Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Суть проблемы в наши дни



Поскольку Концепция общественной безопасности в её изложении ВП СССР появилась в кризисный период истории человечества и России, когда общество в своём развитии разрешает нравственно-мировоззренческие и, соответственно, — концептуальные неопределённости, то есть люди, которые высказывают возражения не только против её существа, но и против той языковой культуры, которая свойственна ВП СССР и выражена в текстах КОБ. На протяжении многих лет разные люди высказывают упрёки: Написано не по-рус­ски, не русским языком; длинные фразы, много непонятных слов; требует перевода на русский язык и т.п.

Приведём фрагмент одного из последних (07.01.2004 г.) выступлений[195] на эту тему (в сносках по тексту цитаты — наши комментарии):

«В преамбуле[196] написано[197] что КОБ является частью Русской культуры[198] на деле же при прочтении[199] что тексты крайне слабо напоминают Русскую речь[200] при всем при том, что в «строгий лексических» формах[201] можно написать тоже[202] самое и по Русски[203]. При прочтении некоторых работ возникает впечатление[204] что авторы упи­ваются своей способностью витиевато выражаться,[205] простите[206] товарищи, но ваш язык требует дополнительного перевода на русский язык[207], а пока основные теоретические работы да и аналитика[208] похожи на печально известный талмуд[209] который без слез нельзя читать в виду[210] жуткой витиеватости и скучности стиля[211] у них 30 томов[212]. Через некоторое время у нас появятся свои «Раввины»[213] ко­то­рые будут толковать КОБ. [214]Есть несколько хороших поговорок на этот счет типа «все гениальное просто»,[215]

Задайте себе вопрос[216] можете ли вы написать тоже[217] самое, но простым языком? если не сможете, то это означает только, что либо вы всё написали по чей то[218] указке, либо то[219] что вы сами не смогли в полной мере осознать и прочувствовать то[220] что представляете на суд общественности[221] в качестве Истины Первой инстанции[222]»[223].

Конечно, обилие разного рода языковых ошибок в приведённом фрагменте текста можно большей частью объяснить тем, что, когда его автор выступал на интернет-форуме в «эмоциональном порыве», то его «несло» помимо его осмысленной воли. Поэтому, действуя на основе безсознательных автоматизмов, он печатал быстрее, чем осознавал то, что он пишет. При этом на некоторые клавиши он нажимать “забывал”, на некоторые не попадал, и безвольно автоматически переслал своё выступление для публикации сразу же по завершении печати, не предприняв ни одной попытки понять им написанное и не проверив стилистику, орфографию и пунктуацию текста, выданного его безсознательными уровнями пси­хи­ки[224].

По нашему мнению, писать о языковой культуре, а тем более упрекать кого-либо в реальном или мнимом неумении выражать свои мысли общепризнанными языковыми средствами, допуская в тексте столь высокую плотность разного рода ошибок[225], означает показать всем пример того, как не следует пользоваться языком, в данном случае, — русским языком. Тем не менее проблема чистоты языка и языковой культуры существует, в том числе и для современного нам Русского языка в его историческом развитии.

При обращении к этой теме нас не интересуют устные и письменные «экзамены» на владение языком, когда некий текст «кон­ст­ру­­и­ру­ется» и выучивается наизусть, а потом читается экспертам-языко­ведам «с чувством, с толком, с расстановкой»; или когда пишется «черновик», который неоднократно перечитывается, уточняется, а потом бездумно-автоматически переписывается «набело» и предъявляется экспертам-языковедам при минимуме ошибок, поскольку все выявляемые ошибки исправляются при прочтении черновиков и в беловой экземпляр не попадают.

При обращении к этой теме нас интересует:

· выражение потока мыслей в изустной или письменной речи в том виде, в каком он попадает в «черновик» или вливается в разнородные житейские ситуации в процессе взаимодействия безсознательных уровней психики и сознания;

· осмысленное отношение самого субъекта к этому потоку — к его содержанию (смыслу) и форме его (смысла) изложения или выработки (для самого себя и окружающих).

Соответственно такому подходу опубликованные в качестве завершённых работ[226] материалы Концепции общественной безопасности в изложении ВП СССР не являются «черновиками», «перво­те­к­стами»: это работы, в написании которых участвовали многие люди. И каждому из них в процессе работы над текстом, полученным им от других участников, если что-то и было непонятно или неприемлемо по содержанию или форме подачи информации, то он не оставался безучастным, а старался адекватно понять, что написано другими, устранял выявляемые ошибки других, вносил добавления, уточнения как содержательного, так и формально-стили­с­ти­ческого характера. Иными словами, сказанное означает, что завершённым и опубликованным работам ВП СССР предшествовали «первотек­сты»: первоначально рукописи, а потом компьютерные файлы. И эти первотексты во многом определяют содержание и вид каждой публикуемой работы.

При этом коллективный характер деятельности ВП СССР обязывал каждого её участника к тому, чтобы не обременять других необходимостью преодолевать в процессе работы с его текстом допускаемую им разнородную неряшливость, выражающуюся в неточном или не определённом по смыслу словоупотреблении[227], в ошибочном написании слов, в неразборчивости рукописей и нечётком разделении текста на фразы и абзацы, в расстановке знаков пунктуации и т.п.; и кроме того — в размещении первотекста на листах тетради или подшивки в скоросшивателе.

Т.е. изначально первотекст должен был быть написан так, чтобы после прочтения его другими людьми, каждый из которых будет вносить в него добавления и правки, этот «черновик» можно было без проблем преобразовать в адекватный ему машинописный экземпляр.

И это обстоятельство обязывало уже первого, кто начинал ту или иную новую работу, писать первотекст-черновик так, чтобы в нём выражение потока мыслей было достаточно ясным при минимуме разнородных ошибок, дабы ему самому не тратить время на многократное переписывание набело непрестанно порождаемых им черновиков[228].

При таком отношении к коллективной работе и заботе обо всех её участниках первотекст-рукопись, обрастая вставками на своих страницах и вклейками с замечаниями и добавлениями других людей, оставался достаточно разборчивым для того, чтобы на основе этого, казалось бы «вороха бумаг», человек, владеющий машинописью, но не знающий существа описываемой проблематики мог сам (без обращения к создателям первотекста) напечатать машинописные экземпляры, идентичные данной ему коллективной рукописи. Поэтому в бумажных архивах рабочих материалов участников ВП СССР нет ни единого первотекста, написанного столь неряшливо (в смысле точности словоупотребления и наличия в нём грамматических ошибок), как тот первотекст нашего «критика», с цитирования фрагмента которого мы начали этот раздел.

Безусловно, что начало компьютерной эры упростило производство первотекста и коллективную работу с ним. И хотя при этом завершённые файлы материалов КОБ не несут в себе истории работы над каждым из них, а в них можно найти опечатки и грамматические ошибки, но и среди них, начиная от их прототипов файлов-первотекстов, нет ни одного, в котором столь обнажённо выражалось бы то обстоятельство, что его автор давил на клавиши быстрее, нежели думал с соображением о том, про что он пишет, как это имеет место в цитированном нами в начале этого раздела файле-перво­тексте.

То же касается и культуры изустной речи:

В языковой культуре Концепции общественной безопасности речь как письменная, так и изустная должна выражать определённость смысла.

