Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

РОКИ ПРИХОДИТ В ЯРОСТЬ



 

Не прошло и часа, как раздался странный скрежет, постепенно перешедший в хриплый визг. Ричард, Энн и Джордж даже вздрогнули от неожиданных звуков. Но Джулиан тотчас догадался, что это такое.

— Ворота открываются, — объяснил он, и ребята сразу же вспомнили, как он описывал механизм, открывающий ворота: странный круг, похожий на колесо с ручками, над которыми прикреплены таблички: «Левая половина ворот», «Правая половина ворот».

— А ты откуда знаешь? — удивленно спросил Ханчи, подозрительно разглядывая Джулиана. — О, я хороший отгадчик, — беззаботно засмеялся Джулиан. — Поправьте меня, если я ошибаюсь, но у меня и сомнений нет, что это открываются ворота и Роки въезжает в них.

— Ты хитрый малый, но придет день и тебе не сносить головы, — проворчал Ханчи и направился к дверям.

— Когда мне было два года, мама уже говорила мне об этом, — ответил Джулиан, и ребята захихикали. Они восхищались своим Джулианом, он никогда за словом в карман не лез!

Все приникли к окну. Джордж увидела, что Тимми сидит прямо у кухни, и попросила женщину разрешить ему войти. Та не разрешила, а только бросила ему какие-то крошки со стола и сказала, что во дворе есть лужа, из которой пес может напиться, и что на большее она ни за что на свете не пойдет.

— Тимми! — приказала Джордж, когда услышала шум несущейся на полной скорости машины. — Тимми! Стой здесь! Не двигайся!

Она боялась, что Тимми побежит к парадному входу, чтобы войти вместе с человеком, который вылезет из машины. Тимми вопросительно смотрел на хозяйку. Он не мог понять, что происходит. Почему ему не разрешают войти в дом вместе с Джордж? Он знал, что есть люди, которые не терпят собак у себя в доме, но Джордж никогда не входила в дома к таким людям. Для него оставалось загадкой и другое: почему она не выходит к нему?

Но все же хозяйка была рядом. Она перегнулась через подоконник, он слышал ее голос, мог бы даже лизнуть руку, если бы встал на задние лапы, опершись на стену.

— Не высовывайся и закрой окно! — злорадно крикнул Ханчи. Ему доставляло удовольствие видеть, как огорчена Джордж тем, что ее разлучили с Тимми.

— Машина подъезжает, — сообщил Джулиан. Ребята посмотрели на автомобиль и переглянулись. Конечно, его номер был КМФ 102.

Черный «бентли» пролетел мимо окон кухни и остановился у парадного входа. Из него вышли трое. Ричард, побледнев, отпрянул назад.

Джулиан, вскинув брови, поглядел на него, без слов спрашивая, узнал ли он Роки. Тот с несчастным видом утвердительно кивнул. От страха он весь дрожал и не смог бы вымолвить ни слова.

Снова раздались хриплые, визгливые звуки. Ворота закрывались. Из холла донеслись мужские голоса, приехавшие и хозяин зашли в одну из комнат, потом ребята услышали, как хлопнула дверь.

Джулиан решил попытаться незаметно выскользнуть из кухни, подняться наверх и посмотреть, все ли в порядке с Диком. Он сделал шаг к двери, думая, что Ханчи поглощен чисткой целого взвода грязных ботинок. Но при первом же движении мальчика раздался скрипучий голос:

— Куда это ты? Если не будешь подчиняться приказам, я скажу мистеру Пертону, и как бы тебе не пожалеть!

— В этом доме много людей, которым вскоре придется горько пожалеть, — раздражающе веселым тоном ответил Джулиан. — Будьте осторожны, Ханчи!

Ханчи неожиданно взорвался и швырнул в Джулиана сапожную щетку. Джулиан легко поймал ее и забросил на полку почти под потолком кухни.

— Спасибо, — улыбнулся он. — Хотите бросить еще одну?

— Ой, не надо, — запричитала женщина. — Ты не знаешь, на что он способен, когда разозлится. Ой, не дразни его!

Дверь комнаты, куда вошли мужчины, с шумом распахнулась, и кто-то стал подниматься по лестнице. Пошли за Диком, догадался Джулиан. Он замолчал и прислушался.

Ханчи взял другую щетку и принялся начищать ботинок, что-то ворча себе под нос. Женщина резала на столе овощи. Ребята подошли к Джулиану и тоже прислушались: все понимали, что сейчас Дика покажут Роки, и тогда решится их судьба.

