Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Чем дальше в «лес», тем больше «дров» 5 страница



Так или иначе, на Родине они не лечили, но попав в Германию, у них «почему-то» «вдруг» возникло такое желание, которое они объяснили тем, что им скучно сидеть днями и ничего не делать. На мой вопрос о том, почему они не стремились к лечебной практике в СССР, а сейчас, не имея никакого опыта и результатов, изъявили такое желание, ответом было то, что их не интересуют деньги, они «просто» хотят помочь людям, но «почему-то» это желание у них проявилось только к аборигенам Германии. Мне была ясна истинная причина такого «неожиданного» энтузиазма! Но я не стал об этом им говорить, а взял с них слово, что они будут «лечить» людей бесплатно. На что они тут же согласились. Мне было важно увидеть, как далеко в своей алчности они зайдут, и сколько появится у каждого моих «галочек» в результате этого. И я попросил переводчицу Ирину нескольких желающих направить не ко мне, а к ним. Так у них «появились» первые немецкие пациенты. К этому времени мы уже перебрались из гостиницы в дом к одному немцу, знакомому Штойлера, с которым у меня была бартерная сделка. Стоимость нашего проживания вычитывалась из моей оплаты за лечение его семьи. К этому времени, среди немцев разошлись слухи о моих лечебных успехах, и мои «гвардейцы» решили этим воспользоваться, так как мало кто знал моё имя, а знали, что русский целитель творит чудеса исцеления. На этом они и сыграли, они выдали себя за этого русского целителя. Помогло им и то, что слухи ходили о том, что со мной приехало несколько «целителей». У них, как они считали, была «жилка» бизнесменов, и они не стали мелочиться. С первых же своих «пациентов» они стали брать по двести марок за сеанс, вместо того, чтобы «учиться» лечить людей совсем «безвозмездно», то есть — даром, как говорила сова из мультфильма «Вини Пух». «Безвозмездно» «почему-то» у них оказалось аж по двести марок за сеанс, а в дальнейшем и более. Они стали делать «правильный» бизнес!

Всем, думаю, не нужно объяснять, каковы были результаты такого «лечения», но их это совсем не интересовало. Их волновало только то, сколько валюты они смогут загрести под себя, а то, что они дискредитируют всё то, что я начал выстраивать в Германии, их совершенно не волновало. Увидев такую трансформацию, я даже пожалел, что настоял на их поездке в Германию. Но в то же самое время, я был рад, что своё истинное лицо эти люди начали показывать так быстро. Я не спешил ставить точки над «i» по одной простой причине — я хотел, чтобы все полностью открыли свои настоящие лица, а, между тем, я ставил свои «галочки» молча. И эта тактика работала очень хорошо! Оказалось, что эти люди не свободны от алчности, и это меня очень сильно огорчило. Когда ты вкладываешь в кого-то свой труд, свою душу, хочется верить, что этот человек пойдёт по светлому пути и будет твоим соратником в деле. А очень часто оказывается, что многие только говорят красивые слова, чтобы получить себе в руки желаемое, которое другим способом они не в состоянии получить! Каждый раз, когда сталкиваешься с чем-то подобным, чувствуешь реальную боль и сожаление, что человек выбрал не путь развития и созидания, а путь потребительства и личной выгоды, который рано или поздно приводит в лагерь социальных паразитов. Почему человек так слаб и так легко поддаётся соблазнам, которые предлагает Тёмная сторона? Ведь всё то, что подсовывает человеку извечный соблазнитель, так ничтожно и примитивно! И человек готов разменять себя, как творца, ради никчемной мишуры!

Так или иначе, очень многие «покупаются» на те или иные «блестящие штучки», очень быстро забывая народную поговорку — не всё золото, что блестит! А для этого и нужно всего ничего — не спешить подписывать «контракт с дьяволом». Ведь «дьявол» ничего просто так не даёт, а если и даёт что-то, то берёт за это несоизмеримо больше. Неужели это так сложно понять и хотя бы подумать о том, что же такое у меня есть, что так нужно «дьяволу»? Ведь не душа, иначе «дьявол» пытался бы заключать сделку с каждым, ведь душа есть у всех. Значит, охотятся Тёмные Силы своими методами не за душами, а за тем, что эти носители душ умеют делать. Алчность и зависть, наиболее благоприятная почва для Тёмных Сил, которые, очень умело играя на этих чувствах, захватывают душу человека. И это не просто разглагольствования на отвлечённую тему, а горькая действительность. Шок от окружающего благополучия и потрясение от уровня жизни немцев привёл к тому, что у моих подопечных возникло жгучее желание получить всё подобное и себе любой ценой, обманом, предательством и т.д. Но будущее показало, что и это им не помогло добиться желаемого. Но об этом позже, а пока вернёмся в южную Германию 1990 года...

