Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Авантюра в свободном ритме

Глава 1

День сегодня не задался, я спешила вернуться на работу, кинуть там документы и забрать оттуда мужа, чтобы вместе поехать домой. Рабочий день только закончился, так что навстречу мне то и дело попадались коллеги, спешащие домой. Вот и ладненько, вот и хорошо, думалось мне, пока я открывала дверь в его кабинет. Без стука.

- Я вижу, ты очень сильно занят. Трудишься в поте лица, - мой голос был сочувствующим. - Хорошая работа, тяжелая... но приносящая удовольствие и разрядку. Ведь так? - сказала я, мазнув взглядом по обнаженной девушке, застывшей в полуметре от дивана и держащей в руках платье, которым она пыталась хоть как-то прикрыться.

Я медленно подошла к ней, не обращая внимания на бормотание мужа, придержала девушку за подбородок и впилась в ее губы, грубо вторгаясь языком в ее рот. Девушка от неожиданности ответила и подалась вперед, в мои ласкающие руки, пробегающие по спине, чуть задевающие грудь... Я резко отстранилась и хмыкнула.

- А интересно почувствовать вкус своего мужа на чужих губах, его запах на чужой коже... - и я, не глядя на присутствующих в комнате, спокойно вышла.

Уже оказавшись на улице, вдохнула чуть сыроватый воздух. Не больно. Сейчас пока не больно. Больно будет потом, до дрожи, до скручивания внутренностей. А сейчас, пока это не пришло, надо решить первостепенные вопросы. Я достала телефон, быстро выбрала в меню абонента и нажала на вызов.

- Привет, крошка, - ответил мне приятный мужской баритон.

- И тебе привет, не крошка. Сильно занят?

- Приезжай, - из голоса мужчины исчезли шутливые нотки.

- Через полчаса буду, - произнесла я и нажала на отбой.

Впрыгнула в одно из такси, стоящее около торгового центра, назвала адрес и тупо уставилась в окно. Такого просто не могло со мной произойти! С кем угодно, но не со мной!

Спустя полчаса я уже была у Ромки.

- Вот что сегодня за день? - вещала я, расхаживая перед ним. - Выехала отвезти документы, как мне позвонили и сообщили, что человек, который их должен подписать, срочно уехал. Возвращаться - пробила колесо, бросила машину, впрыгнула в такси, приехала в офис, а там анекдот!

- А анекдот из какого раздела? - поинтересовался мой друг.

- Из тех, что приходит жена, а там муж с любовницей, - буквально выплюнула я.

- Ух ты! Какой класс! Трупы есть? Учти, я не специализируюсь на уголовном праве.

- Какие трупы? - махнула я рукой. - Что я мужа голого не видела или бабы голой? И с кем? Ну моложе она меня лет на 5, и всё! Ладно бы роковая красотка была, а то так... еще и стеснительная.

- Что? Она спряталась от тебя под столом? - начал меня подначивать Ромка.

- Нет, платьем прикрылась.

- Ну а ты что бы делала на ее месте?

- Я не была бы на ее месте, ты же знаешь мои принципы. Я хоть и с*ка, но верная, да и по чужим мужикам никогда не бегала.

- Ну так что было? Надавала по мордасам? Просто развернулась и ушла? Разгромила кабинет?

Я оскалилась:

- Нет. Просто подошла к девочке и нежно так поцеловала, слегка погладив по округлостям, и вышла.

Рома неприлично заржал:

- Представляю рожу твоего благоверного!

- А что рожа? Не смотрела я на него.

- Девочке хоть понравилось? - продолжал хохотать мой друг.

Я хмыкнула:

- Она была в таком шоке, что даже ответила, хотя целуется хреново.

- Ну так взяла бы под свою опеку, обучила бы, - подначивал меня он.

- Ты же знаешь, я ж без комплексов, но тащить девку к себе в постель из-за измены мужа с воплями: 'Все мужики козлы, даешь однополый секс!' - я не буду.

- А без измены?

- И без измены тоже, - помрачнела я. - В общем, развода хочу, и ты этим займешься.

- Может, подумаешь и простишь дурака?

- Это что, включилась мужская солидарность или ты что-то знал?

- Что-то знал, - вздохнул Рома, - да и солидарность есть.

- Вот когда ты женишься, я посмотрю на твою солидарность... и как жена будет это терпеть.

- Что ты, дорогая, - шутливо замахал он на меня руками, - я еще слишком молод, чтобы отдавать себя в кабалу.

Я плюхнулась в кресло и замолчала, пытаясь осмыслить ситуацию. Странно, пока было как-то не больно, волнами накатывала злость. А мы уже ребенка планировали, он прямо настаивать стал, да и я была не против. Слава богу, не случилось. Понаблюдав за моей мрачной физиономией, Ромка не выдержал и скомандовал:

- Так, поехали в клуб, тебе отвлечься надо, а то сейчас растечешься соплей по моему креслу.

- Не растекусь, я пока слишком зла, - ответила я. - А чем черт не шутит, поехали, хоть оторвемся, только мне надо переодеться.

- Не, дорогая, для этого тебе надо вернуться в квартиру, где, скорее всего, столкнешься со своим благоверным. Ты и так неплохо выглядишь, - хмыкнул он, указывая взглядом на край чулок, выглядывающий из-под чуть задравшейся плиссированной юбки.

Я демонстративно ее поправила и ответила:

- А поехали, только сначала перекусим где-нибудь.

Заехали в небольшой ресторанчик и практически молча поужинали. Я только ловила на себе насмешливые взгляды Ромы.

- И чего ты на меня так смотришь? - не выдержала я, положив вилку на край тарелки.

- Да вот предвкушаю развитие дальнейших событий.

- А чего дальше? Развод, раздел имущества, хоть там мне много и не достанется. Уж свекруха этому поспособствует. А дальше смена работы и бог его знает что. Потом об этом подумаю.

- Так я тебе и поверил, - ухмыльнулся он. - Но поживем - увидим.

Мы закончили ужин и, расплатившись, уехали в клуб, который держал один из приятелей Ромы.

Клуб. Оглушающая музыка, своеобразный запах, присущий подобным заведениям: табачный дым, нотки алкоголя, приправленные парфюмом и... сексом. Это всё чувствуется даже тогда, когда заведение закрывается. Будоражит кровь и втягивает в одержимость ритм. Мы поднялись на второй этаж, где в одной из вип-кабинок нашли и хозяина сего заведения.

- Вечерочек, Лерочка, - поприветствовал меня Сашка.

- Привет владельцу притона, - улыбнулась я ему.

- Ну какой же у меня притон?! - делано удивился он. - Ничего подобного, всё в рамках закона.

- Верю-верю. Девушку сегодня спаивать будут? - поинтересовалась я у него.

- Обязательно.

В кабинку почти сразу же зашел официант.

- Так, нам бутылку виски, лед и колу, остальное мы сами, - скомандовала я.

- И чего это тебя среди недели протащило напиться? - удивился Саша.

- Ставлю точку в своей замужней жизни, - ответила я.

- О, так у меня появляется шанс? - он демонстративно потянул руки к моим коленям.

Я шутливо хлопнула его по рукам:

- И не надейся.

- О, боже, как мне не везет! - патетично вскрикнул он.

- Не паясничай.

Нам принесли требуемое, Рома смешал коктейли. Чокнувшись за мое планируемое освобождение от уз Гименея, мы выпили.

- Саш, мы твоего ди-джея немного поэксплуатируем, - сообщил Рома.

- О! Сегодня зажигалочек можно будет не выпускать? - усмехнулся он.

- Ну... это мы посмотрим, - лукаво улыбнулась я. - Как настрой пойдет. Еще по парочке бокальчиков и начнем.

- Я тебе не завидую, - сказал Саша Ромке, - тебе хорошую девочку к концу вашего отбытия вызвать?

Рома окинул меня долгим изучающим взглядом, посмотрел мне в глаза, вздохнул...

- Вызвать... и ей охрану приставить, - кивнул он в мою сторону.

Пока мужчины обсуждали какие-то свои дела, мои мысли чуть расслабленно текли. Вот почему мне так повезло с другом и не повезло с мужем? С Ромкой мы были знакомы уже уймову кучу лет, когда я еще нескладным подростком начала заниматься танцами. Он был старше меня на 4 года, хорош собой и давно занимался. Партнерша у него была весьма фигуристой и стервозной, но, надо отдать должное, двигалась она великолепно. Для меня эта пара была чуть ли не эталоном, я смотрела на них как на что-то запредельное. Мой же партнер меня как-то не вдохновлял. Год мучения и вздыхания в сторонке, хочется всё бросить, но держат мечтой танцы. Почему-то дома я была раскрепощена, но стоило только прийти на тренировку - всё. Колода колодой.