Лестница снова заскрипела, будто на два голоса: под тяжелыми шагами и легкими. Да, этот человек вел Дика! Тут они услышали его голос.

— Отпустите мою руку! Я могу сам идти, не обязательно меня тащить! — возмущенно кричал он.

«Молодец наш Дик. Он не позволит тащить себя, будто мешок», — подумал Джулиан.

Потом Дика ввели в комнату, где ждали трое мужчин. И тут же раздался громкий голос:

— Болваны! Это не он! Вы поймали другого мальчишку!

Ханчи и женщина тоже услышали эти слова и быстро переглянулись. Похоже, что дело провалилось. Они подошли к дверям и молча прислушались. Ребята стояли у них за спиной. Джулиан незаметно оттащил Ричарда назад.

— Натри сажей волосы, — прошептал он. — Сделай их черными, и побыстрей. Если эти типы придут сюда, они не узнают тебя, если волосы будут темные. Давай, Ричард, быстро, пока никто не обращает на тебя внимания.

Джулиан показал на поддувало плиты, где хлопьями висела сажа. Ричард нагнулся, подхватил черные хлопья и дрожащими руками стал размазывать сажу по своим золотистым волосам.

— Еще, — шептал Джулиан, — больше бери сажи! Быстрей. Я встану и закрою тебя, чтобы не увидели.

Ричард лихорадочно размазывал сажу по волосам; попадало, естественно, и на лицо. Джулиан одобрительно кивнул. Теперь светлые волосы Ричарда не бросались в глаза. Он стал совсем не похож на себя. Хорошо бы у Энн и Джордж хватило ума не удивляться, когда они увидят вымазанного сажей Ричарда.

В комнате, куда привели Дика, по-видимому, шел резкий спор. Оттуда доносились сердитые крики, но через кухонную дверь, за которой стояли ребята, слов было не разобрать. Они слышали и голос Дика. И внезапно совершенно четко прозвучали его слова:

— Я говорил вам, что вы ошибаетесь. Сейчас вы это сами видите — и позвольте мне уйти!

Ханчи вдруг подскочил и оттолкнул всех от двери. Несчастный Ричард спрятался в углу за плитой, дрожа от страха.

— Идут, — прошипел Ханчи. — Прочь от двери.

На этот раз все моментально подчинились. Ханчи схватил щетку и стал наводить блеск на ботинок, женщина принялась чистить картошку, а ребята начали листать старые журналы, которые лежали в углу для растопки плиты.

Шаги приближались. Дверь распахнулась. На пороге стоял мистер Пертон. А за ним… Нельзя было не догадаться, кто стоял за ним.

Толстые губы и огромный нос — да, это был бандит Роки, бывший телохранитель отца Ричарда, который ненавидел мальчика за то, что тот рассказывал отцу о проделках негодяя. Тот самый Роки, которого отец Ричарда выгнал за мошенничество.

Ричард сжался в углу, прячась за друзей. Энн и Джордж изумленно взглянули на него, увидев потемневшие волосы, но обе быстро скрыли свое удивление. Ханчи и женщина вроде бы не заметили, что в мальчике произошли какие-то перемены.

Дик, стоя между двумя мужчинами, махнул ребятам рукой. Джулиан улыбнулся. «Молодчина наш Дик», — подумал он.

Роки оглядел четырех детей. На секунду его взгляд задержался на Ричарде, но потом равнодушно скользнул мимо. Роки не узнал мальчика!

— Вот и прекрасно, мистер Пертон, — начал Джулиан. — Рад, что вы выпустили моего брата из комнаты наверху, где прошлой ночью заперли его. По-моему, это означает, что теперь он может уйти вместе с нами. Почему вы привезли его сюда и превратили в пленника, меня не интересует.

— Теперь послушайте, что я вам скажу, — Мистер Пертон заговорил совсем другим тоном, чем он обращался к ним прежде. — Да, действительно, мы сделали ошибку. Вам нет нужды знать, как и почему — это не ваше дело. Это не тот мальчик, который нам нужен.

— Мы же говорили вам, что это наш брат, — для справедливости вставила Энн.

— Совершенно верно, — вежливо согласился мистер Пертон. — И я сожалею, что не поверил вам. Но что случилось, то случилось. Сейчас мы хотим сделать вам приятный сюрприз, чтобы возместить ваши неудобства… мгм, десять фунтов на всех, чтобы вы купили себе мороженого или чего-нибудь в этом духе. И можете идти куда хотите.

