Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Отдельно по системной и динамической составляющим теории



Теория системной динамической локализации ВПФ.

Высшие психические функции в концепции А.Р. Лурия

В основе лежит взгляд на психическую функцию как на функциональную систему (Бернштейн, Анохин).

Психическая функция как функциональная система обладает следующими свойствами:

· имеет многозвеньевую структуру (каждая психическая функция представляет собой набор входящих в неё элементов)

· каждая психическая функция направлена на какой-то результат и имеет свой продукт

· функциональные структуры (звенья) находятся в определённой иерархии; есть более важные, которые фундируют функцию, есть менее важные

· есть звенья вариативные и инвариантные (некоторые звенья могут быть заменены)

· все психические функции имеют в своём составе звенья, обеспечивающие обратную афферентацию (каждая психическая функция располагает способами саморегуляции; есть свои собственные механизмы ауторегуляции)

Восприятие, память, мышление, восприятие, речь, движение, воображение и др.

Кроме того психические функции имеют свои собственные признаки:

· прижизненное формирование

· формирование в культурно-историческом контексте; социальное происхождение

· функции инструментальны; опосредствованы (всякая психическая функция всегда и обязательно опосредствована, существуют внутренние инструменты, с помощью которых достигается результат или продукт; такими инструментами являются не только знаки, слова, семантические конструкции, связанные с понятиями, но и межфункциональное взаимодействие между разными психическими процессами, в т.ч. и межмодальное)

· произвольность (произвольная регуляция, рефлексия, самонаблюдение, возможность обращения к самому себе с целью посмотреть, что́, как, где и когда я делаю)

 

В Луриевской традиции разговор ведётся о высших психических функциях. Те психические действия, которые осуществляются на произвольном уровне. Перед человеком ставится определённая задача, которую он должен решать целенаправленно, используя произвольный контроль.

Функциональная система (в т.ч. психическая функция) – это единица интегративной деятельности организма, включающая в себя афферентные и эфферентные звенья, объединённые для достижения полезного для организма приспособительного результата. Всякая функциональная система направлена на результат.

Когда мы говорим система, мы имеем в виду, что её элементы (звенья) сорасположены относительно друг друга, находятся в определённых отношениях в пространстве и времени.

Звенья находятся в определённой иерархии. Есть вариативные и инвариантные звенья. Всё это некий внутренний пространственный контур психической функции. Таким образом, в самой конструкции ВПФ можно увидеть пространственное расположение.

Локализация понимается в концепции Лурия не слишком узко, оно не должно сводиться к «точечному» взгляду.

Психическая функция не может быть сведена в одну точку. Она состоит из набора звеньев. Локализуется не функция, а составляющие её звенья. Как функциональная система психическая функция размещается по мозгу, а отдельные её составляющие локализуются.

Отдельно по системной и динамической составляющим теории

Системное строение ВПФ

Любая ВПФ является сложной функциональной системой, реализация которой обеспечивается целым комплексом совместно работающих аппаратов мозга, каждый из которых вносит свой вклад в обеспечение этой функциональной системы. Функциональная система в целом может нарушаться при поражении большого числа зон, причём при различных по локализации поражениях она нарушается по-разному.

Функциональная система (в т.ч. психическая функция) – это единица интегративной деятельности организма, включающая в себя афферентные и эфферентные звенья, объединённые для достижения полезного для организма приспособительного результата. Всякая функциональная система направлена на результат.

Когда мы говорим система, мы имеем в виду, что её элементы (звенья) сорасположены относительно друг друга, находятся в определённых отношениях в пространстве и времени.

Звенья находятся в определённой иерархии. Есть вариативные и инвариантные звенья. Всё это некий внутренний пространственный контур психической функции. Таким образом, в самой конструкции ВПФ можно увидеть пространственное расположение.

