Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

На другой стороне Земли



На следующий день, в понедельник, Чиаки и я по договоренности должны были встретиться на платформе, после чего вместе пойти в школу. Не все дежурные учителя придут в школу так рано во время каникул, что означает, возможно мы не сможем взять ключи для нашей утренней практики. Таким образом, у Чиаки не было выбора кроме, как пойти на поводу у меня, любителя поваляться в кровати, и согласилась встретиться позже.

Этим утром мы не нашли ключа от нашего кабинета музыки в коробке.

- ...Сенпай взяла его?

- Наверное, она.

Мы оба предположили так. На выходных мы пытались дозвониться до Мафуйу несколько раз, но она ни разу не ответила.

Мы подошли с торца к школьному зданию. Когда мы открыли дверь, серия интенсивных пассажей фортепиано ошеломила нас, и из-за этого я инстинктивно прикрыл лицо руками.

Я практически видел в центре тесного кабинета рояль и длинные каштановые волосы, развивающиеся в ритме мелодии - однако, это была только короткая иллюзия. В одном из тёмных углов комнаты громоздилась только барабанная установка. Перед мини-усилителем слева, была чья-то спина с заплетенными черными волосами.

Кагуразака-сенпай сидела на круглом стуле и слушала фортепиано, обхватив динамик. В комнате стояла жара, из-за того, что она не включила кондиционер.

Эта...Эта песня...

- ...Хмм? Доброе утро, мои дорогие товарищи.

Сенпай поприветствовала нас с улыбкой, несмотря на то, что выглядела уставшей. Чиаки пихнула ошеломленного меня, и зашла в комнату, и села на стул за барабанной установкой.

- Сенпай, ты в порядке? Ты что-то неважно выглядишь...

- Ммм. Я слушала эту песню всю ночь, не сомкнув глаз. У меня абсолютно нет времени расслабляться и отдыхать!

Тогда может просто перестанешь безостановочно слушать её? Зайдя в кабинет, я закрыл дверь, после чего включил кондиционер.

- Что это за песня? Она просто потрясающая... Это действительно играет человек?

Это действительно играет человек. Я смог определить это, один раз услышав - человек, играющий это, не кто иной, как Мафуйу.

Сенпай прижала лицо к динамикам и продолжила молча слушать. Поэтому я ответил за неё:

- Эта композиция называется "Исламей"[1]. Сложнейшее в мире произведение для фортепиано.

- Понятно...

Но это действительно играет Мафуйу? Я не помню, чтобы она выпускала эту песню ранее.

- Она сыграна Мафуйу, так? Где ты достала запись?

- Молодой человек, ты действительно смог сразу распознать, что это произведение сыграно Мафуйу!

Потому что никто больше не будет играть в этой манере! Это не самая быстрая версия "Исламей", которую я слушал, но... В любом случае, она позволяла слушателям четко расслышать часть, где левая рука играет ноты, которые бегали вверх-вниз по звуковой дорожке, и в тоже время безупречно поддерживала темп, все же, "Исламей" - это танцевальная мелодия; её способ игры на самом деле мог быть и правильным.

- Эта запись не издавалась. Я смогла заполучить её, проникнув вчера ночью в дом товарища Эбисавы.

- Какого чёрта ты сделала?!

Это самое настоящее преступление, не так ли?!

- Я не крала её, понятно? Это уже второе проникновение в дом товарища Эбисавы, и в этот раз я смогла успешно найти её комнату. Хотя я не ожидала, что она кинет в меня этой кассетой в приступе ярости. Похоже, ей не нравится, если её видят, когда она слушает произведения для фортепиано, так что я ничего не сказала и сбежала от туда так быстро, как могла.

- Сенпай, тебя точно нужно посадить; я буду приносить тебе тоники, когда буду навещать тебя. - глаза Чиаки были влажными.

- Спасибо. Тебе нельзя ни в кого влюбляться, пока я буду отбывать свой срок, хорошо?

- Ммм!

Это совершенно не смешно! Хватит дурачится, или я действительно вызову полицию!

- Эх, молодой человек, ты совершенно не поэтичен...

Это не имеет ничего общего с тем, поэтичный я или нет! Сенпай проигнорировала мои протесты, и взяла гитару, уже подключенную к усилителям. Приглушив гитару ладонью, она начала извлекать аккорды почти беззвучно, и использовала их, чтобы мягко аккомпанировать доносящимся из динамиков нотам, которые раз за разом играла Мафуйу. Это звук, который побуждает ответить после его прослушивания.

"Даммм" - раздался тяжелый звук, следом за ним деликатная и короткая триоль - барабаны Чиаки тоже присоеднились, и она начала с едва слышимых ударов по тарелкам одновременно с малым барабаном. Когда мелодия фортепиано достигала своего пика, гитара сенпай тоже ревела в ответ; что насчет барабанов, они начали отбивать дробь, делая упор на бас-барабане.

Понятно, это звучит как традиционные кавказские танцы - очень страстные, но грубые. Я снял кейс с гитарой с плеч и прислонил его к стене, прежде чем сесть на подушку на полу. Если их не будут прерывать, члены этой группы могут просто играть непрерывно в течение нескольких часов - ну, кроме меня конечно. Но глядя на текущую ситуацию...могу я сказать то же самое и про Мафуйу? Мы говорим о чём-то совсем вне моей компетенции - разве они совершенно не устают?

Не важно. "Исламей", записанный Мафуйу, должен закончится. Я слушал их как в тумане - в произведении немного пропустили медленную часть в середине(эту часть я люблю больше всего), мелодия затем устремилась к концу, после чего началась сначала. С-секундочку? Эта вещь ведь не должна так играться, так?

- Что это? Почему она всё продолжается и продолжается?

Я не мог не прервать их выступление. Чиаки остановилась и посмотрела на меня с красным лицом. Сенпай засмеялась и выключила усилители.

- Я не спала ни мгновения после того, как вчера вернулась домой. Обрезав отрывок и создав сэмпл, я сделала так, чтобы он повторялся безостановочно. Таким образом мы сможем использовать его как дискотечную песню! Темп в выступлениях товарища Эбисавы всегда очень чёткий, что делает его подходящим для таких вещей.

- Просто нормально выспись и прекращай страдать ерундой! Ты просто ужасно выглядишь, понятно?!

- Как я могу спать, если так и не смогла нормально поговорить с товарищем Эбисавой?

Я устало опустился на подушку на полу.

Это означает, что только я один смог поговорить с Мафуйу в тренировочном лагере?

- Так что же нам делать? Осталось меньше недели до нашего дебюта..

Выступление будет в эту субботу. Если так продолжится...

- Товарищ Эбисава даже ещё не репетировала нашу новую песню. В любом случае, давайте сейчас сделаем для нее запись! Эй молодой человек, начинай приготовления!

- ...Хорошо.

 

Мы потратили весь день, чтобы записать эту песню. Так как Мафуйу с нами не было, мы не смогли решить, какую аранжировку сделать у песни. Нам удалось заполнить тридцатиминутную кассету различными вариантами.

- Я передам её, - сказала Чиаки - Это для Мафуйу, так?

- Ты отнесешь её туда? Во дворе пара доберманов, не считая охранников. Я предлагаю тебе воспользоваться более безопасным путем и проникнуть через канализацию, например.

- Разве мы не можем навестить её нормально и открыто?!

- Это карта к концертному залу. У нас репетиция в пятницу, так что не забудьте пригласить её!

Сенпай полностью проигнорировала меня и передала кассету, ноты и план концертного зала Чиаки. Чиаки же уставилась на карту, распечатанную на листе.

- Так...она может даже ни разу не появиться тут до пятницы?

- Ммм...это вполне вероятно.

- Как она может так поступать?!

Забудь о репетиции, она может даже не появиться в день выступления - мы все трое знали о такой возможности, но мы просто старались не упоминать об этом.

Должен ли я пойти с ней? Возможно для Чиаки будет лучше пойти одной...так как, похоже, что это я расстроил Мафуйу. Пока я думал об этом, Чиаки схватила меня за воротник и сказала: "Нао, ты тоже идёшь вместе со мной!"

- Ээ...ммм...

- Ты не хочешь идти?

- У меня такое чувство...она откажется встретиться со мной, если я пойду, вы так не думаете?