— И не вздумайте никому рассказывать всякие фантастические истории, — угрожающим тоном добавил Роки. — Мы сделали ошибку, но не хотим, чтобы об этом вокруг болтали. Понимаете? Если вы поведете себя как идиоты и начнете пороть чушь, мы скажем, что вы бросили этого мальчика в лесу, а мы нашли его, пожалели и привезли сюда на ночь, и что вы маленькие правонарушители, которые влезли в дом через окно. Понимаете?

— Прекрасно понимаем, — холодным, мрачным тоном подтвердил Джулиан. — Следовательно, мы можем уйти, так?

— Конечно, — сказал мистер Пертон, сунул руку в карман и вынул несколько фунтовых монет.

Потом он вручил по две монеты каждому из ребят. Они вопросительно глядели на Джулиана:

как поступить? Естественно, никому не хотелось принимать подарки от мистера Пертона. Но если Джулиан возьмет деньги, значит, и они должны взять.

Джулиан взял две монеты, предложенные ему, и без слов благодарности опустил в карман. Другие сделали то же самое. Ричард все время стоял с низко опущенной головой, надеясь, что двое мужчин не заметят, как дрожат у него колени. Роки действовал на него, как удав на кролика; он просто оцепенел от страха.

— А сейчас зарубите себе на носу, чтобы потом не жалеть: ничего не было, вы все забыли, — заявил Роки и открыл дверь.

Ребята молча вышли, один за другим; Ричард шел посередине. У дверей уже ждал Тимми, приветствовавший их громким лаем. Он бросился к Джордж, прыгал вокруг нее и облизывал руки, лицо, — все, до чего мог дотянуться. Потом Тимми стал поглядывать на кухонную дверь, вопросительно рыча, будто спрашивая: «Ты хочешь, чтобы я пошел туда?»

— Нет, Тимми, — объяснила ему Джордж, — ты пойдешь с нами, и надо поскорей уходить отсюда.

— Быстро, давайте мне ваши фунтовые монеты, — сказал Джулиан, когда они завернули за угол и их не могли увидеть из окна.

Ребята удивленно высыпали ему в ладонь монеты. Что он собирается с ними делать?

Женщина стояла сзади и смотрела им вслед. Джулиан подозвал ее. Она нерешительно подошла.

— Это вам, — сказал он, положив ей в ладонь деньги. — Нам они не нужны.

Женщина недоверчиво взяла деньги. Глаза ее наполнились слезами.

— За что? Это же целое состояние! Нет, нет, возьмите назад. Какие вы добрые дети, какие добрые, — причитала она.

Джулиан быстро повернулся и заспешил к своим, а женщина провожала их восхищенным и удивленным взглядом.

— Тебе, Джулиан, пришла очень-очень хорошая мысль! — радостно воскликнула Энн, и все согласились с ней. Ребята жалели эту несчастную женщину.

— Пошли, — сказал Джулиан. — Нельзя пропустить момент, когда они откроют ворота. Слышите, опять этот скрип и скрежет, кто-то крутит колесо, значит, они уже открывают ворота. Слава Богу, мы на свободе. И Ричард тоже. Нам здорово повезло!

— Да, я так боялся, что Роки узнает меня, хотя я и намазал волосы, — признался Ричард, который выглядел теперь гораздо бодрее. — Ой, глядите, уже видны ворота, и они широко открыты! Мы свободны!

— Надо взять велосипеды. Я помню, где мы их оставили, — заметил Джулиан. — Ричард, ты поедешь у меня на раме, потому что у остальных велосипеды короткие. А Дик возьмет свой. Ты не забыл, что приехал сюда на велосипеде Дика? А вот и велосипеды.

Они быстро сели и помчались к воротам, и тут Энн закричала:

— Джулиан! Смотри! Смотри! Ворота закрываются. Быстрей! Мы опять останемся здесь!

Все четверо с ужасом смотрели, как медленно закрываются ворота. Они изо всех сил нажимали на педали, но бесполезно! Когда ребята подъехали, две огромные створки ворот уже плотно сошлись. Теперь их не открыть. Дети уже чувствовали себя почти свободными, и такое разочарование!..

 

УЗНИКИ

 

Энн, Джордж и Ричард, чуть не плача, рухнули на траву.

— Почему они закрыли ворота, когда мы были рядом? — спросил Дик. — По ошибке? Как ты думаешь, Джулиан? То есть они решили, что мы уже вышли, или еще почему-то?

— Ну, если это ошибка, то ее легко исправить, — ответил Джулиан. — Я сейчас вернусь в дом и объясню, что они слишком рано закрыли ворота.

— Да, поезжай, — предложила Джордж, — а мы подождем здесь.

