Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Захоронение живых сербов



БАИЧ Джордже, владелец кофейни из Баня-Луки, 58-ми лет, сын покойных Николы и Милицы, урожд. Ма-лешевич, холост, беженское удостоверение личности № 35647, будучи предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний, 25 апреля 1942 г. дал следующие показания:

“Однажды ночью в первые дни после провозглашения Независимого государства Хорватия усташи ворвались к сербскому епископу Платону в Баня-Луке, вывели его из дома, втолкнули в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Примерно через десять дней крестьянами обнаружен его труп в реке Врбас около лесопильни “Босна Боа” А. Д., недалеко от Баня-Луки. Когда труп вытащили из воды, то узнали епископа Платона. Борода у епископа сгорела, и видно было, что на груди у него разжигали огонь, а потом его зарезали. После этого сербы между собой по секрету говорили, что епископа увел и после пыток зарезал Чондич Нико из Баня-Луки.

В мае 1941 года арестованы и доставлены в Баня-Луку и заключены в т. н. “Черный дом”: Суботич Душан, протоиерей и бывший народный депутат из Босанска-Градишки; Марьянац Сима, председатель и бывший народный депутат из Мрконич-Града; протоиерей из При-едора, имени которого не знаю, а вместе с ним схвачен и посажен в тюрьму Чурчия, трактирщик из Баня-Луки. Они находились в тюрьме около месяца, а потом однажды ночью были выведены из тюрьмы и убиты в Челинце недалеко от Баня-Луки. Трупы протоиерея из Приедора и трактирщика Чурчии найдены в реке Врбас около Челинца, а трупы протоиерея Суботича и Марьянца не найдены.

Сразу после них доставлены в Баня-Луку и заключены в “Черный дом”: Бранкович Душан, земледелец и бывший народный депутат из Крупы в Врбасе, и Вранешевич Джордже, протоиерей и бывший советник из Прнявора. Они также содержались в тюрьме больше одного месяца, а затем однажды ночью были отведены в село Дракуличи и там убиты. Их тела также не обнаружены.

За время, начиная со дня провозглашения Независимого государства Хорватия и до августа 1941 года, усташи убили в селах Иваньска, Пискавица и Рамичи более 600 сербов — мужчин. Вооруженные, шли ночью усташи по этим селам, врывались в сербские дома и уводили всех мужчин старше 15-ти лет и убивали их в названных селах. Я знаю, что тогда убит Милакович Гавро, железнодорожник из Иваньски, а имен других я не знаю. В ноябре 1941 года хорватская военная комиссия раскопала несколько могил, в которых были захоронены тела убитых сербов из упомянутых сел, и тогда же установлено, что в одной из могил в четырех углах закопаны четверо мужчин в сидячем положении, а на трупах невозможно было обнаружить ни одной раны или повреждения, и по этому было точно установлено, что жертвы захоронены живыми. Это было в селе Иваньска.

Прошлой осенью вооруженные усташи пришли в сербское село Ребровац близ Баня-Луки и там убили всех взрослых мужчин-сербов.

В течение июля и августа 1941 года арестованы усташами и уведены в Госпич следующие особы из Баня-Лу-ки: Курузович Светозар, столяр; Финдрик Лука, бывший начальник уезда; Предич Душан, торговец; Тешанович Джордже, столяр; Кошчица, бывший начальник уезда, и многие другие, чьих имен я уже не помню. Об их судьбе ничего не известно, но наверно они все убиты.

В декабре 1941 года из Загреба в Баня-Луку прибыло некоторое число усташей из личного отряда Павелича. Они убивали сербов в окрестных сербских селах, а села грабили и награбленное имущество привозили в Баня-Луку.

8 февраля 1942 года одна группа этих усташей под предводительством монаха-иезуита по имени Филипович из монастыря Петричевца, близ Баня-Луки, отправилась в сербское село Раковица-Рудник близ Баня-Луки. В этом селе работали в руднике рабочие-сербы вместе с рабочими-католиками и мусульманами. Монах-усташ Филипович установил по удостоверениям личности рабочих-сербов, которых немедленно отделил от рабочих-католиков и мусульман, и тут же, на месте, позволил усташам их убить. Усташи убили этих рабочих-сербов кирками: всего 52 рабочих-серба.