Действительно, аккуратные дома немцев с красивыми палисадниками, чистые дороги и тротуары, на которых не увидишь брошенного мусора. Дороги и тротуары каждый день мылись с шампунем до такой степени, что если лечь на дорогу в белой рубашке, она останется такой же белой и чистой, как и раньше! Для нас, русских, всё это было совершенно непривычно, ибо даже на нашем поколении аукнулась война. Если далеко не все жили в условиях, в которых прошло моё раннее детство и детство моего брата и сестры, то большинство, тем не менее, жило в незначительно лучших условиях. Если у кого и была своя квартира, то только малогабаритная, и даже такой квартире люди были несказанно рады, так же, как и мы, когда отец получил на семью из пяти человек квартиру площадью аж в 33,6 кв.м. А уровень жизни побеждённых был несоизмерим с уровнем жизни победителей в тяжёлой войне, победа в которой стоила моему народу около тридцати миллионов жизней, среди которых было и трое мужчин из моей семьи, включая деда с материнской стороны! Невольно возникал вопрос: кто же кого победил в той ужасной войне? Если сравнивать уровни жизни немцев и граждан СССР, невольно возникала мысль, что победили они.

Конечно, уровень жизни в Германии мог оказать сильное впечатление на советского человека 1990 года, когда нормальных продуктов в магазинах не было и не только в глубинке, но и в Москве. Но я даже не мог себе представить, что всё это у моих помощников, как я думал тогда, снесёт «крышу». Ведь они шли не только на обман меня, заявив, что просто хотят без денег поработать с людьми. Якобы для того, чтобы приобрести «опыт» лечения пациентов, хотя, как я уже упоминал, на Родине у них такого «энтузиазма» «почему-то» не наблюдалось. Я конечно, понимал, что они лгут, но мне необходимо было увидеть, до какой черты они готовы дойти, ведомые своей алчностью. Им не давала спать спокойно мысль, что я зарабатываю деньги, а они нет. Они даже не задумывались над мыслью о том, каким образом и почему они оказались вместе со мной в Германии. Они не хотели понять простой вещи, что в Германии был нужен только я, а не они, которые просто были около меня. Делать дело и стоять рядом — это не одно и то же, и не понять этого может только абсолютно слепой человек или тот, кто не понимает ничего из происходящего.

Возможно, в таком их поведении есть и моя вина. Я считал и считаю, что нескромно говорить о своих делах, акцентируя внимание на том, кто и что сделал. Я думал, что важно, чтобы дело было сделано, а кто это сделал — не имеет никакого значения. Оказывается, остальные думали по-другому! Они думали, что если они сидели или стояли рядом со мной, когда я работал, то они в не меньшей мере разделяют все «лавры» от моей работы. А я ещё и невольно подталкивал их к такому мнению, когда вместо того, чтобы сказать — это сделал я, говорил, что нами была проведена работа и т.д. Я считал нескромным выпячивать свою роль в том или ином свершении, а они считали, что этим самым я подтверждаю важность их стояния рядом с собой. Но никто из них даже не задумывался над тем фактом, что работу делал я, а они выступали только в роли наблюдателей и свидетелей происходящего. Я думал, что неправильно подчёркивать свою роль в важных делах, о делах должны судить другие люди, и вот оказалось, что «другие», которые были лишь свидетелями некоторых моих действий, делали «выводы» о своём «участии» в великих делах спасения человечества и никак не меньше! И начинали вести себя соответствующе. Они видели, что я умел лечить людей довольно неплохо, и они посчитали это достаточным для того, чтобы считать и себя «великими» целителями. И как ни странно, верили сами в этот абсурд. А может и не верили, а просто считали, что «помахать руками», как я, и им ничего не стоит. Ведь они видели не один раз, как я «махал» своими руками! А ведь, наблюдая долго за моими действиями, так и не поняли, что не в «махании» руками дело. Дело не в том, сколько раз и в какую сторону я двигаю своими руками, а что происходит в момент движения руки в моём мозге! А вот это, наблюдая за движениями моих рук, понять просто невозможно!