Но не успел Джулиан прыгнуть в седло, как послышался шум машины, приближавшейся к воротам по длинной дороге. Энн и Джордж вскочили, а Ричард в панике спрятался в кустах. Он умирал от страха при одной мысли, что ему еще раз придется взглянуть в лицо Роки.

«Бентли» подъехал к ним и остановился.

— Да, они еще здесь, — раздался голос мистера Пертона.

Он и Роки вышли из машины и направились к ребятам. Роки еще на ходу обежал всех глазами и быстро спросил:

— Где еще один мальчик?

— Понятия не имею, — холодно ответил Джулиан. — Не стану спорить, если вы скажете, что он в последний момент проскользнул между створками. Почему вы закрыли ворота, мистер Пертон?

Роки заметил в кустах сжавшуюся фигурку, шагнул к ней и вытащил за шиворот Ричарда. Потом внимательно оглядел его и повернулся к мистеру Пертону.

— Да, я так и думал — вот тот гаденыш, который нам нужен! Он намазал волосы сажей или еще чем-то, поэтому я не узнал его. Но когда он выходил в дверь, я почувствовал что-то знакомое. Я был просто уверен, что уже видел этого мальчишку. Поэтому мне захотелось взглянуть на него еще раз. — Он держал несчастного Ричарда за воротник и тряс так, как собака трясет пойманную крысу.

— Ну и что ты собираешься делать? — довольно мрачно спросил мистер Пертон.

— Держать его, а что же еще, — хмыкнул Роки. — Я отдам его отцу лишь тогда, когда тот заплатит мне кругленькую сумму за своего скверного сына! Полезный урок, и деньги пригодятся, разве нет? Я отплачу этому парню за всю ложь, какую он наговорил на меня отцу. Вонючая маленькая крыса.

Роки снова поднял Ричарда за воротник в воздух, но тут к нему шагнул Джулиан, побелевший от негодования.

— Сейчас же прекратите! — резко приказал он. — Отпустите мальчика. Вам мало, что вы схватили моего брата и продержали его ни за что ни про что целую ночь под замком? Мало, что вы заперли нас тут, словно в тюрьме? А сейчас вы еще говорите, что хотите украсть ребенка и получить за него выкуп! Разве вы не отсидели уже раз в тюрьме? Вас же только что выпустили! Вам снова захотелось в тюрьму?

Роки выпустил Ричарда и уже занес руку, чтобы ударить Джулиана, но тут Тимми кинулся на него и вцепился в сжатый кулак. Роки взревел от боли и ярости и схватился за укушенную руку.

— Держите собаку! — завопил он. — Уберите ее!

— Ладно, я уберу собаку, если вы способны на разумные переговоры, — твердо отчеканил Джулиан, все еще бледный от возмущения. — Возвращайтесь в дом и откройте ворота. Вы обязаны всех нас выпустить!

Тимми стоял возле Джулиана и сердито рычал. Роки и мистер Пертон поспешно отступили на несколько шагов. Роки нагнулся и поднял большущий камень.

— Если вы посмеете бросить камень, я снова спущу на вас пса! — крикнула Джордж, испугавшись, что они ушибут Тимми.

Мистер Пертон выбил камень из рук Роки.

— Не дури! — сердито бросил он. — Собака сделает из нас фарш. Посмотри на ее зубы, это большой и сильный пес, ни один врач нас потом не вылечит. И ради Бога, Роки, давай отпустим этих ребят.

— Ни за что, пока не закончим то, что задумали! — в бешенстве пробормотал Роки, не зная, что делать с укушенной рукой. — Мы будем держать их здесь, как в тюрьме! Скоро мы выполним нашу работу, уже немного осталось! И тогда я возьму этого маленького крысеныша с собой. Он поедет туда же, куда и я! Ха-ха! Я проучу мальчишку и его папашу тоже!

Тимми снова зарычал. Теперь он сидел у ног Джордж, и она крепко держала его за ошейник. Ричард снова задрожал, когда услышал угрозы Роки. Слезы, перемешиваясь с сажей, бежали у него по лицу.

— Можешь хныкать сколько хочешь! — заорал на него Роки. — Подожди, попадешь ты мне в руки! Мелкий, гнусный трус! В тебе никогда не было ни капли мужества. Вечно ты болтался под ногами у взрослых и плел свои лживые выдумки, и делал людям пакости, где только мог!

— Послушай, Роки, давай-ка лучше вернемся в дом и посмотрим, что можно сделать с твоей рукой, — перебил расходившегося бандита мистер Пертон. — Она очень скверно выглядит. Надо быстро промыть рану и чем-нибудь присыпать. Собачий укус очень опасен! Пойдем, ты разделаешься с этими детьми позже.

