумерация статей каждой главы или глав каждого раздела; изменение нумерации частей, разделов, глав, статей законодательного акта при внесении в него изменений и признании утратившими силу структурных единиц законодательного акта; изменение нумерации частей статей, пунктов и буквенное обозначение подпунктов частей статей законодательного акта при внесении в него изменений и признании утратившими силу структурных единиц статьи законодательного акта.

Специальные требования предъявляются к нумерации вносимых в нормативные акты дополнений. В частности, если дополнения вносятся в заключительную часть законодательного акта, то имеющаяся нумерация частей, разделов, глав, статей продолжается (например, если последней была глава (статья) 6, то дополняющей главе (статье) присваивается порядковый номер 7). Равным образом данное правило применятся, если дополнения вносятся в конец структурной единицы статьи (части, пункта, подпункта). При условии, что законодательный акт дополняется новыми структурными единицами, то новеллы обозначаются дополнительно цифрами, помещаемыми над основными цифровыми или буквенными обозначениями (например, глава 6.1, статья 8.3, часть 3.1, пункт 3.3, подпункт “6.1”).

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.