 

Нейропсихологический фактор – это определённый вид аналитико-синтетической деятельности дифференцированных структур мозга, который одновременно является составляющим звеном высших психических функций.

У каждой зоны мозга есть свой продукт – аналитико-синтетическая деятельность. Лурия называл это modus operandi – собственная способность, модус активность.

Продукты этой работы рассматриваются как составляющие звенья функциональных систем ВПФ.

Психическая функция как система состоит из элементов.

I Мотив → Цель → [ориентировочная основа деятельности]

II Задачи → план (программа) →

III Отдельные операции и действия (операциональный этап)

IV Обратная связь (контроль)

 

Динамическая локализация функций и онтогенез психики

При выпадении работы какого-либо фактора функциональная система может перестраиваться, включая для достижения инвариантной цели в свой состав другие факторы, то здесь мы можем говорить и о динамике ВПФ.

Динамичность – это изменение функций и их структуры в онтогенезе. В процессе развития психическая функция становится более свернутой и при необходимости может развернуться (однако, это возможно только если в процессе формирования были проработаны все звенья).

Достижение инвариантной цели функции (она направлена на результат и имеет свой продукт) может обеспечиваться различными звеньями и эти звенья вариативны.


 

7.Вклад нейропсихологических исследований в решении проблемы «мозг и психика»

Решение междисциплинарной проблемы «мозг и психика» зависит от успехов многих нейронаук и в значительной степени – от успехов нейропсихологии. На современном этапе изучения данной проблемы есть все основания считать, что нейропсихологические представления о соотношении мозга и психики, предложенные А.Р.Лурия, являются наиболее адекватными современному уровню знаний и наиболее продуктивными по сравнению с другими нейропсихологическими концепциями.

А.Р.Лурия и его ученики создали нейропсихологию нового типа, которая не имеет аналогов за рубежом. Новизна и оригинальность луриевской нейропсихологии, отличающие ее от других нейропсихологических школ, состоят в следующем.

В нейропсихологическую концепцию о работе мозга как субстрата высших психических функций А.Р.Лурия ввел физиологические процессы в качестве необходимого звена их мозговой организации. Его представления о нейропсихологических факторах включают не только конкретные мозговые структуры, но и происходящие в них физиологические процессы, обеспечивающие особые способы их работы (modus operandi). А.Р.Лурия отрицал возможность непосредственного сопоставления психических явлений с мозгом (т.е. психоморфологический

Подход к решению проблемы «мозг и психика») и предлагал (вслед заИ.М.Сеченовым, И.П.Павловым и другими физиологами) изучать системные физиологические механизмы, лежащие в основе нормального и патологического протекания психических процессов. Последовательная естественнонаучная позиция в этом вопросе четко отличает отечественную нейропсихологию от всех зарубежных нейропсихоло-гических концепций.

А.Р.Лурия предложил новую структурно-функциональную модель работы мозга как субстрата психических процессов, согласно которой мозг состоит из трех блоков: первого – энергетического, к которому относятся срединные неспецифические структуры мозга; второго – блока переработки внешней (экстероцептивной) информации, который объединяет структуры задних отделов больших полушарий и третьего – блока программирования и контроля за психической деятельностью, который включает все структуры, расположенные кпереди от Роландовой борозды. Реализация любой высшей психической функции осуществляется при участии всех трех блоков, каждый из которых выполняет в интегративной работе мозга свою специфическую роль. Эта модель работы мозга позволила по-новому подойти к анализу мозговых механизмов различных видов психической деятельности и разных стадий их осуществления (мотивации, намерения, программирования, исполнения программы, контроля за полученным результатом). Открылась возможность соотнесения разных блоков мозга с разными звеньями психической деятельности и, следовательно, возможность нового подхода к анализу ее нарушений.

