Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава седьмая Две попытки



 

Утром люди Дюпона нашли ему новую квартиру — оставаться на одном месте было слишком опасно. Его искали по всему Парижу, даже часть полиции подкупили. Осторожно поддерживая раненого шефа под руки с обеих сторон, Александр и Мари усадили его в карету, подогнанную к самой двери, и задернули шторки.

 

— Может быть, тебе стоит покинуть город? — спросила Мари, заботливо поправляя повязки. — Клод, еще не все потеряно, но здесь мы проиграли.

 

— Не торопись, моя птичка! — скалился в злой улыбке Дюпон. — Александр, ты умеешь стрелять?

 

— Недурно, — соврал Остужев, надеясь на хорошие известия. — А почему вы спросили?

 

— Потому что, возможно, мы нашли Колиньи. Надо еще раз проверить, но если информация подтвердится — придется рискнуть. Ах, если бы я мог пойти!

 

— Может быть, я? — спросила Мари. — Уж я-то проберусь, он и не заметит ничего!

— Колиньи — заметит, — покачал головой Дюпон. — Он с самого начала мне не нравился. И какой-то предмет у него наверняка был и до льва. Подозреваю, это Колиньи — виновник того, что мои люди погибали один за другим. Хорошо еще, что он не вычислил ни тебя, ни Антона. Но все вы теперь под подозрением. И ты, Остужев, тоже. Под большим подозрением, ведь твой шеф работал со мной. Кстати о Гаевском: с ним все в порядке?

 

— Да, если не считать того, что он злится. Целый день трудится на капризную Богарне,

0аэто несладко.

— Лучше пусть пока останется там. Может быть, разузнает, что там за предмет и откуда он взялся. Кроме того, приглядит за Баррасом. Не хватало еще, чтобы тот решил, что мы ему уже не страшны. Тогда он продастся Западному клану, как только поймет, с кем имеет дело. — Дюпон вздохнул. — Я послал за помощью во все стороны. Скоро прибудут надежные люди из Австрии, Пруссии, Швейцарии. Но нужны-то они прямо сейчас, когда мы знаем, у кого предмет… И еще этот Бонапарт! Остужев, ты ведь понимаешь, что он тоже получил фигурку? Знать бы какую. Это, кстати, твоя задача.

— Как я могу узнать? — смутился Остужев. — Я не умею выведывать тайны.

— Я попробую, — сказала Мари. — Он-то не Колиньи, имеет смысл попытаться.

— Попытайся, моя милая воровка, — кивнул Дюпон. — Только очень осторожно, Бонапарт показал себя куда более серьезным человеком, чем мы думали. В целом же я не верю в успех. Видишь ли, в чем дело, Остужев: предмет быстро становится самым ценным, что есть у человека, частью его самого. И хранят люди свои предметы посерьезнее, чем золото и бриллианты. Будь оно иначе, Мари давно натаскала бы мне целую кучу этих побрякушек. — Француз строго посмотрел на девушку. — Ничего не делай без моего разрешения, хорошо? Кто-то ведь дал ему предмет. Кто-то имеет на Бонапарта планы, и это, видимо, не западные арки.

 

— Колиньи видел Бонапарта, видел его глаза! — сообразил Остужев. — Выходит, генерал в опасности?

 

— Конечно. Но Колиньи не будет его трогать, пока не узнает, что у него за предмет. И уже установил слежку, как в свое время мы. Слежка показала, что каких-то явных способностей у Бонапарта нет, хотя… — Дюпон задумался. — Уж очень много он всего успевает. Тебя не удивляет это, Александр?

 

— Я потрясен его трудоспособностью! Я даже думал ночью, как вам предложить… — Остужев чуть замялся. — Такой человек был бы очень полезен.

 

— Ты плохо разбираешься в людях, мой друг. — Дюпон потрепал его по плечу. — Прости, но твой Бонапарт скорее встанет на сторону арков. Он слишком честолюбив, слишком рвется к вершине. Мы ему такого не предложим, а вот арки… Правда, они и


обмануть могут легко, но внушать доверие они умеют.

