Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Человек с татуировкой «no future» меняется в лице

— Но… но… откуда ты знаешь? — спрашивает он растерянно.

Да ничего я не знаю. Я только знаю, что если человеку предсказать что-нибудь страшное, то он поверит. Если бы я пообещала ему получение наследства, он бы засомневался, а вот несчастье кажется ему вполне возможным. Я просто играю на свойственном людям пессимизме и врожденной паранойе.

— «Скорая помощь» приедет слишком поздно. Полученная рана вызовет обильное кровотечение. Ты умрешь.

— Сними свое заклятие сейчас же, или я…

Он хочет кинуться на девушку, но худой бородач его удерживает. Человек с зеленым гребнем на голове отбрасывает бородача в угол комнаты.

— Отмени свое пророчество, колдунья, или я тебя убью!

Грациэлла права. Когда предсказываешь что-нибудь хорошее, человек старается, чтобы это произошло. Но цыганка не догадывается, что это правило касается и плохих предсказаний тоже. Пророчество может стать и оружием разрушения. Доказательство перед нами.

— Сними с меня проклятие!

Бородач и панк начинают драться. Потасовка переходит во всеобщую свалку. Кассандра отходит в сторону, человек с зеленым гребнем волос, не справившись с тремя противниками, падает на пол.

Открывается дверь. Женщина в темно-синей униформе просовывает в комнату голову и раздраженно спрашивает:

— Ну что здесь у вас еще?

Защитник Кассандры отвечает:

— Малышка предсказала Вильяму, что он получит удар ножом в брюхо.

Женщина-полицейский пожимает плечами и делает Кассандре знак следовать за ней. Из-за двери слышно, как панк твердит одну и ту же фразу:

— Сними с меня заклятие!

Женщина ведет Кассандру к санитарам. Девушку моют в душе, растирают полотенцем, присыпают тальком от вшей и блох. Потом ей выдают серые брюки, застиранную белую рубашку и провожают до двери с надписью: «Инспектор Пелиссье».

Она узнает человека с двойным, одновременно и мужским, и женским, именем.

— Здравствуй, Кассандра, — говорит ей инспектор.

— Где мои друзья?

— Ваши друзья? Если вы говорите о тучном алкоголике, о старой проститутке, об африканском колдуне и о молодом наркомане с перекрашенными в синий цвет волосами, то они, мне кажется, бросили вас сегодня утром.

Нет. Это невозможно. Только не они.

— Если говорить точнее, они убежали при появлении полиции, а вы не проснулись. Мы решили, что вы впали в кому или в какой-то этиловый транс.

Почему они не унесли меня с собой? Наверное, не смогли. Иначе конечно же они бы это сделали. Мы — одна семья, одна нация, одно племя. Мы — Лисы.

Они бы не бросили меня. Ни Орландо, ни даже Фетнат с Эсмеральдой.

А уж Ким точно ни за что бы меня не оставил. Я хочу…

— Я хочу на свободу.

— Если бы это зависело только от меня, то я с удовольствием бы вас отпустил. Я за свободу личности, но есть одно «но»: иногда свобода несовместима с общественной безопасностью. Вы знаете, моя кошечка Либерти Белль опять убежала. И не вернулась. Боюсь, она попала под машину.

Подтверждаю, что ее возвращение весьма маловероятно.

— Я хочу домой, — упрямо повторяет Кассандра.

— У вас нет дома.

— Есть.

— Куда вы рассчитываете пойти? Вы подожгли пансионат. Вы грязны до такой степени, что отпугиваете даже бомжей. Нет, действительно, что же нам делать с вами, Кассандра?

Почему для того, чтобы тебя поняли, нужно повторять сто раз?

— Я хочу домой.

— Да, я знаю, вы должны спасти мир. Вы будете предсказывать будущие теракты, так?

Да.

— О-хо-хо… Как же грустно это слышать. Думаю, что если я вас отпущу и вы соединитесь со своими друзьями, то через два года вы кончите так же, как ежегодно кончают три тысячи двести пятьдесят сбегающих из дома несовершеннолетних девочек. Судьба большинства из них известна всем. Наркомания, проституция. Или смерть.

Он не знает, он не может понять. У него есть лишь одно-единственное видение мира и людей. Теракты — это неизбежное зло. Сбежавшие из дома девочки становятся наркоманками и проститутками. Цена свободы — смерть. Я не могу его переубедить. Но нужно найти тропинку, ведущую к эмпатии между нами.

— Вы знаете, а вы ведь тоже погибнете, инспектор.

— Опять видение? Ах да, некоторые бомжи вас называют пророчицей нищих.

— Нет, это просто очень вероятно. Вы новости не смотрите? Финансовый кризис, урезание государственного бюджета, сокращение служащих.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.