Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Жертвы блокады Ленинграда



На станции Озерки, когда наша машина ехала в Ленинград, смотрю, тащит человек покойника. Зимой было дело. Ноги торчат, в простынь завёрнутый. Тащит. Тащил, тащил он этого покойника. Не знаю, кто уж там был. Мы уже на машине проехали, смотрим, бросил, пошёл сам.

А вот на станции Песочная, когда мы шли пешком в Ленинград, там такой лесок. В этом лесочке трупов лежало очень много.

А в Ленинград приехали - там у нас дровяной склад был. И там вместо дров трупы. Лежали друг на друге штабелями. Это такой ужас! Как дрова кидают. А которых не сжигали, хоронили в общих могилах.

И солдаты умирали от голода.

Говорили, что из людей холодец варили и на рынке продавали.

Работа в трофейной команде

Однажды вечером я вышла из землянки, как раз был миномётный обстрел. Зимой нам выдавали шубы. Всем: от рядового солдата до офицера. И я была в этой шубе. Вдруг чувствую, что меня что-то ударило в лопатку. Я закричала: «Девчата, меня, наверно, ранило!». Прибежала в землянку. А с нами ещё жили и ребята, и старший лейтенант был. Они с меня шубу сняли, стали смотреть, а осколок в шубе застрял. Просто меня ударило легко. В эту ночь они меня с собой не взяли. А подругу мою во время бомбёжки ранило.

 

 

 

И воду приходилось добывать с трудом.

 

Гезун Александр Васильевич

 

 

Награждён медалью

«За оборону Ленинграда»

 

Воспоминания Гезуна Александра Васильевича [4]

 

За неповиновение – СМЕРТЬ

 

Нас на фронт привезли в 1942 году после военного училища. Построили квадратом 1000 человек и демонстративно расстреляли одного парня. Мы были ошеломлены. Это был парень из нашего училища, ехал вместе с нами на фронт. Когда мы приехали – его вывели из строя и расстреляли. Солдатское радио потом говорило, что он не хотел убивать. Парень говорил: «Воевать буду, а оружие в руки не возьму!».

 

Борьба с голодом

Командир нашей батареи татарином был. Маленький ростом. Всё меня берёг, говорил: «Если меня ранит, вытащишь меня?». А я отвечал: «Конечно!». Он никогда шибко вперёд не лез – 4-5 километров, всё, хватит, ближе не надо.

Стояли в обороне. А в обороне кормили плохо, было это в 1943 году. Так наш командир одного шустрого сержанта,

куда-то отправил. Слышал я: «Неделю, не больше». А какую неделю – не понял. Потом мы уже узнали. Наш командир отправил этого сержанта в тыл, чтобы тот, где-нибудь коня угнал. Вот через неделю приводит он коня на батарею. Привёл. И мы его тут пасём. Недели две пасли, набрал конь мяса. Мы коня зарезали и едим мясо.

 

Гибель друга

В январе 1943 года моего друга убило. Стояли мы в обороне. Нажарили хлеба на растительном масле. Лежим, едим. Тёплая зима была. Маленький костёрчик развели. Мины летят, летят куда-то. Немец бьёт. И одна мина где-то возле нас разорвалась. Тогда мины какие были? Летит, если что-нибудь заденет, даже листок, сразу разрывается. Лежали, кушали. Смотрю, друг затих. Я его кличу: «Эй, Гриша, ты чего?». А он мёртвый. Я его перевернул на спину-то, а у него из груди осколок торчит. Я побежал, доложил командиру батареи. Ну, а что он сделает? Мы Гришу-то в сторону оттащили, так и не похоронили.

 

Дом отдыха

 

В 1943 году, когда в обороне стояли, нас отдыхать отправили в дом отдыха. Километра 3-4 прошли пешком в тыл, а там палатки стоят. Пришли туда, документы показали, и в палатку. В палатке койки стоят, правда, с простынями. Нас сразу погнали помыться. Помылись. Легли спать. Слышим, гудит что-то. А это немецкий самолёт летит. Наши зенитные орудия начали бить. Снаряды-то рвутся в воздухе, а осколки вниз летят. И эти осколки через брезент проскакивают. Мы под койки да под матрасы. Ну что это за отдых?!

Назавтра собрались и ушли домой.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.