Так или иначе, мои подопечные решили сами, не вылечив ни одного человека, что они являются мастерами-целителями. Видно они придерживались принципа — если я это смог, то они и подавно! Немаловажным фактором, «морковкой» для такого успокоения собственной совести, мне думается, были деньги, которые они уже видели лежащими в своих карманах и уже видели себя владельцами шикарных особняков, машин и т.д. Ничего плохого в том, чтобы мечтать о хорошем доме, машине и т.д., с моей точки зрения, нет, важно только, каким образом получит деньги человек, чтобы сделать свою мечту явью! Если это сделано за счёт предательства, обмана и т.п., лично я такой путь реализации мечты ОТВЕРГАЮ, какой бы «значимой» и «великой» и не была эта мечта! В принципе, если человек готов пройти по трупам других, то у него не может быть никакой великой мечты. И если оная объявляется, то только для самообмана или успокоения собственной совести и, естественно, для обмана окружающих. Не думаю, что у моих подопечных были великие планы о благе для человечества, у них были свои простые человеческие мечты и желания жить лучше, но методы, которые они избрали для реализации своей мечты, были, стары, как мир — предательство и обман.

Кто-то может сказать, прочитав эти строки, что я перегибаю палку, может быть они и правы. Просто у меня, существуют свои представление о чести и порядочности, и я их осознаю, опять-таки, по-своему. Мои подопечные, в которых я вложил много своей души и дал, как мне казалось, многое, обманывали и меня, говоря о том, что они ТОЛЬКО хотят приобрести опыт лечения, с пользой используя время нахождения в Германии. Им якобы надоело сидеть без какого-либо дела день за днём. Обманывали они и тех людей, которые, услышав о том, что появились русские целители, пришли к ним, надеясь на то, что они и есть те самые русские целители. И они не стали никого в этом разубеждать, а тут же стали снимать «пенки» в виде денег с этой ситуации. И когда деньги начали «идти» к ним руки, их просто «понесло». Я называю их действия предательством ещё и по той простой причине, что их совершенно не волновало то, что своими действиями они дискредитируют всё то, что я начал создавать в Германии. Немцы, услышав о моих результатах, хлынули толпой к ним, думая что они и есть целители, и ничего не получив взамен своих денег, пострадавшие объявят всем остальным, что всё это ложь и обман! Как показало развитие событий, так и случилось, но об этом позже, а пока вернусь к описанию развития ситуации в Германии.

Очередная встреча должна была состояться у уже знакомого мне по Москве немецкого миллиардера Норста Баулинга в его усадьбе в городе Бамберге. Этот красивый городок располагался в Баварии, в живописной местности. Дорога туда заняла не менее шести часов по автобану, притом, что машина шла с максимально возможной скоростью, максимально возможной для конкретной машины, так как в Германии на автобане в двух крайних левых полосах движения не существовало тогда ограничения по скорости. Господин Баулинг встретил нас со своей женой и другом семьи — врачом, известным в правительственных кругах Германии. Все расселись в приёмном зале усадьбы хозяина и после традиционного чая-кофе, перешли к делу. А дело заключалось в том, чтобы я произвёл обследование своими методами жены Баулинга в присутствии семейного врача, который был прекрасно знаком со всеми проблемами её здоровья. Я и соответственно, хозяин дома, и его жена, и врач, удалились в другую комнату, где я и приступил к своей диагностике. Исследовав своими методами, организм хозяйки дома, я сообщил все свои выводы семейному доктору, который был весьма удивлён тому, что я сообщил ему через несколько минут своего обследования. Я указал точно на целый ряд заболеваний, о которых он знал, так как был лечащим врачом этой женщины. Причём, одно заболевание, о котором я сообщил, встречается весьма редко и далеко не каждый врач может даже правильно поставить диагноз. Тем не менее, мне это удалось и без особых усилий. Больше всего удивил его даже не правильный диагноз, а то, что я в деталях описал ему не только развитие этого заболевания в этом случае, но и описал механизмы развития заболевания и первопричину, приведшую к этому заболеванию. Обычно моё восприятие и анализ нарушений в организме человека весьма сильно отличается от традиционного медицинского, хотя бы потому, что я анализирую процессы и на клеточном, и на молекулярном уровнях, которые были и остались недоступными для современной медицины. А ещё более его удивила возможность производить изменения на этих уровнях, с возможным изменением повреждённых генов, что для медицины было и есть за гранью возможного. Семейный врач даже не смог скрыть своего удивления от всего того, чему он стал свидетелем. Я преднамеренно не назвал названий болезней этой женщины и не потому, что не вспомнил через семнадцать лет результаты своего сканирования, а по одной простой причине — эта женщина не давала мне права говорить о её проблемах посторонним. Если я говорю о заболевании того или иного человека, то только тогда, когда получаю от этого человека право на это...