Применение луриевского теоретического подхода к изучению проблемы мозговой организации высших психических функций позволило по-новому рассмотреть проблему классификации их нарушений одну из основных в нейропсихологии. А.Р.Лурия разработал новую классификацию нарушений речи (афазий), произвольных движений и действий (апраксий), памяти (амнезий), внимания, интеллектуальных процессов. По-новому были интерпретированы и гностические нарушения (агнозии). В основе этих классификаций и интерпретаций лежит единый факторный принцип анализа дефектов, т.е. выделения различных форм нарушений высших психических функций в соответствии с нарушенным нейропсихологическим фактором. Этот подход дает возможность систематизировать уже известные нарушения психических функций и открывает пути для классификации других психических дефектов, имеющих органическую морфофункциональную основу.

А.Р.Лурия разработал новые методы изучения нарушений высших психических функций при локальных поражениях мозга, известные как «луриевские методы нейропсихологической диагностики». Они представляют собой систему тестов (часть из них – оригинальные), направленных на оценку состояния различных психических процессов (когнитивных и двигательных) и позволяющих определить характер их нарушений и, следовательно, поражение соответствующей области мозга. «Луриевские методы нейропсихологической диагностики», непосредственно связанные с его пониманием мозговой организации психических процессов, дают возможность определить качественную специфику нарушений высших психических функций, а не только констатировать их наличие и степень выраженности. Этим они отличаются от многочисленных западных батарей тестов, имеющих психометрическую основу и ориентированных на количественную оценку нарушений, а не на качественный их анализ. Примат качественного анализа нарушений над количественным нередко ставится в вину луриевским методам, однако до сих пор – по всеобщему признанию – они являются наиболее эффективными методами топической диагностики (по сравнению со всеми другими). Введение количественных критериев в луриевскую диагностическую систему -актуальная задача современной отечественной нейропсихологии, требующая нетривиального подхода. Пока различные попытки стандартизировать «луриевские методы нейропсихологической диагностики» существенным успехом не увенчались.

За рубежом высоко оцениваются два основных аспекта научного наследия А.Р.Лурия в области нейропсихологии. Это – теоретическая основа предложенного А.Р.Лурия подхода к изучению проблемы «мозг и психика» и разработанные им методы нейропсихологической диагностики локальных поражений головного мозга. По мнению ведущих западных нейропсихологов, А.Р.Лурия внес в нейропсихологию четкие «метатеоретические перспективы», разработав новую психологическую доктрину, восходящую к работам Л.С.Выготского и его школы, определенную общепсихологическую платформу, кото-Рой не существует в западной нейропсихологии. На современном уровне развития нейропсихологии эту доктрину заново оценили западные исследователи; произошло «новое прочтение» луриевских работ, чему способствовали усилившиеся контакты между представителями луриевской школы и западными нейропсихологами.

Практические нейропсихологи Америки и Европы высоко ценят методы луриевского нейропсихологического исследования. На базе луриевского методического подхода в 90-е годы XX века на Западе были разработаны различные батареи тестов: «Луриевское нейропсихологическое обследование» (LNR), Нейропсихологическая батарея «Лурия–Небраска» (LNNB), «Нейропсихологическая оценка детей» (NPSY) и другие, в которых делаются попытки совместить луриевс-кий (качественный) и психометрический (количественный) подходы к топической диагностике поражений головного мозга. Одной из наиболее известных на западе является версия стандартизации «луриевского нейропсихологического обследования», предложенная А.Л.Кристенсен. Однако следует отметить, что многим практическим психологам за рубежом более известны «луриевские методы нейропсихологической диагностики», чем его теоретические работы.

В целом научное наследие А.Р.Лурия оказало существенное влияние не только на теоретические основы и методический арсенал современной западной нейропсихологии, но и на разработку ряда конкретных направлений, таких, как афазиология, нейролингвистика, нейропсихология памяти, изучение проблемы вербальной регуляции поведения (проблемы функций лобных долей), реабилитационное направление и других что позволяет говорить о мировом значении достижений А.Р.Лурия и его школы.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.