- Почему?

- Кажется, что я разозлил её или что-то в этом роде... Так что она наверное теперь ненавидит меня.

- Сенпай, можно я его ударю? - Чиаки повернулась к сенпай спросить её мнения по этому вопросу.

- Если бы тупость можно было вылечить хорошими тумаками, то все психологи в мире остались бы без работы. Прекращай попросту сотрясать воздух и идите уже. У тебя тоже есть оправдание, чтобы встретиться с товарищем Эбисавой, разве нет?

Сенпай бросила взгляд в угол комнаты. Я проследил за её взглядом и посмотрел в том же направлении.

Мой рюкзак лежал на нижней полке, и на нём висел проигрыватель, который я одолжил у Мафуйу. Он так и остался с тех пор, как закончился тренировочный лагерь.

- Да... Полагаю.

Нельзя все оставить как есть. Я пошёл взять рюкзак.

 

Хотя ближайшая к дому Мафуйу станция расположена на окраине города, на ней сходило множество пассажиров. Здесь была развилка, соединяющая JR и частные железные дороги. Перед станцией была дорога, выложенная красным кирпичом, и торговый центр. Я приезжал сюда пару раз за книгами. Однако оживленность на улицах заметно уменьшилась, стоило нам отойти сотню метров от платформы. Дома по сторонам постепенно растворялись в сумерках.

Мы думали, что заблудимся, но напрасно волновались. Дом Мафуйу был невероятно большим, до такой степени, что мы бы нашли его даже без карты.

Сначала я думал, что это парк с хвойными деревьями - но сверив координаты по навигатору в телефоне, Чиаки сказала: "Ммм, это он." Мы наконец-то нашли большие чёрные сводчатые ворота с шипами, затерявшиеся среди деревьев, и за этими воротами было здание, похожее на музей или что-то подобное. Так, значит, Эбичири настолько богат...

- Аа, во дворе действительно собаки! Разве эти доберманы не милые? Гляди, они смотрят в нашу сторону!

Чиаки просунула руку между прутьями решетки и помахала чёрным теням, которые сидели рядом с клумбой. Зачем ты, чёрт возьми, пришла?

Мы нашли домофон с кнопкой звонка, расположенный сбоку у ворот.

- А на нас набросятся собаки, если я нажму эту кнопку? - спросила Чиаки.

- Как такое возможно?!

Но, несмотря на это, мы долгое время не решались нажать на кнопку. Что мы будем делать, если нам ответит Мафуйу? Я психологически не готов к этому, и не знаю что сказать, когда увижу её.

- Ээх! - наконец, нажала Чиаки. Казалось, что тёмные силуэты собак немного двинулись, что заставило меня инстинктивно спрятаться за дверным косяком.

Немного погодя, раздался голос девушки из домофона:

- ...Да? Могу я узнать кто это?

Это... не похоже на Мафуйу. Женский голос звучал гораздо более зрело.

- ...Э-эм, ну...

Чиаки оттолкнула моё лицо в сторону и сказала в домофон:

- Добрый вечер, я Аихара. Я... из старшей школы, в которой учится Мафуйу - мы с ней в одном кружке. Она сегодня не пришла на репетицию. Мы думали, что она плохо себя чувствует и пришли навестить её. У нас так же есть вещи, которые мы хотим ей отдать.

Я был поражён, что Чиаки смогла сказать это спокойным тоном и без малейшей запинки. Она соврала о причине нашего визита, что мы беспокоились о том, что Мафуйу больна, но у нас есть вещи, которые мы хотим ей передать, так что существовала вероятность того, что они всё-таки позволят нам войти. Чиаки, наверное, придумывает всё на ходу - и что касается меня, чем я помог? Мне тоже нужно собраться!

- Пожалуйста, подождите.

Домофон замолк после этих слов.

- Выйдет ли Мафуйу? - пробормотала Чиаки.

- Я не знаю.

С другой стороны, поскольку Чиаки не упомянула моего имени, возможно...

Я сел у основания опорного столба. Хотя солнце уже на половину село за горизонт, асфальт был невероятно горячим.

Вдруг я услышал, что кто-то идёт по газону. Я сразу же встал.

Кто-то шёл через просторный двор к двери. Это была высокая женщина с короткой стрижкой, одетая в серый костюм с длинными брюками. Она похлопала доберманов, подбежавших к ней, и заставила их сесть, после чего подошла к двери.

- Простите за ожидание.

Она молода - наверное между двадцатью пятью и тридцатью годами. Волосы были ровно уложены, и её лицо выглядело чистым и ухоженным. В ушах блестела пара элегантных сережек. Кто она? Родственница Мафуйу? Нет, не похожа.

Женщина вышла через маленькую калитку, расположенную с краю от ворот, и поклонилась Чиаки и мне.

- Я человек, ответственный за повседневную жизнь маэстро Эбисавы и молодой леди. Несмотря на то, что вы оба пришли сюда, моя госпожа не может встретиться с вами.

- Она плохо себя чувствует? - шагнула вперед Чиаки и с беспокойством спросила, сдвинув брови.

- Нет. Моя госпожа велела передать сообщение, что она плохо себя чувствует, но, я боюсь, что это может быть ложью.

Несмотря на обходительную речь, её слова были прямыми и откровенными.

- Маэстро Эбисава слишком сильно опекал молодую госпожу, из-за чего она никого не слушает, когда начинает капризничать. Я должна извиниться перед вами за поведение моей госпожи. Если вы хотите что-то передать ей, можете это сделать через меня.

Как мы должны ответить ей, когда она говорит в такой официальной и серьёзной манере? Но пока я раздумывал над ответом, Чиаки уже передала женщине листовку концертного зала, ноты новой песни и кассету.

- Это всё? Она ничего больше не сказала?

От тона Чиаки казалось, что она сейчас вцепится в женщину.

- Нет. Совершенно ничего.

- Вы сообщили ей моё имя, так?

- Да. Я сказала госпоже, что мисс Аихара и мужчина пришли навестить её.

Она не сказала ей моё имя - Мафуйу поняла, что это я? Опять же, я не думаю, что какой-то другой парень пришёл бы навестить её, так? А это значит...что она действительно не хочет меня видеть?

- По крайней мере Мафуйу сама могла бы сказать это через домофон, так? - отказывалась сдаваться Чиаки.

- Моя госпожа не собирается покидать комнату.

- Тогда мы будем общаться с ней при помощи бумаги и ручки! Пожалуйста, будьте нашим посыльным!

- Хватит, Чиаки.

Я схватил Чиаки за плечи и оттащил назад, прежде чем она продолжит доставлять ещё больше неприятностей женщине. Затем я поклонился и извинился.

- Я очень сожалею. Эм...у нас нет выбора кроме, как попросить вас передать ей эти вещи. И также, пожалуйста, сообщите ей, что в пятницу будет репетиция. Скажите ей придти в место, указанное на карте к трём часам.

- Хорошо. Я слово в слово передам это госпоже.

Ни намека на улыбку в ответ - что за странный человек. Чиаки же крепко схватилась за мою руку и тихо скулила, прямо как собака... Просто сдайся уже!

Только я собрался пойти к станции, таща за собой Чиаки..

- Пожалуйста, подождите секундочку.

Я обернулся на оклик и увидел, как женщина быстро идёт к нам.

- Может ли быть так, что вы - Хикава Наоми-сан?

- ...Ээ? Да. Это я.

Чиаки посмотрела на меня в недоумении, а затем на женщину.

- Понятно. Я извиняюсь, что неожиданно окликнула вас. Госпожа постоянно рассказывает о вас, Хикава-сан.

Мафуйу... постоянно рассказывает обо мне? Ммм, кажется Эбичири говорил тоже что-то похожее, но это действительно правда?

- ...Она постоянно говорит обо мне?

- Да. Все время твердит, что вы тугодум, болтун и ненадежный. Она сама не своя, когда находится рядом с вами.

Она точно не стесняется в выражениях!

- Да, это действительно так! - вставила Чиаки.

- Однако она часто говорит об отце "ненадёжный" тоже. Поэтому, я думаю - это её способ показать, как вы оба ей дороги.

- Хаа...?

Нет, стойте, не надо говорить это, чтобы просто утешить меня, ладно? В любом случае, я просто...