Карета остановилась. Первой наружу выскользнула Мари. Через минуту она вернулась и сообщила, что все в порядке. Устроившись на новой квартире, еще более грязной и крохотной, чем предыдущая, они стали ждать новостей от ищеек Дюпона. Связь с ними держали исключительно через Мари, время от времени выбегавшую на улицу.

 

— Так почему вы спросили меня, хорошо ли я стреляю? — поинтересовался Остужев у француза, когда они в очередной раз остались одни.

 

— Потому что тем, кому я плачу, я никогда не доверяю, — объяснил Дюпон. — И тебе не советую. Если мы найдем Колиньи, то организуем нападение. В открытую штурмовать дом нельзя, поэтому все нужно сделать очень тихо и очень быстро. Такие люди у меня есть. Но именно в среде этих людей… А прямо скажем, среда у них примерно та же самая, что у воров и убийц. Там слухи распространяются быстро. И там знают, как дорого стоит голова Колиньи. В самый последний момент они могут решить или продаться ему, или схватить и просить потом выкуп. Этого допустить нельзя. Поэтому, как только увидишь Колиньи — стреляй, и стреляй наверняка. В спину тоже, Александр! Не медли ни секунды, у него точно есть предмет, и сильный. Да еще лев! Я бы тебя оставил при себе, но придется отпустить.

 

Все сказанное вполне устроило Александра, кроме разве что предложения стрелять в спину, но спустя полчаса он начал нервничать. Он страстно хотел отомстить за Карла Ивановича, но каково это — убить человека? Остужев вырос среди помещиков, людей мирных и в основном не служивших. Были, правда, два отставника, любивших вспоминать свои походы. Однажды они из-за чего-то поссорились и даже состоялась дуэль. Вот только оба выстрелили в воздух, и совсем юный Александр подумал тогда, что случись ему оказаться на дуэли — поступил бы так же. Остужев расхаживал из угла в угол маленькой кухни, чтобы не мельтешить перед Дюпоном, и пытался представить, как всаживает пулю в Колиньи. От одной мысли об этом у него начинали трястись руки. Хороший же он стрелок!

 

— Нашли! — Мари вбежала в квартиру. — Подтверждение: это точно он! Дом на окраине, самый обычный. Соседи уверены, что родственник приехал. Болеет и поэтому не показывается. Но все его люди, кого мы знаем, — там. Буквально на каждом углу.

 

— Тогда надо действовать быстро, он, скорее всего, не останется там надолго. — Дюпон, кряхтя, сел. — Мари, общий сбор.

 

— Уже! — Она поправила ему одеяло. — Я уже послала весточку по эстафете. Так что идем, Александр, не забудь вооружиться. Пять человек, не считая меня, должно хватить.

 

— Люди проверенные, но служат за деньги! — напомнил Дюпон. — Постарайся не спускать с них глаз. Старший, зови его Дровосек, составит план. Делай все, что он скажет, только вперед не лезь.

 

— Страшные парни! — Мари принесла несколько обескураженному такой поспешностью Остужеву шляпу. — Они войдут в дом, убивая направо и налево. Если боишься крови — просто не смотри. Их задача — найти Колиньи, и, если только не наткнутся на таких же головорезов, они до него доберутся. Но если что-то пойдет не так, то эти страшные парни исчезнут очень быстро! И тут уж ты, Александр, не отставай.

 

— Хватит его пугать! — мрачно сказал Дюпон. — Остужев, твоя цель — не только Колиньи. Предмет! Ищи на шее, не найдешь — на запястьях, потом обыщи карманы. Не уходи без льва! Скорее всего, есть что-то еще.

 

— Может, он уже передал льва кому-нибудь… — вздохнула Мари.

Остужев заметил, что девушка серьезно боится за него, и ему стало немного легче.

— Надеюсь, нет. В Париже у него доверенных людей, похоже, нет. В основном такие же наемники, как и у меня. Да и трудно с предметами расставаться. Все, ступайте. — Дюпон откинул голову на подушки и закрыл глаза. Уже покидая квартиру, они услышали его последние слова: — Остужев! Лучше вернись без льва, чем без Мари!

 

Уже в экипаже, катившемся по неизвестной Александру части Парижа, он спросил:

— Мари, а зачем ты туда идешь? Или… Тоже будешь участвовать в нападении?

