Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ЧУДНЫЙ ДЕНЬ И ЧУДНАЯ НОЧЬ



Энид Блайтон

Тайна совиного гнезда

 

ПЯТЕРКА СОСТАВЛЯЕТ ПЛАН НА КАНИКУЛЫ

 

— Поистине, Квентин, с тобой очень трудно иметь дело! — воскликнула тетя Фанни.

Четверо детей, завтракавших за столом, с большим любопытством смотрели на взрослых. Что еще натворил дядя Квентин? Джулиан подмигнул Дику, а Энн толкнула под столом Джордж. Интересно, поднимет ли дядя Квентин бурю, как иногда бывает?

Дядя Квентин держал в руке письмо, которое ему только что передала жена, предварительно прочитав сама. Письмо-то и стало причиной неприятного разговора. Дядя Квентин нахмурился, но решил бурю не поднимать и заговорил вполне миролюбиво:

— Фанни, дорогая, неужели ты думала, что я могу точно помнить, когда у детей начинаются каникулы? И откуда я мог знать, приедут ли они к нам или отправятся к твоей сестре? Ты же знаешь, что я занят своей научной работой, и, между прочим, в данный момент весьма важной. Я не могу помнить, когда у детей кончаются занятия и когда снова начинаются!

— Но ты в любой момент мог спросить у меня! — возмутилась тетя Фанни. — Неужели ты в самом деле забыл, ведь мы договорились, что Джулиан, Дик и Энн здесь проведут пасхальные каникулы — все они так любят Киррин и море, особенно в это время года! И ты сказал, что примешь участие в своих конференциях после их каникул, а не в самой середине!

— Но каникулы начались слишком поздно! — начал сердиться дядя Квентин. — Я не предвидел такого варианта.

— Но ты же знал, что в этом году поздняя Пасха, поэтому и занятия кончились поздно, — вздохнула тетя Фанни.

— Отец не в состоянии предусмотреть все, — вступила в разговор Джордж. — Но в чем дело, мама? Отец хочет уехать в середине наших каникул, так?

— Да. — Тетя Фанни протянула руку за письмом. — Позволь мне снова взглянуть. Он должен уехать через два дня, и, разумеется, мне придется сопровождать его. Но нельзя же оставить вас здесь одних, когда в доме никого нет. Если бы Джоанна не заболела, не было бы никаких забот. Но она вернется не раньше, чем недели через две.

Джоанной звали кухарку, дети любили ее и очень огорчились, когда, приехав на каникулы, не застали ее дома.

— Мы вполне можем остаться одни, — вставил Дик, — и к тому же Энн вполне прилично готовит.

— Я могу ей помогать, — сказала Джордж. Ее настоящее имя было Джорджина, но все звали ее Джордж. Мать улыбнулась.

— Ох, Джордж, когда ты недавно варила яйца, то продержала их в кастрюльке до тех пор, пока они не превратились в угольки! Боюсь, что детям не очень понравится твоя стряпня.

— Но я просто забыла, что яйца в кастрюльке, — объяснила Джордж. — Я пошла поставить таймер, чтобы он зазвонил, когда они будут готовы, и тут вспомнила, что Тимми еще не ел…

— Да, да, мы все знаем об этом, — засмеялась мать. — Тимми вовремя поел, но твоему отцу пришлось уехать без чая!

— Гав! — Тимми из-под стола подтвердил слова тети Фанни. Он услышал свое имя и решил сообщить, что он тоже здесь, а потом лизнул ногу Джордж, напоминая о себе.

— Давайте вернемся к нашей теме, — нетерпеливо перебил их дядя Квентин. — Мне необходимо быть на конференции. В этом сомнений нет. Я должен сделать там важное сообщение. Тебе, Фанни, вовсе не обязательно ехать со мной, ты останешься дома и присмотришь за детьми.

— Маме вовсе не нужно оставаться дома. У нас есть очень серьезный план, но мы думали, что его придется отложить до лета. А теперь мы можем им заняться.

— Конечно! — воскликнула Энн. — Теперь мы можем! Да?

— Правильно, — подтвердил Дик. — Я согласен.

— О чем это вы? — удивилась тетя Фанни. — Ничего не понимаю. Если что-то опасное, я не разрешу. Что вы задумали?

— Разве мы когда-нибудь занимались чем-то опасным? — возмутилась Джордж.

— Десятки раз, — не отступила мать. — А теперь расскажите, что вы еще придумали?

— Ничего особенного, тетя Фанни, — успокоил Джулиан. — Просто так совпало, что у всех велосипеды в классном состоянии, и, помните, на рождество вы подарили нам две маленькие палатки, ну вот мы и подумали, что здорово было бы взять палатки и попутешествовать по окрестностям на велосипедах.

— Погода тоже классная, и мы здорово развлечемся, — поддержал его Дик. — И потом, тетя Фанни, вы же сами говорили, чтобы мы пользовались палатками, а не держали их на полке. А тут такая возможность!

— Я имела в виду, чтобы вы поставили их в саду или на пляже, — запротестовала тетя Фанни. — В прошлый раз вы ходили в поход с мистером Лаффи. Мне совсем не по душе отпускать вас одних на велосипедах и с палатками.

— Ах, Фанни, неужели ты думаешь, что Джулиан такой недотепа, что не сумеет присмотреть за детьми? — В голосе дяди Квентина явно слышалось нетерпение. — Разреши им попутешествовать. Я уверен, Джулиан справится и проследит, чтобы дети не навредили себе и были здоровы.

— Спасибо, дядя, — Джулиан не привык получать комплименты от дяди Квентина. Он посмотрел на ребят и усмехнулся. — Конечно, сладить с этой маленькой командой совсем не сложно, правда, с Энн иногда бывает трудновато договориться!

Энн возмущенно открыла рот. Самая младшая, она единственная из всех была, что называется, покладистой. Девочка поймала улыбку Джулиана — ага, он явно поддразнивает ее. И она тоже улыбнулась.

— Обещаю, что со мной будет легко иметь дело. — С невинным видом Энн посмотрела на дядю Квентина.

— М-да-а, должен сказать, по-моему, самая трудная из вас Джордж… — удивленно начал было дядя Квентин, но замолчал, заметив, как предупреждающе нахмурилась жена. Справиться с Джордж и в самом деле бывает трудно, но ведь если постоянно напоминать ей об этом, легче не станет!

— Квентин, вечно ты не понимаешь, когда Джулиан шутит, а когда говорит серьезно, — сказала супруга — Ладно. Если ты и вправду думаешь, что Джулиану можно доверить детей, тогда позволим им взять новые палатки и попутешествовать на велосипедах…

— Ура! Все устроено! — закричала Джордж и на радостях принялась барабанить по спине Дика. — Завтра мы отправимся в поход! Завтра мы…

— Джордж! — остановила ее мать. — Не надо кричать и устраивать базар, ты же знаешь, что отец не выносит шума. И посмотри, ты же напугала Тимми. Ложись, Тимми! Ну вот, теперь он будет носиться по комнате, как сумасшедший.

Дядя Квентин встал. Он терпеть не мог, когда трапезы превращались в бедлам, и чувствовал себя почти таким же возбужденным, как и Тимми. Если в доме четверо детей и собака, уноси ноги. И он с удовольствием покинул комнату.