Пока я стоял, поникший духом, женщина неожиданно протянула мне свою визитку.

- Простите, что не представилась раньше. Меня зовут Мацумура. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне по всем вопросам, связанным с молодой госпожой. Честно сказать, я не совсем уверена, как должна общаться со своей госпожой. Я буду более уверена в этом, если у меня будет возможность общаться с Хикавой-сан и его одноклассниками.

Мацумара-сан продолжала говорить с нами тем же безэмоциональным лицом и твёрдым голосом. Она дала визитку и Чиаки.

На визитке ничего не было написано о её должности или названии компании - только её имя "Мацумара Хитоми" и её телефонный номер. Если она хотела представится с помощью визитки, то информации для этого тут явно не хватает, да?

- Приятно познакомиться с вами обоими.

Мацумара-сан снова поклонилась, после чего направилась обратно в особняк.

- ...Какой странный человек.

Пробормотала Чиаки, засовывая визитку в карман.

- Но она наверное обучалась боевым искусствам или чему-то похожему.

- С чего ты взяла?

- Ммм, потому что её центр тяжести не смещался, когда она шла. Наверное она личный телохранитель Мафуйу?

В любом случае, хорошо, что я могу с кем-то связаться, и я может даже смогу получить информацию о Мафуйу. Однако до нашего выступления только шесть дней. Неужели не осталось других способов?

- Так помимо двух доберманов, нам ещё придется победить и эту женщину прежде, чем мы сможем увидеть Мафуйу?

Чиаки произнесла тихими голосом нечто очень опасное.

- Ааа... С меня достаточно! Я прорвусь в лобовую!

Чиаки обернулась. Я быстро схватил её за плечи, чтобы не позволить ей пойти в особняк.

- Отпусти меня! Я элита первого дана дзюдо[2], так что проблем не будет!

- Ни за что!

Хорошо обученные доберманы - самые сильные живые существа на планете!

- Но Мафуйу в самом деле переборщила!

Чиаки вдруг неожиданно схватила меня за воротник, просунула свою ногу между моими и кинула меня на землю. Я сильно приложился задницей о землю. Больно...

Когда я поднял голову, то увидел на лице Чиаки серьезное выражение со слезами на глазах.

- Мы - одна группа! Услышать двойное глушение ладонью или четыре удара по хай-хэту - это всё, что требовалось Мафуйу и мне, чтобы понять, что другой участник собирается делать дальше, и такое взаимопонимание появилось у нас всего за один месяц! Если захотим, мы можем даже репетировать безостановочно по пять-шесть часов подряд, и тем не менее Мафуйу...

Чиаки упала на колени, чтобы ударить меня по плечам - но это был очень слабый удар.

- Мафуйу думает только о Нао! Разве...разве это не нечестно по отношению к нам?!

Она думает только обо мне.

Тело Чиаки внезапно расслабилось. Я ухватил её за плечи, чтобы она не упала на меня.

Всё, о чём думает Мафуйу - это я? Это действительно правда? Возможно, это так. На самом деле это просто проблема между Мафуйу и мной, но каким-то образом оно переросло в нечто, из-за чего feketerigó потеряла свою правую руку, и, как следствие, теперь на грани краха - жестокую судьбу Кагуразака-сенпай не изменить.

Это очень...печально.

- ...Прости.

Сказала Чиаки с низко наклоненной головой, и в тот же миг встала, опираясь на мои плечи...она всё ещё плачет?

- Всё хорошо. Я не плачу.

Чиаки пылко покачала головой. Она оставила меня одного и пошла назад к станции. Я быстро догнал её, но сомневался стоит ли идти с ней рядом.

- Чиаки, ты в порядке?

- Я в норме. У меня первый дан в дзюдо, так что я очень сильная.

Это тут совершенно не при чём, да? Голос Чиаки был неестественно весёлым. Она ускорилась, чтобы идти на пол шага впереди, но не оборачивалась, в результате чего я не мог продолжить наш разговор.

 

Мафуйу не пришла в кабинет музыки и на следующий день. Чиаки и Кагуразака-сенпай активно обсуждали песни, которые мы будем петь в день выступления и в чём будем выступать на сцене. Однако они ни словом не обмолвились о Мафуйу.

"Я хочу сделать футболки с feketerigó. Штук десять."

- Это будет глупо выглядеть, если все на сцене будут одеты в одинаковые футболки, да?

- Я буду единственной, кто оденет её. Остальные члены группы получат по одной. А оставшиеся я продам по четыре тысячи йен за штуку.

- Звучит заманчиво. Давай для начала придумаем логотип.

Я сел в углу комнаты обняв бас-гитару, и смотрел на Чиаки и сенпай издали, пока они пытались с необъяснимым энтузиазмом придумать логотип. Это имя придумала Мафуйу, так как они могут говорить об этом, ничего не чувствуя?

В следующий миг они обе неожиданно притихли. Они с тоской посмотрели на усилители справа, рядом со входом - место, где всегда стояла Мафуйу, и от этого в груди стало больно.

Понятно. Причина по которой они обе не прикасаются к инструментам, а только разговаривают, потому...

Потому что музыка появляется только когда мы вместе. Всё, что нужно сделать семпай - просто подмигнуть и затем Чиаки крутанет своими барабанными палочками. Мафуйу приподнимет веки и взглянет на струны. Далее, репетиция начнется и будет течь и течь, как будто времени не существует.

И я израсходую все силы, пытаясь не отставать.

Если Мафуйу не появится во время репетиции и концерта, тогда что нам делать? Отсутствие члена группы это не ерунда: четыре минус один равняется трём, но для группы это равняется нулю. Понимает ли это Мафуйу?

Я не мог не посмотреть на сенпай. Придумает ли она что-нибудь, как обычно? Так как она всегда сеет какие-то странные семена в местах, о которых я бы никогда не подумал.

И когда сенпай заметила, что я смотрю на неё, она немного улыбнулась и помахала мне.

Я подвинул стул к барабанной установке, и сел.

- Да?

- Я хочу сделать заявление - в этот раз я ничего делать не буду.

- Ээ...?

Чиаки посмотрела на меня, а затем на сенпай с тревожным выражением лица.

- Эмм...

Она собирается упомянуть о Мафуйу, да? Но почему-то сейчас мне трудно произнести её имя.

- На это есть две причины. Первая, если товарищ Эбисава никогда больше не появится здесь, тогда я окажусь в выигрыше. Хотя эта победа будет беспросветно печальной и пустой.

- В чём же ты выиграешь?

- По правде, это не тот результат, который я бы хотела. Моя победа не должна основываться на чужих потерях. Но не похоже, что у меня есть выбор. Пусть я революционер и музыкант, в то же время я ещё и влюблённая девушка.

О чём чёрт возьми она говорит? Пока я был сбит с толку, Чиаки взяла барабанную палочку и направила её в грудь сенпай.

- Сенпай, у тебя слишком много романов!

- Я ничего не могу поделать с этим, такой уж я родилась! Романтика - это восемьдесят процентов меня!

- А оставшиеся двадцать?

- Тридцать процентов - похоть, а десять процентов - мимолетные увлечения.

- Это всё одно и тоже, не так ли?!

- ... Но это больше, чем 20 процентов, да?

- А вторая причина - это не моя битва.

Не игнорируй мой вопрос, возвращаясь к изначальной теме когда пожелаешь!

- Если мне нужна победа, я приложу все усилия, чтобы посеять семена вероятностей, где только возможно, и буду ждать прихода весны. Однако, в этот раз - это твоя битва. Как и раньше, я не прочь протянуть руку помощи, если она тебе потребуется. Но, я не буду активно этим заниматься.

Я перевел взгляд с коленей сенпай на пол.

- ...Так как я не поэтичный человек, пожалуйста можешь сказать это простыми словами, которые я пойму?

На самом деле, у меня были только догадки о том, что сенпай пыталась сказать.

Это наверняка что-то ожидаемое, и важное. Сенпай твёрдо положила руки мне на плечи и сказала:

- Сам думай.

Слова сенпай пронзили всё моё тело с головы до ног.

Я медленно кивнул.

 

- Малыш Нао, я уже закончил со статьями! Поторопись и приготовь мне поесть! Я хочу что-нибудь изысканное!