— Нет, что ты! — Девушка побледнела. — Я не смогу выстрелить в человека, даже в


Колиньи. Но я попробую что-нибудь разведать. Ну, и потом, в суете… Если ты не найдешь льва — может быть, я смогу. Клод не пустил бы меня, но все поставлено на карту. Лев слишком сильный предмет. Один из самых сильных.

 

Несколько раз экипаж останавливался, чтобы забрать новых пассажиров. Представлялись они своеобразно: Дровосек, Нож-Лови, Ладонь, Топор, Картишки. Остужев ограничился именем. Глядя на новых товарищей, он понял смысл выражения «лицо как у убийцы». Даже Мари старалась держаться от них подальше и прижалась к Александру.

 

— Вот первая часть платы, — она протянула Дровосеку прежде не замеченный Александром пакет. — Дальше — как договорились.

 

— Я слово держу, — мрачно произнес Дровосек, пересчитывая ассигнации. — Но другой на моем месте поднял бы цену. Этот Колиньи окружил себя неплохой охраной, мы там знаем кое-кого.

 

— Договориться можно? — тут же спросила Мари.

— Нет. Они тоже слово держат. Он взял лучших. После нас, конечно.

 

Они проехали мимо дома, где прятался Колиньи, и из-за шторки как могли рассмотрели вход. На ступенях у двери лениво покуривали трубки человек пять-шесть, все как один высокие и плечистые.

— Может быть, зайти со двора? — предложил Остужев.

— Нет! — Дровосек посмотрел на него с презрением. — Во дворе их еще больше. Войдем здесь, с шумом. Сперва через первый этаж к задней двери. Там Картишки и Ладонь останутся и не впустят подмогу. Ты, — он ткнул пальцем в Топора, — тут же вернешься к парадной двери. Если что — кричи громче, мы сюда не умирать пришли. Потом ты, Александр, проверишь подвал, а мы с Нож-Лови наверх.

 

— Но если Колиньи в подвале, то с ним много людей! — возразила Мари. — Он один не справится. И вообще, дайте-ка я выйду и попробую что-нибудь разнюхать.

 

Остужев тоже хотел покинуть карету, чтобы подышать воздухом, но Дровосек прихватил его за плечо.

 

— Ну-ка, мсье, лицом не свети! Лучше пистолеты проверь.

Мари вернулась через минуту.

— Не рассказывайте Дюпону, но… Окно у них не закрыто! — Она утерла платком пот со лба. — Колиньи на втором этаже, я слышала его голос. Куда-то собирается ехать, карета будет у черного хода.

 

— Тогда не медлим! — решительно сказал Дровосек. — Мари, проследи, чтобы экипаж нам подали вовремя.

 

Как по команде, все пятеро достали платки и повязали их под глаза, скрывая лица. У Александра платок был куда меньше, но Мари выручила его и тут.

 

— Не суйся вперед, — шепотом напомнила она, сама повязывая Александру платок. — Ты должен только проследить, чтобы все было сделано как надо.

 

Дровосек вздохнул, перекрестился — и события начали развиваться с пугающей стремительностью. Выбежав из-за кареты, налетчики за несколько шагов до курильщиков на лестнице выхватили пистолеты и дали нестройный, но весьма точный залп. Часть оружия тут же полетела на мостовую — нужны были свободные руки, чтобы достать другое, а заплатили им довольно. Миг — и Дровосек уже распахнул плечом дверь, тут же выстрелив в проем, а Топор выпалил в кого-то прямо через окно.

 

— Почисти тут! — крикнул Топору Лови-Нож и тоже прыгнул внутрь, туда, где все заволокло дымом, а стреляли из-за каждого угла.

 

Краем глаза Остужев успел заметить, как Топор выхватил тесак и шагнул к стонущим раненым на ступенях. Стараясь не думать о них, Александр ворвался в дом с двумя пистолетами наготове и едва не споткнулся о труп. Пятерка наемников косила своих вчерашних собутыльников, как траву, ему и вмешиваться не пришлось. Заметив лестницу, Александр побежал к ней, но и тут опоздал: первыми оказались Дровосек и Лови-Нож. Дверь наверху распахнулась, и выскочил человек с мушкетом, тут же выпалив по нападающим. Он


стрелял почти в упор, однако Дровосек успел пригнуться. Зато Лови-Нож погиб мгновенно, а его труп с развороченной головой сшиб вниз начавшего подниматься Остужева.