— Ой, тетя Фанни, вы на самом деле разрешаете нам завтра уйти в поход? — спросила Энн; глаза у нее сияли — апрель, а такая теплая погода, жара будто в июле. Вряд ли нам понадобятся теплые куртки.

— Без теплых вещей вы никуда не поедете, — твердо заявила тетя Фанни. — Апрель — ненадежный месяц, в нем не бывает двух одинаковых дней. Сегодня жарко и солнечно, а завтра пойдет снег, а потом начнутся дожди… Я дам Джулиану денег, чтобы вы могли переночевать в гостинице, если испортится погода.

Но четверо ребят ни чуточки не сомневались, что погода никогда не испортится!

— Вот здорово! — воскликнул Дик. — Каждый вечер мы будем выбирать место для ночевки и ставить палатки. А если будет луна, так можем полночи ехать на велосипедах. И вообще делать, что захотим!

— У-у-у-у-х! Вот это да! На велосипеде при лунном свете! Никогда еще не ездила на велосипеде ночью! — обрадовалась Энн. — Суперкласс!

— Я рада, что вы придумали себе занятие, пока нас не будет, — сказала тетя Фанни. — Дорогие мои, я столько лет замужем за Квентином, и вечно он устраивает такие вот сюрпризы. Но у нас сегодня много дел: надо решить, что вы возьмете с собой.

Ребятам все вдруг показалось совершенно необыкновенным. Они выполняли обычную утреннюю работу — застилали постели и убирали спальни — и возбужденно переговаривались между собой.

— Кто бы поверил, что мы завтра одни уйдем в поход? — удивлялся Дик.

— Дик! Я застелю твою постель! — закричала Энн, увидев, что он в спешке кое-как закрывает одеялом скомканные простыни. — Наверно, ты не умеешь аккуратно натягивать их.

— Это я-то не умею? — возмутился Дик. — Подожди, сейчас ты увидишь. Я так застелю, что даже Джулиан похвалит. А ты занимайся своей комнатой. — И он принялся взбивать подушки, натягивать простыню на уголки матраца, аккуратно разглаживать одеяло. — Видишь, Энн? У тебя, свой метод, а у меня свой. Я умею застилать постель, но мне это надоедает. Вот подожди, завтра мы отправимся в поход, а там только спальные мешки, скатал его и все — никакой уборки!

Дик скомкал пижаму и засунул под подушку, потом накрыл кровать покрывалом. Работа была закончена. Энн засмеялась и пошла к себе заканчивать уборку, размышляя о радостях предстоящего путешествия: солнечные дни, незнакомые места, таинственные леса, холмы и пригорки, поющие ручьи, завтрак и обед на траве, и главное — на велосипедах при лунном свете. Как в сказке! Но, может, Дик разыгрывал ее, когда говорил про лунный свет?

Весь этот день они были страшно заняты. Складывали в рюкзак вещи, которые понадобятся в походе, из палаток ухитрились соорудить маленькие тюки, которые можно приторочить к багажнику велосипеда, размечали по карте маршрут, то и дело бегали в кладовку за продуктами, которые решили взять с собой.

Тимми понял, что они куда-то собираются идти, и не сомневался, что дети возьмут его с собой; ему передалось их возбуждение, он без конца лаял, от радости бил хвостом по полу и постоянно болтался под ногами. Но никто на него не сердился, потому что Тимми был одним из них, одним из Пятерки, он умел делать почти все, только не мог говорить. Немыслимо было представить, чтобы дети отправились в поход без верного друга Тимми.

— Как ты думаешь, Тимми сможет всю дорогу бежать рядом с вами? — спросила тетя Фанни у Джулиана.

— Конечно. Он никогда не устает, как бы далеко мы ни уехали. Надеюсь, вы будете спокойны за нас, тетя Фанни. Ведь вы знаете, какой прекрасный сторож Тимми, — уговаривал тетю Джулиан.

— Да, знаю, — подтвердила тетя. — Я бы так легко не согласилась на ваше путешествие, если бы не знала, что с вами будет Тимми. Он все равно что взрослый человек и сумеет приглядеть за вами!

— Гав! Гав! — поблагодарил Тимми тетю Фанни за высокое мнение о нем.

Джордж засмеялась.

— Он сказал, что равен двум взрослым, — так перевела гавканье Тимми, а он забарабанил своим длинным хвостом по полу.

— Гав! Гав! Гав! — возразил Тимми: не двум, а трем!

 

В ПОХОД БЕЗ ВЗРОСЛЫХ

 

К утру все было готово, тщательно уложено и привязано к багажникам велосипедов; рюкзаки ребята собирались надеть на спину. Тетя Фанни наполнила корзины разной едой и вручила Джулиану деньги, чтобы он покупал по дороге свежий хлеб, овощи, мороженое.

— Надеюсь, вы проверили тормоза? — Дядя Квентин решил, что ему тоже надо бы поучаствовать в сборах, к тому же он вспомнил, что, когда был мальчиком и ездил на велосипеде, тормоза никогда не действовали.

— О-о, конечно, дядя Квентин, с тормозами все в порядке, — заверил его Дик. — Мы бы никогда не рискнули отправиться в поход с неисправными тормозами. Ведь вы лучше нас знаете, какие строгие правила на шоссе и как там придираются к велосипедистам.

Дядя Квентин озадаченно взглянул на мальчика, будто первый раз в жизни услышал, что существуют какие-то правила дорожного движения. Но похоже, что он и в самом деле первый раз об этом слышал. Дядя Квентин жил в собственном мире — мире теорий, цифр и диаграмм, — и ему страшно не терпелось поскорей вернуться в этот мир. Но он вежливо ждал, когда дети получат последние инструкции и тронутся с места.

— До свидания, тетя Фанни! Боюсь, что мы не сможем написать вам, мы же не знаем, где вы будете жить во время конференции, а вы не сумеете нам сообщить свой адрес, потому что не будете знать, где мы. Но не беспокойтесь, с нами ничего не случится, — сказал Джулиан.

— До свидания, мама, выбрось все заботы из головы. Нам будет очень интересно и весело! — прокричала Джордж.

— До свидания, тетя Фанни, до свидания, дядя Квентин!

— До встречи, дядя! Тетя Фанни, мы отправляемся!

Они нажали на педали, и велосипеды потянулись к воротам. Тетя и дядя стояли и махали рукой, пока залитые солнцем велосипедисты не скрылись за поворотом. Тимми на своих длинных, сильных ногах в восторге скакал рядом с велосипедом Джордж; наверно, его радовала мысль, что теперь он может по-настоящему пробежаться.

— Ну вот, наконец-то мы одни, — сказал Джулиан, когда Пятерка свернула за угол. — Нам здорово повезло, что взрослые нас отпустили. Дорогой дядя Квентин! Как я рад, что он все забыл и перепутал!

— Давайте в первый день не будем ехать слишком долго. А то мне всегда не хватает воздуха, если мы не делаем привалов, — попросила Энн.

— Не будем, — согласился Дик — Ты только скажи, что устала, и мы сразу остановимся!

Утро было удивительно теплое, и вскоре они даже вспотели. Пришлось снять свитеры и положить их в корзины, привязанные к багажникам. Легкий ветерок развевал короткие курчавые волосы Джордж, и она стала еще больше похожа на мальчишку. Теперь они ехали в майках и шортах, только на Джулиане были джинсы. Джулиан закатал рукава майки, и все последовали его примеру.