Норст Баулинг был свидетелем моей работы и был удивлён её результатами не менее, чем врач. Мне даже показалось, что его больше поразила реакция семейного врача, так как он мало что понимал в организме человека и тем более, в проблемах со здоровьем. Мы вернулись к остальным, продолжавшим гонять чаи, и хозяин дома, всё ещё находясь под впечатлением произошедшего в другой комнате, дал каждому из моих подопечных по купюре достоинством в тысячу марок. Двое из них спокойно, как должное, спрятали свои купюры в свои карманы, а третий мой подопечный, улучшив минутку, подошёл и выдал мне весьма забавную тираду. Он сказал мне, что он, мол, прекрасно понимает, что эти деньги заработал не он, а я, но не предлагает их мне взять по той простой причине, что я их у него всё равно не возьму! Он был прав, я бы никогда не взял у него этих денег по той причине, что не мне их дали, несмотря на то, что за мою работу получили вознаграждение другие. Но он моей позиции не знал и не был уверен, что я так не поступлю и не рискнул протянуть мне в своей руке свою купюру, а вдруг я всё-таки её возьму и не окажусь таким благородным, как он обо мне думал? В своём варианте он нашёл оптимальный компромисс между своей честностью и жадностью. Произнеся правильные слова, он ничем не рисковал. Ни тогда, ни позже этот человек не вспомнил «почему-то» о том, что я потратил на него лично довольно большие деньги, не вспомнил о том, что долг нужно возвращать. Мне никогда не было жалко денег, мне только не нравилось, когда люди превращаются в паразитов, которые готовы грести под себя, пока это представляется возможным.

Так или иначе, я наблюдал за тремя своими подопечными, и, к своему огорчению, обнаруживал в них черты характера, которые лично у меня вызывали возмущение и протест. Из Бамберга мы вернулись на свою основную базу в Германии, так как меня ещё ожидала поездка на завод по производству шампуней и другой парфюмерии. На заводе я произвёл воздействие на предложенные мне образцы, чтобы затем обработанная мною продукция прошла тест на добровольцах с целью определения эффективности моих действий. На прощание нам всем подарили пакеты с продукцией этой парфюмерной компании.

Ещё одна встреча состоялась в центре по изучению СПИДа. Мы приехали в этот центр, нас всех облачили в специальные защитные костюмы и провели в исследовательский центр, чтобы я попытался воздействовать на культуру вируса СПИДа. Когда я только начал свою работу, все компьютеры в центе управления начали вести себя странно, они взяли и «зависли». Мне потребовалось некоторое время, пока я нейтрализовал своё влияние на электронику. Видно, я «включился» чересчур уж мощно, беспокоясь о том, чтобы добиться максимального влияния на культуру этого смертельного вируса, как был уверен тогда. То, что произошло с электроникой, вселило в меня уверенность, что и с моим воздействием на культуру этого вируса всё будет в порядке. В то время я был убеждён в том, что вирус СПИДа реален, я даже предположить тогда не мог, что люди, особенно врачи, могут лгать всему миру, пугая всех смертельно опасным для человечества вирусом. Во всех средствах массовой информации кричали об этом смертельном враге человечества, относя вирус СПИДа к категории фильтрующихся вирусов. Другими словами, вирус СПИДа можно очень просто выделить в чистую культуру и производить на этой культуре исследования. Именно на такую выделенную культуру вируса СПИДа мне и предлагали воздействовать своими методами.

