Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Происхождение и изменение целей



Каким образом такие широкие задачи, как сдерживание нападения или ограничение его воздействия могут фигурировать в анализе в столь же отчетливом виде, как и в полемике? Лица, занимающиеся анализом систем и исследованием операций, так же как и штабные офицеры, вообще говоря, испытывают затруднения, имея дело с широкими задачами. Они чувствуют себя более свободно, изучая или разрабатывая средства для достижения целей на сравнительно низких уровнях или занимаясь анализом альтернативных средств для достижения заданной цели. Такие исследования при не слишком внимательном взгляде на вещи представляются имеющими более надежное основание. Мы иногда предпочитаем думать, что более широкие задачи не могут быть предметом анализа. Они влияют на анализ, но как будто бы сами не испытывают его влияния.

Каково в таком случае происхождение задач? Очевидны два источника: вышестоящие организации и интуиция исследователя. В самом деле, штабная документация и анализ систем часто начинаются с перечисления некоторых крупных задач национального масштаба, а затем уже идет изложение самой работы. Такой подход позволяет сосредоточиться на профессиональных функциях, с которыми все мы чувствуем себя свободнее.

Однако, хотя наша работа может быть начата с целей, источниками которых являются вышестоящие организации или интуиция, или то и другое, нельзя считать, что подобное происхождение целей гарантирует их ценность или неизменность. Во-первых, цели, указываемые вышестоящими организациями, бывают обычно не просто обширными, а, скорее, расплывчатыми; они слишком неопределенны, чтобы с ними можно было работать. Во-вторых, различные вышестоящие организации обычно высказывают противоречивые мнения. Могут существовать также разногласия между отдельными странами, входящими в некоторое содружество, внутри страны между министерствами, между видами вооруженных сил, внутри видов вооруженных сил и так далее, вплоть до разногласий между самыми мелкими подразделениями внутри той или иной организации. В-третьих, даже общие для всех цели (например, сдерживание всеобщей войны) могут вступать в конфликт с другими еще более общими целями (например, иметь более высокий уровень жизни в ближайшем будущем). Эти цели могут самым непонятным образом пересекаться с другими общими для всех целями, и это доставляет массу трудностей при анализе. Благоприятная взаимозависимость заставляет нас дополнительно рассматривать возрастание расходов на выполнение определенной работы оборонительной системы, имеющей двойное назначение, по сравнению с оборонительной системой, имеющей единственное назначение. Но взаимозависимость может быть и неблагоприят­ной, и, возможно, мы не захотим убивать сразу двух зайцев. В-четвертых, привлекательность той или иной цели зависит от расходов на ее выполнение. Может оказаться, что игра не будет стоить свеч. В предельном случае цель может быть и вовсе не достижима.

Мы не можем в общем случае поставить вопрос о том, существует ли противоречие между несколькими достижимыми сложными целями или они содействуют друг другу; Для этого необходим их внимательный количественный анализ в каждом конкретном случае. Для определения объема затрат и оценки их воздействия на другие цели необходимы тщательный анализ и экспериментальные исследования; решение этой задачи будет особенно плодотворным, если наше исследование не является пассивным, а изыскивает новые пути для того, чтобы сделать совместимыми некоторые цели, не являющиеся таковыми при существующих обстоятельствах. Содействуют ли друг другу цели или мешают, может зависеть от средств, используемых для их достижений, поэтому часто можно сделать цели совместимыми, применяя новые средства. Как при плохом построении систем приходится без необходимости и часто без всякого смысла жертвовать одной жизненно важной целью ради другой, так при некоторой изобретательности часто можно добиться полезного компромисса между целями. Ранее мы говорили о необходимости преодоления ограниченности и анализа совместимости задач низшего уровня с целями высшего уровня. Теперь мы рекомендуем обратное - оценить цели с позиций средств, необходимых для их достижения. В действительности мы постоянно совершаем процесс выбора и изменения как средств, так и целей. Мы оцениваем выбранную цель, исходя из необходимых для ее достижения средств, и наоборот. Короче говоря, мы рассматриваем их совместно.

Может показаться, что все это противоречит известным заявлениям о «ценностях», которые являются «окончательными» и не подверженными влиянию «фактов». Что же, о вкусах не спорят. Но подобные афоризмы предполагают, что интуиция всегда сильна или, во всяком случае, является нашим единственным средством.

Однако ссылки на интуицию неубедительны. Во-первых, между авторитетами существуют разногласия. Некоторые весьма почтенные и мудрые люди утверждали прямо противоположное: вкусы - единственное, о чем стоит спорить. Согласимся мы или нет с этими противоположными мнениями, тем не менее очевидно, что если под «вкусами» понимаются предпочтения в сложных проблемах выбора, подобных описанным проблемам обороны и контроля над вооружением, то эти вкусы являются неочевидными, неопределенными, подверженными изменениям, часто изменяющимися и на самом деле о них постоянно спорят.

Во-вторых, рассматриваемые вопросы слишком сложны, чтобы можно было установить какую-либо аналогию с предпочтениями, основанными на простых чувственных восприятиях типа «шоколад вкуснее ванили», хотя такая аналогия напрашивается из-за слова «вкусы». Порядок предпочтения таких обширных целей, как сдерживание или ведение локальных, континентальных и межконтинентальных войн, не может быть надежно установлен прикосновением языка или воспоминанием о таких прикосновениях, так же как и при помощи любого другого неосознанного восприятия.

В-третьих, мы можем сделать кое-что более полезное, чем провести простое обсуждение противоречий между целями. В обществе, где вопросы решаются большинством голосов, цели не всегда меняются в результате окрика или давления сверху. Анализ систем может расширять области, в которых существует единомыслие, увеличивая количество информации о неопределенных событиях, исследуя, какие средства необходимы для достижения заданной цели, и ее совместимость с другими целями, а также разрабатывая системы разнообразного назначения.

В-четвертых, даже в тех случаях, когда воздействие на цели не является основным назначением анализа, это воздействие часто имеет место.

Некоторые из этих положений можно показать на примере сдерживания континентального и межконтиненталь­ного нападения и ограничения ущерба в случае, если сдерживание окажется безуспешным. Мы вновь обратимся к истории межконтинентальных полетов и к роли системных исследований в пятидесятые годы.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.