Один раз зимой, как обычно неожиданно для наших коммунальных служб, выпал сильный снег, парализовав весь транспорт. На тренировку добрались человек 6. Без пары были я и ОН. Можно было, конечно, в уголке отрабатывать самостоятельно, да и что мне было делать рядом с ним. Я не знала ни тех сложных связок, которые выполнял он с партнершей, да и техника моя не дотягивала до него ого-го как. Я пристроилась в стороне около зеркала, старательно отрабатывая шаги.

- Ты вся зажата, расслабься, - послышался рядом Ромин голос.

Я от неожиданности вздрогнула и покраснела. Он подошел как ни в чем не бывало, встал за мной, положил мне руки на бедра и сказал:

- Двигайся за моими ладонями так, как будто не хочешь, чтобы я их убирал.

Я молча кивнула и еще больше зажалась, но попыталась войти в плавный ритм его движений.

- Не так, - сказал он, встал передо мной, прижал к себе, вновь положив руки мне на бедра. Мамочки, так жгли меня только его ладони, а тут... - В глаза смотри, - усмехнулся он, начиная плавные движения бедрами.

Я подняла голову, и меня затянуло: словно кролик перед удавом, у меня вылетело всё из головы, только мелькнул кадр из старого фильма "Грязные танцы". Мамочки...

- Вот так гораздо лучше, - сказал он, когда я все же позволила себе быть ведомой, старясь не упустить партнера, который то увеличивал амплитуду движения, то замирал, крепче прижимая к себе... потом вообще убрал от меня руки и я, будто приклеенная, продолжала движение за ним. Меня заворожили его глаза, уже не насмешливые, а просто внимательные.

Ту тренировку я помню смутно: что он мне показывал, как... я помню лишь ощущения... тягучего тепла, бешено бьющегося сердца и какой-то эйфории. Через несколько месяцев я поменяла партнера, с которым у нас наладились хорошие отношения и начались успехи в танцах. У нас были занятия, где тренеров подменяли танцоры из старшей возрастной группы, когда это был Рома, он почему-то всегда для показа связки брал меня. Я им по-детски болела. Года через 3 так получилось, что надо было готовить благотворительный концерт, его партнерша сломала руку и никак не могла в нем участвовать. Он предложил тренеру заменить ее мной, та, поколебавшись, согласилась, уж больно большая разница у нас в возрасте была, но так как это были показательные выступления, а не соревнования, то это было не столь страшно. Он был требовательным трудоголиком, а я... я старалась сделать всё, чтобы не разочаровать своего кумира, продолжая плавиться в его руках.

Концерт мы оттанцевали на ура, хоть я и с трудом справилась со своим волнением.

- Молодец, девочка, - похвалил он меня в гримерной, чмокнув в щечку.

Я зарделась, не в состоянии вымолвить и слова.

- Ты чего это засмущалась? - спросил он, стоя в одних брюках.

- Ничего, всё нормально, просто очень боялась, - пробормотала я и отвернулась.

Он развернул меня к себе лицом и наклонился так, чтобы заглянуть мне в глаза. Я не знала, куда мне себя деть: в глаза смотреть боялась, но ниже смотреть было тоже как-то волнительно... фигура у него была просто замечательная. Я невольно сглотнула.

- Комплексы надо изживать, - шепнул он и накрыл мои губы своими.

Я буквально задохнулась.

- Расслабься, - вновь шепнул он и притянул меня к себе.

Мой первый взрослый поцелуй... Надо заметить, что руки его весьма целомудренно держали меня за талию.

Где-то через полгода он бросил танцевальную секцию, и я его долгое время не видела. Сама прозанималась спортивными танцами еще с год. Не видя себя на турнирах, нашла себе единомышленников по уличным танцам.

 

- Ну что, пошли терзать искушенную публику, - вырвал меня из раздумья Рома.

- Как ты думаешь, это не слишком? - спросила я его, указывая на свой наряд из белой блузки и плиссированной юбки средней длины.

- Нет, в самый раз, - сказал он, расстегивая еще одну пуговицу на моей блузке (еще одну - и будет неприлично), - а белье у тебя, я знаю, всегда было шикарное.

Саша чуть не поперхнулся своей выпивкой:

- Так, ребята, только чтоб без сильного стриптиза на сцене, у нас его сегодня в программе не было.

Рома ему подмигнул и ответил:

- Ну разве что чуть-чуть.

Ритм, пробирающий до костей, звенящие нервы, жар мужского тела, откровенные движения на грани секса. Мелодии сменяются одна за другой, заставляя нас то резко двигаться, то буквально растекаться друг по другу. Его руки распаляют, а я отдаю этот жар музыке и движениям, ластясь к партнеру, лаская его и не отдаваясь ему в последний момент. Голова отключилась, я растворилась в танце, становясь продолжением рук и тела Ромки. Ну и что, что видны чулки с подвязками, когда я закидываю ему ногу на талию; пускай выглядывает край кружева бюстгальтера, когда он демонстративно отодвигает и так чересчур распахнутый ворот блузки. Я пью его восхищение и желание, я купаюсь в напряженных эмоциях замершей толпы. Я знаю, что мы на грани... еще чуть-чуть... еще немного побалансируем и не сорвемся, оставив остальным недоговоренность и полную уверенность в том, что всё у нас было и всё у нас будет.

Через полчаса безумия мы возвращаемся к Саше, тот молча кидает Ромке ключи от номера. Рома, поймав их, быстро исчезает за дверью. Я сажусь в кресло и прикладываюсь к минералке, которую принесли, пока я танцевала. Саша нервно курил.

- Ты бы себя сейчас видела, - произнес он, выпуская дым.

- Всклокоченная, мокрая, тяжело дышащая.

- Это всё так, но сейчас похоже, что у тебя был бурный продолжительный секс, от которого ты еще не отошла.

Я расхохоталась:

- Это почти правда.

- Вот тебе не жалко мужика?

- С чего бы это? - удивилась я.

- Сколько я вас знаю, ты его заведешь танцами, а потом он бежит расслабляться к девочкам.

- А что, девочки жалуются?

- Нет, они с нетерпением ждут вашего совместного появления на танцполе, - хмыкнул Саша.

- Вот видишь, всем же хорошо, - улыбнулась я, отпивая уже виски с колой.

- На месте Ромки я бы тебя уже придушил в уголке.

- Нет, милый, - я облизнула губы, - на месте Ромы ты бы меня уже прижал где-нибудь в уголке. Поэтому я с тобой и не танцую, - улыбнулась я ему.

- И то верно, - рассмеялся он.

Мы продолжили пить, поглядывая на танцпол через стекло.

- Вот зараза, чулки он мне всё-таки порвал, - пробормотала я, нащупав дыру. Хорошо, что есть запасные. - Саш, отвернись, а.

- Зачем? - он насмешливо приподнял одну бровь.

- Чулки поменять.

- Ты стесняешься?

Я лишь пожала плечами, встала, поставила ногу на кресло, чуть сдвинула юбку так, чтобы стал виден край кружева, отстегнула пояс и медленно стала снимать чулок. Затем второй. Затем, не убирая ногу с кресла, потянулась за сумкой, чуть наклонившись.

- Вот ты с... - начал было Саша, но оборвал себя.

Я обернулась к нему и невозмутимо ответила:

- Ты хотел сказать: 'Собака женского рода?' Так я ж просила тебя отвернуться.

Саша резко встал и отошел к стеклу. Я быстро натянула чулки и, сев в кресло, спокойно сказала:

- Можешь поворачиваться.

- Ты когда-нибудь нарвешься, - проворчал он.

- Я не переступаю грани, которую бы мужчина в общении со мной не выдержал. А сейчас ты просто нарвался на мое плохое настроение и я, пользуясь своей безнаказанностью, так проехалась по тебе. Извини.

- Да куда уж тебя денешь, - усмехнулся он и решил поменять тему. - Так чего это ты решила развестись?

- Застукала с другой.

Саша потерял дар речи...

- Э... извини, конечно, но если ты в постели хоть в половину такая, как в танце, то...

- Вот и я о том же, - перебила я его. - Ладно, не будем портить мне настроение, иначе танцевать уже пойду одна.

