Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 2. Закон Свободы 8 страница



И жестоко просчитается.

Потому, как если противник не совсем дурак, то первым делом он скорее всего пройдется по этому укрытию несколькими очередями. Особенно если у него патронов девать некуда, а тяжелые дозвуковые пули в тех патронах бронебойные, которые преимущественно и используют в бесшумных автоматах «Вал». Обо всем об этом не надо было догадываться — темные пятна на полу около «Запорожца» говорили сами за себя. Замыть их никто не потрудился и сейчас над ними лениво кружились десятки сытых мух. Вообще-то похожие пятна были везде, но у там, у ржавого остова автомобиля, их было особенно много.

А потом тот противник прочешет горы ящиков, сидя где-нибудь в безопасном месте недалеко от противоположного входа. Или поступит еще умнее — постреляет одиночными по наиболее вероятным укрытиям, подождет, пока я так или иначе выдам себя, а потом спокойно с безопасного расстояния поставит в нашей дуэли весомую свинцовую точку со стальным сердечником внутри.

Всю эту окружающую обстановку с ближайшими перспективами развития событий я умудрился просчитать за доли секунды. И при этом заметить, что на дальнем, противоположном конце ангара аналогичная стальная плита на треть поднялась над полом. Еще несколько долей той секунды — и на арену шагнет Секач со своей смертоносной машинкой в руках.

Допустить этого было никак нельзя.

Как и пытаться думать.

Думать не надо, когда нужно действовать. Тогда неизвестно кем тренированное тело само выберет оптимальный вариант действия. Это я понял еще когда практически без участия сознания совмещал мушку пистолета с целиком, собираясь превратить в зомби убийц Странника. Вся функция сознания в такие мгновения сводилась лишь к роли постороннего наблюдателя, фиксирующего происходящее. И к перевариванию информации после того, как спасительные рефлексы сделают свое дело.

Второй кувырок — и я уже на ногах…

Плита напротив поднялась почти до половины. Уже видны ноги, живот Секача и черный ствол «Вала», направленный в мою сторону.

От силы три секунды на то, чтобы плита закончила свое движение, Секач оценил обстановку и шагнул на заляпанный кровью бетон ангара, поливая струей раскаленного свинца мечущуюся между ящиками фигурку…

Две секунды…

Одна…

Внезапно я осознал, что не стою на месте, а с неслабой скоростью по прямой бегу навстречу своей смерти, игнорируя ящики, покрышки и другие возможные укрытия.

Не самое лучшее решение!

Сознание готово уже было вмешаться со своими коррективами, продиктованными элементарным инстинктом самосохранения, но не успело.

Потому, что тело не снижая скорости вдруг метнуло залитый уже начавшим слегка пованивать жиром железный штырь на манер городошной биты.

Плита наконец поднялась…

Я уже видел лицо Секача, расплывающееся в довольной улыбке — надо же, не придется выискивать жертву под каждым ящиком, сама под пулю бежит — уже видел, как доворачивается ствол автомата, видел невидимую линию выстрела, которая видна каждой жертве перед тем, как эта линия совместится с точкой на ее теле…

А еще я видел, как, вращаясь в воздухе заточенная арматурина просвистела над полом ангара и с хорошо слышным хрустом долбанула Секача под коленную чашечку.

Линия выстрела дернулась и жестко уперлась в засохшее пятно на полу. Секач упал на одно колено и на мгновение потерял меня из виду.

Но лишь на мгновение…

Желтые зубы командира звена Охотников до крови прокусили губу, отвлекая мозг свежей болью от боли в колене. Обычно такой способ не только помогает сосредоточиться, но и многократно усиливает ярость. Вкус крови — самый лучший стимулятор бойца.

Лицо Секача приняло звериное выражение. Ствол «Вала» дернулся в мою сторону…

Но я уже, оттолкнувшись ногами, летел над ареной, до хруста в суставах вытягивая вперед руки с зажатой в них рукоятью пистолета, словно пытаясь еще хоть немного сократить дистанцию между срезом ствола и лбом Секача до рекомендуемых производителями «Макарова» пятидесяти метров прицельной дальности.

Мы выстрелили почти одновременно.