 

Почти сразу покатился по ступеням и стрелявший из мушкета, из живота у него торчал большой нож. Пытаясь встать и скользя в крови, Александр услышал новые выстрелы: это Картишки и Ладонь, как было условлено, не пускали в дом рвущуюся со двора подмогу. Еще один охранник появился из боковой двери, выстрелил в Остужева, но промахнулся, а через миг получил в горло кинжал, метко брошенный Топором.

 

Наконец Александр встал и побежал по лестнице вверх, но подняться ему было не суждено. Из двери выпал труп Дровосека, как именно он был убит, Остужев не разглядел. Следующим выскочил здоровяк, размахивавший саблей, и Александр выстрелил в него, от неожиданности и страха — сразу с обеих рук. Здоровяк упал на спину, и тогда Остужев увидел Колиньи. Злобно скаля зубы, тот поднял пистолет.

 

Выстрела Александр не услышал, но видел, как дрогнул ствол оружия, посылая пулю. Выгнувшись, как кошка, он прыгнул назад, через секунду приземлился на ноги у основания лестницы, целый и невредимый. Что-то крича от ярости, Колиньи выхватил кинжал и кинулся на юношу. И снова каким- то чудом Остужеву удалось отразить атаку, отбив удар разряженными пистолетами. Топор увидел Колиньи и, бросив свой пост, напал на него с тесаком. Однако Колиньи потребовался лишь миг, чтобы невообразимо ловко поднырнуть под удар опытного убийцы и вспороть ему живот.

 

У черного хода что-то произошло, и с криком «Уходим!» появился Ладонь. Колиньи убил его, почти не повернув головы, и снова атаковал Александра. И опять будто какая-то сила двигала Остужевым. Он защищался и наступал, перепрыгивал через столы и стулья, на ходу подбирал выроненное мертвецами оружие и использовал его, как опытный боец. Но в Колиньи он нашел равного соперника, и соперник этот был в ярости. И явно не только от того, что на него напали. Остужев же, напротив, чувствовал какую-то холодную отрешенность. В зале стали появляться охранники Колиньи, Александр легко зарубил саблей одного за другим троих, не прекращая поединка с главным врагом.

— Беги, Александр! Беги же! — немного отрезвил его крик Мари.

 

Остужев бросил взгляд на девушку, появившуюся в дверях. Ей было очень страшно, но она не могла не прийти. Заметил ее и Колиньи, который тут же, выкрикивая ругательства, кинулся к ней с тесаком. Только молниеносный прыжок Александра спас Мари жизнь. Он успел увидеть проезжающую по улице карету с открытой дверцей, кучер махнул ему рукой.

 

— Запрыгивай! — крикнул Остужев Мари, толкая ее на улицу, и в последний раз попытался достать саблей Колиньи.

 

Увы, враг снова ускользнул, подпрыгнув при этом едва ли не до потолка. Сбоку грохнул выстрел, Александру обожгло руку. Он захлопнул дверь и помчался за начинавшей набирать ход каретой. Сзади выстрелили еще дважды, но не попали, и Остужев благополучно впрыгнул внутрь. Кучер защелкал кнутом, закричал на лошадей, и они помчались прочь.

 

— Он сам дьявол! — повторяла Мари, нервно цепляясь за Александра. — Сам дьявол!

0Явсякое видела, но он же просто дьявол! Но ты?! Ты где так научился драться?

— Мы не сделали того, зачем пришли, — печально произнес Остужев, снимая с лица платок. Странно, он чувствовал лишь легкую усталость, а главное — никакого страха. — Ты знаешь, Мари, у Колиньи разноцветные глаза.

 

— Ну да, — теперь девушка стала часто кивать. — Ну да, да, я понимаю, да, предмет… Ой, тебе руку задело, я перевяжу!