Милю за милей они оставляли позади, радуясь солнцу и ветру. Тимми, не чувствуя усталости и высунув розовый язык, мчался рядом. Он бежал по поросшей травой обочине дороги, чтобы никому не мешать. И правда, очень умный пес!

Первую остановку ребята сделали в крохотном поселочке, который назывался Менлингтон Тоуви. В центре стояла всего одна лавчонка, но зато в ней продавалось все — или, по крайней мере, им так оказалось.

— Хорошо бы у них был имбирный лимонад! — воскликнул Джулиан. — А то я готов высунуть язык, как Тимми.

За небольшим прилавком продавали оранжад, лимонный и грейпфрутовый сок и, конечно, имбирный лимонад. Ужасно трудно на чем-нибудь остановиться, когда такой большой выбор. И к тому же здесь торговали мороженым. Наконец ребята уселись; они пили имбирный лимонад с лимонным соком и ели восхитительное мороженое.

— Надо дать Тимми мороженого, — сказала Джордж. — Он его очень любит. Правда, Тимми?

— Гав! — подтвердил Тимми, и мороженое, булькнув, исчезло у него в глотке.

— Нет смысла давать Тимми мороженое, — заметила Энн. — У него даже нет времени распробовать вкус. Он сразу глотает. Нет, Тимми, садись, от меня ты ничего не получишь. Я сама вылижу все до капли, тебе ничего не останется. Тимми подошел к миске с водой, которую поставила перед ним продавщица, и пил, и пил, и пил, пока миска не опустела. Потом он плюхнулся на пол и запыхтел.

Каждый, уходя, взял с собой по бутылке лимонада для ленча. Ребята уже с удовольствием думали о еде и мечтали о бутербродах, приготовленных тетей Фанни.

Энн увидела коров, которые, пощипывая траву, паслись на лугу.

— Наверное, ужасно быть коровой и есть одну только безвкусную траву, — сказала она Джордж. — Подумай, сколько корова теряет: она никогда не пробовала сандвич с яйцом и салатом, никогда не ела эклер в шоколаде, она даже не знает вкуса вареных яиц, не может выпить стакан имбирного лимонада! Бедная корова!

— Какие глупости приходят тебе в голову, Энн, — засмеялась Джордж. — Но после твоих разговоров о сандвичах с яйцом и стакане имбирного лимонада я просто умираю от голода. Я видела, как мама делала сандвичи с яйцом и сардинами.

— Нехорошо, — проворчал Дик, сворачивая в маленькую рощицу. Его велосипед опасно завилял на кочках. — Совсем нехорошо. Если девчонки не перестанут тарахтеть о еде, я не смогу проехать и дюйма. Джулиан, что там насчет ленча?

Этот первый завтрак в роще запомнился всем, как сказка. Вокруг них группами рассыпались примулы, откуда-то доносился нежный запах фиалок, и дрозд, как безумный, пел в орешнике, а когда он останавливался, вступали два зяблика и выводили свое «пинк-пинк».

— Музыка и декорации уже на месте, — Джулиан показал рукой на примулы и поющих птиц. — Очень мило. Теперь хотелось бы, чтобы подошел официант и подал меню.

И тут они увидели кролика. Его большие уши стояли торчком и будто задавали вопрос.

— А, вот и официант, — обрадовался Джулиан — Что вы можете нам предложить сегодня, дружок? Пирог с крольчатиной?

Кролик почувствовал запах Тимми и в панике дал стрекача, только его и видели. Ребята засмеялись — вышло так, будто он убежал, услышав про пирог с крольчатиной. Тимми задумчиво поглядел вслед исчезнувшему кролику, но не пошевелился.

— Ай-яй-яй, Тим! Первый раз ты позволил кролику благополучно удрать, — заметил Дик. — Наверно, ты устал и тебе жарко. А что Тимми получит на завтрак, Джордж?

— Я сама сделала для него сандвичи, — ответила Джордж.

И какие сандвичи! Она купила у мясника мясо для сосисок, сделала из него двенадцать бутербродов и аккуратно завернула в пергаментную бумагу.

Все засмеялись. Рассеянная Джордж никогда не забывала покормить Тимми. Пес, почти не жуя глотал сандвичи и от удовольствия стучал хвостом по поросшей мхом земле. Ребята улыбались, набив полный рот вкусными бутербродами, страшно довольные тем, что они вместе, без взрослых, и в такой красивой роще.

— Джордж! Что ты делаешь! — почти простонала Энн. — Ты же съела сандвич Тимми!

— У-у-у! — проурчала Джордж. — То-то я думаю, какой странный вкус. Наверно, я дала Тимми свой, а сама съела его. Прости меня, Тим.

— Гав, — вежливо сказал Тимми и проглотил еще один бутерброд.

— Он глотает их с такой скоростью, что не может почувствовать, сколько съел — двадцать или пятнадцать, — заметил Джулиан. — По-моему, ему уже достаточно, да, Тим? Теперь он смотрит, кто еще чего-нибудь ему подкинет. Ага, музыка снова заиграла.

Пятерка сидела и слушала птиц. «Пом-ни, и-ди, пом-ни, ку-да, пом-ни, и-ди», — пел дрозд.

— Ты прав, мудрый дрозд, — сказал Дик, укладываясь на мягкий мох. — Мы помним, куда идем, но сейчас надо немножко поспать, так что пусть твой оркестр играет потише.

— Прекрасная мысль, и в самом деле, почему бы ни отдохнуть, — зевая, проговорил Джулиан, — Мы уже много проехали и вовсе не собираемся в первый же день падать от усталости. Уйди с моих ног, Тимми, ты страшно потяжелел после всех этих сандвичей.

Тимми передвинулся и плюхнулся рядом с Джордж, лизнув ее в щеку. Она чуть оттолкнула его.

— Не надо меня слюнявить, — сонно пробормотала девочка. — Будь умницей, сиди на страже, как хороший пес, чтобы никто не увел наши велики.

Тимми, естественно, тотчас же понял слова «на страже» и, услышав их, выпрямился и обвел глазами кусты, принюхиваясь, нет ли кого чужого. Кто-то есть? Никого. Ни шороха, ни звука, ни тени. Тогда он снова лег, насторожив одно ухо и оставив открытым один глаз. Джордж всегда восхищалась этой способностью своего друга спать, закрыв только один глаз и опустив только одно ухо. Она захотела рассказать об этом Дику и Джулиану, но увидела, что они уже спят.

Джордж тоже уснула. Никто не нарушал их сон. Маленькая малиновка вопросительно разглядывала странных пришельцев, склонив набок головку, будто решая, стоит или нет взять пару волосков из хвоста Тимми для своего будущего гнезда. Тимми чуть-чуть пошире открыл тот глаз, который не спал, чтобы малиновка не вздумала шутить с такой серьезной собакой, как он. Малиновка улетела.

Дрозд еще немножко попел, и тут снова появился кролик. Тимми открыл глаз еще шире. Кролик отпрыгнул подальше. Тимми тихонечко всхрапнул. То ли он спал, то ли проснулся? Кролик не стал проверять способность Тимми спать одним глазом и умчался прочь.

К половине третьего ребята проснулись. Джулиан посмотрел на часы.