Почти…

Людям свойственно вкладывать в это слово некий смысл, означающий когда секунду, когда две, а когда и годы, а то и десятилетия. В схватке, подобной нашей, «почти» — это даже не доли секунды. Это метры, которые пуля и тот, в кого она выпущена, преодолевает за эти доли.

Секач был неплохим стрелком и наверняка умел бить влет что птицу, что парящего в воздухе полтергейста. Но человек умеет летать плохо и недалеко. Поэтому когда я грохнулся грудью и животом на бетон, пули прошли у меня над головой, вспоров воздух в том месте, где я был мгновение назад.

А мне было проще. Я стрелял хоть и в полете, но по неподвижной мишени.

Очередь, выпущенная из «Вала» простучала стену ангара и вспорола балкон второго этажа. Уже умирая, Секач все еще пытался убить меня, из последних сил нажимая на спусковой крючок. Но семь девятиграммовых свинцовых цилиндриков, прошедших сквозь череп, не способствуют точности прицела. Кто-то там, наверху, сдавленно вскрикнул — пули, предназначенные мне, достались кому-то другому. Что ж, у каждого своя судьба. Сегодня мне повезло больше чем некоторым членам группировки «Свобода»…

Я поднялся с пола, нажав на затворную задержку, отпустил затвор пистолета, засунул «Макаров» за пояс, после чего, не спеша отряхнув куртку и штаны, скрестил руки на груди и принялся спокойно наблюдать за охранниками противоположного выхода на арену. Парни недоуменно переводили взгляд с меня на развороченный череп Секача и обратно. Наконец один из них, с шевелюрой рыжей, словно древесная мочалка из одноименного леса, выдал глубокомысленное:

— Ну, ни хрена себе! Я чо то ничо не понял. Это как это он?

— А хрен ли тут понимать, — отозвался второй охранник, закидывая свой пулемет на плечо. — Концерт окончен, зови духов, пусть жмура оприходуют пока он в зомби не превратился.

— Чо ему в зомби превращаться, здесь же не Кордон, — недовольно проворчал рыжий. — Тока я все равно не понял как этот сталкер Секача завалил. Тока что тама был — и уже здеся. Метнулся как кровосос в натуре.

— «Тама, здеся». Деревня, — сплюнул его собеседник. — Не хрен было со Снайпером связываться. Поди неспроста «Долг» за его голову пять тыщ назначил.

— Пять тыщ? — восхитился рыжий. — Во, блин, наш человек! Столько же, сколь за Чехова. Хрена себе! Получается, пришлый сталкер ровня нашему батьке!

— Слушай, я те чего сказал, Лис? Не беси меня, «ровня батьке». Давай мухой за духами!

— А чо за ними мухой? Вон они сами тащатся. Эй, слоняры, шевелите поршнями…

Беседу охранников мой мозг воспринимал постольку поскольку. Сейчас сознание было занято по прямому назначению — переваривало поступившую информацию. Происшедшее надо было осознать до конца. Что было непросто. До сего момента происходившее со мной воспринималось как бы само собой разумеющееся. Есть цель — найти Директора и по-возможности выяснить, кто я есть и зачем пришел в этот странный и страшный мир. Пути назад нет. Судя по информации из КПК Кобзаря дорога назад отрезана минными полями, рядами колючей проволоки и пулеметами Объединенных сил независимых государств, отгородивших Зону от остальной части планеты.

Сейчас же приоритеты целей поменялись местами. Главным для меня стало выяснить, что же я такое есть на самом деле. Почему в критические моменты мое тело действует само, без участия сознания? И настолько успешно действует! И почему раньше я не задавался такими вопросами?

Я хмыкнул про себя.

Возможно, человеку свойственно заниматься самокопанием по мере того, как он накапливает информацию о внешнем мире. Все-таки порой сознание — крайне вредная штука. Не далее как минуту назад послушайся я его, глядишь, и валялся бы сейчас где-нибудь рядом со ржавым «Запорожцем», рисуя своими мозгами еще одно пятно на бетонном полу ангара.

Два чумазых парня в грязных рабочих робах появившись из глубины коридора, ухватили Секача за ноги и поволокли куда-то.

Странная штука жизнь.