- Не надо... мне охранников жалко, - замахал он на меня руками.

Через некоторое время вернулся Ромка.

- Лерик, ну тебя на фиг с твоим плохим настроением, сегодня ты просто превзошла себя. Если будешь еще раз такой злой на танцполе, то я уж лучше набью морду твоему обидчику.

Я просто мило улыбнулась и отпила из вновь наполненного бокала.

 

Глава 2

С утра с трудом продрала глаза и потянулась. Голова не болела, но вот во рту оставался мерзкий привкус кока-колы. Короткий стук в дверь, я быстро обернулась простыней. Вошел Ромка.

- О, проснулась угроза психическому здоровью, - улыбнулся он. - Чай, кофе?

- Сам ты угроза психическому здоровью, - пробормотала я, окинув взглядом его голый торс. - Зубную щетку сначала и что-нибудь одеть.

- Будешь как в женских романах: 'Она была одета в его рубашку, доходившую ей до середины бедра, голые коленки из-под которой торчали трогательно, заставляя восставать его естество', - сказал он и кинул на край кровати свою рубашку.

Я фыркнула:

- Ну чего ты пристебался к моему хобби? Иди уже завтрак готовить.

- Есть, командирша, - шутливо козырнул он и отправился на кухню.

Я накинула на себя рубашку, сложила постель и выползла из зала, где меня приютил Ромка. Умылась, разгребла свои космы, которые торчали во все стороны, так как помыть голову у меня-то вчера сил хватило, а вот расчесаться... придется что-то делать с этим вороньим гнездом. Заплела косу.

- И где моя чашка чая? - я вплыла на кухню.

- Сама нальешь, вон чайник, - ответил мне Рома, жуя бутерброд.

- Нет чтобы поухаживать за мной, несчастной.

- Не... тебе нельзя расслабляться.

Я вздохнула:

- Это верно.

Некоторое время мы молча пили чай. По сравнению со вчерашним злости уже не было. Было по-бабьи обидно и немного больно.

- Ром, - начала я, - вот скажи мне, что во мне не так? Не красавица, но симпатичная, да, у меня не 5-й размер, но есть за что подержаться...

- Это точно, - хмыкнул он.

- Не перебивай, а то запутаюсь. Мозги тоже вроде как присутствуют... или отсутствуют, - отвлеклась я... - Не, это ж какую голову надо было иметь, чтобы не разглядеть такого и выйти за него замуж? Где мои мозги были?

- Ты что-то уже начала путаться в показаниях.

- А ты не смейся надо мной, - погрозила я ему пальчиком, - самой тошно становится. В постели не бревно и с фантазией...

Ромка фыркнул:

- И скромная ко всем достоинствам.

- Тьфу на тебя. И застаю мужа с офисным планктоном: оба в ужасе дрожат не от того, что они сделали, а от того, что их застукали, - я жалобно посмотрела на Рому.

- Ты знаешь, в чем твоя беда? Тебя везде много. Ты появляешься - и других за тобой не видно, пусть более красивых, более уверенных в себе. Ты даже не ураган, ты цунами. Твою бы энергию, да в мирных целях - город бы не тратился на электричество.

- Ром... я серьезно.

- И я серьезно. У тебя вечно куча дел, ты куда-то торопишься, у тебя всегда есть свое мнение, которое ты не стесняешься отстаивать - и многих всё это утомляет. Одно дело полюбоваться на стихию, другое - жить с этой стихией. А я тебя предупреждал по поводу твоего мужа, не потянет он тебя.

Помолчав некоторое время, уставившись в чашку, я произнесла:

- Документы для раздела имущества я подготовлю, займись, пожалуйста. Вечером к тебе на работу подъеду подписать договор.

- Зачем тебе юрист? Ты и сама прекрасно можешь это сделать.

- Не хочу. Противно. Поможешь, а? Я всю документацию подготовлю, только займись.

- Ну куда ж тебя деть. Сделаю. Свекры будут просто счастливы, - хмыкнул Рома.

Я лишь криво улыбнулась.

Покончив с завтраком, мы собрались: Рома на работу, я домой, чтобы переодеться. Впрыгнув в такси, я подумала, что надо собрать свои вещи и переехать, например, в гостиницу, пока буду подыскивать себе жилье.

Переступила порог квартиры. Судя по раскиданным вещам, муж дома ночевал, но уже уехал на работу. А я опаздывала. Надо будет отзвониться, чтоб меня сегодня не ждали, завтра напишу заявление об увольнении. Интересно, отрабатывать две недели заставят или нет? Со свекра станется устроить мне это испытание. Хотя чего это я впадаю в уныние? На фиг. Переоделась в легкие брюки и майку, достала чемоданы и стала собирать вещи. Не думала, что у меня столько хлама, придется взять только необходимое... мда... необходимого больше, чем сумок. Зазвенел сотовый.

- Ты почему не на работе? Сегодня ж надо срочно доделать договор! - возмущался в трубку свёкр.

Я ошалела от такой наглости:

- Пусть его доделывает та, которая вчера прекрасно меня заменила на диване в кабинете моего мужа.

- Что случилось? - не понял он.

- Я увольняюсь и подаю на развод. Если так срочно, заявление сегодня заеду написать, хотя собиралась это сделать завтра.

- И никуда ты увольняться не будешь! Приезжай, поговорим.

- Через 2 часа буду, - буркнула я, прикинув, что за это время успею заселиться в гостиницу.

Когда добралась до работы, то увидела машину свекрови. Да... прибыла тяжелая артиллерия.

Я поднялась в офис, зашла в приемную и спросила у секретаря, весь ли консилиум собрался. Та утвердительно кивнула и проводила меня удивленным взглядом. Ну что, глубоко вдохнули и улыбнулись. Я открыла дверь.

- Всем добрый день.

- А он добрый? - поинтересовался свёкр, сидя за столом.

- Однозначно добрый, - я лучезарно улыбнулась и демонстративно уселась в кресло, которое очень любила свекровь.

- Деточка, что у тебя случилось? - поинтересовалась она, стоя около своих любимых фикусов.

- У меня? Абсолютно ничего. А вот у вашего сына, может, что-то и случилось. Поинтересуйтесь.

- Он ничего о разводе не знает.

- Потому что я с ним еще не виделась и не подготовила документы для этого.

- Как это не виделась? - взвилась свекровь. - Ты что, не ночевала дома?

- Да, я не ночевала дома. Дальше что?

- Да как ты, замужняя женщина, могла ночевать в другом месте!

Меня начал разбирать смех, но пока смеяться было рано.

- Так же, как Ваш сын мог тр*хать на рабочем месте свою сотрудницу.

Свекровь поперхнулась, ей на помощь пришел свекр:

- Ну зачем так грубо? - поморщился он.

- Почему грубо? С эстетической точки зрения это не тянуло даже на третьесортную эротику.

- Милый мой, - обратилась свекровь к своему мужу, - выйди, пожалуйста, мы тут пошепчемся.

"Милый" зыркнул на меня, а я про себя усмехнулась. Это только при муже она такая сю-сю, сейчас начнется. Устроилась в кресле поудобней, пока свёкр пересекал комнату. Вот дверь закрылась и...

- Ты что себе позволяешь? Хамишь, семью разрушить решила! Мы к тебе всем сердцем, муж тебя любит, вы детей собирались завести, а ты столько лет семейной жизни коту под хвост решила пустить из-за какой-то блажи?! Мы столько вложили в вашу семью! У Войчинских никогда разводов не было!

Так, подожду, пока она выговорится и перейдет к увещеваниям, перебивать - увеличивать сеанс промывки мозгов.

- ... ну, деточка, с кем не бывает. Ну оступился мальчик. Могла бы, как умная жена, простить его.

Вот тут меня накрыло - я расхохоталась:

- А еще лучше - присоединиться к ним третьей, дабы укрепить семью.

Свекровь вновь начала хватать ртом воздух.

- Развод - это не обсуждается. Раздела имущества не бойтесь, сыночка Вашего не обижу, во всяком случае, сильно, - я усмехнулась, - а спускать подобное оскорбление я не намерена. Мне жаль моих потерянных трех лет семейной жизни. Пойду поговорю с главой компании об увольнении, - сказала я, вставая с кресла.

- Ты об этом пожалеешь, - донеслось мне вслед.