Роки позволил увести себя к машине, но все время оборачивался и грозил ребятам кулаком. Они молча смотрели ему вслед.

— Поганое отродье! Маленькие…

Но остальные приятные слова потерялись в шуме взревевшего мотора. Мистер Пертон чуть отъехал назад, потом развернулся, и «бентли» умчался к дому. Дети печально сели на траву. Ричард громко рыдал.

— Да заткнись ты! — прикрикнула на него Джордж. — Роки был прав, когда говорил, что ты мелкий трус без капли мужества. Ты и есть трус. Посмотри на Энн, она гораздо смелее тебя. Боже, как бы я хотела, чтобы мы никогда не встречались с тобой!

Ричард тер руками глаза, но руки у него были в саже, и лицо стало полосатым от следов пальцев и потеков слез. У него и вправду был очень несчастный вид.

— Простите меня, — пробормотал он. — Знаю, вы, конечно, не поверите, но мне в самом деле стыдно, что я подвел вас. Я всегда был немножко трусом, ничего не могу с собой поделать.

— Нет, можешь, — мрачно возразил Джулиан. — Любой человек может не быть трусом. Трусость побеждает тогда, когда человек больше думает о собственной шкуре, чем о других. Посмотри, даже маленькая Энн больше тревожится о нас, чем о себе, и от этого становится храброй. Она не может струсить, даже если постарается.

Эта мысль поразила Ричарда. Такого он никогда не слыхал. Он насухо вытер лицо.

— Хотел бы я быть таким, как ты, Джулиан, — сдавленно проговорил он. — Вы все такие… хорошие. У меня никогда не было таких друзей, как вы. Честно. Вы больше не будете из-за меня страдать.

— Ладно, посмотрим, — с сомнением протянул Джулиан. — Вот был бы сюрприз, если бы ты вдруг превратился в героя. Сюрприз — это, конечно, приятно, но пока не мог бы ты перестать хныкать и дать нам поговорить?

Ричард затих, он так смешно выглядел со своим полосатым лицом — просто воплощенное горе. Джулиан повернулся к Дику, Энн и Джордж.

— Какой-то заколдованный дом! Ведь мы уже почти вышли отсюда. А теперь, думаю, они запрут нас в комнате и продержат до тех пор, пока не окончат то, что называют «работой». И я уверен, что их «работа» состоит в том, чтобы благополучно переправить отсюда того парня, которого я видел в тайнике.

— Разве родители Ричарда не сообщат в полицию о его исчезновении? — спросила Джордж, лаская Тимми. Пес сидел возле нее и без конца облизывал девочке руки — наконец-то она снова была рядом.

— Конечно, сообщат. Но какая от этого польза? У полиции нет ни малейшего представления, где он может быть, — ответил Джулиан. — Никто не знает, где мы, и никому в голову не придет, что мы здесь. А тетя Фанни не будет беспокоиться, потому что она знает, что мы в велосипедном походе и не должны писать ей.

— Думаешь, эти люди действительно увезут меня, когда сами уедут? — спросил Ричард.

— Ну, будем надеяться, что нам удастся убежать, — ответил Джулиан: ему не хотелось говорить Ричарду, что, без сомнения, бандиты возьмут его с собой.

— Как же мы сможем убежать? — удивилась Энн. — Нам никогда не перелезть через такие высокие стены, и вряд ли кто-нибудь придет сюда, на вершину пустынного холма. Ни один торговец не полезет сюда со своим товаром.

— А почтальон? — спросил Дик.

— Наверно, у них есть абонентный ящик и они каждый день ездят за почтой сами, — неуверенно проговорил Джулиан. — Ведь они не хотят, чтобы сюда приходил, к примеру, почтальон. А может, у них там за воротами почтовый ящик. Я как-то не задумывался над этим.

Они попытались заглянуть сквозь массивные решетки ворот, но, как ни изгибали шеи, ничего не увидели. Вроде бы там не было ничего похожего на почтовый ящик, куда почтальон мог бы опустить письма. Так что слабая надежда, что им удастся перехватить почтальона и передать с ним весточку о себе, едва блеснув, тут же угасла.

— Внимание, тут эта женщина, Эджи или как там ее зовут! — вдруг воскликнула Джордж, когда Тимми заворчал.