Не прошло и десяти минут с того момента, как самодовольный, уверенный в себе мужик вышел было на арену — и вот уже его разлохмаченный пулями мозг мотается туда-сюда, подметая пол на манер ротовых щупалец мертвого кровососа.

Рация, укрепленная на плече старшего из охранников, пискнула. Он нажал на кнопку:

— Старшина Борисенко на связи… Так точно. Слушаюсь.

И сразу по отключении рации:

— Эй, Снайпер, чего стоишь? Пошли, гетман тебя к себе кличет.

Я вторично усмехнулся про себя. Н-да. Похоже, после сегодняшнего боя безмозглым зомби меня больше называть не будут. По крайней мере на базе «Свободы».

 

* * *

 

Штаб группировки оказался двухэтажным зданием, свежепокрашенным в салатовый цвет, отчего казалось оно на первый взгляд вполне мирным и уютным. Фотографии похожих домов я видел в КПК Кобзаря в папке «Большая земля». На тех фото рядом с домами стояли люди, у которых не было в руках никакого оружия. Да и одеты они были далеко не в защитные костюмы, а во что-то легкое, воздушное и оттого странное. В такой одежде в Зоне делать нечего.

Здесь около входа в дом веселой расцветки тоже стояли люди. Но никто не обманулся бы в предназначении этого здания взглянув на фото, если бы, конечно, кому-то пришло в голову его сделать. Потому, что так охранять простую мирную двухэтажку вряд ли бы кому пришло в голову.

На ступеньках у входа, над которым висел плакат с надписью красным по белому «„Свобода“, равенство и братство!», замерли трое. На каждом из них был надет тяжелый армейский защитный костюм, пробить который смогла бы пуля не всякого автомата даже выпущенная в упор. На голове — шлем со светоотражающим бронестеклом, в руках у двоих по легкому американскому пулемету «Minimi», а у третьего — китайский ранцевый огнемет «Тип 74», один выстрел которого легко превратит в головешки взвод пехоты.

Н-да… «Долг» мог бы смело прибавлять к пяти тысячам рублей, обещанным за голову гетмана еще пару-тройку нулей — думаю, ничего бы не изменилось. Учитывая организацию охраны и отношение к «батьке» остальных членов группировки напасть на командира «Свободы» мог разве что самоубийца.

Мой вывод подтвердился когда мы со старшиной прошли мимо охраны словно кровососы в режиме невидимости. Никто из живых танков даже не пошевелился чтобы хоть как-то отреагировать на наше вторжение а уж тем более обыскать. Не иначе предупреждены. Но все равно непонятно. Или по их мнению обыск не имеет смысла при такой охране? А мало ли что я внутри здания могу учудить?

Однако когда мы вошли внутрь, мои вопросы отпали сами собой. «Учудить» что-либо внутри штаба «Свободы» было решительно невозможно. В конце каждого коридора за специально сваренным из металла столом, дополнительно прикрывавшим нижнюю часть тела, сидел такой же как и у входа биотанк, целясь в противоположную стену из пулемета той же конструкции. Что ж, понятно — у любого киллера моментально пропадет охота чудить в полностью простреливаемом коридоре.

Мы поднялись на второй этаж, естественно, также укомплектованный пулеметчиком. Помимо которого на этаже туда-сюда прогуливались двое уже знакомых мне охранников сопровождавших гетмана на прогулке по расположению базы, облаченные в современные модульные бронекостюмы высшей защиты. Они были неожиданно, но объяснимо вооружены небольшими российскими автоматами А-91М. Машинка небольшая, удобная и мощная, под старый АКМовский патрон калибра 7,62 мм. Идеальное оружие для ближнего боя, в таком коридоре пробивающее любой бронежилет. Даже тот биотанк с пулеметом прошьет как иголка старую тряпку вместе с его бронестолом. Если, конечно, тот его раньше в решето не превратит. В общем, не хотелось бы мне каждый день гулять по такому коридорчику — вдруг у кого-то из бдительной охраны палец на курке дрогнет. И никакой киллер не понадобится. Крепко, ох, крепко напугал «Свободовцев» тот сталкер-убийца, о котором рассказывал Метла.