Дойдя до дома, я увидел Тэцуро бегущего к двери. Казалось, что он сейчас набросится на меня, и я снял ботинок и запустил в него на всякий случай.

- Этого не хватит, чтобы усмирить моё чувство радости!

Увертюра "Сон в летнюю ночь" Мендельсона громко ревела из гостиной. Тэцуро всегда слушает эту песню, закончив писать какую-нибудь крупную статью. Так как издатель вчера похитил и посадил его под замок, чтобы заставить его написать свои статьи, у него были тёмные круги под глазами и щетина.

- ...Ты хорошо питался?

- Эти люди поместили меня под домашний арест, и они запретили мне заказывать еду в номер! Меня заставляли кушать разогретый в микроволновке рис с крабовым мясом.

- Оо, правда? Тогда я приготовлю сегодня на обед жареный рис без крабового мяса.

- Я аж прослезился от твоей доброты, Нао!

- Тогда солить тоже не буду.

- Почему ты никогда не говоришь ничего, кроме подобных грубых слов? Какую школу жизни ты прошёл, что с тобой стало так трудно ладить? Я очень хочу посмотреть на человека, который сделал тебя таким!

- Этот человек ни кто иной, как ты!

Сначала я хотел притащить его к зеркалу перед умывальником, но слишком большая трата сил, так что я бросил эту затею.

Пока я готовил обед на кухне, серия из зала перешла в знаменитый свадебный марш, от чего мне очень сильно захотелось умереть. Какого чёрта я должен слушать такие радостные песни с Тэцуро, когда я в таком плохом настроении?! Почему?! Поспеши уже перейти к похоронному маршу!

- Почему ты подаёшь Kimchi jjigae[3] несмотря на жаркую погоду? - пожаловался Тэцуро, когда увидел что я сварил.

Молчал бы лучше. Потому что легко готовится, вот почему!

- Не ешь, если не нравится! - я свирепо уставился на Тэцуро, накладывая себе рис. Он уже набил свою чашку жаренным тофу и говяжьим огузком, и отправлял их в рот гигантскими порциями. Я ничего не могу с ним поделать. Хотя, меня всегда интересовало - этот человек всегда запивает еду саке... у него всё нормально с чувством вкуса?

- Ты мой ребенок и Мисако, так почему Нао так хорошо готовит?

- Это потому, что вы оба не умеете готовить!

Я иногда беспокоюсь, может ли Мисако нормально жить одна.

- Ах, неужели? Понятно, значит вот оно как. Ну ну, я на мгновение забеспокоился, действительно ли ты мой ребенок.

- Иногда я тоже задумываюсь, твой я ребёнок или нет!

- Не волнуйся. Это не твоя вина.

- Да, это все твоя вина, Тэцуро!

Я понятия не имел, почему нёс чушь вместе с ним.

После того, как он выпил саке, Тэцуро начал пить виски, заедая его тушёными овощами со дна кастрюли.

- Опять таки, не то чтобы Мисако и я порвали отношения из-за того, что мы изменяли друг другу, так что ты не должен быть ребёнком от другого мужчины.

Почему, чёрт возьми, он говорит это перед своим сыном?

- Раньше мы сильно любили друг друга! Я имею ввиду, сам знаешь, на меня нельзя положиться, я не умею читать настроение других. И так получилось, что у Мисако не было скрытых мотивов за её действиями, так что мы были честны друг с другом.

- Правда? Это хорошо.

- И, так как ты очень похож на меня, тебе бессмысленно даже пытаться решить проблемы с женщинами! Брось это!

- Я и не пытаюсь...

- Но ты совсем ничего не рассказал о тренировочном лагере! Ты бы точно не стал ничего говорить, если бы я начал выведывать - но в этот раз я ничего не спрашивал! Так как ты ничего не сказал мне, это означает, что ты сделал что-то, что не можешь сказать отцу, так? Проклятый засранец, ты же отправился на виллу около пляжа с тремя красивыми девушками на три дня и две ночи! Почему ты не взял меня с собой? Половое воспитание должно продолжаться всё время до того, как тебе исполнится восемнадцать!

Я вылил воду на голову Тэцуро, и это успокоило его. Этот пройдоха иногда блещет невероятной проницательностью. Это так раздражает.

У меня не было аппетита, так что Тэцуро умял кастрюлю <--горшок?--> Kimchi jjigae (рассчитанную на троих) практически в одиночку. Помыв посуду, я взял стакан пшеничного чая и пошёл в гостиную. Тэцуро распластался на диване, прижав к себе бутылку виски. Он неожиданно спросил:

- ...Эй, ты знаешь, что сказала мне Мисако, когда решила развестись со мной?

- Почему ты ни с того ни с сего заговорил об этом? Откуда мне знать?!

Мне тогда было шесть, так что я не замечал события, не относящиеся напрямую ко мне.

- Она вообще ничего не сказала. И я ничего не сказал.

В редких случаях, когда в гостиной не играла музыка, слова Тэцуро повисали в воздухе. Он зарылся глубоко в диван напротив меня, и продолжил смотреть на капли воды на поверхности стакана.

- Мисако сказала, что она не желает, чтобы ты слышал, как мы говорим о таких вещах, так что в итоге мы ничего не сказали. В тот день, я лежал на диване и слушал Мендельсона, как и чуть ранее сегодня. Свадебный марш играл, когда Мисако вернулась домой с работы. В тот момент как будто электрический разряд прошиб нас, и мы сразу поняли друг друга.

Тон Тэцуро был слишком серьёзным, чтобы это была одна из его пьяных шуток.

- И на следующее утро ситуация была "Ты уже подписал его?" "Тогда я отнесу его в районное отделение" - прямо вот так. Это была бы чудесная сцена, если бы это была наша свадьба, но, к несчастью, это относилось к нашему разводу. Ахаха!

Это совершенно не смешно...и вы оба не подумали, что будет со мной? Хотя ничего другого я и не ожидал.

- Многие чувства... нельзя выразить одними только словами.

Эти слова Тэцуро заставили меня поднять голову.

- По работе я сталкиваюсь и нахожу подтверждение этому каждый день. Эти люди родились на другой стороне земного шара около двух-трёх сотен лет назад, и их жизни были абсолютно отличны от наших - и тем не менее, музыка, которую они написали, до сих пор трогает наши сердца. Ты никогда не преуспеешь, если просто скажешь, что у тебя на уме, потому, что силы слов не достаточно, чтобы описать то, что у нас на сердце. Ничего себе, не ожидал от себя таких слов! Надо написать их в своей следующей статье.

- Ты просто скопировал лирику Chage and Aska![4]

- Кого это волнует, сейчас у меня нет девушки, в которую я был бы влюблен! Но, если бы я встретил девушку, которая не говорит ничего, прямо как Мисако - я наверное немного бы завидовал Нао, так как у него всё ещё есть шанс что-нибудь сделать.

Шанс что-нибудь сделать...говоришь? Это значит, что я больше не из тех, кто просто всё принимает и отвечает критикой в ответ? Но что это меняет? Что я могу донести до Мафуйу в моём текущем состоянии?

Только я собирался возразить этим Тэцуро, как он уже захрапел.

 

После ванны я вернулся в спальню и сел рядом с кроватью. На столе был сотовый, и рядом с телефоном лежал диктофон, который я одолжил у Мафуйу.

Я тогда не отдал диктофон Мацумуре-сан. Я не смог.

Я чувствовал, что если попрошу кого-нибудь отдать его Мафуйу, тогда между мной и Мафуйу больше не будет связи.

Но когда я должен вернуть ей его? Так как я взял его и не могу вернуть, разве это не доказывает, что я просто бесполезный человек?

Многие чувства нельзя выразить одними только словами.

Вот что сказал Тэцуро. И это вполне может быть - многие вещи действительно нельзя передать словами. Но почему это должно было случиться именно сейчас? У нас осталось меньше недели до живого выступления!

Я взял сотовый и позвонил Мафуйу. После трех гудков мне ответил автоответчик. Я неожиданно почувствовал приток гнева, когда услышал механический голос, который просил оставить сообщение.

- ...Мафуйу? Это я. Ты не должна забывать, что диктофон - память о твоей матери - всё ещё у меня. Если ты не придешь на практику, тогда я не знаю, что с ним случится! И еще, на репетицию тебе тоже надо явиться, так что прекрати создавать остальным проблемы! Это всё!