Естественно, мне даже не показали эту выделенную культуру, даже издали и через многочисленные средства изоляции. Мне просто сказали, что «это» находится в соседнем помещении. И я, веря, что культура там есть, своим воздействием пытался разрушить вирус. Через пару дней мне сообщили, что с культурой ничего не произошло. Эта новость сильно меня расстроила, хотя я понимал, что в таких делах с первого раза далеко не всегда получается. Но от этого досада от первой неудачи не становится приятнее. Интересен и подход к ситуации традиционных учёных. Они сами годами, а порой и десятилетиями работают над той или иной проблемой, проводят тысячи, а порой и десятки тысяч экспериментов или опытов и то далеко не всегда добиваются желаемых результатов, и это считается «нормальным». А в твоём случае, в лучшем случае, тебе дают одну попытку, и если эта единственная попытка не приводит к положительному результату, то немедленно спешат кричать о шарлатанстве, а если всё удаётся, спешат заявить что «оно так и было» или просто замалчивают результат. Я конечно расстроился после звонка из центра по исследованию СПИДа, но ничего нельзя было изменить. Только гораздо позже, уже когда жил и работал в Сан-Франциско, я узнал о величайшей афёре 20-го века — СПИДе! Оказывается, никто и никогда за всё время истерии по поводу СПИДа, не получил культуру этого вируса. Даже те, кто получил Нобелевские премии за исследования по СПИДу — американский и, если не ошибаюсь, немецкий врачи, на вопрос о культуре вируса СПИДа ссылаются на друг друга. Просто фармакологической мафии выгодна такая истерия по поводу СПИДа, так как помогает им набивать «карманы» быстро и надёжно! Вся истерия со СПИДом с самого начала была ничем иным, как специально созданной уткой, целью которой было получение очередных сверхприбылей. И при всём при этом, далеко не все врачи стали молчать по этому поводу. Написано много книг, в которых призывают общественность открыть «глаза» на эту фальсификацию.

Многие могут спросить о том, чем же болеют и отчего же умирают люди, о которых говорят, что они больны СПИДом!? Ведь люди умирают реально от несуществующего вируса, как такое может быть!? Да, люди умирают, умирают от истощения иммунной системы, но вызвано это истощение иммунной системы не вирусом СПИДа, а другими причинами. И этими другими причинами, в первую очередь, являются последствия разрушения иммунной системы человека огромными дозами антибиотиков, наркотиками и лекарствами, которые и приводят к практически полному разрушению иммунной системы человека. Самое страшное в этом то, что лекарственные атаки на организм человека привели к тому, что стали рождаться дети с полным или частичным отсутствием иммунитета. И тогда любая инфекция становится смертельной для человека со слабой иммунной системой, либо у которого она разрушена лекарствами или наркотиками. И виновата в этом современная медицина и фармакологические концерны, которые за ней стоят. Последние, в погоне за сверхприбылью, готовы на любой обман и подлог, только бы скрыть следы своих преступлений против человечества и не потерять своих прибылей. Так что, я гораздо позже узнал о том, что мне предлагали воздействовать на «чёрную кошку», в «чёрной комнате», когда её там не было. В данном случае, роль «чёрной кошки» исполнял пресловутый вирус СПИДа! Так что, учёный-эпидемиолог, который предлагал мне уничтожить этот вирус, скорее всего, прекрасно знал, что никакого вируса просто нет! А потом ещё и сообщил об «отрицательных» результатах. Жаль, что тогда я не знал того, что знаю сейчас, и, что нельзя слепо верить «учёным» только потому, что они называют себя таковыми...

А я тоже верил слепо в то, что учёные не врут, что, если они утверждают что-то, то это так и есть! Я ещё долго освобождался от этой слепой веры через свой собственный опыт. А ведь мог бы прежде, чем поверить и начать своё воздействие, просто проверить, есть ли там тот самый вирус СПИДа или нет! Если бы сообразил это тогда, то ещё тогда бы понял, что обманывают и меня, и всех остальных людей. И самое смешное в том, что если у других людей нет возможности проверить истинности того или иного утверждения, то у меня такая возможность была и не только была, но я этой своей возможностью пользовался не раз, и она меня ни разу не подводила! Просто мне и в голову не могла прийти мысль о том, что кто-то, тем более, врачи, могут так обманывать всех остальных, такая мысль, сама по себе в то время для меня показалась бы кощунственной! Но самое интересное в том, что эта Великая Ложь по-прежнему муссируется средствами массовой информации, которые финансируются из почти бездонного «кармана» фармакологических монстров. Эти монстры наживаются за счёт здоровья людей, и им (фармакологическим монстрам) не выгодно, чтобы люди стали здоровыми, так же, как это не выгодно и современным врачам, для которых, лучший пациент — вечный больной! Но в далёком теперь 1990 году я даже не допускал мысли о том, что кто-то, а тем более учёный-медик, может обманывать и манипулировать правдой ради тех или иных, чаще всего корыстных интересов. Поэтому я сильно огорчился по поводу «отрицательного» результата с «культурой» вируса СПИДа, которого, как выяснилось позже, не существует в природе.