О! А вот и угрозы. Аккуратно прикрыв дверь, я лучезарно улыбнулась секретарше, которая явно пыталась греть уши... безуспешно. Видно было, что она помирала от любопытства. Ничего, скоро поползет уйма разнообразных слухов, будет о чем языком почесать.

Я постучалась и сразу же вошла в кабинет мужа, куда ушел свекр. Благоверного не было, я про себя усмехнулась - берегут сыночка, чтобы я ему постфактумом ничего не оборвала.

- Валерия, может быть, ты всё же хорошо подумаешь прежде чем подавать документы на развод и увольняться?

- У меня достаточно было времени на раздумье - ровно 10 секунд, когда мой муж слезал с бабы и пытался найти свои трусы.

- Ну дело молодое...

- Да и я как бы не старая, - перебила я. - Нет, не уговорите. Заявление я сегодня отдам в отдел кадров. Две недели отрабатывать?

Он прищурился как-то нехорошо, нажал на селектор и попросил вызвать в кабинет Марию. Я мысленно ему аплодировала - хочешь попытаться ударить меня посильнее? Ну-ну.

Спустя несколько минут, робко постучавшись, в кабинет просочилась вчерашняя Мария: очи долу, голосок тихий - вся из себя покорность и смиренние. Тьфу.

- Валерия, передашь все дела Марии, включая договор с 'Капиталом' - тебе еще его доделать надо - и сведешь ее с людьми из 'Герона'.

- А что мне за это будет? - усмехнулась я?

- Спокойное увольнение.

- Спокойно уволиться я и так могу, а могу и со скандалом... Сейчас же дайте указание кадрам подготовить приказы об увольнении, мою трудовую и с Вас характеристику. Это на всякий случай.

Свекр побурил меня взглядом, но набрал отдел кадров, чтобы те подготовили требуемое, а также приказ о назначении Марии такой-то на мою должность помощника юриста. Я быстро наваяла заявление об увольнении и отдала секретарше в приемной. Затем вернулась в кабинет. Я продолжала мило улыбаться, Мария сидела на краешке кресла и практически не дышала, пытаясь слиться с местностью. Через полчаса документы были у меня.

- Раз теперь всё, сдавай дела.

- Отлично, - сказала я, убрав бумаги в сумку, - но с 'Героном' вы в пролете. Это была моя инициатива, и я ее похороню. Вот флешка с договором 'Капитала', подписание завтра в 16:00. Всего доброго.

Я положила флешку на стол и вышла из кабинета, через секунду послышался рёв свёкра: 'Валерия! Вернись немедленно!' А что я? А я ничего... НИЧЕГО ИМ НЕ ДОЛЖНА! Я все 3 года пахала на этой должности, по сути заменяя им юриста, которым числилась их доченька. Меня всё устраивало. Как же, семейный бизнес, приличный доход, и прорва работы за двоих. Какой же я была дурой. Ладно, сейчас не время жалеть себя, надо подготовить документы для раздела имущества. Я поехала в гостиницу, куда помимо вещей привезла свой ноут и всю домашнюю бухгалтерию - вот что значит любовь к порядку в делах.

 

Глава 3

Вечером поехала в офис к Ромке, чтобы отдать подготовленные документы.

- Ты как? - поинтересовался он после приветствия.

- Сейчас, когда кучу дел переделала и настал момент расслабиться, хреново, - честно ответила я.

- Поехали ко мне: захочешь - поболтаем, нет - помолчим.

Я с ним согласилась.

И вот мы сидим на его кухне и пьем чай. Тоскливо, хочется плакать...

- Ну и чего ты нос повесила? - пинает меня в бок Ромка.

- Чувствую себя, как вкладчик финансовой пирамиды, которого кинули.

- Рассказывай, как прошел процесс твоего изгнания из клана Войчинских.

- Да никак. Свекровь попыталась полоскать мозги, чтоб я не дурила, свёкр старался задеть за живое, назначив на мое место офисный планктон, который, как выяснилось, как раз заканчивает юрфак.

- И что ты прицепилась к 'офисному планктону'? - полюбопытствовал Ромка. - Тебя так задевает, что в койке с твоим мужем оказалась такая? Тебе было бы легче, если была бы роковая женщина?

Я отрицательно покачала головой и ответила:

- Да я не девочку виню, если честно. Хотя я не понимаю, как можно быть такой... - я запнулась, в попытке подобрать определение.

- А что, ты думаешь, что быть такой, как она, легко?

- А чего там трудного? Да, нет, хорошо - вот и весь лексикон.

Рома расхохотался:

- Да ты и месяца в таком режиме не вытянула бы.

- Это я-то не вытянула? Тишина, покой, а не скакать, как я последние два года, беговой лошадью.

- Ты всегда работала одна, практически не подстраиваясь под коллектив, тем более женский, и в офисе.

- Да что там такого? Работа с людьми - она всегда работа с людьми, ничего сложного.

- Это когда ты со своим темпераментом превращалась с бультерьера, если видела 'добычу' из интересного контракта?

- Ты меня монстром представляешь, - возмутилась я. - Я могу быть тихой и спокойной.

- А давай пари? - подначил меня Рома. - Я занимаюсь твоим разводом, а ты в это время устраиваешься на работу, представляя собой этот самый 'офисный планктон'.

- И куда я устроюсь в этом городе в такой роли? Все друг друга знают. И что я буду с этого иметь?

- О, конструктивный разговор! Значит, на пари согласна. Тогда давай на полгода - как раз будет идти раздел имущества, разведут-то вас уже через месяц. Ты в другом городе устраиваешься на работу, не отсвечиваешь, за каждый прокол - с тебя исполнение желания.

- Ага, за полгода можно накосячить столько, что я в кабалу попаду, - проворчала я. - А что я буду иметь с этого?

- Исполнение трех твоих желаний.

- Ты что, озверел? Давай за каждую неделю, что я продержусь!

- Во, я ж сказал, что ты бультерьер, - усмехнулся Ромка, - а ты спорила.

- Давай договор составлять, - усмехнулась я, - по всем правилам.

Ночевать я осталась у Ромы. Проснулась часов в 12 дня. Хорошо, что была суббота. Выползла в коридор - тишина, хозяин скорей всего еще спит. Побывала в ванной, привела себя в порядок, полюбовалась синяками под глазами и поползла на кухню варить кофе. Через полчаса послышались шаги по коридору, хлопанье дверей - проснулся хозяин квартиры. Влезла в холодильник, чтобы достать чего-нибудь на бутерброды. Вскоре Ромка нарисовался на кухне.

- О... кофе... божественный напиток после бурно проведенной ночи... - он упал на стул и облапил чашку. - Блин, Лерик, вот кому скажешь, что провел бессонную ночь с девушкой, так начнут завидовать. А мне сочувствовать надо.

- А чего тебе сочувствовать? Девушка, удовлетворенная бурной ночью, приготовила тебе завтрак, - улыбнулась я.

- Ты мне вчера весь мозг вынесла этим договором, - простонал он.

- Ты сам предложил пари, так что нечего валить с больной головы на здоровую.

- Да это ж капец какой-то... Договор на 5 листах мелким шрифтом!!!

- Зато ни одной сноски еще более мелким шрифтом.

- Я вчера ошибся, ты не бультерьер, ты пиранья. Ну ничего, это не надолго, - он радостно потер руки. - Я даже тебе помогу превратиться в 'планктон'.

- Что, со мной по магазинам пойдешь? - я скептически на него посмотрела.

- Ой, пойду... ой, пойду...

- Чувствую, какую-то гадость задумал, - проворчала я.

- Ты мне еще потом спасибо скажешь за помощь, - усмехнулся он, отпивая кофе.

Через два часа в торговом центре.

- Ты чего, озверел?! Я это не надену. Посмотри, длина невнятная - ровно по колено, фасон и того хуже - где здесь моя талия?

- Так, не спорь. Вещи среднего уровня, неброские и тебе почти идут.

- ВО! ПОЧТИ! Чем плохи мои вещи? Мои офисные не ярких цветов, зато сидят хорошо и качество у них получше будет. А ты во что меня пытаешься одеть?

- Ты так хочешь сразу проиграть пари? - иронично произнес Ромка.

- Нет.

- Вот и слушайся меня.

- Я хоть нормальное белье носить могу? - почти с угрозой произнесла я.

- Если не будешь в офисе раздеваться, то можешь, - рассмеялся Ромка.

- Не буду, - буркнула я, забирая у него из рук очередную непонятную вещь и скрываясь в примерочной.