Я повесил трубку, высказав все, что хотел.

Возможно, она не услышала, что я сказал, но я не мог молчать.

Казалось, что моя голова горит. Уже была ночь, но жара на улице всё ещё держалась. Так что я решил лечь спать. Несколько минут спустя я понял, что сказал "диктофон - память о твоей матери", когда оставлял голосовое сообщение. Я катался по деревянному полу и мне хотелось умереть. Её мать же еще не умерла! Как я мог сказать что-то подобное?!

  1. Перейти ↑ Милий Алексеевич Балакирев – Исламей
  2. Перейти ↑ "Дан", используется для определения уровня подготовки дзюдоиста-мастера. Для учеников используется "Кю". Так что первый дан - это отнюдь не новичок. Прим.ред.
  3. Перейти ↑ Острый корейский суп
  4. Перейти ↑ Популярный в 80-е японский дуэт. К сожалению, конкретное название песни не известно

Песня Дрозда

Концертный зал, в котором мы должны были выступать, находился в соседнем городе. Он располагается в центре тихого жилого района.

Если добираться туда на поезде, то придется делать пересадку и очень долго ехать, поэтому я решил прокатиться на велосипеде. Была пятница и небо было затянуто тёмными тучами, а также сегодня у нас репетиция за день перед выступлением.

Пока я ехал по дороге рядом с национальным шоссе, ведущим за город, я видел старые дома выстроенные в ряд, вместе со складами "People's Association" и т.д. Что касается здания, в котором располагался концертный зал, все этажи, начиная со второго, занимали квартиры, а первый был забит офисами. Огромная доска объявлений на входе была обклеена рекламой и всевозможными видами постеров. На небольшой доске на треножнике мелками разных цветов была расписана ночная программа.

На небольшой вывеске концертного зала было напечатано название магазина - "Яркий" - белым курсивом.

Кстати говоря, хотя он располагался в таком отдаленном месте, "Яркий" довольно знаменит. Я слышал, что немало групп и их фанатов специально приезжают сюда из Токио, чтобы посетить это место.

К трем часам я приехал в "Яркий", и солнце всё ещё высоко светило надо мной. Однако, несколько больших машин уже были припаркованы на гравийной площадке рядом со зданием. Несколько молодых людей слонялись рядом со входом в подвал. Судя по их прическам и одежде, это не обычные прохожие.

Я заметил знакомое лицо среди этих людей и вздохнул с облегчением. Хироши был одет в чёрную жилетку, которая подчеркивала хорошо тренированное тело, и позволяла людям легче замечать татуировку хамелеона у него на руке.

Рядом с Хироши стоял парень с длинными волосами. В зубах он держал незажжённую сигарету, а бандана на его голове почти закрывала глаза. Силуэт человека с гитарой на спине создавал ауру опасности вокруг него; кажется раньше я уже где-то видел его.

- Йо! Ты уже тут. Кйоко уже в подвале.

Хироши тоже заметил меня и подозвал, махнув рукой. Слава богу он сделал это, иначе у меня не хватило бы мужества самому зайти туда. Я втянул шею и медленно поплёлся в сторону Хироши, пытаясь не столкнуться с другими рокерами. Тогда он неожиданно указал на человека рядом с ним и сказал:

- Это Фурукава. Он наш вокалист.

- Эй ты, наверное, ухмыляешься про себя каждый раз, когда называешь меня вокалистом, да? Кончай отпускать по меня дурацкие шутки о том, что я смешной вокалист, понятно?

Длинноволосый сказал это тоном, не похожим на шутку, и он даже толкнул Хироши в плечо.

- Ну, это нормально, потому, что я тоже смешной гитарист!

- Пасть закрой.

Ах... может ли этот человек быть...?

- Извините, возможно ли, что вы... ТАЙСЕЙ?

Это объясняет, почему он показался мне знакомым - он появлялся в журнале, для которого я писал статьи. Это очень серьёзный журнал о классической музыке, так что в нём редко публикуют интервью с гитаристами рок-групп. Это и была причина, по которой он произвел на меня сильное впечатление.

- Этим именем я прикрываюсь как один из Melancholy Chameleon. Сейчас зови меня Фурукавой, - ТАЙСЕЙ, нет, стоп, Фурукава мрачно уставился на меня.

- Эй, ты ничего не знаешь обо мне, так откуда ты знаешь Фурукаву?

- Ээ? Аа, потому что журнал "Друзья музыкантов" однажды опубликовал статью о нём...

- Это журнал о классической музыке, так? Ах, кажется ты что-то говорил об этом раньше? Разве не здорово, Тайсей? У тебя появился фанат из другого жанра музыки!

- Просто заткнись уже. Не пора ли нам войти?

Фурукава спустился вниз по лестнице. Я остановил Хироши, когда он собирался последовать за Фурукавой.

- ... Эм, Мафуйу пришла?

- Хмм?

- Та полуяпонка...

- Аа! Ты имеешь в виду ту наикрасивейшую девушку? Которая всегда злится? Она еще не пришла!

- ... Понятно...

Я не мог не поднять голову и не посмотреть на мрачное небо спускаясь вниз по лестнице. Я было впал в прострацию на некоторое время.

Мафуйу не пришла ни на одну репетицию в школе, и она не отвечала на наши звонки. Значит...она и сегодня не придёт?

- Ты поссорился с этой девушкой?

Пока мы спускались по лестнице, Хироши неожиданно остановился и, обернувшись, задал этот вопрос. Татуировка хамелеона, шокировавшая меня, ярко блестела перед моими глазами.

- ... Ээ? Ну...мы не совсем поссорились...

- Понятно. Тогда могу я подкатить к Кйоко, пока ты сомневаешься?

- Ааа...?

Я оступился и чуть не скатился вниз по лестнице. Я быстро восстановил равновесие ухватившись за стену. Услышав приближающийся топот шагов у меня за спиной, я близко пододвинулся к лицу Хироши и тихо спросил:

- Что ты имеешь ввиду? Откуда такой внезапный вопрос?

- Ничего особенного. Я думал будет лучше, если я сначала уточню кое-что.

- Но почему ты уточняешь у меня? Кстати, эм... какие у тебя отношения с сенпай?

- Хмм? Сколько тебе лет? Тебе же еще нет восемнадцати, так?

- Я только на первом году обучения в старшей школе.

- Ммм...тогда я ещё не могу сказать тебе этого. Стань старше, прежде чем задать мне этот вопрос!

Так какие же у них отношения? Теперь мне действительно любопытно.

После прерванного разговора мы спустились по длинной лестнице, и перед нами предстала крепкая звуконепроницаемая стена. Это напомнило мне, что это первый раз, когда я нахожусь в концертном зале, поэтому я очень волновался.

Я последовал за Хироши и протиснулся через тяжелые двери заведения. Жгучая смесь запахов сигаретного дыма, пота и алкоголя ударила мне в нос.

Несмотря на то, что место было просторным, мне было тяжело дышать. Рядом с дверью было несколько круглых столов со стульями разбросанными рядом, а дальше была многое повидавшая барная стойка, над которой висело несколько фиолетовых и красных неоновых огней. Слева от меня была бетонная стена, а далее расположилась сцена. Похоже, что они проверяли освещение, беспощадно слепя Кагуразаку-сенпай, которая, стоя на пустой сцене, ковырялась со своим звуковым процессором. Что касается Чиаки, она помогала нести подставку для микрофона. Обе девушки были одеты в короткие футболки, едва прикрывавшие пупки, и мини юбки. Они довольно беспечны, раз стоят на уровень выше остальных, да в таких нарядах...но это же естественно, да?

- Все члены группы здесь? Что? Ещё нет?

Потный мужчина с банданой на голове пытался докричаться до сенпай с другой стороны сцены. Похоже он отвечал за аудио оборудование. Я быстро подбежал к краю сцены.

- Молодой человек, ты видел её, когда был наверху?

Задав вопрос, сенпай продолжила сосредоточенно смотреть на свои занятые настройкой пальцы. Она, должно быть, спрашивает о Мафуйу. Я молча покачал головой.

- Понятно.

Ответ сенпай был довольно безразличен.

