Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Племена и народы Балтики на рубеже античности и средневековья.



Около тысячи лет тому назад, в эпоху раннего средневековья (VII-XIII вв.), закладывались основы истории народов и стран Балтики. Из множества малых и больших племен, племенных союзов формировались раннефеодальные государства, а в их границах складывались раннесредневековые народности, прямые предки современных русских и финнов, эстонцев и латышей, литовцев и поляков, немцев, датчан и шведов.

Эта эпоха насыщена сложными противоречиями. Грозные набеги скандинавских викингов (варягов русских летописей) несли опустошение и гибель обитателям балтийских побережий, а морские дружины рюгенских славян или пешие рати ободритов наводили ужас на жителей Ютландии, датских и шведских островов. Но в эти же жестокие столетия первые торговые корабли обеспечили регулярное движение потока товаров в первые портовые города, гавани и рынки, возникавшие на Балтике в землях разных племен: они несли роскошную утварь, одежду и оружие для зарождающегося господствующего класса, обиходные вещи, сырье и орудия труда для торгово-ремесленного населения раннегородских центров, изделия ремесленников - для крестьян городской округи или сельской глубинки. Любая новинка, появившаяся в одном из центров Балтики, быстро становилась известной повсеместно. Все более устойчивые экономические и культурные связи на заре раннего средневековья впервые превратили Балтийское море из моря, разделяющего страны, во "внутреннее море" с культурно-исторической точки зрения1. В истории Европы это было не первое "внутреннее море", тесными экономическими и культурными узами связавшее города разных стран и народов: двумя тысячелетиями раньше, в пору становления европейской цивилизации, тот же путь развития прошли земли вокруг Средиземного моря, древнейшего культурно-исторического "внутреннего моря" в истории человечества. И так же как на Балтике, то была сложная и драматичная эпоха, заполненная пиратскими набегами и торговыми экспедициями, колонизаторскими устремлениями финикийцев и греков, завоевательными походами римлян. Гомеровский эпос, запечатлевший события Троянской войны и странствования Одиссея, сохранил для нас первоначальный облик этой эпохи.


2. Племена и народы Балтики в эпоху раннего средневековья.

 

Много веков спустя Балтика переживала, по существу, те же изменения, здесь развернулись типологически сходные социальные процессы, вызванные становлением на Севере Европы начальных форм классового общества. Военные и торговые предприятия викингов и славян, как в свое время финикийцев и греков, были одним из средств разрешения обостряющихся общественных противоречий.

В зависимости от активности тех или иных племен с первых веков и до конца I тысячелетия н. э. менялось и представление об этом море, обитателях его побережий, менялось и его название. Mare Suebicum, море свебов (германского племени), - определил его в I в. н. э. римский историк Тацит. В IX в. англосакс Вульфстан в своем рассказе, записанном королем Англии Альфредом, впервые употребляет название "Восточное море", Ostsae, обычное с тех пор в германской традиции. Франкские имперские анналы в начале IX в. называют его Ostarsalt, "Восточный залив". Древнерусская "Повесть временных лет" пишет о "Варяжском море"; Варяжским, Славянским и Русским морем именуют Балтику арабские источники. Для западной ее части у немцев со временем установилось название Mare Rugianorum, что значит "море руян", рюгенских славян. Хронист Адам Бременский в третьей четверти XI в. впервые употребил обозначение Mare Balticum - Балтийское море: так называли его, согласно Адаму, местные жители. До наших дней это название сохраняется в ряде языков: русском, английском и других. Возможно, оно восходит к слову baltas - "белый, светлый" в литовском и других балтских языках (славянское соответствие -"бълъ, белый"), т. е. в языковом отношении связано с балтославянским миром; в этой же языковой среде встречаются и другие обозначения морей по цветовым оттенкам (Белое озеро, Черное море)2.