После этого усташи под предводительством монаха Филиповича отправились в село Дракуличи близ Баня-Луки, откуда родом убитые рабочие-рудокопы. В этом селе усташи под руководством монаха Филиповича убили 1 500 сербов — мужчин, женщин и детей. В этом селе тогда были убиты все жители, спаслась только одна женщина по имени Ленка и ее пятеро детей, да еще один ребенок, чьи родители были убиты. Женщина Ленка потом сошла с ума.

Село Дракуличи, в котором усташи устроили вышеописанную резню, относится к общине Буджак, уезд Баня-Лука. После совершенной резни буджакская община отправила служебное донесение уездным властям в Баня-Луке, в котором сообщала, что павелические усташи февраля 1942 года ворвались в мирное село Дракуличи и безо всякого повода перерезали 1 500 сербов, чьи тела так и оставили, чтоб их ночью растащили собаки и свиньи. Скот и продукты убитых сербов усташи отвезли на свои склады в Баня-Луку. Так гласило донесение общины об этой ужасной резне сербов, которую совершили усташи из личного отряда Павелича. Я лично видел, как усташи февраля 1942 года, после вышеописанной резни, пригнали скот в Баня-Луку.

9 февраля 1942 года усташи резали сербов в селах Мотике, Павловец и Ханколи, банялукского уезда. Общее число убитых сербов в вышеуказанных селах составляет около 2 700 человек.

После этих кровопролитий в феврале крестьяне из села Калашница были на ярмарке в Баня-Луке: Попович Момчило, два брата Момичи и еще двое, чьих имен я не знаю. Они, возвращаясь с ярмарки, имели при себе крупные суммы денег, и поэтому их на окраине города у свиного рынка подстерегли усташи, скинули с телеги и увели в неизвестном направлении, и больше о них ничего не известно. Наверняка они убиты и ограблены усташами, а мотивом убийства было ограбление.

После этих кровопролитий в Баня-Луке среди сербов началась паника тем более, что усташи им передали, что перережут всех сербов в Баня-Луке, которую они в то время блокировали. Тогда в Загреб отправился предводитель банялукских мусульман Бешлагич и сказал Павеличу, что не может допустить резню сербов в Баня-Луке, так как в этом случае мусульмане поднимут бунт. Тем самым сербы из Баня-Луки были спасены от резни, но их принуждали перейти в римско-католическую веру, что большинство из них под нажимом и сделали.

Многие сербские семьи из Баня-Луки прошлым летом хорватские власти насильно переселили в Сербию. Жилища этих сербов усташи после этого полностью разграбили. Самые лучшие и самые ценные вещи из сербских домов получили родственники упомянутого д-ра Гутича. Родственник Гутича по фамилии Мандрович, который вообще-то ничем не занимается, получил дом и обстановку изгнанного торговца Косты. Его дочь Мира получила оставленные в сербских домах дорогие меховые шубы. Вообще родственники д-ра Гутича теперь все стали богачами.

Прошлым летом усташи разрушили в Баня-Луке две сербские православные церкви. Рушить эти церкви должны были сербы и евреи, которые в то время находились в заключении в “Черном доме”.

Главным инициатором преследований, резни и грабежа сербов в этом крае является уже упоминавшийся д-р Гу-тич Виктор, который своими речами постоянно подстрекал против сербов. Затем особо отличились: Гутич Блаж, судебный чиновник и брат Гутича Виктора; Чондич Нико, каменщик; Джелич, лакей; Бутурац Вилко, банковский служащий, и его два брата, имена которых я не знаю; Кан, шеф гутичевского кабинета, про которого говорят, что он был югославский доброволец; Момчилович, бывший чиновник бановинской управы, и уже упоминавшийся ранее монах Филипович. Также на совещание к Гутичу приходили и другие монахи, но я их имен не знаю.

В последнее время в окрестностях Баня-Луки ведется ожесточенная борьба между сербами, которые, спасаясь от насилия усташей, бежали в лес, и самими усташами.

Убежавшие сербы контролируют все банялукские окрестности, кроме пути, который ведет в Босанска-Градишку. Я покинул Баня-Луку 18 апреля 1942 года, так как по вышеуказанным причинам не чувствовал себя в безопасности. В Белград я прибыл 19 апреля 1942 года.

Больше ничего добавить не имею. С протоколом ознакомился. С моих слов записано верно. Все сказанное могу подтвердить под присягой”.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.