Однако, Чиаки подбежала в спешке.

- Мафуйу всё ещё нет? Я позвоню ей.

- Аа, позволь мне это сделать.

Настройка барабанной установки наверное, займет больше всего времени, так? С этими мыслями я сунул ей бас-гитару и вытащил телефон, направившись к выходу. Я поднялся по винтовой лестнице обратно на поверхность, и наконец почувствовал, что снова могу дышать.

Но, несмотря на мои многочисленные звонки, Мафуйу так и не ответила. Я не знаю, было ли это из-за моих опрометчивых слов в голосовом сообщении, которое сделало только хуже, но в этот раз голосовая почта была отключена. Рука, державшая телефон, дрожала, и короткие гудки отдавали в горле, как будто я глотал стеклянные шарики.

Она в самом деле не собирается приходить, ничего не объяснив? Хотя я не знал, на что она злится, но... хватит уже!

Что сенпай и Чиаки подумают об этом...

Кое-что неожиданно пришло мне в голову. Я открыл свой бумажник и достал из него визитку и сделал еще один звонок с телефона; от волнения я даже несколько раз нажал не на те цифры.

- ... Да? Мацумура слушает.

Этот голос звучал холодно, как лёд. Эта женщина сказала, что она заботится о Мафуйу. Я вспомнил роскошный особняк, где живет Мафуйу с этими свирепыми на вид доберманами, и несознательно вытер пот с рук о джинсы.

- Э-эм, я Хикава, человек, который посещал поместье пару дней назад.

- Точно. Я извиняюсь за то, что произошло тогда. Могу я задать вопрос: это касается молодой госпожи?

- Д-да. Могу я узнать, у Мафуйу... Мафуйу-сан... Ну, сегодня репетиция...

- Моя госпожа сидела перед входной дверью с гитарой в полдень. Я не могла видеть её в таком состоянии, так что вернула её обратно домой...

- Ээ? То-тогда где она сейчас?

- Он заперлась в комнате и отказывается выходить.

Я был ошеломлен некоторое время. Затем я упал на задницу, тяжело вздохнув.

Так она...собиралась придти? И что, я теперь могу успокоиться?

- Это означает...что она не сможет прийти сегодня?

- Сможет, если я выбью дверь и притащу её, заковав в наручники.

- Э-это не нужно. Пожалуйста, не делайте этого.

Эй...можете не говорить такие страшные вещи в такой спокойной манере?

- Извините, что спрашиваю, но завтра выступление группы?

- Хмм? Да.

- В таком случае...

Мацумура-сан остановилась на мгновение, будто задумавшись, что ей сказать в следующем предложении.

- Я очень извиняюсь, но могу я попросить вас зайти забрать мою госпожу. Я постараюсь придумать способ её принудить.

Принудить? Она даже не собирается попытаться уговорить её? Почему-то кажется, что она в самом деле может связать Мафуйу верёвками или сделать что-то подобное. Пугает.

Что означает... это моя обязанность убедить Мафуйу?

- ... Хорошо. Пожалуйста, сделайте это.

 

- И это означает, что сегодня мы будем репетировать только втроем.

Я вернулся в подвал и рассказал им о разговоре по телефону. Сенпай отреагировала довольно спокойно. А что касается Чиаки, она стояла напротив барабанной установки и выглядела так, будто что-то застряло в её горле.

Вокруг сцены было много персонала: рабочие "Яркого" в синих униформах, члены группы Хироши, а также ещё одна группа выступающих, члены которой были немного старше остальных. Все были заняты обеспечением оптимальной работы свето- и звуко- систем. Несмотря на кондиционер, место было наполнено нестерпимым жаром, который заставлял потеть каждого, даже если он просто стоял не двигаясь.

- Молодой человек, у нас не так много времени, так что давайте начнем подготовку! После нас ещё есть люди, которые будут репетировать на сцене, так что прекрати болтаться без дела!

Я кивнул и надел на лицо выражение, будто я проглотил что-то горькое. Затем я взял свою бас-гитару со стойки.

Мафуйу здесь нет, и у меня не было ни малейшего понятия где я должен стоять на этой сцене. Когда мы практиковались вчетвером, сенпай всегда вставала перед Чиаки. Я вставал слева, а Мафуйу справа - вот, как должно было быть.

- Начнем с барабанов. Быстрее!

Закричал член бригады звуковых эффектов через PA систему. Чиаки начала выстукивать ногой медленный набор из шестнадцати ударов, который заставил меня сосредоточится на музыке.

 

- Ты должно быть шутишь! Вы хотите, чтобы группа такого уровня открывала концерт?

Мы услышали возмущенные вопли как только закончили репетицию третьей песни. Я подскочил от испуга и обернулся посмотреть на вход в холл, который располагался слева от сцены. Фурукава кричал на Хироши.

Открывать концерт - что означает, он про нас. Мы ему чем-то не понравились? Весь персонал держался на расстоянии и смотрел на обоих с обеспокоенными выражениями на лицах.

- Я уже объяснил, это потому что кое-кто отсутствует, понял?

- Что это за дерьмовое оправдание? Мы говорим о репетиции, и её здесь нет!? Эй! Кйоко!

Фурукава оттолкнул Хироши в сторону и взобрался на сцену. Я рефлекторно отступил назад и чуть на запутался в проводах на полу.

- Я уже говорил это раньше, так? Меня не волнует, что это твоя группа, но если я буду не удовлетворен твоим выступлением во время репетиции, тогда тебя не будет на сцене. Или ты думаешь, что можешь выступить абы как, только потому, что это рядовой концерт?

Фурукава накинулся как бешеная собака. Если наше выступление сегодня будет неудовлетворительным, нам не позволят подняться на сцену - так они договорились об этом заранее?

- Да, я согласилась на это... - сенпай положила гитару и вытерла пот, прежде, чем продолжить, - Ну и? Чего ты хочешь?

- Ничего! Мы всё ещё могли бы шутить об этом, если бы вам не хватало только звучания, но тут дело не только в этом! Вы как будто специально всё портите!

- Больше всего я люблю Тайсея!.. Потому что ты всегда говоришь правду.

- Не пытайся отшутиться!

Фурукава показал указательным пальцем на грудь сенпай.

- С твоими навыками, ты ведь сможешь прикрыть отсутствующего человека во время репетиции, так? Но ты просто лениво играешь своё соло!

- Человек, которого нет сегодня, точно будет здесь завтра.

- Вы, ребята, поссорились, так? Я только что узнал об этом. Что вы будете делать, если она не придет завтра? Так как сейчас её здесь нет, ты должна была подниматься на сцену, рассчитывая, что завтра её тут не будет!

- Ни за что.

Сенпай сильно оттолкнула Фурукаву. Я чувствовал, что Хироши, стоявший позади меня, заставлял себя сдерживать слова, вот-вот готовые сорваться с губ. Это относилось и ко мне тоже - я не мог совершенно ни чего сказать.

- Я даже не хочу рассматривать возможность, что она не придет завтра.

- Что ты сказала...?

- Так что...хотя я подставлю Хироши, мы не выйдем на сцену, если она завтра не придет.

- Эй! Кйоко! Не торопись так...

Фурукава повернул голову и прервал Хироши:

- Хироши, не встревай! - затем он повернулся обратно к сенпай, - Раз ты так поставила вопрос - ладно! Просто продолжай свою дерьмовую репетицию, как хочешь! Я на время выйду, так как у меня нет желания слушать что-то, от чего мои уши вянут! Скажите, когда вы закончите!

Затем Фурукава растолкал зрителей и прошёл через зал огромными шагами. Затем он толкнул звуконепроницаемую дверь плечом и вышел из помещения.

Тяжелое молчание продолжалось долгое время.

- ... Сенпай... - выдавила Чиаки из-за барабанов.

- Извините, я всегда решаю всё сама... Но согласны ли вы, ребята, выступить на моих условиях?

Чиаки посмотрела на меня, но у меня не было мужества принять его, так что я склонил голову, глядя на разбросанные провода подо мной. Освещение на рампе слепило меня.

- Простите, но мы бы хотели продолжить нашу репетицию! - прокричала сенпай в сторону PA консоли.