Этническая карта Балтики (илл. 2) складывалась постепенно, на протяжении веков и даже тысячелетий. В Скандинавии со времен неолита шло формирование прагерманских, а затем германских племен, на рубеже нашей эры уже известных под своими племенными названиями: свионы (свей, шведы) и готы3. Столь же длительным и древним был процесс сложения племен финно-угорской языковой семьи на территории Финляндии и восточной Прибалтики. С юга соседями финно-угров были племена балто-славянской языковой семьи: граница с ними проходила от Рижского залива по Даугаве (Западной Двине). Побережье Балтики от устья Вислы до Кильской бухты в первые века н. э. было ареной многократных передвижений германских и славянских племен, пока наконец в VI-VII вв. здесь не осело славянское население4. Между этими племенами, которые в первой половине I тысячелетия н. э. переживали период "военной демократии", порою происходило острое противоборство за области обитания или верховенство в племенных союзах. В Скандинавии подобная же борьба шла между свионами (свеями), готами и данами5. Многочисленные укрепленные городища на балтийских островах Эланде и Готланде датируются первыми веками н. э. В значительной части они представляют собою круговые укрепления сельских общин, тщательно выстроенные из камня в технике сухой кладки и служившие убежищами в это неспокойное время. Прообразы формы каменных городищ и техники их строительства, по-видимому, проникли в Скандинавию из Нижнего Подунавья или даже из Средней Азии.

Даны, первоначально жившие в Сконе, на юге Скандинавского полуострова, завоевали близлежащие балтийские острова, вытеснив оттуда другие племена, а затем овладели и Ютландией. Часть исконных обитателей Ютландии, ютов, присоединилась в конце V в. к англосаксонским завоевателям Британии и составила третий, наряду с англами и саксами, значительный компонент германского населения Англии. Свионы, или свеи, добились господства в Швеции и дали сформировавшемуся позднее народу свое имя - "свеи, шведы". Даны создали подобное же образование, и отсюда название страны - Дания, и имя народа - датчане. Часть готских племен покинула южную Скандинавию и в первые столетия н. э. продвинулась из Нижнего Повисленья на Украину, а после гуннского нашествия в 375 г. откатилась далеко на запад, до Испании. Бургунды, с которыми связано первоначальное название острова Борнхольм (Бургундархольм), также расселились на землях между Нижним Одером и Вислой и прожили там некоторое время6; остатки их были ассимилированы позднее славянскими племенами. Довольно значительные по масштабу этнические перемещения, происходившие в странах Балтики в столетия, непосредственно предшествующие рассматриваемой эпохе, не вели, однако, к образованию новых народностей, так как происходили в условиях сохраняющихся родоплеменных отношений.

 

Новые основы истории.

Существенные изменения наступили во второй половине I тысячелетия н. э., особенно в последней его четверти, когда в действие вступили новые социально-экономические условия, вызвавшие распад родоплеменного строя, переход к классовому обществу и образование государств. Важнейшей предпосылкой этих процессов был рост производительных сил и устойчивый подъем производства прибавочного продукта; увеличение объема торговли и перевозок стало наиболее существенным следствием, а расцвет культуры и искусства в различных областях и центрах - завершающим результатом этих процессов, определивших облик нового общественного уклада. Конечно, темпы, условия и формы этого социально-экономического прогресса были различными в разных областях Балтийского региона. Тем не менее выявляются некоторые общие черты, характеризующие развитие экономики, социального строя и культуры народов Балтики раннего средневековья.


3. Распространение ржи в сельском хозяйстве Балтики I тыс.н.э.