Через некоторое время.

- Еще и очки?! Ромчик, я тебя сейчас где-нибудь прикопаю!

- Договор помнишь?

- Помню. Только без брекетов давай обойдемся.

- А что, была бы вообще классика, - усмехнулся мой мучитель.

- Не, в этом я на улицу не выйду, я ж на стрекозу похожа!

- Что, комплексы появились?

- Нет, но уродовать себя я не позволю.

- Ладно, давай тогда вот эти.

- Тьфу, учительница первая моя получилась. Ладно, берем вот это безобразие, пока ты что похуже не нашел.

Через 3 часа в квартире Ромы.

- Я в этом похожа на пугало огородное в очках... шляпы только не хватает.

- Ничего так, миленько, - ухмыляется Рома.

- Не думала, что могу себя так изуродовать. Хорошо, что хоть так ходить нужно будет только в офис.

- Смотри, если засветишься там в своем привычном амплуа, штрафовать буду.

- А как ты узнаешь? - лукаво улыбнулась я.

- У меня знакомых много в том городе, куда ты переезжаешь вот уже через 6 дней.

- Господи, и на что я подписалась? - я воздела руки к потолку.

- На разнообразие в жизни, - хмыкнул Рома.

Следующая неделя, отведенная мне договором на переезд, был занята поиском приличной недорогой квартиры в несильно криминальном районе (оказывается, что практически невозможно соединить в себе все эти качества). Приходилось мотаться между двумя городами. Чёрт, еще машину придется менять... видите ли моя не подходит 'офисному планктону'. Начинаю понимать, что мой друг надо мной издевается. Хотя нет, он просто не дает мне возможности впасть в уныние и заняться самокопанием. Потому что по тому же трехклятому договору я должна найти работу в течение двух недель после переезда. Так что параллельно еще просматриваю объявления с вакансиями и созваниваюсь с кадровым агентством.

- Ром, а Ром. Давай напоследок в клуб сходим потанцевать?

- Ты прям как перед смертью последнее желание загадываешь, - усмехнулся друг.

- Я уже чувствую себя смертницей.

- Ладно, предупрежу Сашку, чтобы он сегодня охранников поближе к танцполу держал.

 

И снова клуб.

- Привет, Лерок, снова пришла смущать умы? - поприветствовал меня хозяин клуба.

- Эти умы смутить невозможно, - я кивнула на толпу на танцполе. - Скорее прощальные гастроли.

- Ты чего, уезжаешь?

- Ага, где-то на полгода, наверно.

- А как же развод, раздел имущества?

- Я жертву нашла - Ромка займется.

- Экстремал, ты решил перейти дорогу Войчинским? - усмехнулся Сашка.

- Да, зато у меня будет замечательная развлекательная программа на целых полгода, - хитро улыбнулся Ромка.

Сашка внимательно осмотрел нас и вынес вердикт:

- Вы оба ударенные на голову, но это-то в вас мне и нравится. Что сегодня по программе?

- Мне грейпфрутовый сок и минералку со льдом чуть попозже, после того, как вернусь с танцпола. Я подменю кого-нибудь из зажигалочек?

- Да пожалуйста, сегодня как раз Лены нет, ее место пустует.

Выходя из кабинки, я услышала фразу Сашки: 'Надо будет охрану предупредить, чтоб назойливых отгоняли'. Ишь как заботится.

 

Глава 4

Утро субботы - время переезда. Ромка вызвался мне помочь, подкалывая меня, что с тем количеством сумок и баулов я буду заниматься погрузо-разгрузочными работам сутки. Не думала, что за годы замужней жизни можно так обрасти барахлом. Но лично своего не оставила ни шпильки. На совместное была составлена опись, которую, скрежеща зубами, как поведал мне Рома, мой пока еще муж подписал. К сожалению, с машиной придется расстаться... она тоже попала под дележку нажитых вилок и тарелок, так что осталась стоять на оплачиваемой стоянке. Поэтому переезд совершался на Ромкином совсем не маленьком автомобиле, который, надо заметить, я забила своими вещами под завязку.

- Маленькой собачонки не хватает, - проворчал он, усаживаясь за руль.

- Я сама в ужасе, - поддержала его я. - А нам всё это тащить на 3-й этаж без лифта.

- Господи, ты где квартиру нашла?

- В тихой части города старой застройки. Сам увидишь: зелень, небольшие уютные дворики...

- Бабушки, сующие нос везде, - перебил меня он.

- И это тоже, наверно, - засмеялась я.

По дороге мы болтали о пустяках, так что время пролетело быстро, и вот мы уже въезжали во двор дома, где мне предстояло жить ближайшие полгода.

- Я ж говорил, сплетник, - сказал Рома, прежде чем вылез из машины.

И правда, на лавочке возле подъезда сидело несколько старушек, которые сразу же зашушукались, как только мы с ними поздоровались. Выгрузка и последующая переноска сумок происходила под их пристальными взглядами: всё было осмотрено, посчитано, на глаз взвешено и буквально рентгеном просканировано. Мы с трудом затащили всё на третий этаж.

- А миленькая квартирка, - сказал Ромка, - заглядывая во все комнаты.

- Да, мне тоже она очень понравилась, увела буквально из-под носа у одной мадамы, заплатив сразу за полгода съема.

- У тебя хоть деньги остались?

- Я запасливая.

- Поехали, запасливая, в магазин, а то ты тут с голоду помрешь, - сказал Рома, проинспектировав пустой холодильник.

Только мы вышли из квартиры, как из соседней двери выплыла женщина в годах. Ну не позволяла её стать назвать её старушкой.

- Вы кто такие будете? - поинтересовалась она у нас.

- Добрый день, меня зовут Валерия, я Ваша новая соседка. А это мой друг Роман, он помогал мне переезжать, - несколько оробев, что не свойственно мне, ответила я.

- Очень приятно, я Элла Степановна. Выражаю просьбу всего нашего подъезда вести себя в рамках добрососедских отношений. Надеюсь, дебошей здесь не будет.

- Не волнуйтесь, - заверила я ее, - я тоже люблю покой.

Сухо кивнув нам, она скрылась в своей квартире.

- Ну и цербер, - пробормотал Ромка. - Но за тобой будет пригляд, - хитро глянув в мою сторону, добавил он.

- Это точно, - скривилась я.

Хотя знакомых у меня здесь нет, вести я себя по договору должна тихо-тихо, так что не думаю, что у меня возникнут с ней проблемы.

Мы смотались с Ромкой в ближайший супермаркет, забили мне холодильник и шкафы едой, пообедали, и друг мой отчалил домой.

К вечеру я немного распихала свои вещи, поставила в шкаф весьма немногочисленную посуду, коей насчитывалось всего по паре-тройке предметов. Подогрела воду, заварила чай в прозрачном чайнике и стала наблюдать, как в нем от горячей воды распускается букет, заполняя почти весь объем. Накатила тоска... Только сейчас я оценила все подпрыгивания Ромки, который не давал мне задуматься о произошедшем, занимая меня то этим дурацким пари, то танцами, то переездом, не давая осмыслить предательство мужа. Я не считала, что у нас с ним неземная любовь или всепоглощающая страсть. У нас были сходные интересы, нам было хорошо в постели (тут я про себя хмыкнула: 'Видимо, не достаточно'), мы были из одного круга - всего этого хватило, как нам тогда казалось, чтобы сначала жить вместе, а затем и пожениться. Нет, ну имел бы он смелость сказать мне, что всё, прошла любовь, завяли помидоры - мы бы тихо-мирно, как цивилизованные люди, разошлись. Я, несмотря на свой темперамент, скандалы не очень любила. Но обида глодала меня, так и хотелось сделать какую-нибудь гадость... А здравый смысл вопрошал: 'Зачем?!' Зачем унижать себя этим. Прав был всё-таки Ромка в своей молчаливой поддержке. Моё самокопание прервал звонок в дверь. Я удивленно пошла открывать. Посмотрела в глазок - Элла Степановна собственной персоной. Чего это она? Открыла дверь.

- Добрый вечер, Валерия. Вы не заняты?

- Добрый. Нет.

- Составьте, пожалуйста, старушке компанию за чашкой чая, а то одной что-то скучно стало.

Я улыбнулась:

- Вы не производите впечатления старушки. Если хотите, можно попить у меня - я как раз заварила.

- С удовольствием. Сейчас захвачу к столу кое-что, - произнесла она и скрылась в своей квартире.