А для этого человек должен:

· чувствовать Жизнь, быть внимательным к ней и уметь думать в согласии правого и левого полушарий головного мозга, поддерживающих процессно-образное и дискретно-логическое мы­шле­ние (соответственно);

· освоить по возможности больший «словарный запас» и чувствовать различие оттенков смысла синонимов и однокоренных слов;

· осознавать различие функционального предназначения:

Ø частей речи используемого им языка, не всегда однозначное, поскольку как и точный смысл слов оно в каждом предложении может быть обусловлено контекстом;

Ø морфем в составе слов;

Ø членов предложения;

Ø грамматических конструкций в составе предложений[229];

· осознавать свой текущий эмоционально-смысловой строй и поддерживать его должным образом,

— тогда его речь будет точной в словоупотреблении, а в интонационной окраске будет соответствовать аудитории и фоновым обстоятельствам, характерным для жизни общества.

Что касается работ ВП СССР, то «правополушарные» упрекают нас тем, что всё написано якобы для «левополушарных». Причина этого в том, что восприятие длинных фраз[230] в тексте «не поддерживается» их левым полушарием.

Со своей стороны «левополушарные» убеждены, что работы ВП СССР — пустой вздор. Причина этого в том, что их правое полушарие не умеет воспроизводить те образные представления, которых в психике «левополушарных» к моменту соприкосновения с материалами ВП СССР не оказалось: вследствие этого текст воспринимается ими как пустословие; а вся деятельность ВП СССР — как графоманство очень амбициозных, но не вполне психически здоровых людей.

Нормально же у человека правое и левое полушария должны в процессе мышления (включая написание и прочтение текстов) работать согласованно, взаимно дополняя друг друга[231]. Собственно благодаря этому ВП СССР и смог вырваться из мировоззренческой клетки библейско-марксистской культуры.

Сказанное означает, что материалы ВП СССР представляют одну из субкультур выражения мыслей на основе Русского языка в его историческом развитии. Для тех, кто стал носителем этой субкультуры, проблем, связанных с пониманием текстов ВП СССР и собственным изустным и письменным изложением тех или иных аспектов КОБ для других людей, — нет. И с их точки зрения эта субкультура выражения осознаваемого ими смысла во взаимодополняющем единстве оглашений и умолчаний достаточно чиста для того, чтобы оказывать воздействие на течение событий, направленное на переход человечества к цивилизации, в которой человечный тип строя психики в ранее определённом смысле этого термина, во-первых, будет признан нормальным для всех с начала юности и, во-вторых, будет воспроизводиться в преемственности поколений на основе глобальной культуры будущего, объединяющей всё человечество. В результате человечество преобразится в человечность.

Но проблемы в восприятии материалов КОБ есть у представителей других субкультур, также действующих на основе Русского языка в его историческом развитии. И в каждой из них есть свои представления о чистоте языка.

В самом античеловеческом виде это — притязания на право самим сквернословить всегда и всюду, которое дополняется требованием к другим людям — обеспечить им понимание всего и вся, да к тому же ещё и благоденствие, на основе употребляемого ими матерного лексикона и нескольких десятков других обыденных слов, которые должны быть упакованы в предложения, состоящие не более чем из 4 — 5 слов, не считая матерщины, необходимой им в речи в качестве паузы для “отдыха интеллекта” при переходе от одной более или менее членораздельно выраженной мысли к другой.

К сожалению, этого стандарта “чистоты” родного языка, подчас сами того не осознавая и не задумываясь о последствиях, придерживается в своей повседневной жизни, если не подавляющее большинство «росси­ян­цев», то та их часть, которая «бросается в глаза» и производит впечатление о достигнутом в обществе уровне массовой (общей) культуры. Конечно, эти люди — жертвы дефективного воспитания, большей частью — семейного в раннем детстве. Но если этому стандарту “чистоты” не противопоставить в повседневной жизни иной стандарт чистоты речи, то вследствие разрушительного воздействия сквернословия на течение событий и культуру общества жертвами, но уже иного рода, могут оказаться и многие другие, в том числе, — и в преемственности нескольких поколений.

Другой стандарт “чистоты” языка, начиная с послепетровских времён до настоящего времени, поддерживает некоторая часть по-европейски образованного слоя российского общества. Они ведут себя так, будто весь Русский язык в его историческом развитии возпринимают в качестве чего-то непристойного.

Если до середины XIX века они настолько брезговали русским языком, что в своей среде предпочитали изъясняться на француз­ском, которому их учили в детстве более обстоятельно, нежели русскому, то после отмены крепостного права положение изменилось, хотя тенденция избегать русских слов сохранилась. С отменой крепостного права этот общественный слой обновился по своему классовому составу: появилась разночинная интеллигенция, которую в детстве не обучили французскому как родному. Получая европейское образование, она стала в языковую среду родного для них русского языка тащить как можно больше слов из европейских языков: не потому, что какие-то аспекты жизни невозможно было выразить по-русски, а по другим причинам.

Одни просто холопстовали перед “высоко просвещённым” Западом[232], во многом вследствие того, что сами были «лево­полу­шар­ны­ми» и в процессе получения образования по-европейски, осваивали преимущественно слова без соотнесения их с Жизнью и не вырабатывали образных представлений о том, чему их учили. Другим важно было свою образованность выказать и друг перед другом, и перед простонародьем для того, чтобы превознестись, если не в социальной иерархии империи, то хотя бы во мнении окружающих и в самомнении.

Это не вело ни к чему, кроме как к разного рода неопределённостям в понимании безсмысленно внедряемых в русский язык слов, и, как следствие, в последующем порождало большие и мелкие неприятности, бытовой пример чего мы приведём ниже.

Некогда представители этой языковой субкультуры не могли про­изнести слов «отхожее место», и в русском языке появилось слово «сортир», заимствованное из французского языка и в соответствующих ситуациях означающее то же самое — потребность выйти. В языковой культуре народа это слово быстро обрело сохранившийся доныне презрительно-уничижительный смысл. Когда это произо­шло, то первоначально изысканно-утончённый «сортир» стал запретным словом в по-европейски образованных слоях общества, а в русский язык было внедрено ещё одно слово — «туалет», сохранившееся до наших дней в своём нейтральном отношении к тому, что оно обозначает.

Кто-то может спросить, а какой вред принесла эта замена? Но вред она принесла: в ХХ веке в архитектуре городских квартир туалет стал соседствовать с кухней-“столовой”, что не соответствует русским народным представлениям о гигиене жилища во всех её аспектах. Реальный факт: в пятидесятые годы старуха, прожившая всю жизнь в деревне, не могла поверить своей внучке, когда та описывала ей расположение помещений в своей городской квартире: как это отхожее место может быть рядом с кухней, где всё должно быть чисто, где собирается семья и где почти всё время кто-то что-то делает по хозяйству? Как же пользоваться таким местом “уеди­нения”[233], когда рядом люди? и как можно осквернять звуками и запахами, из него исходящими, всё то, что делается в семейной чистоте кухни?

То что деревенская необразованная старуха права, а неправы шибко образованные архитекторы и политики, осуществившие такую политику жилищного строительства, выразилось в проектах жилья более поздних, чем «хрущёвки»: туалеты перестали соседствовать с кухнями и гостиными, образуя архитектурно обособленный блок с кладовками или соседствуя со спальнями, которые обычно пустуют, когда семья проводит время вместе или принимает гостей. Тем более это справедливо по отношению к проектам «эли­тного» жилья. Но тому, что в домах на протяжении десятилетий отхожее место оказалось неуместно приближенным к кухне и гостиной, способствовала замена искони русского однозначно понимаемого термина отхожее место на неоднозначно понимаемый «туалет»: ведь туалетный столик — вещь, которая должна быть чистой, и может стоять и в спальне, и в ванной.