— Уже почти время пить чай, — заметил он. Энн негромко взвизгнула:

— Ой, нет, ведь мы только что позавтракали. В меня не войдет больше ни глотка!

— Ладно, Энн, — усмехнулся Джулиан, — будем есть, когда захотят наши желудки, а не когда показывают часы. Вставайте! А то уедем без вас.

Четверка выкатила велосипеды из кустов и отправилась дальше. Легкий ветерок приятно обвевал лица. Энн тихо вздохнула:

— Ой, мне уже не хватает воздуха. Как ты считаешь, Джу, сколько миль мы должны сегодня проехать?

— Немного. Мы найдем красивое место, чтобы выпить чаю, потом купим чего-нибудь на ужин и на завтрак, а потом поищем, где поставить палатки на ночь. Я нашел на карте маленькое озеро — если мы его разыщем, то немножко поплаваем.

План звучал просто великолепно. Джордж почувствовала, что она готова проехать десятки миль, лишь бы потом искупаться в озере.

— Ты здорово придумал, — сказала Джордж, — просто здорово. По-моему, маршрут всего похода надо проложить вокруг озер, правда? Тогда мы будем купаться вечером и утром!

— Гав! — на бегу согласился Тимми, держась возле колес велосипеда хозяйки — Гав! — повторил он.

— Тимми поддерживает мой план, — засмеялась девочка — Но какой ужас, я совсем не уверена, что он взял с собой банное полотенце.

 

ЧУДНЫЙ ДЕНЬ И ЧУДНАЯ НОЧЬ

 

Пятерка замечательно провела вечер. В полшестого они попили чаю, а потом купили чего захотелось на ужин и на завтрак. Несколько булочек, анчоусовый паштет и большой пирог с джемом в картонной коробке, еще апельсины, лимонный сок, сочный салат и сандвичи с ветчиной — все желания были учтены, и меню получилось просто на удивление.

— Надеюсь, мы не съедим все за ужином, хоть что-то останется на завтрак, — заметила Джордж, укладывая сандвичи в корзинку. — Уходи, Тимми. Это не для тебя. Тебе я куплю огромную кость, чтобы хватило на всю ночь.

— Только не давай ему кость перед сном, — попросила Энн. — Он всю ночь будет так хрупать и чавкать, что я не засну.

— Сегодня ничто не помешает мне уснуть! — воскликнул Дик. — По-моему, я буду спать, даже если случится землетрясение. Я просто мечтаю о своем спальном мешке.

— Я думаю, палатки сегодня можно не ставить, — сказал Джулиан, глядя на абсолютно ясное небо. — Надо будет спросить у кого-нибудь, кто слушал прогноз погоды в шесть вечера, не обещали ли дождя. Но честно, я бы просто нырнул в спальный мешок и уснул, и пусть небо будет для нас вместо крыши.

— Потрясающе! — воскликнула Энн. — Люблю лежать и смотреть на звезды.

Прогноз погоды оказался хорошим: ясно и безветренно.

— Вот и прекрасно, — обрадовался Джулиан. — Меньше хлопот, не надо распаковывать палатки, а завтра снова укладывать. Поехали! Все купили? Как вы думаете, хватит еды или чье-то желание забыли?

Корзины были набиты битком. Казалось безнадежным попытаться запихнуть в них еще один пакет.

— Мы могли бы уложить в корзинки больше, если бы Тимми сам нес свой ужин. Почти вся моя корзина занята огромными костями для него, — пожаловалась Энн. — Джордж, почему ты не приспособишь что-нибудь ему на шею, чтобы он сам носил свою еду? Он ведь очень умный.

— Конечно, он очень умный, — подтвердила Джордж. — Но он еще и очень жадный. Ты же знаешь, Энн. Если ему дать нести кости, он остановится и съест все до одной. По-моему, собаки способны есть все время, не переставая.

— Счастливые, — вздохнул Дик. — Я бы хотел быть собакой. А то мне приходится делать перерывы между едой.

— Ну, теперь к озеру, — сказал Джулиан, складывая карту, которую он только что изучал — Оно всего милях в пяти отсюда и называется Зеленый пруд, но, судя по карте, озеро гораздо больше, чем обыкновенный пруд. Ужасно хочется искупаться, а то от жары я совсем раскис.

К половине восьмого они добрались до озера, расположенного в очень живописном месте. На берегу стоял маленький домик, который, очевидно, летом купальщики использовали как раздевалку, чтобы переодеться и снять мокрый купальник. Но сейчас дом был заперт и занавески на окнах спущены.

— Наверно, ничего не случится, если мы поплаваем, — задумчиво протянул Дик. — Ведь мы не забрались в частные владения и не нарушим закон, если влезем в озеро?

— Не похоже, чтобы это было частное владение, — подтвердил Джулиан. — По крайней мере, тут нет никаких знаков. Но учтите, вода холодная, ведь только середина апреля. Правда, мы привыкли, потому что по утрам принимаем холодный душ. И я все-таки думаю, что такое горячее солнце прогрело озеро. Решаемся? Пошли, наденем плавки и купальники.

Ребята переоделись в кустах и бегом ринулись к озеру. Конечно, вода была холодная. Какой еще она могла быть в апреле? Энн вошла в озеро и тут же вышла. Плавать ей не хотелось.

Джордж поплавала вместе с мальчиками, но они тоже быстро вышли, возбужденные и веселые.

— Бррр, вот это холод! — бормотал Дик. — Давайте побегаем. Посмотрите на Энн, она уже оделась. Тимми, где ты? Тебе нравится холодная вода?

И они, как сумасшедшие, принялись носиться по маленькой тропинке вокруг озера. Энн приготовила все к ужину. Солнце уже село, и хотя вечер стоял тихий, было совсем не так жарко, как днем. Энн порадовалась, что взяла с собой свитер.

— Энн, как всегда, молодец! — воскликнул Дик, когда они оделись и, натянув для тепла свитеры, подошли к разложенной на салфетке еде. — Посмотрите, она накрыла на стол. Энн, ты фантастическая девчонка! Спорим, если бы мы остались здесь больше чем на одну ночь, Энн устроила бы тут что-то вроде кладовки и нашла бы место для стирки. А вот здесь в кустах она бы держала тряпку для пыли и щетки! Правда, Энн?

— Любишь ты болтать глупости. Дик, — заметила Энн. — Вам бы надо радоваться, что я позаботилась обо всем и ужин готов. Ой, Тимми! Фу! Уходи отсюда! Посмотрите на него, он стряхнул всю воду, миллионы и миллионы капель, прямо на сандвичи! Джордж, почему бы ни вытереть его? Ты же знаешь, что он всегда отряхивается после купания.

— Ну прости, Энн, — сказала Джордж. — Тимми, проси прощения. Почему тебе обязательно нужно все делать с такой силой? Если бы я так отряхивалась, как ты, у меня бы отлетели уши и пальцы!

Ужин прошел прекрасно. Так приятно сидеть в сгущающихся сумерках и ждать, когда появятся первые звезды! Четверка и Тимми чувствовали себя усталыми. Но это была счастливая усталость. Путешествие только началось, а начало всегда полно надежд. Дни впереди кажутся бесконечными, а уверенность, что солнце будет сиять каждый день с утра и до вечера, неколебимой.