Я осталась ждать ее на пороге. 'Старушка', хм... какая самоирония. Интересно, не председатель ли это сплетника, что мы с Ромкой встретили во дворе? Ну вот и посмотрим. Буквально через минуту появилась Элла Степановна с тарелкой тончайших вафель, я пригласила ее на кухню.

Уточнив, что она не против пить тот зеленый чай, что я уже заварила, я разлила его по небольшим чашечкам.

- Извините, что так напросилась к Вам, - чинно сказала Элла Степановна, - но сейчас живу одна. Дети и внуки, конечно, захаживают, но у всех уже свои дела, своя жизнь, так что мне скучно.

- А как же соседки? - поинтересовалась я.

Элла Степановна махнула рукой:

- И о чем с ними говорить? О сериалах? О ценах на продукты? О том, какая нынче распущенная молодежь? - она улыбнулась, и лицо ее преобразилась. - Себя как будто в этом возрасте не помнят. Нет, я, конечно, с ними общаюсь, но сидеть на лавочке целыми днями мне скучно.

- И за это Вас недолюбливают?

- Недолюбливают, - улыбнулась она, - и за то, что с ними мало общаюсь, и за то, что дети и внуки в люди выбились, и за то, что на жизнь не жалуюсь, хоть муж уже и умер. Ну а Вы какими судьбами сюда попали? С мужем разошлись? - поинтересовалась она.

- Как узнали? - удивилась я.

- А незагорелый след от обручального кольца у Вас.

- Вы прямо детектив. Развожусь, - я пытливо посмотрела на Эллу Степановну, интересуясь ее реакцией.

- Желаю Вам нормального развода без скандалов, - она приподняла чашечку с чаем, как будто чокаясь.

- И даже не спросите, почему, и не пожурите, что ай-яй-яй, надо на всю жизнь один раз?

- А зачем? Захотите - сами расскажите, а так, чтобы выйти замуж один раз на всю жизнь и эту жизнь не промучиться - это еще повезти должно.

- Вы считаете, что хороший брак - это везение?

- Отчасти. Встретить того единственного - это везение, а вот удержать - это искусство, - улыбнулась она.

Не так уж и проста эта старушка, я про себя хмыкнула.

- И вот как определить, тот ли он единственный, - полюбопытствовала я.

- Просто почувствовать, бьются ли ваши сердца в унисон и исчезает ли весь мир, когда этот человек рядом.

- Это хорошо в любовных романах, а в жизни такого не бывает.

Элла Степановна улыбнулась мне немного снисходительно, как ребенку:

- Ты просто это еще не встретила. А любовные романы напоминают нам, к чему нужно стремиться.

- Хотелось бы верить.

Мы пили чай, ели хрустящие вафли, и мне Элла Степановна уже не казалась цербером или сухой строгой преподавательницей. Мы болтали о пустяках, я поделилась, что со вторника у меня начинаются собеседования с работодателями, что полгода минимум мы будем соседствовать, а там, как получится. Разошлись мы достаточно поздно: соседка оказалась замечательным собеседником, возраст которого не чувствовался, наверно, потому, что она не поучала и не навязывала своего мнения.

Ложась спать, я улыбнулась. Ну вот, можно сказать, что я нашла тут приятельницу. Мысли о неверном муже как-то отступили на задний план, уже не так царапая обидой. Завтра начинается новый день и новая жизнь, как бы это банально не звучало.

 

Глава 5

Воскресенье - первое утро, когда мне не надо куда-то бежать, о чем-то думать. Вот так за неделю моя жизнь сделала странный кульбит и замерла в ожидании. Солнышко светило в открытое окно, ветерок шевелил легкие занавески, птички чего-то там себе чирикали, а я умиротворенно пила чай. Мысли лениво перекатывались... На языке вертелась фраза... 'жизнь по-другому'. Нет, не новая, а именно по-другому. А если женщина начинает такую жизнь, значит, она идет по магазинам - там я уже побывала с Ромкой, и в салон... Сказано - сделано. Хочется, конечно, креативчика, но это будет выбиваться из образа. Ладно, что-нибудь придумаю, лишь бы мастер попался адекватный.

Быстренько ополоснула кружку, натянула джинсы с майкой, обулась и выскочила из дома. Так... теперь бы найти какой-нибудь салон поблизости. На улице людей было мало: сказывалось начало лета: все старались урвать на природе еще не жаркую погоду. Покрутившись немного по округе, я заприметила небольшой салон, который вот-вот должен был открыться. В ожидании я присела на лавочку в тени. Время подбиралось к 9 утра, и вот вприпрыжку к двери салона подбежала худенькая девушка с весьма креативной разноцветной прической. Ух, ты! Жаль, что мне сейчас что-то подобное нельзя. Выждав еще минут 10, чтобы не стоять над душой в ожидании пока девушка настроится на рабочий лад, я переступила порог салона. Интерьер был подстать хозяйке, только не такой яркий.

- Добрый день. Добро пожаловать в мой салон. Чем могу помочь? - прозвучал мелодичный голос.

Надо же. Угадала, что хозяйка. Это даже к лучшему.

- Я хотела бы подстричься, желательно сейчас. Это возможно?

- Да. На утро у меня записи нет, все хотят поспать, - улыбнулась девушка. - Меня зовут Людмила.

- Валерия.

Она усадила меня в кресло и поинтересовалась:

- Что делать будем?

- Что-нибудь креативное, но не до такой степени веселости, как у Вас. И так, чтобы можно было уложить во что-нибудь непритязательное.

Люда хмыкнула:

- У меня на голове результат проигранного спора, мне еще две недели так ходить. Так что не пугайтесь. Какой длины?

- Коротко.

- И не жаль? - спросила она, перебирая мои волосы, спускающиеся почти до середины лопаток.

- Нет. Другая жизнь и... - я сделала паузу, - надежда выиграть спор.

Она задорно рассмеялась:

- Ну что ж, я постараюсь в этом помочь.

Люда оказалась просто чудом. Она подстригла меня и показала, что можно сделать из того, что осталось на моей голове. А что, мне нравится: достаточно короткий боб буквально двумя движениями рук, измазанных в геле, превращался во что-то задорно-хулиганистое. Обсудив с хозяйкой салона всяческие косметические новинки, мы расстались с ней приятельницами. Думаю, я заскочу сюда еще не раз, побаловать себя чем-нибудь: как оказалось, остальные мастера индустрии красоты просто еще не подошли.

Остаток воскресенья и понедельник прошел в хозяйственных хлопотах, потому что переезд хуже пожара: обязательно что-то не найдется, чего-то не хватит, что-то испортится. Благо, что вся моя техника оказалась в порядке, а вот единственной вазы, которую я забрала, я не досчиталась. Эх... на счастье. Да и зачем она мне, разве что самой себе цветы дарить.

Здравствуй, вторник. Здравствуйте, собеседования. В свои 25 я ни разу сама не устраивалась на работу. Как-то так жизнь сложилась, что в институте подрабатывала по знакомству, а потом сразу после выпуска ушла на фирму свёкра. У меня начинался легкий мандраж. Одно дело было идти в своем привычном амплуа уверенного в себе юриста и женщины, другое - видеть себя в зеркале сейчас... Мышиного цвета юбка, блузка слегка не по фигуре, босоножки на старушечьем каблуке в 4 сантиметра. И на голове... чуть прилизанная прическа, ни чем не выдающая себя. Что-то забыла... О! Очки... Мрак... Свет мой зеркальце, потухни и не комментируй.

В своем нынешнем виде нет смысла претендовать на что-то большее, чем помощник юриста или что-то в этом роде. Мне бы полгода продержаться. С этими мыслями я переступила порог одного потенциального работодателя. Вышла я от него, кипя негодованием. Меня оценили... с ног до головы... не подошла моя, хм, квалификация. Теперь это так называется. На себя бы посмотрел, плюгавый коротышка. Я плевалась, хотелось помыться. Мда... с таким настроением идти на следующую встречу нельзя... покусаю кого-нибудь. Отдышалась с часик в близлежащем сквере... Ну, с Богом!

