Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 6. Военные действия в 1810 г.



 

После окончания кампании Наполеона против Австрии, кульминационным моментом которой стало сражение при Ваграме 5-6 июля 1809 года, значительное количество высвободившихся французских войск могло быть переброшено на Полуостров. Уже в начале 1810 года в Испании их было 325 тыс. – намного больше, чем союзников. Учитывая мир, воцарившийся во всей Империи, за исключением Испании, Жозеф обязан был добиваться большего успеха. Но пока среди населения сохранялось враждебное настроение, это было невозможно. «Моя власть не распространяется за пределы Мадрида, - жалуется Жозеф императору, - да и в Мадриде я нахожусь в постоянной опасности… Я остаюсь королем Испании только благодаря штыкам твоей армии». В глазах Наполеона попытка завоевать сердца и умы испанцев с помощью провозглашения либеральных политических и социальных реформ не выглядела убедительной. По его мнению решить проблему можно было только военным путем: «Кроме отваги и энергии ничто не принесет тебе успеха в Испании. Этот парад доброты и милосердия закончится ничем».

У Веллингтона, конечно, были свои проблемы. Французы были многочисленнее его войск во много раз, против такого превосходства ему оставалось только обороняться. За кажущуюся пассивность его действия подвергались жестокой критике со стороны как британского, так и испанского правительств, но он мудро потратил девять месяцев этого года, готовя свою армию к отражению третей атаки на Португалию. Французы могли ударить с любого из трех возможных направлений: в центре – через долину реки Тагу – здесь Веллингтон поставил португальские войска Бересфорда; с юга – через Бадахос, где находился сэр Роуленд Хилл с 7-ю тыс. британцев и 13-ю тыс. португальцев; и с севера – через Сьюдад-Родриго и Алмейду. Это направление Веллингтон считал наиболее вероятным, поэтому во главе оставшихся войск сам направился прикрывать его. Расположенная перед позицией Легкая дивизия была призвана прикрывать армию и вести разведку противника. Она превосходно справилась с этими задачами, и французам не удалось разведать силы и диспозицию войск Веллингтона.

Веллингтон не жалел времени на укрепление обороны, развитие разведывательной сети, реорганизацию и обучение армии. Бересфорд тем временем продолжал работать над созданием португальской армии, и в течение года укомплектованные португальские бригады влились в состав большинства британских дивизий и Королевский германский легион. Он также увеличил численность и улучшил подготовку португальской милиции, высвободив тем самым регулярные войска для полевой службы. Помимо разведданных, собираемых португальскими и испанскими герильясами и прочими гражданскими лицами, Веллингтон получал сведения от собственных офицеров-разведчиков, засылаемых далеко за линию фронта с целью вызнать силы врага и их дислокацию. Кроме того, в рамках генерального плана обороны, Веллингтон добился у португальских властей использовать то, что называется «тактикой выжженной земли», так что в случае вторжения французы не нашли бы ни пищи, ни транспорта, ни снаряжения. В течение этого времени под руководством главного инженера, подполковника сэра Ричарда Флетчера (1768-1813), быстрыми темпами продолжалось сооружение линий у Торриш-Ведраш, причем в тайне от французов.

Теперь встреча с французами на поле боя была только делом времени, и также, как много лет спустя, при Ватерлоо, Веллингтон решил выбрать для такого случая особенно сильную оборонительную позицию. Разумеется, направление линии атаки противника было неизвестно, но для британского командующего было очевидно, что если французы пойдут ему навстречу, то хребет у Бусако (11 миль (18 км.) в длину и 1000 футов (315 м) в высоту), круто уходящий вверх почти от основания, как нельзя лучше подходит для этой цели. На противоположном склоне он построил дорогу, идущую вдоль хребта, облегчая тем самым переброску войск с одного участка на другой, при этом втайне от французов.

Французы тоже не теряли времени даром. В апреле 1810 г. Наполеон направил на полуостров маршала Массена с приказом захватить Португалию. Вопреки очевидным изъянам, французская система командования продолжала испытывать затруднения из-за отсутствия единого командующего в Испании и необходимости постоянно ссылаться с Парижем. Эта требующая затрат времени и денег практика зачастую приводила к тому, что обстоятельства изменялись, делая сведения или приказы совершенно устаревшими к моменту их получения или отдачи.