Те же, кто считает, что пример с заменой термина «отхожее место» — «притянутая за уши» придирка, ничего не говорящая по существу, пусть для полноты ощущений, в своём «туалете» оборудуют себе спальню, а унитаз открыто смонтируют на кухне или в гостиной.

Кому-то приведённый пример может показаться малозначимым, поскольку расположение санблока в квартире с точки зрения многих, мечтающих о своей квартире или доме десятилетиями, — мелочь, с которой можно смириться. Тем не менее это — не мелочь: те, кто думает так, — просто безчувственны и недальновидны…

Но есть и явные не «мелочи». Самая крупная из них состоит в том, что в историческом прошлом именно этому слою российского общества мы обязаны бездумным импортом марксизма, что повлекло за собой катастрофу культуры и государственности в 1917 г. вместо их преображения.

Приверженцы этого стандарта “чистоты” языка в разное время натащили в русский язык много всяких слов, но не все они в нём прижились. Так «автомобиль» прижился, и не был замещён словом «самокат»; а «аэроплан», хотя и был внедрён в культуру, но впоследствии был вытеснен из употребления русским словом «само­лёт»; однако «мокроступы» не смогли вытеснить из употребления слово «галоши», которое ушло в прошлое языка вследствие того, что сами вещи, получившие название «галоши», вышли из употре­бления.

Этот слой «русскоязычных» активен и в наши дни: привнесённый ими оборот речи «создать имидж» по существу означает «про­из­вести ложное впечатление», и потому его употребление тоже не несёт ничего хорошего. О вредности привнесения в наш язык слова «толе­рантность» было сказано ранее в сноске. Но в своём большинстве, подобно сквернословам и примитивам, они не осознают того, что тащат в родной язык много мусора — слов и оборотов речи, сложившихся в других языках и обладающих в них определённым смыслом, но никчёмных в Русском языке для выражения смысла[234].

Против них выступают «ревнители чистоты исконно русского языка». С их точки зрения никакие заимствования из других языков недопустимы. Часть из них относят это положение только к современности и будущему. Другие же полагают, что заимствования не допустимы не только в настоящем и будущем, но язык должен быть очищен и от заимствований из других языков, совершённых в прошлом, которые в нём к настоящему времени прижились.

По нашему мнению абсолютные противники заимствований не понимают, почему многие заимствования из других языков, совершённые в прошлом, в Русском языке в его историческом развитии прижились и обрусели; соответственно они не понимают и того, почему далеко не все заимствования, совершаемые ныне и которые предстоит совершить в будущем, не являются в языке мусором и тем более, почему они не разрушают наш язык, а обогащают его, разширяя его выразительные возможности.

Но хуже всего обстоит дело со сторонниками “очищения” языка от заимствований, совершённых в прошлом.

· Во-первых, сразу же встаёт неопределённость:

Ø до какого исторического времени язык существовал в изначально чистом виде?

Ø каким был этот вид?

Ø что было выразимо в том древнем стандарте чистоты языка, а что было невыразимо?

· Во-вторых, если всё же начать проводить в жизнь политику “очищения” языка от заимствований, то наша культура лишится сразу же почти всей терминологии науки[235]. Терминология науки — общее достояние всей глобальной цивилизации. Она вырабатывалась на протяжении веков в историческом прошлом разными народами, пользовавшимися разными языками: общеевропейской латынью средневековья и эпохи возрождения, греческим, арабским; многие термины пришли из языков основоположников тех или иных научных дисциплин либо в виде заимствования терминов на языке оригинала, либо в виде «кáлек», когда термин конструировался из слов своего языка, повторяя грамматические конструкции языка оригинала.

· Кроме того, придётся отказаться от многих привычных нам в повседневном быту слов[236], а также и от слов, давно уже почитаемых словами русскими, но некогда в прошлом пришедших в русский язык из тюркских, финно-угорских языков, а также и из языков других народов, которые влились в русский народ вместе со своей культурой, включая и языковые средства.

В результате возникнет ситуация «нет слов», выйти из которой путём своего собственного словотворчества на основе корневой системы русского языка «ревнители его чистоты» вряд ли смогут, прежде всего[237] потому, что носителем языка является всё общество.

А общество вовсе не чувствует жизненной необходимости отказаться от привычных людям слов: газ, бензин, дизель, спирт, алкоголь, метро, электричество, троллейбус, автомобиль, машина, трактор, компьютер, газета, телевизор, радио, магнитофон, телефон и множества других. То есть, если от общих, — не определённых по смыслу, — деклараций о поддержании чистоты языка и очищении его от заимствований перейти к делу — селекции слов в толковом словаре по формально-лексическим и историческим признакам их происхождения, — то становится очевидным:

Вопрос о чистоте языка не может быть сведён к словарному составу и грамматике: рассмотрения, осмысления и переосмысления мировоззренческих вопросов и вопросов миропонимания на основе этого языка в его историческом развитии — не избежать.

И в кризисные периоды жизни общества рассмотрение этой проблематики и выработка нового стандарта чистоты языка, — это одно из средств преодоления кризиса, поскольку все кризисы в жизни обществ представляют собой выражение дефективности нравственности, мировоззрения и миропонимания, которые были свойственны обществу в предкризисный период истории.

Но в ходе кризисов многие люди разрешают свои личные и общественные нравственно-психо­ло­гиче­с­кие неопределённости в неправильном эмоционально смысловом строе их психики, т.е. будучи деморализованными, прежде всего прочего, — непониманием происходящего и возможностей дальнейшего течения событий. Вследствие этого всегда выясняется, что языковая культура многих и многих оставляет желать лучшего.

Так и ныне в России: в повседневности речь многих безсвязна и мало осмысленна; заполнение бланков (на почте, в сберкассах, в отделах кадров и т.п.) для многих представляет трудности как в силу того, что сами они «функци­онально безграмотны»[238], так и в силу того, что формы заполняемых ими документов разработаны такими же «функционально безграмотными» людьми; а объявления и вывески — это особая тема и поле кормёжки сатириков[239]. И в такие периоды истории в обществе всегда находятся те, кто ищет опору в более или менее благополучном прошлом. Эти поиски опоры в прошлом также затрагивают и всю проблематику жизни языка и его перспектив.

3.3.2. Языковой стандарт
“Толкового словаря живого великорусского языка” В.И.Даля

Русская классическая литература XIX века признаётся во всём мире как неоспоримое достижение Русской культуры и в аспекте рассматриваемой в ней проблематики (нравственность и психология личности, в особенности), и в аспекте выразительности языка. А «стандарт чистоты языка» эпохи великой русской классической литературы общедоступен, поскольку он запечатлён в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля.

Поэтому, устав от обилия невнятных, попросту безсмысленных или того хуже — вводящих в заблуждение — речей и текстов нашего времени, многие были бы рады возродить в настоящем или ближайшем будущем языковую культуру великой русской классической литературы. Однако это — мечта не только несбыточная (невоз­мо­ж­но вернуться в прошлое), но и опасная: мировоззрение и миропонимание, в ней выраженное, оказалось плохой основой для того, чтобы многонациональная цивилизация России смогла избежать катастрофы культуры и государственности в 1917 г., что повлекло за собой все бедствия ХХ века[240]. Поэтому если бы любителям классической русской литературы удалось возродить в настоящем или в ближайшем будущем её языковую культуру, сделав её господствующей в обществе, то это стало бы программированием новой эпохи бедствий, вследствие неэффективности мировоззрения и миропонимания, выразившихся в русской литературе XIX века.