Так или иначе, всё шло своим чередом. После встречи с Норстом Баулингом и его женой, был оговорен мой приезд к ним, чтобы провести первый курс лечения. Когда состоялись запланированные ранее встречи, я вновь поехал в Бамберг. На этот раз, со мной поехал только один человек, один из московских «конкурсантов», который более-менее сносно знал английский язык. Переводчица Штойлера не могла поехать со мной по вполне понятным причинам, ведь в компании Штойлера занимались не только мной, у них был целый ряд других проектов и многие из них были связаны с СССР. Так или иначе, я на десять дней вновь оказался в Бамберге. Для меня и моего подопечного были сняты номера в гостинице, которая располагалась недалеко от особняка Баулинга. Он и его жена принимали нас очень хорошо. Каждое утро я проводил свой сеанс с ней, а затем она, на правах хозяйки возила нас по местным достопримечательностям. Бавария оказалась не только богата прошлым, но и природными красотами. Так что, эти десять дней, проведённых в Бамберге, были весьма интересными с познавательной точки зрения. Каждый день нам показывали новое место, старинные замки, военные крепости средних веков, просто маленькие городки Баварии. Почти в каждом из этих маленьких городков был свой музей или какие-нибудь свои национальные промыслы. В субботу и воскресенье с нами отправлялся и Норст Баулинг. Когда они хотели пообщаться более основательно, а не на уровне плохого английского, приглашался переводчик из русских немцев.

Эта супружеская пара была очень приятной во всех отношениях. От них я не чувствовал никакого высокомерия, пренебрежения к нищим русским. А ведь тогда практически любой советский человек, за исключением советской элиты, практически ничего не имел. Норст Баулинг показал мне и свою гордость — коллекцию машин. Огромный ангар был полон уникальных машин, некоторые из которых существовали или сохранились только в одном экземпляре! Мерседесы, Роллс-Ройсы, Порши, Ягуары, Феррари и машины других марок, которые попали в его коллекцию по тем или иным уникальным особенностям. Любой житель Советского Союза в 1990 году, в лучшем случае, видел эти машины в фильмах, а тут они перед тобой «живьём»! Конечно, это было здорово! Какой мужчина современности не любит автомобиль, который заменил собой лошадь. У мужчин есть свои «игрушки», оружие, лошадь или машина — в каждую эпоху были свои «игрушки», но они были всегда! Так что, почти каждый мужчина меня поймёт, когда я оказался среди такого количества «игрушек», а сам хозяин просто светился от гордости за свою коллекцию. И было чем гордиться! Он не только собирал эту коллекцию, но и восстановил все машины, используя только оригинальные детали. Приятно было видеть, когда под капотом машины пятидесятилетнего возраста сверкали детали так, как будто она была спущена с конвейера только вчера. Общая стоимость этой коллекции была порядка трёхсот миллионов марок на 1990 год! Короче, эти десять дней в Бамберге дали мне представление о Германии большее, чем за всё остальное время пребывания. После начального десятидневного курса, предполагалось продолжить начатое лечение позже, но судьба распорядилась так, что этого не произошло. Вернувшись назад, я стал участником нескольких других встреч, но в них не было ничего примечательного. В один из выходных Норберт Штойлер предложил всем нам поехать в немецкую деревню вместе с ним, помочь собрать урожай винограда его молочному брату. Было очень интересно познакомиться с жизнью немецкой деревни и я, как и все остальные, дал своё согласие.