Дверей в стенах коридора не было. Не иначе, чтоб сектор обстрела не перекрывать — только открытые проемы. В один из них и сунулся Борисенко.

— Здрав буде, батько, — пробасил он. — Вот привел кого велено.

— Пусть заходит, — раздался из глубины кабинета знакомый голос. — Свободен, старшина.

— Есть! — гаркнул Борисенко во всю мощь луженой глотки. Краем глаза я отметил, как чуть заметно вздрогнул биотанк за столом, отчего на несколько миллиметров сместился в мою сторону ствол его пулемета.

Я поспешил воспользоваться приглашением и нырнул в кабинет, едва по пути не сбив с ног неповоротливого старшину.

— Куда тоби бис несет? — слегка опешил от такой прыти старшина.

— Сказано заходить, вот и захожу, — бросил я не сбавляя скорости. Иногда излишняя охрана это тоже плохо.

Сказал — и уперся грудью в очередной ствол. В кабинете имелся еще один хранитель тела и сейчас этот безликий секьюрити с бронестеклом вместо морды на полном серьезе готовился сделать то, что не успел пугливый пулеметчик — палец на спусковом крючке его автомата уже выбрал половину слабины. Малейшее движение — и все, можно вызывать «духов» в засаленных робах.

Я замер на месте. Донельзя неприятное ощущение, когда боек автомата, нацеленного тебе в грудь, завис над капсулем и достаточно пальцу какого-то урода сместиться на пару миллиметров…

— Отставить, Заворотнюк.

Ага. Расторопного урода в шлеме зовут Заворотнюк. Черт! Чтоб ему Борисенко на лестнице чихнул, когда он из кабинета выйдет!

Заворотнюк нехотя отвел ствол автомата в сторону, но, похоже, покидать кабинет не собирался. Он вразвалочку пошел к дивану и уселся на него, положив автомат на колени и всем своим видом показывая — только через мой труп ты, замаскированный под обычного сталкера убийца, завалишь нашего обожаемого гетмана.

Обожаемый гетман сидел за таким же стальным столом, что и биотанк в коридоре. Хорошая, конечно, у них в «Свободе» мода на офисную мебель — под таким столом и от заброшенной в кабинет гранаты спастись вполне реально. Только как забросить гранату в окно, забранное приваренными намертво под углом в сорок пять градусов металлическими жалюзи, через которые свет-то едва проходит? Оттого и лампы дневного света мерцают под потолком среди бела дня, и в их свете головы подстреленных мутантов, прибитые к стене в качестве трофеев, кажутся живыми и еще более жуткими, чем были при жизни.

В общем, вот такой был у гетмана в кабинете спартанский интерьерчик — стол, ноутбук на том столе, одинокий стул и хранитель тела на продавленном диване. Вся разница с кабинетом «долговского» полковника — вместо черепа кровососа, набитого окурками чучела голов мутантов на стене. Без окурков. Не иначе потому, что гетман в отличие от конкурента берег здоровье.

— Присаживайся, — кивнул мне на стул гетман.

— Ничего, я постою.

Гетман поднял на меня усталые глаза пожилого человека, которому все до смерти надоело.

— Ну, постой, — разрешил он. — Можно вопрос?

— Можно, — сказал я.

— Зачем была нужна палка? При твоих способностях пулей колено раздробить не проще было?

— Не проще, — ответил я. — Судя по тому, как двигался Секач, он был неплохим стрелком. А хорошему стрелку не нужно видеть человека — он умеет стрелять на вспышку и на звук выстрела. Палка же летит бесшумно.

Гетман покачал головой.

— Логично. Как я сам не догадался?

Я промолчал. Понятно, что Чехов вызвал меня в кабинет не для того, чтобы поинтересоваться, зачем я припер на арену жирный шампур. Честно говоря, до того момента как я обнаружил себя летящим в воздухе навстречу поднимающейся плите, я и сам не знал зачем. Кто ж думал, что пригодится.

Чехов еще помолчал немного, потом посмотрел на телохранителя и сказал:

— Заворот, выруби наушники на шлеме.

Сзади меня послышался едва слышный щелчок.

— Теперь нас никто не слышит, — сказал гетман. — Скажи, зачем ты пришел в Зону?