Если же обратиться к рассмотрению вопросов мировоззрения и миропонимания в историческом развитии языка[241], сделав это на основе того, что об этом сказано в материалах КОБ, включая и предшествующие разделы настоящей работы, то выяснится, что под общим словарным составом и грамматикой носителей языка могут скрываться как минимум три основных типа мировоззрения:

· Я-центричное, мозаичное;

· Я-центричное[242], преимущественно калейдоскопическое с включениями в общий калейдоскоп в качестве элементов каких-то узко специализированных мозаик (преимущественно бытового назначения и профессиональных);

· Богоначальное, выражающее триединство материи-информа­ции-меры.

Каждый из названных типов мировоззрения имеет ещё множество подтипов, обусловленных происхождением (культурным наследием личности) и полученным воспитанием, включая и образование.

В психике личности все три названных выше основных типа мировоззрения могут быть представлены одновременно, имея какие-то общие фрагменты; их различие может не осознаваться ни личностью, ни окружающими либо полностью, либо в каких-то фрагментах; а личность в своей жизни может либо поддерживать режим мировоззренческих неопределён­ностей, либо разрешать их в пользу мозаичности как Я-центрич­ного, так и Богоначального типа.

Соответственно этому обстоятельству всякий толковый словарь представляет собой описание того, как субъективные образы в психике составителя словаря соотносятся:

· в одном направлении — с языковыми формами, общими всем людям, образующим общество либо какую-то социальную груп­пу в его составе;

· в другом направлении — с объективными образами явлений Жизни, по отношению к которым субъективные образы в психике личности являются либо информационными дубликатами («кальками») того, что уже есть в Жизни, либо прообразами того, чему предстоит воплотиться в Жизнь (но не надо забывать, что среди субъективных образов в психике есть и то, что представляет собой небылицы, воплощение которых в Жизнь объективно либо субъективно невозможно);

· с жизненными обстоятельствами, в которых всем многозначным словам из толкового словаря в процессе их употребления присваивается[243] определённое значение из множества, допускаемых этим толковым словарём (иначе при попадании в предложение слова остаются пустыми).

И каждый человек, будучи носителем языка, несёт в себе свой «толковый словарь», а кроме него — и свои нормы грамматики, определяющие возможности построения им в изустной и в письменной речи «порядка слов» — порядка словарно-норма­тив­ных лексических образований, регистрируемых в толковых словарях. Другое дело, что подавляющее большинство носит такого рода «толковые словари» и «грам­матические таблицы»[244] в себе, не считая необходимым сделать их общим достоянием.

Толковые словари в большинстве своём создаются профессиональной наукой. Вследствие этого они изначально «подцензурны»[245], что хорошо видно на примере “Толкового словаря русского языка” под редакцией С.И.Ожегова: в нём представлен преимущественно «кан­целярский» стандарт словоупотребления, во многом предназ­на­ченный для того, чтобы скрывать мысли и их отсутствие, а не выражать их однозначно понимаемо для всех.

Но есть и толковые словари, не являющиеся подцензурным порождением официальной науки. Именно таков “Толковый словарь живого великорусского языка” В.И.Даля, который представляет собой уникальное явление в Русской многонациональной культуре: он — выражение искреннего неподдельного интереса В.И.Даля к языку его Родины (предки В.И.Даля — выходцы из Дании) и он не принадлежит ни одной из научных школ языкознания тех лет. А после своего появления (и особенно в результате многократных переизданий, имевших место ещё до 1917 г.) для многих легитимных научных школ языкознания он стал объективной данностью, — неприятной и не всегда удобной[246] в обращении.

Однако если говорить о возможности возрождения стандарта чистоты языка, выраженного в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля, то само название словаря, определяющего великорусский язык в качестве живого (а это подразумевает и живущего), — исключает эту возможность. Кроме того, “Толковый словарь живого великорусского языка” уже сыграл свою главную особенную роль в истории Русской многонациональной цивилизации в один из наиболее трагичных периодов её истории.

Если ретроспективно рассматривать матрицу возможностей течения глобального исторического процесса и исторического процесса в Русской региональной цивилизации в XIX веке, то появление “Словаря” В.И.Даля — одно из предзнаменований назревавшего краха сложившейся к тому времени культуры России[247]. Т.е. его появление — одно из выражений Промыслительной заботы Свыше о будущем многонациональной Святой Руси.

Эта оценка в своей основе имеет то обстоятельство, что в реально свершившейся истории “Толковый словарь живого великорусского языка” В.И.Даля выполнил вполне определённую миссию: его текст пережил период смутного времени ХХ века, и внёс в нашу эпоху — эпоху возрождения Русской многонациональной цивилизации после смуты — стандарт миропонимания, который был достигнут в русской языковой культуре к началу катастрофы прежней её культуры. Сейчас мы можем сказать об этом как о свершившемся факте, но в XIX веке это было сокровенным предназначением “Тол­ко­вого словаря живого великорусского языка” В.И.Даля, и этого его предназначения современники не увидели.

Но в наши дни для того, чтобы Русская многонациональная цивилизация впредь развивалась безкризисно, необходимо выявить и понять ошибочность того мировоззрения и миропонимания, которое не позволило в прошлом избежать катастрофы культуры и государственности; а выявив ошибки того мировоззрения и миропонимания, необходимо выработать иное — лучшее мировоззрение и миропонимание. И “Словарь” В.И.Даля представляет добротную основу для этого. Упустить эту возможность было бы преступно по отношению к будущему.

Исторически реально: стандарт миропонимания, выраженный в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля, — стандарт «экзотерический»[248], сложившийся в течение почти что тысячелетнего господства на Руси библейской церкви — носительницы доктрины порабощения всех. И соответственно этому обстоятельству, языковой стандарт Словаря В.И.Даля выражает господствовавшее в период его составления Я-центричное мировоззрение на основе первичных различий — обобщающих категорий: вещество, дух, пространство, время (а равно их аналог из теории относительности: материя в различных агрегатных состояниях и пространственно-временной континуум).

Соответственно этому обстоятельству, в миропонимании, запечатлённом в Словаре В.И.Даля, понятия, выражающие представления об объективно разных явлениях были не всегда разграничены. А это говорит о том, что господствовавшее в обществе в те годы миропонимание далеко не во всех обстоятельствах обеспечивало своевременное выявление проблем и позволяло их разрешить в русле Промысла; какие-то проблемы неизбежно оставались не выявленными или понимались ошибочно, вследствие чего разрешались или усугублялись попущением Божиим в разного рода катастрофах, возникавших как следствие разнородных неопределённостей в самоуправлении общества. И самое крупное катастрофическое разрешение неопределённостей в ходе решения проблем общественного развития, проистекающее из миропонимания времени, когда В.И.Далем был составлен “Толковый словарь живого великорусского языка” — цепь событий, начиная от смерти государя императора Александра III и его согласия на брак наследника престола, будущего императора Николая II, с принцессой Алисой, до становления государственности сталинского большевизма.[249]

Поскольку все проблемы человечества в целом и всякого человека персонально в глубине своей — проблемы нравственно-психоло­ги­ческие[250], то покажем неопределённости в миропонимании на примере статьи “НРАВ”. Уже в первой фразе читаем:

«НРАВЪ м. вообще, одна половина или одно из двух основных свойств духа человека: Ум и нрав слитно образуют дух (душу в высшем значении);...»