Во-первых, повсеместное распространение ржи в качестве основной сельскохозяйственной культуры, заметно потеснившей ячмень и пшеницу у славян7 и скандинавов в VII-IX вв., вело к стабилизации и росту продуктивности земледелия (илл. 3). В климатических условиях Балтики рожь оказывалась продуктивнее пшеницы. Это способствовало увеличению площади запашки, возникновению новых поселений и преобразованию системы общинного землепользования8. Вместе с тем в некоторых областях, таких, как Лифляндия, подсечное земледелие сохранялось до рубежа I тысячелетия, и распространение ржи в качестве основной земледельческой культуры относится уже к первым столетиям II тысячелетия н. э.9

Во-вторых, уже со второй четверти I тысячелетия заметно возросла добыча железа из болотных руд, имеющихся во всех странах Балтики, а также из горных руд Швеции10. Этот подъем в производстве и обработке железа проявился в повсеместном распространении железных сельскохозяйственных орудий. Начинается производство плужных лемехов, а также серпов, кос, рабочих топоров, мотыг, конской сбруи. Примечательно появление в Норвегии и Швеции железного сырья в виде полуготовых, предназначенных для дальнейшей обработки поковок топоров; распространяются серповидные и лопатовидные поковки. В некоторых областях Скандинавского полуострова, в датских и славянских землях подсечное земледелие сменяется пашенным. Это способствовало росту оседлости населения.


4. Сани (реконструкция) Новгород, X в.

В-третьих, важным новшеством было распространение дуговой и шлейной упряжи, позволявшей значительно эффективнее использовать тягловую силу животных. Лошадь, применявшаяся до этого исключительно для верховой езды, с появлением дуговой, хомутной или шлейной сбруи становится упряжным животным (илл. 4). Хомут славянские племена переняли у степных кочевников юго-восточных областей, в свою очередь, вероятно, позаимствовавших их из Китая11; шлея, известная в поздней античности, судя по единичным изображениям, появилась у скандинавских племен не позднее IX в.12 Значительно позже, видимо под славянским воздействием, у скандинавов распространилась дуговая сбруя: на изображениях упряжных лошадей усебергского ковра ее еще нет. У славян дуга и хомут засвидетельствованы находками в Новгороде по крайней мере с X в. С этого же времени и позднее в Скандинавии появляются дуги (под хомут или под шлею), украшенные богато орнаментированными декоративными накладками (илл. 5).


5. Находки деталей дуговой сбруи

 

Использование упряжной лошади имело особое значение для развития пашенного земледелия: тягловая скорость лошади примерно вдвое выше, чем у быка или вола. На легких почвах возрастает быстрота и соответственно площадь распашки, разворачивается освоение новых посевных площадей, сопровождающееся увеличением урожайности. В связи с этим совершенствуются орудия земледельческого труда. В восточнославянских, финских и балтских областях, по-видимому, вместе с распространением упряжной лошади входит в употребление соха с железным сошником13. Она позволяла распахивать тяжелые почвы. В других районах, к северу и югу от Балтийского моря, еще, долгое время сохранялся деревянный плуг с деревянным ральником (рабочей частью). В Скандинавии, кажется, уже в вендельский период (VII-VIII вв.) железный лемех находит повсеместное применение. В то же время отсутствуют отчетливые указания на использование железного плужного лемеха в землях ободритов, лютичей, поморян и пруссов в отличие от малопольских, сербских, чешских и моравских областей14 (илл. 6).


6. Находки деталей плуга и сохи VII-XI вв.

 

Наряду с изменениями в экономике сельского хозяйства появляются новые тенденции в других областях хозяйственной жизни населения стран Балтики раннего средневековья. Особое значение имело производственное освоение местных видов сырья для обмена, концентрация ремесленного производства в постоянных центрах и прежде всего новый тип производства и расселения - крупные вотчины, принадлежавшие племенной аристократии. И здесь также имеются значительные региональные отличия, которые в дальнейшем проявляются более отчетливо и могут быть детально исследованы по крайней мере для отдельных областей.

Начальные формы производственных отношений классового общества наряду с сохраняющейся еще родовой структурой, в которой, однако, уже проявляется социальная дифференциация, определяют тот общественный уклад, в котором формируется своеобразная культура и искусство второй половины I тысячелетия н. э.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.