— Не помню, — ответил я.

— Верю, — кивнул Чехов. — Тогда ответь, что ты сейчас делаешь в Зоне? Какова твоя цель?

— Вернуть память. И найти Директора.

Край рта гетмана слегка дернулся кверху. Я так и не понял, что это было — подобие улыбки или нервный тик.

— Знаешь, — медленно произнес он, — иногда в Зоне появляются такие… сталкеры как ты. Они просто идут вперед, убивая все живое на своем пути. Им отчаянно везет. Их не успевают сожрать мутанты — они убивают их раньше. Они выдергивают из самых опасных аномалий самые дорогие артефакты. Они дружат с теми, кто хочет с ними дружить, что не мешает им прирезать друга ради дорогого ствола или банки тушенки. Они идут к Монолиту — и доходят до него. После чего исчезают, оставив за собой гору трупов, как человеческих так и не совсем. Думаю, что ты — один из них.

— Откуда такие выводы? — поинтересовался я.

— Можно сказать, что я лично знал двоих из них, — сказал Чехов. — Со Шрамом мы имели кое-какие общие дела и интересы, что не мешало ему сбывать барыгам хабар убитых членов «Свободы». Причем я до сих пор не знаю, он убивал их или же просто занимался мародерством. А Меченый, как ты уже слышал, вычистил вот эту базу ради пары защитных костюмов, которые по дешевке загнал бармену перед своим знаменитым походом на Выжигатель Мозгов. Который, кстати, включился сразу после следующего Выброса, накрыв тех, кто рванул вслед за Меченым на Припять.

«Значит, сталкера который вычистил базу „Свободы“ звали Меченым», — подумал я.

Однако, данная информация ничего не меняла. Бесполезная, прямо скажем, информация лично для меня.

— К чему этот разговор? — спросил я.

— Я предлагаю тебе сделку, — раздельно произнес Чехов. — Ты остаешься здесь, принимаешь присягу «Свободе» и звено Секача под свое командование. Плюс получаешь в подарок самую лучшую экипировку, какую только можно найти в Зоне.

Мне стало любопытно.

— Самую лучшую — это как?

— Штурмовая винтовка FN F2000 и новейший бронекостюм-экзоскелет WEAR 3Z полного цикла.

Если с винтовкой все было более-менее понятно, то про такой костюм я слышал впервые.

— Полного цикла — это как?

Чехов усмехнулся. На этот раз это была не гримаса, а настоящая улыбка с малой толикой нескрываемой гордости — вот, мол, чем мы тут лучших солдат снабжаем.

— Это значит, что ты можешь не вылезать из него четыре Выброса подряд.

— Почти месяц? — удивился я. — А как же…

— А так. В лучших моделях защитных костюмов, которые сейчас можно купить в Зоне никто не гарантирует, что любой приблудный кровосос не присосется к твоей голой заднице когда ты удалишься в кусты по крупному делу.

— Или к другой части тела, если удалишься по мелочи, — задумчиво произнес я, поневоле представляя, на что готов пойти кровосос ради того, чтобы пообедать. Реально гнусная тварь, не зря мы с Кобзарем его завалили.

— Или так, — кивнул Чехов. — Так вот, американцы вместе с японцами продумали систему внутренней очистки и стерилизации военных костюмов-экзоскелетов третьего поколения, специально разработанных для Зоны. Достаточно не снимая костюма раз в три дня менять картриджи со спецпитанием и дезинфицирующими растворами. А все продукты жизнедеятельности сбрасываются в окружающую среду запакованными в быстроразлагающийся пластик.

— Это чтоб Зону полиэтиленом не засорять? — уточнил я.

— Ну, типа того, — пожал плечами Чехов. — Чушь, конечно, но вещь и в самом деле уникальная.

— Это точно, — согласился я. — И что я должен буду делать в обмен на такие дорогие подарки?

— Не подарки, а экипировку, — поморщился гетман. — Хороший сталкер должен быть снабжен всем необходимым. А ты можешь быть лучшим в группировке.

— И заниматься тем же, чем занимались Шрам с Меченым, — сказал я. — Зачищать блокпосты и базы «Долга» и мародерничать вместе с Охотниками во благо «Свободы». Вроде недавно вы осуждали такое поведение? Когда оно касалось вас.