 

Несколько минут спустя карета остановилась, и Александр с немного успокоившейся Мари быстро затерялись в переулках, чтобы потом окольным путем вернуться к Дюпону.

 

— Хорошая новость, Клод: мы сэкономили денег на оплате труда Дровосека, — сказала она, входя в комнату. — Ну и остальным тоже можно больше не платить.

 

— Неудача? — мрачно спросил Дюпон и обнял девушку. — Хотя бы ты цела. Что случилось?

 

Мари взахлеб поведала о произошедшем, особо подчеркнув не только удивительные


умения Александра, но и то, что он спас ей жизнь. Дюпон вопросительно посмотрел на Остужева.

 

— Не знаю, что это… — задумчиво произнес Александр. — Я в детстве часто дрался с деревенскими мальчишками, но они меня били почти всегда. Я же барчук, драться не умею.

 

0Атут… Знаете, было уже нечто подобное — когда меня солдаты задержали. Я тогда каким-то образом ружье у солдата отобрал — и не понял как. Думал, сейчас мне живот проколет штыком, а потом — стою с его мушкетом.

 

— Угроза для жизни, — кивнул Дюпон. — Не зря тебя Карл к себе взял, чувствовал он что-то. Поздравляю, Александр, ты беспредметник. Да не пугайся ты так — беспредметников не так уж и мало. Вот только дар этот включается далеко не у всех. Для того, чтобы он пробудился, нужны исключительные обстоятельства, а жизнь у большинства людей слишком тиха, размеренна и безопасна. Дар Мари заработал во время кровавой вакханалии первых лет революции; дар Гаевского пробудился, когда зеленый мальчишка оказался на улице в чужой стране и вынужден был как-то выживать. Да что далеко ходить? Вот ты, например — вполне мог всю жизнь просидеть у папеньки в поместье, пить квас, или что вы там пьете, ругаться с ключницей, и так и не узнать о своих способностях бойца. Кстати, теперь тебе нужно развить этот дар, чтобы уметь не только защищаться. В обычной жизни ты ничем не будешь отличаться от обывателя, твои умения включаются лишь тогда, когда твоей жизни угрожает опасность. Значит, при нападении тебе придется переламывать себя, и самому — самому! — лезть в драку. Сможешь?

 

— Смогу! — неожиданно уверенно ответил Остужев. — Ради Карла Ивановича смогу.

— Ну и слава богу, хоть какая-то приятная новость. А в остальном дела наши плохи. Мари, тебе нельзя больше выходить на улицу.

 

— Я переоденусь, я умею, — беспечно отмахнулась она. — Не как Гаевский, конечно, но умею. Кстати, надо проведать Антона — вдруг у него есть новости?

 

— Новости Антона сейчас не самое главное. — Дюпон был очень расстроен. — Хотя… Сходи к нему, только будь очень осторожна. Не показывайся в доме.

 

— Это я умею! — Мари неожиданно поцеловала Александра в щеку и ушла переодеваться.

 

— Что теперь делать? — спросил Остужев.

— Попробуй подумать, — предложил Дюпон. — Ситуация тебе ясна. Сколько человек потерял Колиньи?

 

— Не знаю… — Александр попробовал припомнить. — Два десятка точно. Наверное, больше, я всего не видел. Но я думаю, у него хватит денег нанять еще.

 

— Дело не в количестве. Это были лучшие. И хотя люди Дровосека использовали момент неожиданности, Колиньи их бы не испугался — ведь у него есть некий предмет для боя. Подозреваю, это леопард. Такой противник почти непобедим. Но ты — другое дело. Тебя он теперь боится. Люди, окружающие его, продажны, а значит, в безопасности он себя будет чувствовать, только если хорошо спрячется.

 

— Он дружен с графиней Бочетти, — вспомнил Александр, сразу помрачнев. — Ну и еще с Жозефиной Богарне, как мне показалось.

 

— А может быть… — Дюпон задумчиво посмотрел на Остужева. — Бочетти, насколько я знаю, итальянская авантюристка. Вряд ли он ставит ее в известность о своих планах и уж точно не доверил бы ей жизнь. Богарне он тоже жизнь не доверит, но она глупа и легко поддается давлению. Кроме того, вечером к ней в дом придет Баррас. Там будет такая охрана… Понимаю, что ты устал, Александр, но сходи туда вместе с Мари. Если вдруг удастся оказаться рядом… Просто стреляй и беги, а предметы потом добудет Мари.