Ребята обернулись и увидели, что по дороге к ним спешит Эджи, будто собирается выйти в ворота. А если для нее откроют ворота…

Но и эта надежда оказалась напрасной. Женщина подошла ближе и, отдышавшись, заговорила:

— А-а-а, вы здесь. Меня прислали сказать, что мистер Пертон предлагает вам на выбор: или вы остаетесь здесь, на улице, и вообще не входите в дом, или сейчас войдете в дом и вас запрут в комнате.

Она испуганно огляделась и, понизив голос, продолжала:

— Мне так жаль, что вы не успели выйти, правда, я очень расстроилась. Очень плохо для такой старой женщины, как я, иметь дело с Ханчи и жить тут. Но уж совсем неправильно держать в таком месте детей. А вы милые дети.

— Спасибо, — вздохнул Джулиан. — Ну а раз вы считаете, что мы милые, подскажите нам, есть ли какой-нибудь способ выбраться отсюда, кроме как через ворота.

— Нет, такого пути нет, — ответила женщина. — Когда ворота закрыты, дом как тюрьма. Никому не разрешается входить. Человек может войти, только если он нужен мистеру Пертону и другим. Так что и не пытайтесь бежать — это бесполезно.

Дети молча выслушали ее сообщение. Эджи оглянулась, будто боялась, что кто-то ее подслушивает: вероятно, она опасалась Ханчи.

— Мистер Пертон приказал, — так же тихо продолжала она, — чтобы я давала вам поменьше еды. И еще он велел Ханчи положить в собачью миску яд. Не позволяйте ей ничего есть, только то, что я принесу.

— Вот звери! — воскликнула Джордж и прижала к себе Тимми. — Ты слышал? Как жаль, что ты не укусил и мистера Пертона.

— Тш-ш, — испуганно прошипела женщина. — Мне нельзя было говорить вам об этом, сами понимаете, но вы такие добрые, вы отдали мне все свои деньги. И правда, вы очень симпатичные ребята. Теперь послушайте меня. Вам лучше остаться здесь, у ворот. Потому что если вас запрут в комнате, я не рискну принести вам побольше еды, вдруг Роки войдет и увидит. Но если вы останетесь здесь, мне будет легче. Я смогу вам приносить сколько захотите.

— Большое спасибо, — поблагодарил ее Джулиан, и все согласно кивнули. — В любом случае нам лучше остаться здесь. Наверно, мистер Пертон боится, что если мы будем свободно разгуливать по дому, то наткнемся на какой-нибудь из его подозрительных секретов! Ну и прекрасно. Передайте ему, что мы остаемся на улице. А как будет с нашей едой? Как мы будем получать ее? Конечно, нам не хочется, чтобы у вас были неприятности, но мы ужасно хотим есть и уже готовы хорошенько пообедать.

— Я все для вас устрою — Первый раз Эджи улыбнулась. — Не забудьте, что я говорила: не разрешайте собаке есть то, что принесет Ханчи. Еда будет отравлена.

Из дома долетел какой-то крик. Эджи повернула голову и прислушалась.

— Это Ханчи. Мне надо идти. — И она заспешила по дороге к дому.

— Ну и ну, — покачал головой Джулиан, — так они задумали отравить тебя, дружище Тимми! Но мы не позволим им, правда? Им придется поломать себе голову, но у них все равно ничего не выйдет, да, Тимми?

— Гав, — мрачно подтвердил Тимми и даже не махнул хвостом.

 

ЭДЖИ И ХАНЧИ

 

— Чувствую, что мне нужно подвигаться, — заметила Джордж, когда Эджи ушла. — Надо исследовать территорию. Никогда не знаешь, что найдешь!

Все вскочили, радуясь, что нашлось какое-то занятие, которое отвлечет их от мрачных забот, внезапно свалившихся на их головы. Действительно, когда вчера они так весело катили на велосипедах по солнечной сельской дороге, кто бы мог подумать, что уже завтра их будут держать в тюрьме. Человек никогда не знает, что может произойти. Конечно, это делает жизнь интересной и волнующей, но зато испортило им велосипедный поход!

Ребята не нашли ничего особенного, кроме пары коров, множества кур и выводка индюшат. Очевидно, даже молочник не приезжал в Совиное гнездо. Здесь было все, что нужно для жизни.

— Думаю, что черный «бентли» каждый день ездит в город, забирает письма и покупает мясо или рыбу, — задумчиво проговорила Джордж. — Но, с другой стороны, если понадобится, Совиное гнездо может продержаться без контактов с внешним миром несколько месяцев. Должно быть, у них целые штабели консервов.