Чехов поморщился.

— Так живет вся Зона. И не только она. Во всем мире существует один закон — не ты, так тебя. Слабый дохнет в нищете, сильный разделяет и властвует. И всегда лучше присоединиться к сильному, чем остаться в нищете и одному.

Я покачал головой.

— Может, оно и так, — сказал я. — Но мне не нравятся законы «Свободы». Я хочу уйти.

— Ну что ж, иди, — неожиданно легко согласился Чехов. — Только для начала взгляни сюда.

Неуловимым движением профессионального убийцы он повернул ко мне экран ноутбука. Такой же, как на ставшим моим наладоннике Кобзаря, только больше раза в четыре. И с лучшим разрешением. На котором был отчетливо виден серый периметр базы «Свободы», заполненный вяло шевелящимися зелеными точками. А на некотором расстоянии от внешних стен периметра активно двигались россыпи красных точек. И было их гораздо больше, чем зеленых.

— Как ты догадался, зеленые точки — это мои бойцы. А красные — Всадники.

Об этой группировке ничего не было сказано в «Энциклопедии», поэтому я непонимающе уставился на Чехова.

— Ничего не слышал о Всадниках Апокалипсиса? — удивился гетман. — Хотя, оно и понятно. Эта группировка появилась недавно и те, кто с ней столкнулся, ничего не успели занести в свои КПК. Что ж, кратко просвещу, не вдаваясь в тошнотворные подробности, которые до конца сам не знаю. Несколько Выбросов назад две ученые особи женского полу из научного лагеря нашли новый артефакт, обладающий уникальными свойствами. При прикосновении к телу биологического объекта артефакт на несколько минут меняет молекулярную структуру участка на который воздействует. Причем таким образом, что этот участок вместе с костной тканью становится податливым словно пластилин, из которого можно лепить что угодно. И что угодно в него вживлять. После чего плоть обретает прежние свойства, причем обработанный участок сохраняет приданную ему форму и не отторгает вживленные в него инородные тела. Не знаю в подробностях, что там у них в лагере произошло, но вроде как научницы были медиками, знающими основы хирургии, в том числе и пластической. Короче две посредственные бабенки посредством артефакта сделали друг из друга писанных красавиц, и, небезосновательно опасаясь, что коллеги артефакт у них отнимут, рванули в Зону, перед этим сбросив информацию о новом чуде в Интернет.

— Понятно, — сказал я. — Все страхотушки рванули в Зону.

— Точно, — кивнул Чехов. — И не только бабы, мужики тоже. И еще вопрос кого больше, тех или других. При этом мало кого остановил тот факт, что артефакт радиоактивен и при его использовании запросто можно подхватить лучевую болезнь первой, а то и второй степени. И накачивайся, не накачивайся водкой с медикаментозными радиопротекторами, а свои двести-триста рад по-любому получишь. Хирург-то в костюме высшей радиационной защиты операцию проводит, а пациенту никак не защитить тупую пьяную морду, из которой делают лицо ангела. На выходе красавцы и красотки получаются нереальные, у которых, правда, от радиации мозги набекрень съезжают. Наглядный пример тому ты уже видел, его Циклоп приволок на нашу голову. За то артефакт «Фотошопом» и прозвали. Правда, в основном живут те мистеры и мисс совершенства мало, порой от силы недели две-три после правки. И агрессивными становятся хуже безглазых собак. Но кому-то везет, живут и здравствуют. На то она и Зона, чтобы некоторых за своих держать.

Чехов повернул ноутбук экраном к себе.

— Вот сейчас везучие и собрались по нашу душу. Не думаю, что так уж виноват Циклоп, отловивший Всадницу. Уж больно быстро они под наши стены всей кучей притащились. Даже для фенакодусов. Не иначе еще до этого готовились вскрыть нашу базу как консерву.

Я начал кое-что понимать.

— Значит, Всадники они потому, что…

— Как-то научились приручать этих тварей, — продолжил мою мысль Чехов. — Причем с ними им никакой Выброс не страшен — фенакодус сворачивается прям на земле как кошка, а два, а то и три всадника под него забираются. И тепло, и Выброс по фигу. Жрать захочешь — фенакодус срыгнет тебе прям в рот немного фарша — он его в защечных мешках пережеванным таскает на случай голодухи.