Домой вернулась морально разбитая. Кто бы мог подумать, что сомнения работодателей в моей квалификации могут так бить по самолюбию. Скинула с себя раздражающую одежду, забралась в душ, чтобы водными процедурами смыть весь негатив. Был бы Ромка - затянула бы куда-нибудь в клуб потанцевать, а так... остается только попугать соседей музыкой и топотом над их головами. Два часа метания по не сильно большой комнате меня немного привели в чувство. Всё же это немного не то - танец наедине с собой и танец на публике. В одиночестве - это для меланхолии, грусти, чтобы разобраться в себе. В толпе - сброс напряжения, заряд чужой энергией, игра или поединок без побежденных... почти. Я улыбнулась, вспоминая наши студенческие танцевальные баталии с Ромкой. Да-да, именно учась в университете, я вновь столкнулась с ним на одной из студенческих вечеринок. Ух, как мы тогда зажгли. Я аж зажмурилась. А всё потому, что решила проверить, избавилась ли я от комплексов и от детской влюбленности. Избавилась... и не только от комплексов, но и от большинства одежды, оставшись в одном белье. Правда и на нем кроме боксерок ничего не наблюдалось. Друзья-приятели зрелище оценили, требуя продолжения. Мы переглянулись и... под медленную музыку эротично одели друг друга. Так мы и стали друзьями: я - выбешивающая его подружек, он - доводящий до зубовного скрежета моих кавалеров. Нет, конечно был момент, когда наши танцы чуть не завели нас дальше, но подумав не тем, что ниже мозгов, решили, что лучше не ставить под угрозу наши отношения: с искрой, взаимопониманием и легким налетом цинизма. Мой уже почти бывший муж воспринимал Ромку как неизбежное зло. Тьфу, к ночи помянула. А завтра вновь собеседования.

Неделя собеседований не принесла ничего положительного. К выходным я была вымотанная, злая и... без права на отдых. Черт бы побрал этот договор.

- Ромочка, солнышко, ну давай я приеду, мы хоть в клуб сходим, - уговаривала я своего друга.

- А кто на работу еще не устроился, - ехидно напомнил он.

- Да разве в том прикиде можно устроиться хоть куда-нибудь? Уборщицей разве что.

- Не-не, дорогая, прописано, что по специальности, значит, по специальности. Ты не представляешь, сколько есть преимуществ в твоем виде. Ты просто не умеешь ими пользоваться.

- Преимуществ?! - взвилась я. - Да меня за человека с трудом принимают!

- Зато так выглядит смирная рабочая лошадка. Вот и соответствуй.

- Легко говорить.

- Ты же умничка, я в тебя верю.

Мы попрощались. Конечно, можно было на всё плюнуть и пойти самой куда-нибудь оторваться, тем более, что Ромка был в другом городе. Но... у нас с ним не принято было обманывать друг друга. Так что, скрежеща зубами, полезла в Интернет, у меня там на правку завалялось пару тройку текстов, что девчонкам обещала. Отвлекусь немного.

Ух... эх... вот енто страсть... о как... даже я так не выгнусь... интересно, а коробка передач им не мешает? А руль? Хм, точно, завтра посмотрю адреса автосалонов, пойду гляну, что там с жизненным пространством за рулем. А то, боюсь, маневров для движения там бедной героине не оставили. Жаль, что проверить не с кем. Я про себя хмыкнула: представляю физиономии менеджеров, когда бы они узрели принцип выбирания авто. А что, Ромка бы поддержал этот прикол. Я вздохнула. Пора ложиться спать.

Воскресенье ознаменовалось моим походом по автосалонам. Соблюдая хоть какую-то чистоту эксперимента, оделась, как героиня романа: шпильки, достаточно короткая узкая юбка, какая-то там майка. Ничего, что мне даже на шпильках не хватает росту до нее сантиметров 10 заявленных - это под 180 - моделька, если без обуви. Фух... пошла пугать народ.

Хорошо, что покупатели раненько не приезжают, мне хватило менеджеров, тихо угорающих над моими кульбитами в машинах. Заберись во внедорожник в узкой даже короткой юбке и на шпильках. Разве что запрыгнуть. Запрыгнула на место пассажира - места вагон. Ладно, перебираемся на водительское... Что? Выйти и обойти машину? Ага, а чистота эксперимента? Нет уж... Блин... и чего у нас в ТЗ не космический корабль с кнопочками. Рычаг передач хоть и небольшой, но... блин... юбка узкая... мда... Глаза менеджера напротив... жаль, что фотоаппарата нет. Ну да, тут уже не юбка, а пояс... фух... устроилась за рулем. Так, отодвинула, опустила, это подняла... попрыгала, ладошкой отмеряя расстояние до крыши... Хм... Разве что как лебедю сворачивать шею в узел, а еще колени потенциального любовника. А что там сзади... обозрела заднее сидение. Я-то пролезу между передними сидениями, а вот мужик под два метра ростом с весьма развитой мускулатурой ну никак не протиснется.

Вышла из очередного авто, взъерошила и так стоящие торчком волосы. Сбоку робкий голос:

- Ну как Вам эта модель?

- Не подходит. Даже при моих скромных габаритах она маловата.

- Простите, маловата для чего?

- Для секса за рулем, - ответила я и вышла.

Немая сцена и ржач персонала, когда закрывались автоматические двери. Долго же они терпели, бедненькие. Зато как настроение у них поднялось, да и у меня.

Вернулась домой и накатала отчет о проделанной работе в красках и лицах, чувствую, приятельница вывесит это на страничке в качестве анекдота.

 

Глава 6

И вновь собеседования. Я просто вымотана. Еще 2 дня и... я попаду на штрафные санкции договора. И чем я думала, его заключая? Переоценила я себя... нет. Не переоценила, просто не учла некоторые факторы. После очередного собеседования, где мне пообещали перезвонить, я зашла в ближайшее кафе выпить чего-нибудь прохладного, чтобы остудить мозги и усмирить раздражение. Так я еще не прокалывалась ни с одним договором, ни с одним спором. Я нервно крутила в руках запотевший бокал с безалкогольным мохито, разглядывая полупустое кафе. Два дня... а все предложенные вакансии я уже оббегала.

За соседний столик буквально рухнул молодой мужчина, швырнув папку на стол, и махнул официантке рукой. Та быстро подбежала. Еще бы. Классный экземпляр, прям как в любовных романах: высок, хорошо сложен, шально-обаятелен, несмотря на раздражение, дорого чуть небрежно одет и... явно в деньгах не стеснен. Только ему принесли кофе, как тут же у него зазвонил телефон. С видимым раздражением он принял звонок:

- Да... И где тебя носит?... Ах, на курорте?!... А у нас по твоей милости уволилась твоя помощница!... Если я тебе скину документы, ты успеешь всё подготовить к понедельнику?... Ах нет?! У тебя законный отпуск, и ты будешь вне зоны доступа где-то в море?!... Вот ты...!... В своем праве?... Замену? Как я найду замену за несколько дней?!... Мои проблемы?... Смотри, как бы они не стали твоими!

Он чуть ли не швырнул трубку. Ему нужен юрист... Шанс? Мужчина, обжигаясь, отпивал из чашки. Дам ему пару минут успокоиться и подойду. Чего я теряю?

- Добрый день, простите, я нечаянно подслушала Ваш разговор. Если Вам нужен юрист, то я как раз ищу работу по специальности, - буквально проблеяла я, теребя в руках сумку, стараясь соответствовать образу.

Он окинул меня оценивающим взглядом и, не предлагая присесть, произнес:

- Резюме и документы с собой?

- Да, конечно.

Я полезла в сумку и быстро достала папку с документами, протянула ему. Он буквально вырвал из рук и кивнул, уже не глядя на меня, на соседний стул.

- Не местная? Почему уволились? - спросил он, не отрываясь от документов.

- Развожусь с мужем, решила сменить и место проживания.

- Когда сможете приступить к работе?

- Хоть сейчас.

- Хорошо, пошли.

Он стремительно встал, кинул деньги на столик и протянул мне обратно папку. Я еле-еле успела положить деньги на свой столик за недопитый мохито и почти побежала за удаляющимся мужчиной. Чего он о себе мнит? Но у меня и выбора-то особого нет.

Он подошел к скромненькому такому черному паркетнику и снял с сигнализации. Помню-помню, что он намного больше лимона стоит, на выходных в таком лазила.

- Садитесь, поедем, - он открыл мне переднюю дверь и подождал, пока я заберусь.

Ехали мы недолго. За всю дорогу не было произнесено ни слова. Припарковались около офисного центра, я вышла сама, решив не испытывать терпение потенциального работодателя. Он лишь махнул головой, указывая следовать за ним. Ага, следовать... скорее бежать: хорошо, что я не на шпильках. Он вообще думает о том, что женщине за ним не поспеть? Но около дверей подождал. Не совсем хам, ладно, его поведение спишем на крайнее раздражение.