— Просто фантастика — найти такое место, как это! — вдруг воскликнул Дик. — Только подумайте — укрытое от посторонних глаз на пустынном холме, всеми забытое, хранящее Бог знает какие секреты. Интересно, кто же тот человек, которого ты, Джулиан, видел храпящим в тайнике?

— Кто-то, кого не должны видеть даже Ханчи и Эджи. Кто-то, кого полиция, по-моему, страстно ждет увидеть.

— Как я хочу, чтобы нам удалось отсюда вырваться, — с жаром проговорила Джордж. — Меня просто тошнит от этого места: все время чувствую, какое оно мерзкое. Мне отвратительна мысль, что кто-то пытается отравить Тимми.

— Не волнуйся, Джордж, его не отравят, — успокоил ее Дик. — Мы не позволим. Ты получишь половину того, что дадут нам, правда, Тимми?

Тимми согласился: он гавкнул и помахал хвостом. В это утро он ни на минуту не отходил от Джордж, просто прилип к ней, будто пиявка.

— Ну вот, мы обследовали всю территорию и ничего интересного не обнаружили, — подвел итог их экспедиции Джулиан, когда они подошли к дому. — По-моему, Ханчи доит коров и смотрит за птицей, приносит овощи, а Эджи управляется в доме. Поглядите, появился Ханчи. Он ставит миску с едой для Тимми!

Ханчи помахал им рукой.

— Это обед для собаки! — закричал он.

— Джордж, не говори ни слова, — понизив голос, предупредил Джулиан. — Мы сделаем вид, будто даем Тимми эту еду, а сами выбросим ее куда-нибудь подальше. Представляешь, как он испугается и удивится, когда завтра утром увидит, что Тимми жив — здоров!

Ханчи с ведром направился в сторону коровника, а Энн вдруг захихикала.

— Я придумала, что мы разыграем. Мы притворимся, будто Тимми чуть-чуть не доел, а мы все остатки бросили курам и индюшатам!

— А Ханчи до смерти перепугается, что теперь вся птица передохнет и ему попадет от хозяина, — подвела итог Джордж. — Это послужит ему хорошим уроком. Надо поскорей выбросить отраву.

Джордж подняла большую миску, которую Ханчи принес для Тимми. Пес только понюхал ее содержимое и недовольно отошел. Было совершенно очевидно, что он не собирался это есть, даже если бы Джордж позволила ему. Тимми и правда был очень разумной собакой.

— Джу, быстро найди какую-нибудь яму и закопай эту гадость, прежде чем Ханчи вернется, — сказала Джордж.

Джулиан, усмехнувшись, принялся за работу. Она отняла у него не больше минуты. Он вырыл в мягкой земле клумбы большую яму. Джордж выбросила туда еду и протерла миску листьями и рукой, а Джулиан забросал яму землей. Теперь ни животное, ни птица не смогли бы добраться до отравленного корма.

— А сейчас отправимся в курятник и, когда увидим Ханчи, помашем ему рукой. Он спросит, что мы там делаем… Пойдем, он заслуживает такого урока.

Впятером они подошли к курятнику и сквозь проволочную сетку принялись рассматривать суетящихся и важно разгуливающих птиц. Когда появился Ханчи, ребята обернулись и помахали ему рукой, а Джордж притворилась, что собирает в собачьей миске крошки и бросает сквозь ячейки сетки курам. Ханчи даже застыл от ужаса. Потом кинулся к ней.

— Не бросай, — кричал он, — не бросай, не бросай!

— Почему? — невинным тоном спросила Джордж, делая вид, что она проталкивает крошки сквозь сетку. — Разве нельзя дать курам немножко крошек?

— Это та миска, в которой я приносил еду собаке? — не слушая ее, спросил Ханчи.

— Да, — подтвердила Джордж.

— И он ее не доел, тогда ты решил отдать ее моим курам! — дико завопил Ханчи и выбил миску из рук Джордж.

Она притворилась, будто страшно возмущена… — Что за чушь! Почему ваши куры не могут доесть крошки из собачьей миски? Вы принесли Тимми очень вкусно выглядевшую еду, разве курам не хочется вкусненького?

Ханчи со стоном посмотрел в курятник. Куры с довольным видом бегали там, где стояли дети, будто и в самом деле вкусно закусили. Ханчи не сомневался, что к завтрашнему утру они все сдохнут, и что тогда его ждет — даже подумать страшно.

— Идиот мальчишка, — злыми глазами карлик смотрел на Джордж. — Дать моим курам эту еду! Ты заслуживаешь хорошей порки!