И вот... мы в немецкой деревне, срезаем спелые виноградные гроздья с лозы, работа не тяжёлая, но требующая определённой сноровки. Специальными ножницами срезаешь гроздь и к следующей... сбор винограда в Германии ничем не отличается от сбора винограда в любой другой стране, мне, правда, не приходилось собирать виноград, и поэтому в этом была для меня определённая романтика. Но то, с чем мне пришлось столкнуться после сбора винограда, этого не встретишь ни в какой другой стране. Хозяин дома, добродушный бюргер (крестьянин) накрыл для всех стол после сбора винограда. Присутствие переводчицы позволило завязать разговор за столом о том, о сём, и как-то так получилось, что разговор переключился на тему рыбалки. Вполне обычный разговор, если бы не одно маленькое НО... Хозяин аккуратного немецкого домика с полной серьёзностью сообщил нам о том, что для того, чтобы стать рыбаком нужно пройти специальный курс обучения и сдать экзамен, в котором порядка ста вопросов. Это было немного странно слышать, по крайней мере, мне, но не более того. Самое неожиданное произошло, когда он начал объяснять правила действий рыболова после того, как поймана рыба. Рыболов должен иметь специальную палочку с железным шариком на одном конце. После того, как рыболов вытащил рыбу, он должен этой специальной палочкой с железным шариком на конце убить эту рыбку, чтобы она не мучилась! Ну, просто высшая степень гуманизма, с которой трудно не согласиться! И всё бы осталось для меня в «розовом цвете», если бы нечистый не попутал с моим вопросом о том, а что же должен будет делать один рыбак, если другой рыбак вытащил рыбку из воды, но не убил её специальной палочкой!? Ответ на этот, казалось бы, простейший вопрос, меня просто потряс. Может быть это потрясло только меня, я не берусь судить за всех остальных, но когда я услышал о том, что рыбак, который увидел, что другой рыбак не убил, как положено, рыбку, чтобы она не мучилась, должен найти ближайший телефон (мобильных телефонов в то время практически не было) и сообщить в полицию о том, что такой-то и там-то вытащил рыбку из воды и не убил её, как положено! Полиция должна приехать по этому вызову и выписать штраф за мучение рыбки!!! А на вопрос о том, почему бы ему самому не убить эту рыбку, если ему её жалко или не напомнить соседу о том, что он забыл её убить, последовал ответ — это не моё дело, я не имею права говорить другому, что он должен делать и не могу убить рыбку сам, так как это он её поймал! И всё это было сказано на полном серьёзе, и когда я спросил о том, что же должен делать настоящий немец, в случае если он видит, как кто-то насилует ребёнка или девушку, услышал всё тот же ответ. Нужно найти ближайший телефон и сообщить об этом в полицию, полиция приедет и... думаю всем ясно, что будет потом! Ответ на любой подобный вопрос был одним и тем же — сообщить, кому надо, и это их обязанность принимать соответствующие действия. Я должен только сообщить, кому следует, и всё! Такой ответ характерен не только для него, такой ответ можно услышать практически от любого немца! Немцы, конечно, нация дисциплинированная, но я наверное впервые был горд тем, что я русский, и что я родился в России!

Хороший, аккуратный домик можно построить, вымыть асфальт шампунем тоже, а вот то же самое сделать с душой, невозможно, русская душа была, есть и будет загадочной для иностранцев, и я в первый раз понял, почему! Практически любой немец сообщит о любом нарушении другого немца, но о себе сообщать «почему-то» не станет, как и обманет, если это ему или ей выгодно. И тому у меня свои собственные примеры. Вот один из них. Норберт Штойлер попросил меня помочь жене его друга, хотя понятие дружбы у немцев тоже весьма странное. У женщины было опущение матки и несколько операций, которые должны были, по идее врачей, эту проблему решить, привели к ещё более тяжёлому состоянию. Она не могла выйти из дома и почти всё время была вынуждена лежать. Совсем незавидная ситуация. По его просьбе я начал с ней работать, всё шло хорошо, она уже могла вставать и ходить нормально, но когда пришёл день заплатить за мою работу, её муж сообщил, что, к сожалению, всё вернулось к тому, как было раньше, и поэтому он не будет платить. Что можно сказать в таком случае — доказывать, что ты не «верблюд»?! Так или иначе, правда всплыла несколько позже. В последний вечер перед отъездом из Германии я пригласил Норберта Штойлера и его переводчицу в ресторан, и каково было удивление на лице Штойлера, когда он увидел своего друга с женой, входящими в ресторан! Женщина была в полном порядке, одета в лёгкое элегантное платье, не походила на тяжело больного человека, и ничего не говорило о наличии у неё весьма специфической проблемы. Увидев меня, она густо покраснела, поняв, что их обман с мужем «всплыл» наружу самым неподходящим способом.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.