Мы поднялись на лифте на седьмой этаж, промчались по коридору так, что я не успевала смотреть на таблички на дверях. Не стучась, он вошел в одну из них и придержал ее для меня.

- Ирина, добрый день. Знакомьтесь, это наш новый юрист. Оформите ее сегодня же, чтобы завтра она приступила к работе.

Сказав это, он вышел, хлопнув дверью. Несколько минут мы с кадровиком молча изучали друг друга.

- Давайте свои документы и присаживайтесь, - наконец произнесла она.

Я протянула ей папку. Она некоторое время перелистывала страницы, потом взялась за паспорт.

- Не местная, - вынесла вердикт. - И где ж Вас Сергей Геннадьевич нашел? - она посмотрела на меня с какой-то жалостью.

- Можно сказать, что на улице, - я потупила глазки. Раз уже назвалась груздем... главное, чтоб кузовок не был тесен.

- Сильно работа нужна? Может, поищите другую, а то с нашим юристом никто долго работать не может: всю душу из подчиненного вынимает и работать заставляет чуть ли не круглосуточно. Муж не оценит.

- Я развожусь, - я шмыгнула носом. - Так что работа мне нужна.

- Хорошо, давате тогда оформляться, - вздохнула Ирина.

Пока мы на пару заполняли бумаги, я разглядывала кадровика. Симпатичная ухоженная женщина лет чуть за 40, она излучала какую-то домашнюю теплоту. Похоже, человек она не плохой, раз решила предупредить меня о моем начальстве.

- Простите, Ирина, не знаю, как Вас по отчеству... - начала я.

- Просто Ирина. По имени-отчеству у нас зовут только высокое начальство и Елену Александровну, свет очей наших. Это твоя начальница, - пояснила она.

- А Сергей Геннадьевич кем здесь работает?

- Заместитель директора. Директором является его отец. Предприятие-то семейное, - поделилась она со мной, - но мальчик толковый.

Мы быстро закончили с документами. Ирина пообещала завтра встретить меня и познакомить с коллективом.

Домой возвращалась в приподнятом настроении. Надо позвонить Ромке и напроситься на выходные в клуб, да хотя бы к Сашке. Ради этого я даже на автобусе готова к ним тащиться чуть ли не полдня.

- Рома, золотце, я на работу устроилась! Завтра выхожу уже.

- Умничка! Приезжай, пирожками накормлю.

- Лучше в клуб своди, а то я уже озверела.

- Давай в субботу. А куда устроилась?

- В 'Авантаж'.

- Ох, ё... - протянул он. - Детка, тебе по договору нужно полгода там продержаться.

Я насторожилась:

- А что, всё так плохо?

- Если там до сих пор работает Ленка, то терпения тебе, дорогая.

- С этого момента подробней.

- Учились мы вместе. Юрист неплохой, но стерва редкостная с манией величия и осознанием, что ее окружают сплошные идиоты.

- Я сама, кого хочешь сожру, - хмыкнула я.

- А ты забыла, что тебе из образа выбиваться нельзя? - ехидненько так напомнил он мне.

Я сникла.

- Ладно, насколько я поняла, с недельку обжиться у меня время там есть. Но клуб это не отменяет.

- Приезжай, будем вливать в тебя силы для борьбы со всемирным злом.

Я мрачно засунула телефон в сумку. Если уж Ромка так отзывается о женщине и своей коллеге, то действительно дела мои в данном случае неважнецкие, особенно в рамках этого чертового спора.

Быстро добралась домой, благо до часа пик было еще далеко, сняла ненавистные очки, переоделась в нормальную одежду, взъерошила с гелем волосы, достала сумку с фотоаппаратом и пошла гулять. Не факт, что будут достойные снимки, но оглядеться стоит, чтобы потом уже с чувством, с толком, с расстановкой прикинуть, что из стекол брать и куда.

Я поселилась в не самой старой части города. Меня окружали невысокие сталинки с закрытыми дворами, где среди кряжистых деревьев и разросшихся кустов ютились обветшавшие лавочки и столы, за которыми в свое время собирались шумные компании поиграть в домино. Окна домов показывают, где уже сменились прежние хозяева, хвастаясь кипельно белым металлопластиком перед своими менее удачливыми собратьями с рассохшимися рамами, форточками, затянутыми старой тюлью. Виноград оплетает часть балконов, свисая своеобразными шторами. Старая 'Победа' мирно соседствует с натертой до глянца красной иномаркой, судя по игрушкам перед лобовым стеклом и оплеткой руля в цветочек, принадлежащей какой-нибудь девице.

Домой вернулась едва ли с десятком фотографий, но с новыми идеями и хорошим настроением. У меня неделька на разведку и занятие обороны, чтобы продержаться полгода.

 

Глава 7

Вот и мой первый рабочий день. Оделась серенько, незаметненько - так, что даже охрана на входе не сильно заинтересовалась мной. Ирина быстро забрала меня с поста и повела в службу безопасности получать пропуск. Там мне молча выдали карточку, ткнули пальцем где расписаться и потеряли ко мне всяческий интерес.

Ирина провела меня по этажу, попутно рассказывая, где находятся подсобные помещения, комната отдыха, где сидят сотрудники разных рангов, куда стоит зайти, а куда лучше не соваться, дабы не попасть под горячую руку. Как оказалось, лучше не соваться как раз туда, где мне придется сидеть, - в приемную перед кабинетом моей начальницы.

- Пошли с нашими девочками познакомлю, - потянула меня Ирина за руку дальше по коридору, - они как раз рядом находятся.

Я, как бычок на веревочке, следовала за ней. Похоже, меня решили пока опекать. Что ж, это лучше, чем сейчас ходить самой знакомиться. Меня представили бухгалтерии, менеджерам, айтишникам, аналитическому отделу (ничего себе, как обозвались гордо) - всем, вплоть до уборщицы. Коллектив был в основном женским, разновозрастным, но далеко до предпенсионного возраста, а значит с активной своей и чужой личной жизнью. Мужчин было не так много, в основном они кучковались у айтишников и СБ, а далее щедрой кадровой рукой разбавляли женские отделы за исключением, пожалуй, бухгалтерии и юристов (нас с начальницей всего двое получалось).

- Валерия, тебе в 11 часов нужно будет подойти к Сергею Геннадьевичу, где приемная, я тебе показывала, - сообщила мне Ирина, проводив меня до моего нового рабочего места.

- Хорошо. А что с компьютером? - поинтересовалась я.

- Сейчас кто-нибудь из ребят подойдет, сделает тебе доступ. Я уже попросила, - ответила она.

- Вы прямо меня опекаете, - улыбнулась я ей.

- А что делать, чувствую себя наседкой, ничего не могу с этим поделать. Наверно, сказывается наличие трех детей.

- Ого! - удивилась я. - Вот это смелость!

Она рассмеялась:

- Скорее, случайность. Ну ладно, оставляю обживаться.

Я кивнула и стала осматривать свой кабинет. По-офисному голо и необжито. От предыдущей работницы не осталось ничего личного. Или не было у нее такового. Даже вездесущих наклеек на монитор, которые многие любят. Послышался стук в дверь, которая тут же распахнулась, явив на божий свет взъерошенного парня приблизительно моего возраста.

- Андрей, если не ошибаюсь.

- Ага. А Вы новая жертва нашей гадюки, - хмыкнул он.

- Давай на ты, если не запрещено, - улыбнулась я. - А что, настолько ядовитая у меня начальница?

- Ох... больше трех-четырех месяцев никто не держится, - поведал он мне.

Я попыталась сделать затравленный вид.

- Ну не бойся, может, всё же сработаетесь, если не будешь умничать и высовываться. К тому же она не посчитает тебя конкуренткой в борьбе за главный приз.

- Это какой же? - знаю же, что мужчины чуть ли не бОльшие сплетники, чем женщины.

- За Сергеем Геннадьевичем.

- Не-не-не, я ни на кого не претендую, мне бы со своим развестись, - заверила я Андрея.

- О как? И чего?

- Да так... - замялась я. - Не хочу о грустном.

- Ну ладно. Давай тогда о деле. Так. На технику ничего не клеить, плюшки над клавиатурой не есть - для этого есть комната отдыха, наманикюренными и ненаманикюренными пальцами в монитор не тыкать.

Веселясь в душе, я поинтересовалась:

-




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.