Поужинав, они залезли в спальные мешки, но положили их рядом, чтобы можно было разговаривать, если захочется. Тимми испытывал страшное волнение, он торжественно прошелся по спальным мешкам, приветствуемый визгом и угрозами.

— Тимми! Как ты смеешь! А если я наступлю на тебя?

— Тимми! Чудовище! Ты зачем поставил свою огромную лапу мне на нос?

— Джордж, да останови ты его! Он что, всю ночь будет прогуливаться по нам?

Морда Тимми выражала крайнее изумление, он не мог понять, почему все так кричат. Пес попытался влезть в спальный мешок к Джордж, а когда это ему не удалось, лег рядом с ней, и Джордж отвернулась, чтобы он не лизал ей щеки.

— Ну, Тимми! Я, конечно, люблю тебя, но мне не нравится, когда у меня обслюнявленное лицо. Джулиан, посмотри, как сияет эта звезда — будто маленькая круглая лампочка. Что это такое?

— Вообще-то это не звезда, это Венера, планета, — сонно пробормотал Джулиан. — Еще ее называют Вечерняя звезда. Смешно, что ты не знаешь. Похоже, что вас ничему в школе не учат, правда?

Джордж попыталась толкнуть Джулиана сквозь спальный мешок, но не дотянулась и громко зевнула. Она зевнула так аппетитно, что заразила всех.

Энн заснула первой: самая младшая, она быстрее, чем другие, уставала от долгих велосипедных прогулок, хотя всегда храбро держалась как равная. Джордж с минуту, не мигая, смотрела на яркую Вечернюю звезду и внезапно уснула, будто провалилась. Джулиан и Дик еще несколько минут тихо переговаривались, но потом тоже замолчали. Тимми было не слышно. Он тоже устал, ведь он мили и мили пробежал рядом с обожаемой хозяйкой.

За всю ночь никто не шелохнулся. Даже Тимми. Он и внимания не обратил на веселую компанию кроликов, игравших совсем рядом, и лишь чуть насторожил ухо, когда неподалеку ухнула сова, и не пошевелился, когда пчела крутилась возле его носа.

Но если бы вдруг Джордж проснулась и произнесла его имя, сон моментально слетел бы с него. Тимми бы тотчас встал и принялся лизать ее щеки, тихонько повизгивая от восторга, потому что Джордж была центром его мира и днем, и ночью!

Следующий день тоже обещал быть ясным и счастливым. Так приятно просыпаться, чувствуя теплое солнце на щеках, слушая, как дрозд в песне изливает свое сердце!

«Наверно, тот же самый дрозд, — сквозь сон подумал Дик. — Он так же поет: „пом-ни, и-ди, пом-ни, ку-да“, — как и тот вчерашний».

Энн озабоченно села. Ее беспокоила мысль, надо ли ей встать и быстро приготовить завтрак или они сначала пойдут купаться?

Потом Джулиан полувылез из спального мешка, сел и зевнул. Увидев, что Энн уже не спит, он улыбнулся ей.

— Привет! Хорошо спала? Я — прекрасно! Какое утро!

— Я немного одеревенела, — сказала Энн. — Но это скоро пройдет. Привет, Джордж, ты проснулась?

Джордж что-то проворчала и забралась поглубже в спальный мешок. Тимми наступил на нее, повизгивая. Он хотел, чтобы она встала и пошла с ним на прогулку.

— Замолчи, Тимми! — пробормотала Джордж из глубины мешка. — Я сплю!

— А я пойду купаться, — объявил Джулиан. — Кто со мной?

— Я не пойду, — отозвалась Энн. — Для меня утро слишком холодное. Джордж вроде бы тоже не в счет. Идите, ребята, сами. А когда вернетесь, я уже приготовлю завтрак. Жаль, что я не смогу вскипятить чай, ведь мы не взяли с собой котелок или что-нибудь в таком духе.

Полусонные Джулиан и Дик побежали к Зеленому пруду. Энн вылезла из спального мешка и быстро оделась, потом взяла губку и махровое полотенце и тоже пошла к озеру. Она решила как следует вымыться холодной водой. Джордж осталась досыпать в спальном мешке.

Мальчики остановились в нескольких ярдах от озера. Теперь они понимали, почему его зовут Зеленым. Сквозь деревья просвечивала сверкающая на солнце, манящая изумрудная гладь. Скорей в воду!

Но тут они неожиданно заметили велосипед, прислоненный к дереву почти у самой кромки озера. Джулиан и Дик с изумлением разглядывали его. Это не был один из их велосипедов. Должно быть, он принадлежал кому-то другому. Потом они услышали всплески в пруду и заспешили к берегу. Неужели там кто-то купается?

В пруду плавал мальчик, его золотистые мокрые волосы искрились на солнце. Он переплывал озеро сильными правильными гребками, оставляя за собой легкую зыбь. Мальчик с удивлением осмотрел на Дика и Джулиана и поплыл к ним.

— Привет, — сказал он, вылезая из воды, — вы тоже пришли поплавать? Правда, у меня отличный пруд?

— Что ты имеешь в виду? Разве это твой пруд? — удивился Джулиан.

— Конечно, он принадлежит моему отцу, Турлоу Кенту, — объяснил мальчик.

Джулиан и Дик переглянулись: они слышали о Турлоу Кенте, одном из самых богатых людей в стране. Джулиан задумчиво посмотрел на хозяина пруда.

— Если это частный пруд, мы не имеем права в нем купаться, — проговорил он.

— Ну что вы! Купайтесь! — закричал мальчик и плеснул в них холодной водой. — Кто первый доплывет до того берега?

Все трое бросились в воду, оставляя зеленые буруны от ударов по воде сильных загорелых рук. Ну разве не прекрасное начало солнечного дня!

 

РИЧАРД

 

Энн очень удивилась, увидав в пруду трех мальчиков вместо двух. Вытаращив глаза, она стояла на берегу с губкой и полотенцем. Интересно, кто же этот третий?

Наконец все трое вышли из воды на той стороне озера, где стояла Энн. Она застенчиво разглядывала незнакомого мальчика. Он выглядел ненамного старше ее и не казался таким большим, как Джулиан или Дик, но он был крепко сложен, и ей всегда нравились такие смеющиеся голубые глаза. Он откинул назад слипшиеся от воды волосы.

— Это ваша сестра? — спросил он у Джулиана и Дика. — Тогда привет!

— Привет, — ответила Энн и улыбнулась. — Как тебя зовут?

— Ричард. Ричард Кент. А тебя?

— Энн. У нас велосипедный поход.

Мальчики не успели познакомиться, они еще тяжело дышали после плавания.

— Меня зовут Джулиан, а это мой брат Дик, — отдышавшись, сообщил Джулиан. — Понимаешь… Мм-м… Надеюсь, мы не вторглись в ваши владения?

— По правде говоря, вторглись, — улыбнулся Ричард. — Но я имею право дать вам разрешение. Вы можете находиться на моей земле и пользоваться прудом сколько вам угодно.

— Ой, спасибо! — воскликнула Энн. — Наверно, это собственность твоего отца. Но тут нигде не написано, что это частное владение, ни таблички, ни объявления, и мы не знали. Хочешь позавтракать вместе с нами? Одевайся, а потом Дик и Джулиан приведут тебя туда, где мы ужинали вчера вечером.