 

Девушка переоделась до почти полной неузнаваемости, даже черный парик нацепила. Правда, Дюпон поморщился — ему маскировка казалась все же недостаточной. Тем не менее останавливать Мари он не стал, только попросил быть как можно осторожнее. По пути Остужев рассказал ей о предположении Дюпона. Она нахмурилась.

 

— Я давно говорила Клоду: с Баррасом надо быть немного откровеннее. А он считает,


что жуликам верить нельзя ни на грош.

— При чем тут Баррас? — не понял Александр.

— При том, что Колиньи с некоторых пор стал дружен с Жозефиной Богарне. И, боюсь, имеет на нее влияние. Зачем она ему, если не затем, чтобы подобраться к Баррасу? — Мари от раздражения шла все быстрее и быстрее. — Я не могла находиться в доме постоянно и, вероятно, многого не знаю. Известно только, что Баррас пока не находится под влиянием Колиньи. Но теперь, когда он почти переиграл нас, он может попытаться подчинить Барраса себе.

 

— А это для него еще один повод пойти к Богарне! — обрадовался Остужев. После первого боя в нем проснулась уверенность, все страхи и сомнения оставили Александра, и он снова жаждал мести. — Хорошо бы он оказался там!

 

— Не сходи с ума! — строго сказала Мари. — Нападение на дом было спланировано, с тобой шли профессиональные налетчики, лучшие из лучших. И то тебя запросто могли подстрелить. А дом Богарне охраняется как Конвент, когда туда приезжает Баррас. Не забывай, какой это высокопоставленный человек.

 

— Я никого не боюсь! — упрямо повторил Остужев. — Я отомщу за Карла Ивановича, добраться бы только до мерзавца Колиньи.

 

Мари лишь невесело вздохнула. Дальнейший путь до знакомого сада позади дома Богарне они проделали молча. Выйдя из-за деревьев, Остужев сразу увидел караулящих черный вход вооруженных лакеев и немного остыл. Каким бы прекрасным бойцом он ни умел становиться, а от пули каждый раз не увернешься. Лучше всего это подтверждала его ноющая рука.

 

— Да не торчи ты на дороге! — проворчала Мари. — Спрячься в кусты. Я схожу в дом, позову Веронику, как подругу.

 

— Нет! — Остужев схватил ее за руку. — Ты с ума сошла! А если Колиньи уже там? Он знает, кто ты такая.

 

— Да не убьет же он девушку посреди бела дня, на глазах у всех! — Мари вырвалась. — А в дом я не зайду. Пожалуйста, просто подожди меня здесь. Вот если появится Колиньи… Хотя не нравится мне идея Клода оставить тебя в засаде одного. Если он пройдет здесь — надеюсь, ты не устроишь дуэль, а просто пристрелишь его? Иногда так надо поступать.

 

Наблюдая за удаляющейся Мари, Остужев опустился на землю и положил перед собой пистолеты. Он не был уверен, что сможет застрелить Колиньи, даже не окликнув его. Но в то же время он понимал, что это стало бы самым правильным решением. Мари приблизилась к караулу, что-то сказала им и была пропущена к двери, но внутрь не вошла. Вскоре Александр увидел и Гаевского, в очередной раз поразившись его способности к перевоплощению. Две «подружки» отошли в сторону и начали о чем-то беседовать.

 

В эту секунду Остужев услышал какой-то звук слева и сзади от себя. Он резко обернулся и увидел шагах в двадцати усатого мужчину с пистолетом в руке. Не задумываясь ни на секунду, Александр схватил свое оружие и выстрелил в тот самый момент, когда усач прицелился. Пуля попала в цель, но тут же послышались чьи-то голоса, совсем рядом. Остужев вскочил и сразу увидел Колиньи. В сопровождении четверых телохранителей он решил тихонько подкрасться к дому Богарне кустами.

 

— Умри! — крикнул Остужев, поднимая второй пистолет.