Т.е. в этой статье не разграничены понятия нрав, дух, душа, ум, воля, любовь, милосердие. Вследствие этого невозможно и понимание множества разнородных личностно- и общественно-психологи­ческих проблем и явлений[251], а как следствие — невозможно и разрешение проблем, ими обусловленных или с ними связанных. И эта неразграниченность понятий и неадекватное их соответствие объективным явлениям — одно из выражений Я-центризма, когда человек ощущает себя исключительно частью этого Мира.

В нашем понимании на основе Богоначального мировоззрения человек в этом Мире — триединство: 1) души, 2) духа (ныне именуется биополем, непосредственное восприятие которого доступно не всем) и 3) осязаемого и видимого воочию вещественного тела (если идти от Я-центризма, соответствующего этому Миру, то последовательность упоминания должна быть обратной: тело, дух, душа).

Душа, — по ощущениям Ф.И.Тю­т­чева, — жилица двух миров[252], и в этом утверждении с Ф.И.Тютчевым многие согласятся — не логически доказательно, а в соответствии со своими ощущениями Жизни. Один из этих миров — тварное Мироздание, а второй — Мир Бога, тварному Мирозданию не принадлежащий, откуда душа приходит в этот тварный Мир[253].

Наше бодрствующее сознание — информационная область отождествления души с Мирозданием, поэтому мы не помним осознанно иного Мира. Но всё же душа не от мира сего. И в устах Христа слова о его неотмирности[254] могут быть понимаемы и в том смысле, что его сознанию были в состоянии бодрствования доступны для восприятия и действия оба Мира.

Поскольку мы признаём нормальным мировоззрениеммировоззрение Богоначальное, под которым понимаем мозаичное мировоззрение триединства материи-информации-меры, формируемое человеком на основе даваемого ему непосредственно Богом в Различении, то для нас неизбежны расхождения в смысловой нагрузке тех или иных слов с “Тол­ко­вым словарём живого великорусского языка” В.И.Даля, выражающим мировоззрение Я-центричное и, в каких-то своих аспектах, калейдоскопическое. А всякий язык, в том числе и Русский в его историческом развитии, живёт тем, что изменяется в спиральном процессе: миропонимание и события Жизни обязывают людей пересмотреть и изменить нравственность, что, в свою очередь, влечёт и новое изменение миропонимания, и это даёт начало новому витку спирали развития. А нравственность и миропонимание в процессе своего спирального развития порождают качество жизни всякого человека, общества вплоть до человечества в целом.

Соответственно этому обстоятельству стандарт миропонимания, выраженный в Словаре В.И.Даля, для нас:

· в прикладных аспектах нашей жизни не обладает значимостью идеала словоупотребления, к которому дóлжно стремиться в своей личностной языковой культуре;

· но он же обладает драгоценнейшей значимостью достояния исторической памяти человечества, лежащей в основе переосмысления изменений, происшедших в языке на протяжении смутного времени ХХ века, когда многие слова были преданы забвению, а значения других были изменены.

И последнее далеко не во всех случаях выражало развитие миропонимания по направлению к Правде-Истине во всех её аспектах, но во многом является следствием политики «мировой за­кулисы», направленной на стирание понятийных границ и обеднение «словарного запаса» в целях оглупления «масс населения» и искоренения народа — носителя живого языка осмысленной речи и жизнеречения глобальной значимости.

3.3.3. Культура речи
в Концепции общественной безопасности

Как можно понять из всего сказанного ранее:

В языковой культуре Концепции общественной безопасности речь как письменная, так и изустная должна выражать определённость смысла. А «магия языка» во всех её аспектах становится доступной субъекту в зависимости от того, насколько его речь осмысленна, а жизнь и деятельность его протекает в русле Промысла.

И мы начнём рассмотрение этой темы культуры речи в Концепции общественной безопасности с вопросов:

· о «сестре таланта» — краткости изложения;

· о том, что «всё гениальное просто»,

— рассматривая их в русле Концепции общественной безопасности в том виде, в каком она представлена в материалах ВП СССР.

Концепцию общественной безопасности — ВСЮ ВО ВСЕЙ ЕЁ ПОЛНОТЕ — можно выразить в одной фразе, обращённой ко всем и каждому:

Давайте станем человеками!

— Но обеспечивает ли эта фраза восприятие КОБ во всей её полноте и детальности если не всеми, то хотя бы большинством тех, кто слышит и читает подобного рода фразы на протяжении всей истории? — Многовековой исторический опыт показывает, что такого рода обращения не понимаются подавляющим большинством так, как дóл­ж­но, вследствие чего человечество и живёт так, как живёт.

Ещё Диоген (около 400 — 325 гг. до н.э.) ходил по тогда ещё эллинскому городу Синопу[255] днём с зажжённым фонарем и на недоумённые вопросы сограждан: “Почему днём с фонарем?”, — он отвечал просто: “Ищу человека…” И это следует понимать в том смы­сле, что он не находил среди них никого, кто бы отвечал его представлениям о том, какими дóлжно быть человекам[256]. Но что именно Диоген подразумевал под состоявшимся человеком? и кто понял даже не его, а объективную значимость поставленного им вопроса и необходимость своею осмысленной жизнью дать ответ на него?

Те, чьё детство пришлось на 1950‑е — 1980‑е гг. должны помнить мультфильм, в котором школьник-лодырь Баранкин действует со своим приятелем таким же, как и он сам, лодырем. В мультфильме образцово-показательная девочка-отличница примерного поведения, постоянно обращалась к Баранкину с предложением: «Баранкин, будь человеком!» Но Баранкин с приятелем отлынивали от учёбы и от общественной работы в школе, а в поисках лёгкой беззаботной жизни превращались то в бабочек, то в воробьёв, то в муравьёв, но в конце концов, под давлением обстоятельств, угрожавших существованию обретаемых ими тел (и как подразумевалось в культуре атеизма — их самих), хором возжелали: «Я хочу навеки стать человеком!»

Если этот мультфильм был понят детьми (первым поколением зрителей), которые успели к настоящему времени стать родителями, дедушками и бабушками других детей (последующих поколений его зрителей), которые к настоящему времени тоже стали взрослыми, — то почему мы живём так, как живём? и почему общество находится во многолетнем кризисе?[257]

Ответ на эти вопросы состоит в том, что:

«Краткость — сестра таланта» только тогда, когда в культуре общества, в психике людей есть мировоззренческая основа для автоматически-безсознательного «само собой» разумения и понимания кратко сказанного или показанного на основе понятий общепризнанных, которые и обеспечивают безпроблемное взаимопонимание в общении достаточно широкого круга людей на принципе «само собой» разумения.

А талант в такого рода ситуациях выражается в способности человека несколькими словами (или средствами иных «языков»[258], поддерживаемых обществом) возбудить в психике других людей как можно более полные и яркие образные представления, относящиеся к кратко затронутой этими языковыми средствами проблематике. По отношению же к понятиям обособляющим в обществе, от которого те или иные определённые понятия обособляют их носителей, принцип «краткость — сестра таланта» не работает, поскольку у аудитории нет мировоззренческой основы для автоматически без­соз­нательного «само собой» разумения. Максимум, что может обеспечить в этом случае краткость, — эмоционально возбудить, вызвав интерес к той или иной проблематике. Но вырабатывать понимание этой проблематики в детальности и взаимосвязях, необходимых для её разрешения в Жизни, — придётся всё же самим заинтересовавшимся ею.