Энн терла губкой лицо, мыла в пруду руки, слушая, как мальчишки болтают, одеваясь в кустах, где они оставили одежду. Потом она заторопилась назад, чтобы уложить спальные мешки и аккуратно приготовить все для завтрака. Но Джордж крепко спала в своем мешке, выглядывала только голова, и короткие непослушные кудри делали ее совсем похожей на мальчика.

— Джордж, просыпайся. У нас к завтраку гость! — трясла Энн двоюродную сестру.

Джордж, не поверив, перекатилась подальше. Она подумала, что Энн разыгрывает ее, чтобы заставить встать и помочь приготовить завтрак. Энн оставила ее в покое. Пожалуйста, если Джордж так хочется, пусть гость придет и найдет ее в спальном мешке.

Энн принялась разворачивать припасы, оставленные на завтрак, и аккуратно раскладывать их. Хорошо, что они купили две лишние бутылки лимонного сока, теперь им есть что предложить Ричарду.

Наконец подошли и трое мальчиков с мокрыми волосами и разрумянившимися лицами. Ричард заметил в мешке Джордж, когда Тимми пошел ему навстречу. Он ласково потрепал пса по загривку, а тот с интересом обнюхал незнакомца: у Ричарда дома были собаки, и Тимми сразу это понял.

— А кто там спит? — спросил Ричард.

— Это Джордж, — объяснила Энн. — Никак не может проснуться. Вставай, завтрак готов. Ричард, не хочешь начать с булочек с анчоусовым паштетом и салатом? А здесь, если любишь, лимонный сок.

Джордж услышала голос Ричарда, когда он разговаривал с ребятами, и очень удивилась. Кто бы это мог быть? Девочка села, моргая и протирая глаза, короткие волосы падали на лоб. Ричард решил, что это мальчик. Она была похожа на мальчика, и ее звали Джордж!

— Уже давно утро, Джордж, — сказал он. — Надеюсь, я не съел твою порцию завтрака.

— А ты кто такой? — спросила Джордж. Мальчики объяснили ей.

— Я живу отсюда примерно в трех милях. Сегодня утром я приехал на велосипеде, чтобы поплавать в озере. Кстати, это напомнило мне — надо привести сюда велосипед и поставить так, чтобы я мог его видеть. У меня уже два украли, потому что я не следил за ними.

Ричард встал и пошел за велосипедом. Джордж воспользовалась моментом, вылезла из спального мешка и побежала одеваться. Она вернулась раньше Ричарда и, усевшись, принялась за булку с анчоусовым паштетом.

— Ну вот, теперь все в порядке, — облегченно вздохнул Ричард, кладя велосипед на землю рядом с собой. — Ничего нет хуже, чем говорить отцу, что у тебя украли велосипед. А если бы и этот пропал, он бы пришел в ярость.

— Мой тоже, случается, приходит в ярость, — заметила Джордж.

— Он тебя порет? — спросил Ричард, отламывая для Тимми кусочки булки с паштетом.

— Ну что ты, конечно, нет, — засмеялась Джордж, — он просто взрывается от негодования. И все.

— Мой тоже взрывается. Когда он приходит в ярость, все его боятся. А если кто-нибудь обидит или навредит, он становится похожим на слона, крушит все подряд, — продолжал Ричард. — Он себе приобрел уйму врагов, потому что никому ничего не прощает. Они даже угрожают его жизни, и теперь ему пришлось нанять телохранителя.

Все это звучало будто захватывающий комикс. Дик даже почти пожалел, что у него не такой отец. Вот было бы здорово рассказывать ребятам в школе, что отцу пришлось нанимать телохранителя!

— А как выглядит этот телохранитель? — Энн заворожено глядела на Ричарда.

— О, они бывают разные. Но все очень крепкие парни и похожи на настоящих бандитов, а может, они и есть бандиты, — Ричард наслаждался интересом, какой он вызвал у этих незнакомых ребят. — Тот, который служил в прошлом году, наверняка был бандитом. Вы в жизни не видели таких толстых губ, как у него. А нос у него такой огромный, что все думали, будто он для смеха прицепил картонный, понимаете?

— Великолепно! — воскликнула Энн. — Ты так описал, что я точно вижу этого ужасного человека. И твой отец все еще держит его при себе?

— Нет, он что-то такое выкинул, и папа рассердился. Не знаю что, но отца просто трясло от ярости, и после дикой бури он вышвырнул этого телохранителя, — рассказывал Ричард. — С ним было покончено. Настоящий праздник. Я ненавидел этого типа. Он вечно пинал моих собак. С такой злобой!

— Ох! Какое чудовище! — возмущенно воскликнула Джордж и обняла Тимми, словно испугавшись, вдруг кому-нибудь взбредет в голову пнуть его тоже. И со злобой.

Джулиан и Дик слушали и верили и не верили. Они решили, что история, которую рассказывает Ричард, конечно, сильно преувеличена. Им было интересно, но не так, как двум девчонкам, которые в ужасе буквально ловили каждое слово Ричарда.

— А где сейчас твой отец? — спросила Энн. — У него есть специальный телохранитель вот сейчас, в этот момент?

— Конечно! Сейчас он в Америке, уже неделю, но скоро прилетит. С телохранителем, — Ричард допил из бутылки лимонный сок. — М-м-м, вкусно. По-моему, вам страшно повезло, что родители разрешили вам одним отправиться в поход на велосипедах и спать где захочется. Мне бы мать никогда не позволила. Она вечно боится, что со мной что-то случится.

— Наверно, тебе тоже лучше бы иметь телохранителя, — лукаво заметил Джулиан.

— Я бы быстренько слинял от него! — воскликнул Ричард. — Хотя фактически своего рода телохранитель у меня есть.

— Кто? Где? — Энн с любопытством вертела головой, будто ожидая, что из-за кустов внезапно появится огромный бандит.

— Ну, его взяли как домашнего учителя на каникулы, — объяснил Ричард, почесывая у Тимми за ушами. — Его зовут Ломекс, и он тоже ужасный. Каждый раз, когда я куда-нибудь ухожу, мне приходится докладывать ему, точно я маленький ребенок, вроде как у вас Энн.

— Если я куда-то ухожу по своим делам, мне никому не надо сообщать об этом, — возмущенно запротестовала Энн.

— Вообще-то не думаю, чтобы нам разрешили одним отправиться в поход, если бы с нами не было Тимми, — честно признался Дик. — Он лучше, чем бандит-телохранитель или домашний учитель. Неужели у тебя нет собаки?

— О, у меня их, наверно, пять! — не задумываясь, воскликнул Ричард.

— А как их зовут? — Джордж недоверчиво взглянула на него.

— М-м-м… Бантер, Бисквит, Брауни, Боунс и… Бонзо, — улыбнулся Ричард.

— Глупые имена, — возмутилась Джордж. — Разве можно назвать собаку Бисквит? Ты, наверно, чокнутый.

— Заткнись! — неожиданно рассердившись, закричал Ричард. — Никому не позволю называть меня чокнутым!

— А мне и не нужно твоего позволения, — спокойно отрезала Джордж. — На мой взгляд, только чокнутый может назвать приличную, симпатичную собаку таким дурацким именем, как Бисквит!

— Тогда давай драться! — удивленно посмотрел на нее Ричард — Вставай, пошли!

