Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Приговоры полевого суда



КОВАЧЕВИЧ Джордже, окончивший реальную гимназию, 19-ти лет, беженец из Вуковара, 25 февраля 1942 года сообщил следующее:

“Я, не имея никаких проездных документов, 22 февраля 1942 года приехал из Вуковара в Земун, а оттуда, раздобыв с помощью одного приятеля, немца, дневной пограничный пропуск, беспрепятственно перебрался в Белград. Об обстановке в Вуковаре и вуковарском уезде могу сообщить вот что: после захвата власти усташами в Вуковаре сразу же начались аресты сербов — как из города Вуковар, так и из сел вуковарского уезда. Одними из первых арестованы: Углешич Пайо, торговец; Смаич Йован, торговец; Бугарски Марко, сапожник; Николич Сима, трактирщик; Негич Яков, кондитер; а также другие сербы из Вуковара, чьи имена я не могу сейчас вспомнить. Так же усташами посажено в тюрьму довольно большое число крестьян-сербов из вуковарского уезда. Всех этих людей в июле угнали в лагерь в Копривницу, а потом в Ясеновац, но здесь их след теряется, и об их судьбе ничего не известно.

Первые убийства сербов совершены в июле. Убиты сербы из села Бобота. Их обвинили в пособничестве Джоке Патковичу, земледельцу из Боботы, который в Боботе ранил двух усташей; один из них, по фамилии Тарле, умер от полученной раны в Вуковаре.

Кроме того, полевым судом в Вуковаре в августе прошлого года вынесен приговор десяти—пятнадцати крестьянам-сербам из сел Бобота и Вера, которых также осудили как пособников Джоки Патковича и Стевы Чонича. Когда жены этих убитых сербов привезли в Вуковар еду для своих мужей, не зная, что те уже убиты, усташи разогнали их штыками, не позволив им зажечь свечи на могиле, куда убитые были брошены и закопаны.

В августе или сентябре, точно не помню, полевым судом осуждены 30 хорватов и 3 серба; из хорватов осужден один капитан, домобран, а также несколько солдат хорватской армии. Их приговорили к расстрелу, а осудили как коммунистов. Имен расстрелянных из этой группы я не знаю, так как власти этот случай держали в тайне из-за того, что все осужденные и расстрелянные, кроме троих, были хорваты. Смертные приговоры полевого суда приводили в исполнение не усташи, а жандармерия. Однако жандармы уклонялись от этого, и осужденных добровольно расстреляли полицейские из Вуковара.

В январе этого года полевым судом в Вуковаре приговорены к смерти 19 человек, из которых 9 — сербы из Негославцев. 19 января этого года смертный приговор приведен в исполнение и они расстреляны. Из убитых сербов из Негославцев могу назвать: Плечаша Душана, дипломированного юриста; вдову Анку Петричевич, учительницу; Неранджичей Николу и Душана, земледельцев; Парошкого, имени не знаю, земледельца из Бингулца. Житель Негославцев, некий Шербич, имени не знаю, убит до отправки в Вуковар в здании общины в Негославцах одним из солдат хорватской армии, кроме того, мусульманином, в тот момент, когда хотел из общины бежать. В этой группе расстрелянных был и Брандайс Йован, член югославского “Сокола”* (* Гимнастическое общество в довоенной Югославии) из Вуковара, по происхождению немец. Остальные расстрелянные были служащие фабрики “Бата” из Борово, все — хорваты.

Затем 22 января этого же года полевым судом осуждены и расстреляны еще 14 хорватов и сербов за коммунистические идеи. Среди них были сербы из села Стари-Бановцы, уезд Стара-Пазова.

Акция по перекрещению сербов, то есть по обращению в римско-католическую веру, проводится систематически, а наибольшее давление на сербов, чтобы они перешли в католическую веру, было оказано в середине декабря прошлого года. Здесь особо отличились: Зубич, законоучитель реальной гимназии в Вуковаре, который выполнял эти обязанности и раньше в Югославии, а также монах из монастыря Св. Боны в Вуковаре, чьего имени я не знаю, родом из Дубровника. Оба они ходили по сербским селам вуковарского уезда, агитируя сербов за переход в католическую веру. В самом Вуковаре вуковарские сербы приглашались на проповеди этих двух католических священников, и тот, кто не приходил, попадал под подозрение хорватских властей как противник хорватского государства.

В римско-католическую веру, насколько мне известно, перешли в основном те, у кого родные в тюрьмах и лагерях, а также те, кто хочет спасти свою жизнь и имущество. Более или менее формально перешли в католическую веру все села, кроме Негославцев. Сербам в вуко-варском уезде поставлен срок до 20 февраля этого года, когда они должны перейти в католическую веру, так как в противном случае они будут угнаны в лагеря, а их имущество будет конфисковано в пользу Независимого Государства Хорватия.

Особенно сильное моральное давление оказывает на учеников сербов вуковарской гимназии и запугивает их преподаватель гимназии Суботич Джуро вместе с учениками VIII класса Гевичем Антуном, Метцингером, сыном ветеринара Метцингера, и Фазекашем Иваном, все они из Вуковара. Кроме того, упомяну, что в гимназических классах ученики-сербы полностью отделены от учеников-хорватов.

Из хорватов-усташей, которые отличились в преследованиях сербов, хочу выделить: Пулизу Луку, руководителя усташской молодежи в Вуковаре; Радоша Владимира, студента факультета права; Китича Драгутина, студента технического факультета, и Минка Векослава, студента факультета права, который за особые заслуги, будучи девятнадцатилетним юношей, назначен начальником стожера * (* Усташская общинная организация в Независимом государстве Хорватия во время второй мировой войны.) где-то в Боснии, а до этого выполнял определенные функции как усташ на фабрике “Бата” в Борово. Отличились также: Маюрджич, банковский служащий; Гавра-нович Мато, ранее сапожник, а теперь директор фабрики “Столин”, и некий Кайба, чьего имени я не знаю, который является одним из главных усташей в вуковарском уезде.

Из хорватов, которые хорошо относились к сербам и сами были арестованы, назову: д-ра Палачека Ивана, адвоката; Коха Матию, директора Первой хорватской сберегательной кассы; Сент-Джерджию, чьего имени я не знаю, щеточника; Зебца Франьо, портного, и Цара Йоси-па, преподавателя. Все они защищали сербов и либо имели югославскую ориентацию, либо были сторонниками д-ра Мачека и не хотели присоединяться к усташскому движению.

Больше мне добавить нечего. С моих слов записано верно. Все, мною сказанное, могу подтвердить под присягой”.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.