И на этом этапе выясняется, что афоризм «всё гениальное просто», выражает Я-центричное калейдоскопическое мировоззрение и потому тоже несостоятелен.

Во-первых, нет абсолютных измерителей интеллектуальной мощи: интеллектуальная мощь всегда либо достаточна либо недостаточна по отношению к тому определённому делу, которым занят тот или иной определённый человек. Иными словами, если кто-то думает, что его интеллект превосходит интеллект других людей по неким абсолютным показателям, то это означает, что он занимается:

· либо ерундой[259];

· либо не своим делом, если соотносить то, чем он занят, с Промыслом.

По отношению же к делу в русле Промысла интеллект (как и другие качества всякой личности) всегда оказывается достаточным[260], но никак не избыточным. Т.е. противопоставлению по умолчанию «гений — посредственность» в Богоначальном миропонимании и соответственно — в обществе, живущем на его основе, — нет места.

Во-вторых, оценка «всё гениальное просто» — оценка, соверша­емая посторонними «оценщиками» на основе общепризнанных понятий или понятий, ставших общепризнанными в том числе и вследствие деятельности возводимого ими в ранг «гения». Для самого же возводимого окружающими в ранг «гения» достигнутый им результат:

· либо естественный для его жизни, поскольку в нём выразилась его судьба (предна­з­на­чение в этом Мире), от которой он не прятался и не искал себе другой судьбы;

· либо результат трудных (вследствие разнородных нравственных и мировоззренческих неопределённостей и ошибочного миропонимания) поисков самого себя — наилучшего варианта своей судьбы, но предшествующие результату поиски и труд остались за пределами восприятия «оценщиков» его трудов.

· В противном случае, т.е. если результат, достигнутый “гением” лежит вне русла Промысла, то в обольщении иллюзией “гени­аль­ности” пребывают и “гений”, и «оценщики».

Что касается Концепции общественной безопасности, вне зависимости от того, излагает её ВП СССР или же эту миссию принимает на себя кто-то другой, то её изложение невозможно на основе общепризнанных понятий, являющихся основой «само собой» разуме­ния в толпо-“элитарном” обществе, несущем Я-центричное, ущер­­б­­ное (лишённое необходимой для жизни полноты) и во многом калейдоскопическое мировоззрение.

Невозможно потому, что КОБ стремится выразить мировоззрение Богоначальное, мозаичное, которое толпо-“элитарная” культура подавляет и препятствует естественному переходу к нему в процессе взросления человека. Поэтому, поскольку вопреки господствующей культурной традиции толпо-“элитаризма” КОБ предполагает переход людей, осуществляемый их же усилиями, от Я-центричного мозаичного и калейдоскопического мировоззрений (во всех их модификациях) к мировоззрению Богоначальному, мозаичному на основе предельно обобщающих категорий триединства материи-информации-меры, то материалы КОБ должны помочь людям в совершении каждым из них именно такого перехода. Именно в этом аспекте необходимо повторить с соответствующими пояснениями кое-что из сказанного ранее.

* * *[261]

Всякий вопрос и его взаимосвязи с сопутствующей и объемлющей проблематикой можно осветить в нескольких словах, а можно осветить в многотомной монографии, которая будет представлять интерес во всей её полноте и детальности только для самих её авторов и для небольшой группы профессионалов, работающих в той же области. Но и краткость, как было показано ранее, не гарантирует возникновения заинтересованности и понимания существа затронутых вопросов достаточно большой долей аудитории.

Для продвижения в жизнь Концепции общественной безопасности в Богодержавии (как и для всякого нового дела в общественной жизни) всегда актуален вопрос:

Где и как провести разграничение между предоставлением информации в оглашениях и предоставлением информации в умо­л­чаниях так, чтобы увеличивалось количество людей, достаточно единообразно понимающих тексты материалов Концепции?

Но именно разграничение «оглашения — умолчания» обуславливает стиль подачи информации и объёмы публикации по всякой проблематике. Проведение же этой границы обусловлено не столько субъективизмом авторов текста или человека, выступающего с изустной речью, сколько мировоззрением и миропониманием той аудитории, которой предполагается осветить определённую проблематику; т.е. наиболее эффективное разграничение «оглашения — умо­лчания» обусловлено аудиторией и проблематикой такими, каковы они есть.

Иными словами, нравится это кому или нет, но стиль подачи материалов ВП СССР обусловлен господствующими в нашем обществе мировоззрением и миропониманием, а не только личностными особенностями культуры мироощущения, культуры мышления, культуры изустной и письменной речи участников собственно Предиктора.

Как уже было сказано ранее, понятия, являющиеся обособляющими или отчуждающими их носителей, остальное общество большей частью не понимает в режиме «само собой разумения». Но именно возможность понимания чего-либо в режиме «само собой» разумения и открывает возможность к краткости в освещении той или иной проблематики.

Среди тех, кто освоил КОБ как знание в тех или иных её прикладных аспектах, обсуждение той или иной проблематики в русле КОБ носит характер более краткий, чем это имеет место в работах и в рабочих материалах ВП СССР, поскольку в этой среде достигается достаточно единообразное «само собой» разумение на основе тех понятий, которые не свойственны остальному обществу. Но понима­ние такого обсуждения невозможно в кругу тех, для кого употребляющиеся фразы не содержат «само собой» разумеющихся понятий. Однако система обособляющих и отчуждающих образных пред­ставлений и понятий, на основе которой действует ВП СССР, — не его внутренний “эзотеризм”, хотя, некоторые и воспринимают её как настоящий «эзотеризм», в основе которого якобы лежит личностное демоническое самопревознесение участников ВП СССР над окружа­ющими, порождающее и некую систему хитро утаиваемых посвящений[262].

Вследствие невозможности «само собой» разумения в остальном обществе обособляющих или отчуждающих понятий, открывающих обществу новые горизонты развития, от общества в целом требуются две безхитростные «вещи»:

· от носителей обособляющих понятий, выражающих КОБ, — построить описание в оглашениях, исходящее от понятий, «са­мо собой» разумеющихся достаточно единообразно достаточно широким кругом лиц. И это описание, начавшись от «само со­бой» разумеющегося в обществе достаточно единообразно, должно приводить читателя к достаточно единообразному пониманию, сообразному Объективной реальности, т.е. Жизни, пока что обособляющих и отчуждающих по­нятий, выражающих КОБ;

· от заинтересованной части остального общества — прочитать описание в оглашениях с соображением, в результате чего у читателей должны возникнуть субъективно-образные представления, в дальнейшем обеспечивающие взаимопонимание на основе «само собой» разумения с носителями пока что обособляющих понятий КОБ, и эти субъективно-образные представления должны быть сообразны Объективной реальности и понятны на основе изменившегося «само собой» разумения читателя. В этом процессе обособляющие и отчуждающие понятия неизбежно становятся «само собой» разумеющимися для всё более многочисленного множества людей, и казалось бы очевидный “эзотеризм” ВП СССР становится «само собой» разумением всякого не ленивого прочитать с соображением и продумать прочитанное, соотнося его с Жизнью.

По отношению к Концепции общественной безопасности в Богодержавии в её выражении в работах и материалах ВП СССР:

· первое — нравственно-этический долг перед людьми участников собственно Предиктора и их обязанность перед Богом;

· второе — открытая возможность для всех прочих, однако которой воспользуются только те, кто пожелает себя утрудить прочтением с соображением материалов ВП СССР.