Джордж моментально вскочила, но Джулиан положил ей руку на плечо и снова усадил.

— Никаких драк, — сказал он Ричарду — Тебе должно быть стыдно за твои слова.

— Почему?! — взорвался Ричард.

Он весь побагровел и, казалось, сейчас лопнет от ярости. Видно, он унаследовал от отца вспыльчивый характер.

— Ты ведь не дерешься с девочками, — мрачно объяснил Джулиан. — Поправь меня, если я ошибаюсь.

— О чем ты говоришь? — Ричард ошеломленно уставился на Джулиана. — С девочками? Конечно, я не дерусь с девочками. Ни один приличный парень никогда не ударит девочку. Но ведь это парень.

К его величайшему изумлению, Джулиан, Дик и Энн так и покатились от хохота. Тимми лаял как сумасшедший, довольный, что ссора наконец кончилась. Только Джордж выглядела воинственно и сердито.

— Ну и что дальше? — агрессивно спросил Ричард. — Что это так рассмешило вас? Над кем, интересно, вы смеетесь?

— Ричард, Джордж не мальчик, она девочка, — еле выговорил сквозь смех Дик. — Господи Боже мой, и она тоже хороша: готова принять твой вызов и драться. Вот смеху-то! Два взбесившихся фокстерьера вцепились друг в друга!

Ричард так и остался стоять с разинутым от удивления ртом. Он еще больше покраснел и смущенно смотрел на Джордж.

— Правда, ты девочка? — спросил он. — Но ты выглядишь как парень и ведешь себя как парень. Прости, Джордж. Неужели твое настоящее имя Джордж?

— Нет, Джорджина, — призналась Джордж, немного оттаяв после запоздалого извинения Ричарда. Но ей очень польстило, что он искренне принял ее за мальчика. Ведь ей так хотелось быть мальчиком, а девчонок она презирала.

— Как хорошо, что мы не стали драться, — смущенно заметил Ричард. — Я бы уложил тебя с первого удара.

— Ну давай, давай попробуем! — воскликнула Джордж, снова загораясь.

Но Джулиан опять усадил ее, на всякий случай придерживая рукой.

— Замолчите наконец оба! Не ведите себя как идиоты. Где карта? Пора взглянуть и решить, куда мы поедем сегодня, сколько миль нам надо преодолеть и где мы устроим привал на ночь.

К счастью, и Джордж, и Ричард заинтересовались предложением Джулиана. И скоро все шесть голов склонились над картой. Тимми, конечно, тоже. Джулиан наметил маршрут.

— Едем в Мидлком Вудз, видите, здесь на карте. Решено. У нас будет приятная красивая дорога.

Она могла бы быть приятной, но обернулась далеко не приятным приключением.

 

 

ШЕСТЕРО ВМЕСТО ПЯТИ

 

— Послушайте, — взволнованно начал Ричард, когда они укладывали и привязывали вещи к багажникам велосипедов, проверяя, не проколол ли кто случайно шину, — послушайте, у меня в тех местах, куда вы направляетесь, живет тетя. Если мне удастся уговорить мать, можно мне поехать с вами? Вы возьмете меня с собой? А я по пути навещу тетю.

Джулиан задумчиво разглядывал Ричарда. Он очень сомневался, что Ричард действительно пойдет к матери просить разрешения.

— Ладно, если это не займет много времени, — наконец ответил он. — Конечно, мы не возражаем, чтобы ты ехал вместе с нами. Мы можем по пути забросить тебя к тете.

— Я быстро, прямо сейчас поеду и спрошу у матери! — с жаром воскликнул Ричард. — Я догоню вас у Кроукерз Корнера, вы найдете его на карте. Так мы сбережем время, мне не придется возвращаться сюда. Кроукерз Корнер чуть дальше моего дома.

— Правильно, — согласился Джулиан. — Мне надо проверить тормоза у велосипеда, это займет минут десять. У тебя есть время заехать домой и спросить у матери разрешения, а потом присоединиться к нам. Скажи своей маме, что мы в целости доставим тебя к тете.

Страшно возбужденный Ричард вскочил на велосипед. Энн принялась убирать место привала. Тимми болтался под ногами, вынюхивая, не окажутся ли где крошки.

— Можно подумать, что он голодает, — рассердилась Энн. — А сам съел за завтраком в два раза больше меня. Тимми, если ты еще раз попадешься мне под ноги, я тебя привяжу.

С помощью Дика Джулиан проверил тормоза своего велосипеда, и через пятнадцать минут все было готово. По дороге они планировали остановиться и купить чего-нибудь для ленча. И хотя до Мидлком Вудза им предстояло проехать гораздо больше миль, чем они одолели вчера, ребята чувствовали, что на второй день похода у них прибавилось сил. Тимми не терпелось скорее отправиться в путь. Он был крупной собакой и всегда наслаждался движением.

— Тимми, тебе полезно сбросить жир, — заметил Дик. — Ты же знаешь, мы не любим толстых собак. Они ходят вперевалку и пыхтят.

— Дик! Тимми никогда не был толстым! — возмущенно начала Джордж, но замолчала, увидев улыбку Дика.

Он, как обычно, поддразнивал ее. Мысленно она ущипнула себя. Вечно она взвивается, когда Дик шутит над Тимми! Но сейчас девочка только дружески толкнула двоюродного брата.

Четверка села на велосипеды и поехала по тропинке, объезжая кочки и ямы. Наконец они выехали на дорогу — такую тихую, безлюдную сельскую дорогу. Им не нравилось шоссе, где много машин, выхлопных газов и пыли. Ребята предпочитали спокойные проселки, где изредка встречались телеги или фермерские грузовики.

— Теперь бы нам не пропустить Кроукерз Корнер, — сказал Джулиан. — Судя по карте, он где-то здесь недалеко. Джордж, если ты будешь так подпрыгивать на ухабах, ты порвешь шины.

— Ладно. Знаю. Я попала в эту яму, потому что Тимми подвернулся под колесо. Он увидел кролика или кого-то еще. Тимми, балбес, не отставай!

Тимми в восторге то забегал вперед, то замыкал маленькую группу. Конечно, бежать рядом с колесом — это прекрасно, но тогда приходится пропускать удивительные запахи, которые доносятся с обочин дороги. Наверно, так думал Тимми.

Они приехали в Кроукерз Корнер раньше, чем ожидали. Ричард, прислонившись к столбу с названием местности, уже восседал на велосипеде, сияя улыбкой.

— Ты очень быстро обернулся, и домой заехал, и сюда успел, — заметил Джулиан. — Мать разрешила тебе поехать с нами?

— Я сказал, что поеду с ребятами, и она долго не сопротивлялась, — ответил Ричард. — Даже позволила мне переночевать у тети.

— Спорим, что ты не взял с собой пижаму и зубную щетку! — воскликнул Дик.

— У тети всегда есть новые для гостей, — объяснил Ричард. — Ура! Целый день я буду один, без взрослых, только с вами! Никаких мистеров Ломексов с его вечными наставлениями. Поехали!

Теперь их стало шестеро. Ричард все время хотел ехать третьим в ряду, и Джулиану пришлось растолковать ему, что велосипедистам по правилам не разрешено занимать в ширину полдороги.