Следующей частью была моя песня, и бас-гитара была ведущей в этой мелодии. Несмотря на это, мои пальцы будто запутались в струнах бас-гитары - они не двигались.

Если Мафуйу действительно не придет завтра...

Я не желал об этом задумываться даже на секунду.

Но она действительно не пришла. Даже после того, как солнце совершило один круг вокруг земли, и время словно перескочило к последний репетиции, которая была в тот же день, что и выступление, Мафуйу не появилась.

 

На следующий день...

Четыре часа дня. Мой телефон зазвонил - это была Чиаки. Я только что приехал в "Яркий" и оставил свой велосипед в углу парковки. Я торопливо вытащил телефон из заднего кармана джинсов.

- Да? Что-то случилось?

Еще до того, как Чиаки заговорила, у меня уже было плохое предчувствие.

- Мафуйу... Говорят... Мафуйу исчезла! - пропыхтела в трубку Чиаки.

- Чт...

Все, что я услышал - это как что-то скользит по штанине моих джинсов. На долгое время в моем мозгу была пустота. Я даже не понял, что мой велосипед упал на землю, и крутящиеся колеса пачкали мою обувь.

- Где ты сейчас? Дома у Мафуйу?

- Ммм. Мне рассказала об этом Мацумура-сан.

Чиаки было поручено забрать Мафуйу из дома. Мы планировали одолжить барабанную установку Хироши для выступления, так что мы попросили Чиаки помочь с перевозкой, и по пути они должны были забрать Мафуйу из дома, ну, по крайней мере так мы планировали.

Но Мафуйу пропала?

- Пропала...что тут творится?

- Похоже...что она снова сбежала из дома.

А, понятно. Сбежала из дома. Снова. Я вдруг понял, что мой мозг был в удивительно спокойном состоянии - так Мафуйу снова исчезла, не сказав ни слова.

Тогда...что нам делать?

- ... Что нам делать?

Чиаки повторила мои мысли голосом, близким к тому, чтобы расплакаться.

- Просто приезжай пока в "Яркий". У Мафуйу дома ты не сможешь что-либо сделать. Хироши и его барабанщик с тобой, так? Им тоже нужно репетировать.

Каким-то образом, мой голос звучал, как из старого проигрывателя.

После того, как звонок прервался, я начал думать, как я должен передать новости сенпай и Фурукаве.

Мафуйу исчезла. Мои слова не достигли её сердца. "Придумай что-нибудь сам" - слова сенпай снова прозвучали у меня в ушах. Но попробовал ли я сделать хоть что-то? Всё, что я делал это смотрел на события со стороны, как и всегда. На самом деле я самый близкий к Мафуйу человек, настолько, что просто вытянув руку, я смогу коснуться её...

 

- Итак, что вы, ребята, собираетесь делать? - спросил Фурукава.

Я спустился в подвал и пересказал содержание звонка Чиаки, Фурукаве и сенпай, которые настраивали баланс микрофонной подставки. Это первое, что я от них услышал. Персонал в синих футболках сновал туда-сюда по сцене, и звуки инструментов струились в горящем воздухе.

Что нам делать? Он в самом деле спрашивает нас, что мы собираемся делать? Почему он задает нам такой вопрос!? Я прекрасно понимал, что я был встревожен и раздражен.

Мафуйу не придет. Ты ещё и спрашиваешь? Давай уже, выгоняй нас со сцены и всё тут! Сенпай, ты тоже! Скажи ему, что мы не сможем выступать сегодня!

Однако, Фурукава ничего не сказал, и просто смотрел на сенпай. Она глянула на него и произнесла:

- До выступления еще три часа.

- Ты сдурела!? - возмутился Фурукава, и я подумал то же самое. Сенпай сдурела?

- У нас запланирована репетиция на сегодня тоже! Что вы будете делать, если она не придет несмотря на то, что вы ждете её? Для нас будет проблематично, если нам в последнюю минуту скажут, что нам придется выйти на сцену раньше!

Тогда уж можешь освободить нас от страданий! Почему ты спрашиваешь: "Что мы будем делать?" Я совсем не понимаю его.

- Тайсей, я знаю это. Но даже так...

Кагуразака-сенпай сильно прижала микрофон к груди. Я услышал резкую отдачу, исходящую из динамиков.

- Я всё равно хочу подождать. Можно? Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы отплатить тебе за доставленные нами проблемы.

- Мы говорим не о том, отплатишь ты нам или нет! Мне наплевать, придет ли последний член группы или нет! Сейчас ты должна быть готова выйти на сцену только втроём, понимаешь? Я могу дать вам больше времени на репетицию, и ничего страшного, если вы захотите изменить песни, которые будете играть! Я совершенно не понимаю, почему ты так упёрта насчет неё!

- Но... Это не только моя группа. Так что я не могу этого сделать.

Я ясно видел страх в глазах сенпай, когда она говорила это. Бесстрашная Кагуразака-сенпай ведёт себя робко? Я с трудом мог в это поверить.

У меня уже было плохое предчувствие на этот счёт ночью в тренировочном лагере. Но даже так, с правдой, представшей прямо перед моими глазами, я был так угнетён, что с трудом дышал.

Человек передо мной - она - постепенно теряла всех своих членов группы из-за таких ситуаций.

И вот почему она сейчас боится потерять Мафуйу. Она боится потерять Feketerigó.

Я не мог видеть сенпай в таком состоянии. Однако я был абсолютно бесполезен...

Неожиданно порыв ветра ворвался в концертный зал. Фурукава и я одновременно обернулись, и увидели несущуюся Чиаки после того как она открыла дверь. Хироши и остальные позади неё несли барабаны, обернутые в ткань.

- Нао, сенпай!

Чиаки подбежала к нам. Её глаза были красными и опухшими от слёз. На её белой футболке с логотипом группы, нарисованным баллончиком с краской, проступили пятна от пота.

- Мафуйу, она о-опять исчезла...

Чиаки больше не могла говорить. Она схватилась за ножки микрофонной подставки, и наклонилась перевести дыхание. Я отчетливо помню её сердитое выражение лица в тот момент. Гитара Мафуйу и барабаны Чиаки были идеально синхронизированы - как руки и ноги человека, или гениальный канон, который продолжается вечно. Тренировочный лагерь ясно появился передо мной.

Но несмотря на всё, Мафуйу исчезла. Не сказав ни слова.

Что за дела? Кто мы для Мафуйу? Все должно было закончиться не так! Мы зашли так далеко, как всё это могло так закончится?

- Хироши, я извиняюсь за впустую потраченную поездку.

Сказала сенпай Хироши, когда увидела, как он перемещает барабанную установку на сцену.

- Ерунда! Но у вас получилось связаться с девушкой?

Чиаки и я оба покачали головой. С того момента, как я проснулся, я звонил Мафуйу раз в час без особой надежды, и всё, что я слышал, это механические ответы "Извините, абонент временно не доступен".

- Товарищ Эбисава...возможно едет сюда... - пробормотала сенпай слабым голосом, который практически был заглушен шумом персонала вокруг нас.

Она действительно в это верит? Почему она не сдается?

- Почему ты всё ещё настаиваешь на этом?

Услышав этот вопрос от Хироши, сенпай печально улыбнулась.

- Потому что Feketerigó группа из четырех.

Я не мог смотреть на её улыбку, так что я отвернулся. Чиаки, всё это время смотревшая на пол, медленно подняла голову.

Тогда я увидел логотип группы, нарисованный у груди на футболке Чиаки.

На ней был маленький черный силуэт птицы, сидевшей на "g" в "Feketerigó".

- Это...

Чиаки выдавила улыбку и протерла глаза, когда заметила мой взгляд.

- Я-я много их сделала. И для Нао... и для Мафуйу тоже.

- ... Птица?

- Ээ? Аа, ты имеешь в виду это? Сенпай сделала её.

Так это действительно силуэт птицы.

Перья от головы до хвоста были черными - кроме желтого на клюве. Я знал эту птицу, но раньше я видел её только на фотографиях. Эту птицу невозможно найти в этой стране, но я знал эту птицу. Почему?

Я повернулся посмотреть на сенпай. Наши глаза встретились.