Не желающие читать с соображением материалы ВП СССР и соотносить их с Жизнью могут продолжать жить так, как жили прежде соприкосновения с ними, а могут осмыслять Жизнь самостоятельно помимо материалов ВП СССР и выражать в обществе или скрывать от людей своё миропонимание так, как сочтут полезным: это их дело — Вседржитель рзсудит всех.

Можно ли выразить Концепцию общественной безопасности как таковую в её Богом предопределённом виде как-то иначе — короче и доходчивее, чем это делает ВП СССР в его нынешнем составе?

— По нашему мнению, многие годы, прошедшие после первой публикации в “Молодой гвардии” статьи “Кон­цеп­ту­аль­ная власть: миф или реальность?”[263], — срок вполне достаточный для того, чтобы сделать это, если это действительно было возможно.

Иными словами, это означает, как минимум одно из двух:

· либо материалы ВП СССР удовлетворяют потребности общественного развития в настоящее время;

· либо кто-то, — кто мог бы выразить Концепцию общественной безопасности доходчивее, так, чтобы общество было более восприимчиво к ней, — отлынивает от исполнения своего долга перед людьми и уклоняется от исполнения своей обязанности перед Богом.

Третья возможность: Концепция общественной безопасности в её изложении ВП СССР — действительно ошибочна, представляет собой выражение и результат одержимости и демонической гордыни и самопревознесения над людьми его участников.

Но и такой ответ не освобождает всякого пришедшего к такого рода мнению от долга перед людьми и обязанности перед Богом — выработать и дать обществу альтернативу ей, на основе которой человечество разрешило бы проблемы, созданные в прошлом толпо-“элитарным” общественным укладом существования людей под концептуальной властью разноликих знахарских традиций, в которых «посвя­щённые» когда-то и как-то — за какие-то их нравственно-этические пороки — были лишены Свыше способности к ЖИЗНЕРЕЧЕНИЮ.

В нашем осмыслении Жизни опубликованные материалы Концепции общественной безопасности в её изложении ВП СССР удовлетворяют до настоящего времени потребности общественного развития. Тематическая структура текстов, их грамматика, даже при имеющихся в них неточностях словоупотребления и опечатках, ошибках, обеспечивает их достаточно единообразное понимание нарастающим множеством читателей. В результате растёт доля сторонников Концепции в составе населения, и при этом многие из них обретают концептуальную властность.

Но тексты материалов КОБ — не развлекательное чтиво для заполнения времени безделья. Они предназначены для помощи людям в работе над собой и построены так, что исключают возможность их «сколь­зя­щего прочтения», при котором перед сознанием скользят знакомые слова и привычные словосочетания в коротких фразах, но соображение при этом связано с иным потоком посторонних мыслей: с информационным фоном радио- и телевещания; с привлекающей внимание беседой соседей по общественному транспорту, с повседневной суетой дома и по месту работы; а тем более с внутренним монологом, выражающим нравственно обусловленное неприятие смысла, который действительно может истинную причину неприятия маскировать словами: «длинные фразы», «нелогичное построение предложений», «не рус­ская грамматика» и т.п.

При таком «скользящем прочтении», в котором сообразное внимание отвлечено от текста к информационным потокам, приходящим извне, или отвлечено на внутренний монолог, маскирующий нравственно обусловленное неприятие Концепции общественной безопасности, — Концепция действительно будет восприниматься как наукообразный или псевдорелигиозный вздор, понимать который и причин-то нет, либо будет попросту непонятна.

Однако, если от «скользящего прочтения» уйти волевым порядком[264] на основе грамматического разбора предложений (тип: сложносочинённое — сложноподчинённое; подлежащее, сказуемое, груп­па подлежащего, группа сказуемого, другие члены предложения и т.п.), то все фразы и все абзацы, весь текст станут в целом понятны. И это понимание единообразно у множества незнакомых друг с другом людей: если выявляется разное понимание, то, как показывает анализ, оно обусловлено избирательно-фрагментарным прочтением текста, при котором часть слов во фразах, часть предложений в абзацах и какие-то темы в целом выпадают из восприятия; либо собственное воображение о прочитанном подменяет память[265]. В результате у человека формируется неадекватное, ложное впечатление о прочитанном.

И практика это подтверждает: многие признают, что некогда в прошлом они отмахнулись от материалов ВП СССР, расценив их на основе «скользящего прочтения» как вздор или неудобопонимаемую информацию, предназначенную исключительно «для специалистов-профессио­на­лов», но спустя какое-то время (иногда спустя несколько лет) они возвращались к материалам КОБ и прочитывали их с соображением. И всё становилось достаточно понятно для разрешения их жизненных проблем[266], хотя и не всегда было нравственно приемлемо сразу же по обретении понимания.

Второе обстоятельство связано с тем, что Концепция общественной безопасности в Богодержавии в её Богом предопределённом виде предназначена объединить людей. Но «само собой» разумение различных групп и подгрупп, составляющих общество, — разное. Поэтому все материалы КОБ в её изложении ВП СССР не столько несут какие-то особые знания или в новых материалах оглашаются умолчания, имевшиеся в ранее опубликованных материалах, сколько новые материалы открывают подходы к пониманию КОБ исходя из особенностей «само собой» разумения, которых не было в ранее опубликованных материалах.

И соответственно, одним людям — на основе их жизненного опыта — проще составить субъективно-образное представление о Концепции жизни людей в Богодержавии как таковой на основе “Мёртвой воды”, а другим — на основе рассмотрения иносказательности произведений А.С.Пушкина, только после чего им станет понятна “Мёртвая вода”. Другим же наоборот: понимание “Мёрт­вой воды” открывает пути к пониманию прямого и иносказательного смысла каких-то художественных произведений. И это не выдумка, а тоже практика.

Легче всего тем, чьё мировоззрение — субъективно-образные представления о Жизни — уже в основном соответствует мировоззрению КОБ как таковой: им остаётся только принять слова и тем самым обрести язык Концепции общественной безопасности. Труднее тем, чьи образные представления о Жизни далеки от КОБ, и потому им необходима перестройка нравственности[267], мировоззрения и миропонимания.

Также надо понимать, что у ныне живущих поколений господству­ющий в них способ «само собой» разумения Жизни складывался на протяжении их детства, подросткового возраста, юности, т.е. на протяжении примерно двух десятилетий, а то и более: «век живи — век учись…». Соприкосновение же с материалами Концепции ставит всякого, кто проявляет заинтересованность в том, чтобы понять её суть, перед необходимостью в короткие сроки перестроить своё мировоззрение и миропонимание, т.е. построить новое «само собой» разумение в сроки от нескольких дней до нескольких лет. Действительно это — очень трудная, тяжёлая и кропотливая работа в самом себе.

Но в любом случае мировоззрение и миропонимание, обусловленные нравственностью самого человека, — его неотъемлемое достояние. И развитие мировоззрения и миропонимания, а равно разрушение, в каких бы внешних обстоятельствах они ни протекали под воздействием каких угодно факторов, — это дело самого человека, которое за него не способен сделать никто: ни бесы, ни ангелы, ни ВП СССР, ни глобальные предикторы толпо-“элитарных” концепций. Не способны потому, что на каждого человека это дело возложил Бог, Который водительствует в этом деле всякому, кто не ленив его делать и кто не противится Его водительству[268].

Поэтому надо осваивать пока ещё не «само собой» разумеющееся понимание Жизни в Концепции общественной безопасности в Богодержавии, порождая при этом новую культуру многонационального человечества Земли, в которой “экзоте­ризм”, превосходящий нынешний “эзотеризм” ВП СССР, станет «само собой» разумением всех и каждого.