 

Увы, на этот раз Александру не повезло — пуля попала противнику в ногу. Выругавшись, Остужев пригнулся — теперь ему предстояло сперва справиться с охраной, а уж потом заняться раненым Колиньи. Впрочем, в победе он не сомневался.

 

— Убейте его! — услышал он голос своего врага. — Все, все идите и убейте его! Загрохотали выстрелы, с кустов посыпалась листва. Остужев упал на землю и откатился

 

в сторону, а потом с кинжалом в руке первым напал на бойцов Колиньи, не дав им перезарядить оружие. Бой занял больше времени, чем думал Александр, — телохранители привыкли действовать слаженно и нападали на него одновременно с нескольких сторон. И


все же проснувшиеся в нем удивительные способности сделали свое дело, и не более чем через три минуты Остужев был готов схватиться с главным врагом, который в бою отчего-то участия не принял. Он огляделся и увидел, как Колиньи, хромая, бежит к дому.

 

— Здесь грабители! — кричал он на ходу. — Я Колиньи, я друг Барраса! Здесь грабители, они меня убьют!

 

Остужев ринулся вдогонку. Но как только он показался на виду, караул открыл по нему огонь. Проклиная свой промах, Александр вернулся в кусты — прорваться к дому у него не было никаких шансов. Колиньи благополучно добрался до караульных, которые подняли его на руки и внесли в дом. Мари и Гаевскому ничего не оставалось, как смотреть на это, стоя в стороне.

 

— Ну отчего мерзавцу так везет! — чуть не плача, простонал Остужев и принялся вновь заряжать пистолеты. — Какой был шанс покончить сразу со всем!

 

Теперь ему ничего другого не оставалось, как лежать в кустах и ждать Мари. Она появилась, лишь когда начали сгущаться сумерки, и не одна, а с Гаевским в костюме Вероники.

 

— Эй! — шепотом позвала Мари. — Александр, скажи мне, что ты жив!

— Жив и даже невредим, — мрачно отозвался Остужев. — Добрый вечер, Антон.

— Добрый вечер, — ответил Гаевский своим обычным голосом и протянул ему сверток. — Если жив, то это тебе. Украдено с кухни мадам Богарне, все еще горячее. Мари уже поела.

 

— Я не могла уйти раньше, лакеи уговаривали меня остаться, — оправдывалась Мари. — После шума, который ты устроил, им просто страшно было отпускать девушку. Убийцы, грабители…

 

— Он серьезно ранен? — спросил Александр, взяв куриную ножку. — Может, кровью истечет?

 

— Болезненно, но несерьезно, — вздохнула она. — Кстати, вы с Дюпоном зря волновались — он меня не узнал. Да и раньше на меня внимания не обращал никакого.

 

Гаевский между тем немного прошелся и вернулся к ним, поигрывая парой пистолетов.

— Четыре трупа, — пояснил он для Мари. — Неплохая работа. Давай меняться, Александр? Я буду драться, а ты ходить в платье, убираться и готовить.

 

Остужев тщательно прожевал пищу, проглотил и только тогда сказал то, что пришло ему в голову:

 

— Скоро стемнеет. Ты сможешь открыть какое-нибудь окно или вроде того. Мари вообще специалистка по таким вещам. Я должен попасть в дом и исправить свою ошибку.

 

— С ума сошел? — Мари посмотрела на Гаевского в ожидании поддержки, но юноша лишь пожал плечами. — Нет, Александр! Без разрешения Дюпона — нет! Сейчас я пойду к нему, и ты со мной, мы все расскажем и посоветуемся.

 

— Мари, я старше и тебя, и Антона, — упрямо покачал головой Остужев. — Ты иди, если хочешь, а я останусь здесь и ночью попытаю счастья еще раз.

 

— Как знаешь, — задумчиво сказал Гаевский. — Шансы, конечно, есть. Но Колиньи тоже будет начеку. Кстати, он сказал, что не рассмотрел, кто в него стрелял. И скорее всего, это правда — иначе тебя бы уже разыскивала полиция.

 

Мари, поняв, что Остужева не отговорить, поднялась с травы.

— Попрошу тебя только об одном: не предпринимай ничего, пока я не вернусь.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.