- Разве я не говорила вам? Это венгерский. "fekete" означает "black", а "rigó" означает "bird". Соединив их вместе, получаем "Blackbird"[1]

Неожиданно у меня перехватило дыхание. Звуки в концертном зале отдалялись и отдалялись от меня. В тоже время, слова, которые сказала сенпай тогда, как и выражение лица Мафуйу - становились всё яснее и яснее в моей голове.

- Тебе нравится эта песня?

И Мафуйу кивнула в ответ на этот вопрос.

Дрозд. Сенпай не знает, и Чиаки тоже не знает. Только Мафуйу я и знали настоящее значение этой песни - название группы было решено Мафуйу; это самая первая песня, связавшая нас, которую мы сыграли вместе, тогда в туманной свалке за закате.

Feketerigó...

Почему она придумала это имя? Почему Мафуйу и я придумали одно и тоже название?

- ...Молодой человек?

Голос сенпай вернул меня обратно в атмосферу концертного зала, где тяжело дышать. Голоса разговаривающих людей, звуки шагов и дыхания, удары тарелок, звук стекла, отдача от микрофона. Звуки вокруг меня были такими же, как до того, как я погрузился в воспоминания, но одного звука раньше не было.

Звука моего сердцебиения.

Я нащупал свой телефон в заднем кармане джинсов и побежал в сторону входа в концертный зал. Я протиснулся через проем в двери, рванулся вверх по узкой, тёмной лестнице. Несмотря на то, что я слышал как кто-то преследует меня, у меня не было времени остановиться и проверить. Когда я достиг парковки, я незамедлительно набрал номер Мацумуры-сан.

- ... Да? Это Мацумура.

- Эм, я Хикава. Я хочу...кое-что у вас спросить

Успокойся и говори нормально, продолжал напоминать себе я.

- Я хочу кое в чём убедиться. Мафуйу... Мафуйу-сан... она...

- Да?

- Она взяла с собой гитару?

Двухсекундное молчание.

- Пожалуйста, подождите, и не кладите трубку. Я сейчас проверю.

Я упорно молился, пока ждал ответа Мацумуры-сан. Если Мафуйу взяла с собой гитару, когда она сбежала из дома...

- Прошу прощение за ожидание. Я не нашла гитары госпожи в её комнате. Я обыскала все остальные возможные места тоже, но не нашла её. Она должна была взять её с собой.

- Х-хорошо!

По моему ответу казалось, что я кашляю. Мы всё ещё связаны друг с другом - мелодия связывающая нас вместе всё ещё не разрушена. Только я собирался поблагодарить её и положить трубку, Мацумура-сан продолжила:

- А так же...

- Ээ?

- В настоящее время мы отслеживаем местоположение госпожи. В мобильный телефон госпожи встроено устройство GPS слежения.

- Что оно делает?

- Мы можем точно определить расположение телефона через спутник.

Аа... Кажется я слышал об этом раньше. Точно, высокотехнологичный телефон Мафуйу был сделан для неё по заказу чрезмерно опекающего отца, так что он вполне мог добавить такую функцию.

- Это значит...вы уже знаете, где она?

- Нет. Мы начали выслеживать её после того как обнаружили, что наша госпожа исчезла. Мы обнаружили её месторасположение в три часа дня. Однако, похоже, что она изменила настройки телефона, и мы больше не можем засечь никакого сигнала от него с тех пор.

Я опустил голову в унынии. Недавно она даже не знала как сохранять телефонные номера в записной книжке! Чёрт!

- ... Понятно. Но...

- Но это лучше, чем ничего.

Затем Мацумура-сан сказала мне, где находилась Мафуйу два часа назад. Я мысленно представил карту... Нет, не получается. Я не могу понять, где она, только по адресу.

- Я свяжусь с вами, если появятся новые данные. Пожалуйста дайте ей пощечину вместо меня, если вы найдете нашу молодую леди раньше нас.

- Аа, х-хорошо. Большое спасибо.

Я быстро закончил звонок.

- ... Молодой человек? Что-то...?

Я обернулся. Сенпай, преследовавшая меня ранее, стояла на лестнице, ведущей в подвал. Чиаки была прямо за ней.

- Похоже, Мафуйу взяла гитару с собой.

Выражение лиц Чиаки и сенпай немного смягчилось, когда они услышали это. В самом деле. Если она взяла с собой гитару, тогда шанс всё ещё есть. Более того, она взяла с собой телефон...

Её мобильный? Почему она взяла с собой мобильник? С какой целью?

Я посмотрел на телефон в своей руке. Чёрт! Я идиот, что не заметил звонки ранее, и там были от Мафуйу тоже. Время, когда она звонила - пять вечера, что означает это было недавно, когда я сам был в бункере. Чёрт! Почему нам постоянно не везет со звонками? Нет, стоп - на голосовой почте есть сообщение. Я нажал дрожащими пальцами на кнопку, проиграть её сообщение.

Шум... шум ветра и выхлопы автомобилей? А так же громкий звук *гарагара*. Под беспокойными взглядами сенпай и Чиаки, динамики продолжали издавать эти заикающиеся звуки.

- ... Это я. Прошу прошения.

Это Мафуйу. Это... голос Мафуйу.

- ... Я чувствую себя потерянной. Чиаки сказала, что заберет меня, но я не знала, что делать и поэтому я убежала. Потому что я снова начала сомневаться.

Она сомневается. Сомневается, стоит ли приходить сюда? Я сильно сжал телефон потными ладонями, чтобы на пропустить ни единого слова, сказанного Мафуйу.

- Но... Извините. Как и ожидалось... Я не могу поехать туда.

Я подавлял желание закричать изо всех сил.

- Так как я совершила такие поступки, я больше не могу ко всем вернуться... Даже, если меня не будет рядом с тобой, Наоми...все будет хорошо, правда? Так как есть Кйоко и Чиаки...

О чем, черт возьми, говорит Мафуйу? Перестань нести эту чушь! Все ждут тебя! Ничего не начнется без неё - почему она просто не может понять этого? Это из-за того, что это невозможно донести только словами?

- Более того...мне всё труднее и труднее идти, и моя правая рука...совсем не может двигаться. Даже если я приду... Я просто буду обузой для всех, так что... Я извиняюсь.

Голосовое сообщение вот так и закончилось. Я чуть не сломал телефон, сжимая его. Чиаки испуганно смотрела на меня сбоку.

Твоя правая рука больше не двигается? По-этому она не может играть на гитаре, даже если придет сюда? Я изначально думал, что Мафуйу точно поймет это, если мы будем играть вместе на одной сцене, но она не может играть на гитаре?

- Нао, ты в порядке? Это...от Мафуйу?

Я кивнул, сильно прикусив губы.

- Что она сказала?

- Она сказала, что не может придти. Что её правая рука сейчас не двигается, и она будет только обузой для нас, если она будет здесь.

Даже мне захотелось плакать, когда я увидел, как Чиаки становилась всё более подавленной. Да что творится? Почему? Почему всё так обернулось?

- ... И? Что ты собираешься делать, молодой человек?

Я поднял голову и увидел сенпай с умиротворенным выражением лица, напоминавшем город после ливня.

- Что ещё? Найти Мафуйу конечно!

Я возможно не смогу найти её, и я возможно не успею до представления, но эти вещи для меня ничего не значат. Мы дрозд, и Мафуйу правое крыло. Для того чтобы летать, нам точно необходимо найти её - несмотря на то, может она играть на гитаре или нет.

Я проиграл голосовое сообщение Мафуйу несколько раз в попытке отсеять подсказки, скрытые среди фонового шума. Должны быть подсказки, которые могут привести меня к Мафуйу. Я должен найти её, а затем...

И что тогда? Для вещей, которые невозможно передать словами, чем я должен заменить их, чтобы соединить их вновь? Что я должен сделать, чтобы еще раз найти то, что связывает нас?

То, что нас связывает...

Музыка.

Что-то щелкнуло в моей голове. Я вспомнил, что я слышал. Помимо болезненных слов Мафуйу, мое внимание привлек другой шум - точно, музыка. Откуда-то издалека доносился звон колокольчиков.

Дворжак.

- ... Нао? Что такое?

Я перевел взгляд с Чиаки на лицо сенпай.

- Сенпай...ты говорила, что поможешь мне, если я попрошу?

Она кивнула с легкой улыбкой на лице, как будто говоря: "Я ждала этого долгое время".




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.