Я невольно поморщился. Жвачка из пасти первобытной лошади — это слишком.

— Вот именно, — сказал гетман. — Этим тварям постоянно нужна еда. А жрут регрессировавшие лошадки только мясо. По фигу чье, человечье или мутантово. Мутанты-то их за версту чуют и разбегаются как от огня. Сталкерским группировкам хуже приходится. Часовые часто даже не успевают подать сигнал бедствия — их снимают раньше. Недавно вот группировку «Демонов» схрючили, полтораста человек — и хоть бы кто подавился. Удивляюсь, как это Циклопу удалось у Всадников девку умыкнуть и живым назад вернуться.

— Вы сами только что сказали — некоторым везет, на то она и Зона.

— Точно, — кивнул Чехов. — Но всякому везению бывает предел. Поэтому выбор у тебя небольшой — или с нами, или за ворота к Всадникам. Только они чужих не любят если только это не клиент на операцию с Большой земли и с большими деньгами. Этим правят морду и отпускают, если они не решат остаться в группировке. Остальных скармливают лошадкам.

— Понятно, — сказал я. — Пожалуй, я рискну.

— Твой выбор, — развел руками Чехов. — Не смею задерживать. Последнее желание перед смертью есть?

— Есть, — кивнул я. — Отпустите со мной девчонку, которую захватил Циклоп.

Чехов внимательно посмотрел на меня и задумался, медленно постукивая кончиками пальцев по крышке стола.

Думал он недолго.

— Что ж, — произнес гетман, — желание у тебя разумное. Может, при таком раскладе не сразу тебя разделают, а поутру, когда у тварей основная кормежка. Ты ж вроде как за нее тогда у костра впрягся. Глядишь, и она за тебя впряжется, в чем я, правда, сильно сомневаюсь. Но тут видишь какое дело… По закону «Свободы» девка — собственность Циклопа. А Циклоп потребует за нее хорошую цену.

— Ясно, — сказал я. — Денег у меня нет, так что…

— Погоди, — тормознул меня Чехов. — Денег нет, но хабар у тебя знатный имеется.

И показал глазами на рукав моей куртки.

Надо же! Круто у них тут цыганская почта работает! Не успел Метла где-нибудь у костра насчет моей «Бритвы» языком чесануть — а начальство уже в курсе.

Нож было жалко. Но девчонку жальче. Какая разница, звено Секача или охрана Чехова пройдется по девчонке «трахом» после того, как главный получит свое? Им перед штурмом базы бояться нечего — если сюда вломятся Всадники, пощады никому по-любому не будет.

— Пусть Заворотнюк в шлеме звук на прием включит, — сказал я.

— Логично, — сказал гетман. — При виде ножа этот пальнет раньше чем подумает.

И сделал знак рукой.

Сзади меня послышался тихий щелчок.

— А теперь скажите телохранителю что я сейчас собираюсь сделать.

Чехов оценивающе посмотрел на меня.

— Знаешь, правда жаль, что ты решил помереть именно сегодня. У тебя ж все задатки как минимум ротного. А в Зоне сталкеров намного больше, чем мозгов. Мозги у нас дефицит.

— Слышь, Заворотнюк, сейчас Снайпер достанет нож. Резать меня он не собирается, так что стрелять в него не надо.

— А зачем тогда он достанет нож? — раздался у меня за спиной глухой голос, искаженный мембраной.

— Что я говорил, — вздохнул Чехов. — В общем, стрелять не надо. Приказ ясен?

— Ясен, — пробубнил явно оскорбленный в лучших чувствах Заворотнюк.

Тем не менее рукав куртки я засучил подчеркнуто медленно. И так же медленно отстегнув ножны с «Бритвой», положил их на стол гетмана.

— Что ж, иди, — с явным сожалением в голосе сказал Чехов. — Девку тебе подведут когда подойдешь к воротам. Так что бывай. Не думаю, что мы еще увидимся.

— Как знать, — сказал я. — Это ж Зона. Некоторым здесь везет.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.