Кампания началась в мае, когда Массена приступил к осаде важнейшей пограничной крепости Сьюдад-Родриго, контролировавшей северный коридор между Испанией и Португалией. Крепость, защищаемая 5,5 тыс. испанцев под командованием Эррасти, сдалась 10 июля. Вопреки просьбам испанского правительства и собственных войск, Веллингтон отказался прийти на помощь городу, так как риск явно перевешивал возможные выгоды. Но английские войска все же не остались в бездействии, так как две недели спустя маршал Мишель Ней (1769-1815) во главе 24-х тысячной армии атаковал Легкую дивизию, едва избежавшую поражения на скалистых берегах реки Коа. Антиподом Сьюдад-Родриго на португальской стороне границе была Алмейда, еще одна мощная крепость, но она пала преждевременно, когда 26 августа французская артиллерия подожгла рассыпанный порох, вызвавший ужасный взрыв пороховых магазинов, унесший 500 жизней и заставивший командира гарнизона выбросить 28 числа белый флаг. С падением Сьюдад-Родриго и Алмейды французам удалось открыть северный путь для вторжения в Португалию. Тем не менее, у Веллингтона еще сохранялись основания для оптимизма, поскольку Массена, продолживший, наконец, 15 сентября свой марш на запад, выбрал именно ту дорогу, которая вела прямо к хребту у Бусако, на что и надеялся Веллингтон.

Веллингтон расположил свои войска в четком соответствии с планом, выработанным за несколько месяцев до этого, и затребовал на помощь Хилла с его 20-ти тыс. корпусом. После этого в распоряжении Веллингтона оказалась мощная армия из 52 тыс. штыков, половину из которых составляли португальцы, против 65 тыс. французов. Хотя Веллингтон и уступал врагу в численности, он использовал прошедший год для усиленной подготовки своих войск, а португальцы, пусть не испытанные в бою, тоже прошли интенсивное обучение. 27 сентября, волна за волной, колонны Массены двинулись на штурм хребта, но все без успеха. Все атаки были отражены, и португальцы, со своей стороны, сражались отменно. Вместо того, чтобы преследовать потрепанного противника, Веллингтон предпочел прибегнуть к стратегии, которую планировал использовать в такой ситуации: он отступил за линию Торриш-Ведраш, уничтожив по пути все, что могло быть использовано французами.

Во время отступления армии пришлось перенести меньшие трудности, чем в 1809 году, зато сопровождающим ее гражданским лицам пришлось не сладко. Шауманн пишет в своем дневнике:

«Отступление … от Коимбры к укрепленным линиям представляло собой печальное зрелище. Дорога была усеяна обломками коробок и ящиков, телег и повозок, телами лошадей и людей. Каждую дивизию сопровождала толпа беглецов примерно такой же численности, как и она сама, состоящая без разбора из богатых и бедных, идущих или едущих на лошадях или ослах. Все брели вперемежку: мужчины и женщины, молодые и старые; матери, ведущие детей или тащащие их на спине; монахини, покинувшие монастыри - чуждые миру, они озирали все вокруг со страхом и робостью – или, набравшись смелости, шли под руку с солдатами, таща их ранцы. Монахи, священники, инвалиды – все обратились в бегство. Чем ближе процессия подходила к Лиссабону, тем чаще встречались трупы принадлежащих беженцам животных, павших от голода и истощения. Уже можно было увидеть благородных леди, бредущих по грязи в разорванных шелковых туфлях ли босыми. На всех лицах читалось отчаяние».

 

Массена проглотил наживку и следовал по пятам за союзной армией, не подозревая о существовании Линий, пока не уперся в них 10 октября. Эти фортификационные сооружения были построены так искусно, что для их обороны требовалось всего лишь 2500 английских солдат, 25 тыс. португальской милиции и 8 тыс. корпус испанской регулярной армии. Французский маршал сразу же понял их силу, и убедился в этом, предприняв 14 октября попытку их штурма. Она дорого обошлась ему, и, не видя шанса проникнуть внутрь, Массена решил отказаться от дальнейших атак. Вместо этого он расположился перед ними лагерем, намереваясь выманить Веллингтона наружу. Однако тот благоразумно не двигался с места, получая все необходимое с помощью флота. Массена же, напротив, испытывая недостаток припасов и видя, что окрестности уже разорены войсками Веллингтона во время отступления, вынужден был отойти 15 ноября к Сантарему. Веллингтон вышел за Линии и последовал за противником, не вступая в бой, не желая рисковать армией и выжидая, когда представится верный шанс нанести удар. Его стратегия подтвердила свою правильность, поскольку в ту зиму французы потеряли от истощения и болезней более 25 тыс. человек – и это без единого выстрела! Таким образом, Линии у Торриш-Ведраш превосходно выполнили свое предназначение, не позволив французам взять Лиссабон и защитив от вторжения северную Португалию.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.