* *
*

Тема культуры речи обязывает рассмотреть ещё один вопрос. Одно и то же содержание (смысл) в изустной и письменной речи должны выражаться в разных языковых формах. Это обусловлено тем, что изустная речь имеет место в подавляющем большинстве случаев в обстоятельствах, когда говорящий и слушатели (либо собеседник)[269] порождают эгрегор, и алгоритмика этого эгрегора и положение в нём каждого из его участников, и в особенности — говорящего, — определяет наилучший (в смысле восприятия информации из речи) вариант разграничения «оглашения — умолчания».

А изложение того же самого содержания в письменной форме для того, кто пишет, протекает в ином режиме взаимодействия с эгрегорами и ноосферой в целом, — в более или менее состоявшемся обособлении его психики от психики других людей персонально. Но так же, как и изустная речь в живом общении, письменное изложение или речь перед микрофоном в процессе звукозаписи предполагают определённость нравственно-психологических типов и характера образования тех, кому адресуется такое послание.

Другая грань вопроса о различии языковых форм выражения одного и того же содержания в изустной и в письменной речи обусловлена тем, что ритмика изустной речи и текста — обусловлены различными объективными факторами.

Ритмика изустной речи обусловлена прежде всего прочего физиологически — ритмикой дыхания: длина непрерывной фразы не может быть больше, чем продолжительность выдоха в процессе её произнесения. Если фраза не вмещается в один выдох (не может быть произнесена на одном дыхании), то все очередные вдохи в процессе её произнесения не должны порождать в ней безсмысленных пауз и пауз, рвущих целостность смысла.

Ритмика письменной речи на основе фонетической буквенной письменности[270] в разные исторические времена (с появлением пергамента и бумаги) была обусловлена разными факторами: первоначально — количеством чернил, которое могло вместить перо; с появлением авторучек — длиной строки и способностью кисти руки перемещаться вдоль строки без переноса места расположения локтевого сгиба по поверхности стола; с появлением пишущих машинок — длиной стандартной строки (63 — 64 символа в боль­ши­нстве случаев) и необходимостью перевода каретки; с появлением компьютеров и текстовых редакторов — непосредственно — практически ничем из числа ранее упомянутых внешних факторов, но обусловленность ритмики текста алгоритмикой мышления сохраняется.

До появления компьютеров и текстовых редакторов ритмика мы­шления вынужденно подстраивалась под внешние факторы, задающие максимальную продолжительность одного действия по созданию текста: частоту обмакивания пера в чернильницу или переход к новой строке, что требовало переместить лист бумаги или руку (в рукописном письме), либо перегнать каретку пишущей машинки.

При этом не надо забывать, что как и изустная, так и письменная речь порождаются субъектом при определённом типе строя психики и замкнутости личности на те или иные определённые эгрегоры, что тоже обуславливает ритмику психической деятельности, текста и речи, соответственно. И собственно эти психологические внутренние факторы становятся доминирующими, если текст производится с помощью компьютера.

Теперь можно рассмотреть вопрос об употреблении в русле Концепции общественной безопасности иноязычных слов.

Человечество — многонационально, и каждый народ в глобальном историческом процессе идёт своими путями, при этом:

· в каких-то аспектах развития своей культуры народ, дублируя, сам производит то, что в то же самое время создаётся другими народами;

· в каких-то аспектах своей культуры производит нечто, неповторимо своеобразно отличающее его от других;

· а в каких-то аспектах своей культуры остаётся безплодным.

* * *

При рассмотрении вопроса о неравномерности исторического развития и своеобразии национальных культур надо помнить, что все достижения и отсутствие каких-либо достижений во всякой культуре выражают разнородные нравственно обусловленные потребности людей, а все потребности людей и общественных институтов распадаются на два класса[271]:

· биологически допустимые демографически обусловленные потребности — соответствуют здоровому образу жизни в преемственности поколений населения и биоценозов в регионах, где протекает жизнь и деятельность людей и обществ. Они обусловлены биологией вида Человек разумный, полово-возрас­т­ной структурой населения, культурой (включая и обусловленность культуры природно-географическими условиями) и направленностью её развития (к человечности либо назад в откровенное рабовладение или к «консервации» исторически сложившегося человекообразия на основе придания ему каких-то новых форм, скрывающих нечеловечный характер цивилизации, но создающих видимость общественного прогресса);

· деградационно-паразитические потребности, — удовлетворение которых причиняет непосредственный или опосредованный ущерб тем, кто им привержен, окружающим, потомкам, а также разрушает биоценозы в регионах проживания и деятельности людей; приверженность которым (как психологический фактор, выражающийся, в частности, в зависти или неудовлетворённости к более преуспевшим в разнородном «сладо­страс­тии»), пусть даже и не удовлетворяемая, препятствует развитию людей, народов и человечества в целом в направлении к человечности. Они обусловлены первично — извращениями и ущербностью нравственности, вторично выражающимися в преемственности поколений в традициях культуры и в биологической наследственности.

Соответственно этому, отсутствие “прогресса” культуры в области удовлетворения разнородных деградационно-паразити­чес­ких потребностей у того или иного народа — не признак его творческого безплодия или культурной отсталости и биологической неполноценности; соответственно, чьи-либо достижения в области удовлетворения деградационно-парази­ти­че­с­ких потребностей — не показатель культурного лидерства и творческого превосходства над другими народами и их государствами.

В Жизни объективность Добра и Зла непосредственно выражается в объективной принадлежности всех устремлений и всей разнородной деятельности людей к одному из двух названных классов потребностей: демографически обусловленных и дегра­да­ционно-паразитических.

* *
*

Соответственно неравномерности и своеобразию исторического развития национальных культур в процессе глобализации обмен разных культур своими достижениями, относящимися к обоим спектрам потребностей, — неизбежен. И одной из его составляющих является обмен разных языков словарным составом и грамматическими структурами.

Естественно, что когда в какой-либо национальной культуре появляется нечто новое, ранее не свойственное культурам других народов и чему в них нет своих более или менее одновременно возникших аналогов, то в большинстве случаев это получает и какое-то описание в языковых формах того народа, который это новое породил. Если это достижение вызывает интерес представителей других культур, то естественно, что в их родных языках для того, чтобы описать это новое для своих соотечественников не всегда хватает слов и тогда для описания перенимаемых достижений заимствуются готовые слова, которыми воспользовались для их описания народы творцы и первооткрыватели.

Именно так изрядная доля современной научной терминологии пришла в национальные языки из древнегреческого, латыни, арабского; многие финансово-экономические термины пришли в другие языки из тех языков, где они впервые возникли (в частности, «дé­бет», «крéдит», «банк» пришли из средневекового ита­льян­ского вслед­ствие того, что тогда Венецианская республика преуспела в бан­ковском деле при ведении мировой — по масштабам тех лет — торговли).

Но на процесс народного творчества в тех или иных областях, когда возникает нечто новое и это новое получает описание языковыми средствами в культуре народа творца и первооткрывателя этого нового, можно взглянуть и изнутри его языковой культуры. Тогда выясняется, что есть две базовых возможности описания этого прежде безымянного нового достижения:

· первая — остаться в своей исторически сложившейся языковой культуре и:

Ø либо на основе корневой системы своего языка произвести новые слова, которые обретут смысл, обусловленный этим новым достижением или от




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.