Конечно, Ханчи подумал, что Джордж мальчик. Ребята с интересом наблюдали разыгравшуюся сцену. Хорошая мысль — наказать Ханчи за то, что он хотел отравить старину Тимми.

Ханчи не знал, что делать. Наконец он взял в открытом сарае метлу и вошел в курятник. Видимо, он решил вымести отравленные крошки, которые будто бы остались лежать на земле. Ханчи старательно подметал, не пропуская и дюйма, а ребята с удовольствием наблюдали, как он сам наказал себя.

— Никогда не видел, чтобы кто-то подметал курятник; по-моему, это никому и в голову не приходит, — громко, с показным удивлением проговорил Дик.

— Я тоже, — тут же подхватила Джордж. — Наверно, он очень старается правильно содержать кур.

— Должен вам сказать, что это противная и тяжелая работа, — подключился Джулиан, — я рад, что мне не приходилось ее делать. Хотя, конечно, жаль, что он выметает всю еду, которую мы побросали туда. Это ужасно неэкономно.

Все с готовностью согласились с ним.

— Смешно, что он так огорчился из-за каких-то крошек, которые мы дали курам. Ведь он сам принес еду Тимми. Мне кажется, это немного подозрительно, — продолжала спектакль Джордж.

— Я тоже так подумал, — поддержал ее Дик. — Но, вероятно, у него очень подозрительный характер.

Ханчи прекрасно слышал все, что говорили ребята. Но они и говорили, собственно, для него. Он перестал мести и хмуро поглядел на них.

— Вон отсюда, маленькие паразиты! — закричал Ханчи и замахнулся на детей метлой.

— Он похож на злую курицу, — засмеялась Энн.

— Сейчас закудахтает, — добавил Ричард, и все захохотали.

Ханчи, красный от злости, подбежал к двери курятника и открыл ее.

— Ой, мне только сейчас пришло в голову! — воскликнул Джулиан. — Конечно, он положил яд в миску Тимми, и поэтому так испугался. Он подумал, что куры тоже сдохнут. Боже мой, какая правда в старинной поговорке: не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Упоминание о яде тотчас же остудило Ханчи, он поставил метлу в сарай и, не говоря ни слова, направился к дому…

— Ну вот, — сказал Джулиан, — мы дали ему гораздо больше, чем он хотел выторговать.

— А вы, куры, не беспокойтесь, — Энн прижала лицо к проволочной сетке. — Вас никто не отравил. У нас даже и в мыслях не было навредить вам.

— Эджи зовет нас, — заметил Ричард. — Посмотрите, вроде бы у нее для нас еда. Ребята направились к дверям кухни.

— Хорошо бы, — вздохнул Дик. — Ужасно хочется есть. Смешно, но взрослые, по-моему, никогда не хотят есть так, как мы. Мне жаль их.

— Почему? — удивилась Энн — Тебе нравится быть голодным?

— Да, если я знаю, что меня ждет вкусный обед или ужин. А если бы не ждал, конечно, голод не показался бы мне приятным… Господи Боже мой, это все, что припасла для нас Эджи? — разочарованно протянул Дик.

На подоконнике лежала буханка на вид твердого, как кирпич, хлеба и кусок явно залежалого желтого сыра. И больше ничего. Ханчи, ухмыляясь, смотрел на них из окна.

— Эджи сказала, это ваш обед, — довольно объявил он и, взяв ложку, сел за стол. Перед ним стояла огромная миска заманчиво пахнувшего тушеного мяса.

— Легкая отместка за наше поведение в курятнике, — тихо пробормотал Джулиан. — Ну-ну. Я лучшего мнения об Эджи. Интересно, где она?

В этот момент Эджи появилась на пороге кухни с большой корзиной, доверху наполненной выстиранным бельем.

— Я сейчас, Ханчи. Только повешу и вернусь, — бросила она горбуну, потом повернулась к детям и подмигнула. — На подоконнике ваш обед, забирайте и уходите. Нам с Ханчи не нравится, когда вы шляетесь вокруг кухни.

Потом она вдруг улыбнулась и показала головой на корзину. Ребята моментально поняли:

настоящий обед там!

Они взяли с подоконника хлеб и сыр и пошли следом за Эджи. Она поставила корзину под дерево, которое нельзя было увидеть из окон дома. Рядом висели натянутые веревки для белья.

— Я повешу белье потом, — опять улыбнувшись, сказала Эджи, отчего лицо у нее будто помолодело, и пошла к дому.

— Добрая женщина Эджи, — воскликнул Джулиан, поднимая белье, закрывавшее корзину. — Мой Бог, вы только взгляните!

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.