— А-мне-на-пле-вать! — пропел Ричард. Он казался страшно возбужденным и довольным. — Кто остановит нас здесь, на безлюдном проселке?

— Я, — жестко сказал Джулиан, и Ричард тут же перестал улыбаться. Джулиан умел говорить очень строго, если хотел.

Дик и Джордж переглянулись. Они оба решили, что Ричард очень упрямый и своевольный парень. Но вряд ли у него что-нибудь выйдет, с нашим Джулианом не покапризничаешь.

В одиннадцать они остановились, чтобы закусить мороженым и выпить соку. Им показалось, что у Ричарда очень много денег. Он настоял, что сам купит мороженое для всех — и даже для Тимми.

Потом они опять купили продукты для ленча: свежий хлеб, деревенское масло, мягкий сыр, хрустящий салат, сочную красную редиску и пучок зеленого лука. А Ричард купил дорогой шоколадный торт, который увидел в витрине первоклассной кондитерской.

— Великолепно! — воскликнула Энн. — А как мы понесем его?

— Гав! — предложил Тимми свои услуги.

— Ну уж нет. Тебе я определенно не доверю нести торт, — засмеялась Энн. — Боже мой, нам придется разрезать его пополам, и его понесут двое. По-моему, это единственный выход; он такой огромный.

Теперь они ехали по настоящей сельской дороге, поселки на которой далеко отстояли один от другого. То тут, то там на склонах холмов виднелись фермы, невдалеке от них паслись коровы и овцы, а ближе к домам степенно выступали куры. Мирная, спокойная картина, ярко освещенная солнцем, и на апрельском голубом небе медленно плыли легкие облака, мягкие, будто хлопок.

— Как здорово! — воскликнул Ричард — Я бы хотел спросить, а что, Тимми никогда не устает? Он же пробегает двойной путь из-за того, что носится взад-вперед.

— Да, пожалуй, надо бы найти место для ленча, — заметил Джулиан, глядя на часы — Мы за утро одолели много миль. Правда, половину дороги ехали вниз. Во второй половине дня мы сбавим скорость, потому что теперь въезжаем в холмистые края.

Место для ленча нашли потрясающее. Ребята расположились на солнечной стороне пригорка спускавшегося в небольшую долину. Вокруг паслись овцы с ягнятами. Ягнята оказались удивительно любопытными, один подошел к Энн и заблеял.

— Хочешь кусочек хлеба? — Энн протянула ему на ладони крошки.

Тимми с возмущением наблюдал за этой сценой. Какая несправедливость — отдавать еду этим глупым маленьким созданиям, наверно, подумал он и тихо зарычал. Джордж шикнула на него.

Скоро, ни капельки не пугаясь, все ягнята собрались вокруг них, и один даже попытался поставить передние ноги на плечи Джордж. Этого Тимми уже вынести не мог! Он неожиданно испустил такой грозный рык, что всех ягнят как ветром сдуло.

— Ох, не будь таким ревнивым, Тимми, — упрекнула пса Джордж. — Вот, возьми сандвич и веди себя прилично. Ты напугал бедных ягнят, и они уже не подойдут к нам.

Все пятеро покончили с ленчем, запив его лимонным соком и имбирным лимонадом. Солнце жарко припекало спины. Скоро они загорят как летом, а ведь только апрель. Все так удачно! «Нам правда повезло, — разморившись после еды, размышлял Джулиан, — что стоит такая прекрасная погода. Как ужасно было бы целый день ехать на велосипеде под проливным дождем».

Сразу же после ленча под полуденным солнцем дети заснули, и Ричард тоже. Ягнята подходили все ближе и ближе, и один наступил на Джулиана. Тот вздрогнул и сел.

— Тимми, если ты опять положишь на меня лапы, то… — начал Джулиан, но, увидев, что это не Тимми, засмеялся.

Он посидел несколько минут, наблюдая, как весело играют и возятся белые пушистые комочки, совсем недавно выпущенные из тесных загонов; потом сон сморил его.

— Мы, должно быть, уже близко к дому твоей тети? — спросил Джулиан у Ричарда, когда все пятеро снова оседлали свои велосипеды.

— Если мы подъезжаем к Грейт Гиддингзу, тогда скоро и дом тети, — ответил Ричард. Он ехал, не держась руками за руль, и чуть не свалился в придорожную канаву. — Я не заметил по карте, где мы.

— Да, пожалуй, мы подъедем к Грейт Гиддингзу часам к пяти, как раз время для чая, — рассчитал Джулиан — Если хочешь, мы оставим тебя у тети, чтобы ты с ней пил чай.

— Ох, нет, нет, спасибо, — быстро возразил Ричард. — Мне гораздо приятнее пить чай с вами. Я бы вообще хотел провести весь поход с вами. Как ты думаешь, это возможно? Ты мог бы позвонить моей матери и упросить ее.

— Не будь ослом, — рассердился Джулиан. — Пожалуйста, пей чай с нами, если тебе так хочется. Но мы должны оставить тебя у тети, как ты договорился с матерью, понимаешь? И никаких глупостей.

Минут в десять шестого они приехали в Грейт Гиддингз. Хотя «грейт» — это «великий», но ничего великого в поселке не было. Маленькая деревушка с крохотной лавчонкой, где можно было выпить чаю. «У нас есть только домашний пирог и джем», — сообщала вывеска на дверях.

Хозяйка лавки, толстая, добродушная женщина, очень любила детей. Она сразу сообразила, что пяти здоровым ребятам будет мало того, что она подала к чаю. Но не беда! Она быстро нарезала три тарелки здоровых ломтей хлеба с домашним маслом, намазала их абрикосовым, смородиновым и клубничным джемом, принесла только что испеченные сладкие булочки, и у всех пятерых потекли слюнки. Естественно, и у Тимми тоже.

Хозяйка хорошо знала Ричарда, потому что он иногда заходил к ней с тетей.

— Наверно, ты приехал в гости к тете, — сказала она Ричарду, — и будешь ночевать у нее?

Ричард кивнул: говорить он не мог, потому что набил полный рот имбирной булочкой. Какой прекрасный чай! Энн чувствовала, что ни о каком ужине для нее не может быть и речи. Казалось, что даже Тимми удовлетворил свой безразмерный аппетит.

— По-моему, мы должны заплатить вам двойную цену за такое обильное угощение, — сказал Джулиан, но женщина и слушать не хотела о двойной цене. Нет, нет, она сама получила удовольствие, глядя, как дети уписывают ее сдобные булочки.

— Какие встречаются ужасно симпатичные и щедрые люди, — заметила Энн, садясь на велосипед. — Просто нельзя удержаться, чтобы не полюбить их. Надеюсь, когда вырасту, я тоже буду так вкусно готовить.

— Если ты научишься так готовить, Джулиан и я никогда не женимся, а будем жить с тобой, — торжественно объявил Дик, и все засмеялись.

— Так, теперь к тете Ричарда, — сказал Джулиан. — Ты, конечно, знаешь, где ее дом?

— Да вот он, — показал Ричард и направился к воротам дома. — Большое спасибо за компанию! Надеюсь, мы еще встретимся. У меня предчувствие, что я очень скоро увижу вас. До свидания!

Он въехал в ворота и исчез.

— Какое неожиданное прощание — Джордж озадаченно смотрела туда, где скрылся Ричард, — разве это не странно?

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.