Помощничек
Главная | Обратная связь

...

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Алексей Молокин БЛЮЗ «100 РЕНТГЕН»

Блюз «100 рентген».

Плюс сто рентген.

Тяжелей, чем иприт,

Горячей, чем фосген.

Только шорох в эфире

По дороге к Днепру.

Ты один в этом мире,

Утонувшем в жиру.

Там Спаситель не нужен,

Где царят упыри.

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.

Так не в тихий Гренобль,

Не в веселый Шанхай —

В опаленный Чернобыль

По грунтовке шагай.

Кто сказал, что там хуже?

Ну-ка, тварь, повтори!

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.

Блюз «100 рентген».

Плюс сто рентген.

Еще вчера ты новичок,

Нынче — абориген.

Сколько встретится в Зоне

Желтых лиц восковых.

Тут на пальцах мозоли —

От крючков спусковых,

И в цене только ружья,

А часов — не бери.

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.

Где тяжелые воды

Катит Припять-река,

Ты напьешься свободы

За четыре глотка,

Обожжен и контужен,

На руках — волдыри.

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.

Блюз «100 рентген».

Плюс сто рентген.

Тут жестко стелют, много берут,

Но много дают взамен.

Упади, изможденный,

И от схватки остынь.

Ты отныне — рожденный

Под звездою Полынь.

Видишь — вороны кружат?

Так смотри не умри.

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.

К новой жизни разбужен,

Посиди, покури.

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.

Дождь по радужным лужам

Разбросал пузыри.

Лучше Зона снаружи,

Чем Зона внутри.[1]

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ДЕВОЧКА С КОРДОНА

Девочка на кордоне,

Твой парень сегодня груб?

Еще не забыли твои ладони

Тепло его ловких губ,

А он молча собрал вещи:

Курево, хлеб, автомат,

И неизвестно — разлука продлится вечно

Или он вернется назад?

Попробуй понять, это важно:

Туда-то билеты есть,

А вот обратный билет достается не каждому.

И касса — там, а не здесь.

Пойми — не все в твоих силах.

Не важно, что ты юна,

Не важно, насколько ты красива

И то, насколько умна,

Что рыжий — цвет твоей челки,

А цвет глаз — голубой,

Не важно даже то, насколько

Ему хорошо с тобой.

Это все не важно теперь.

Послушай недобрую весть:

То, вернется ли он к тебе,

Решается там, а не здесь.

У тебя под глазами круги.

Ты будешь ему верна.

Не важно, есть у него другие

Или ты у него одна,

Не важно — он ростом велик

Или рост его мал,

Не важно — он клялся тебе в любви

Или молча тебя обнимал.

Он не один такой.

Многих оттуда ждут.

Запомни: будет ли он с тобой,

Решается там, а не тут.

Одета не по сезону,

Погляди ему вслед —

Вот он уходит в Зону.

Гарантий возврата нет.

Я понимаю, худо.

Сама виновата, балда.

Любить надо тех, кто уже оттуда,

А не тех, кто только туда!

Не плачь и не дуйся

И в бутылку не лезь.

Прости — там никто абсолютно не в курсе,

Что ты решила здесь.[2]

Лешка-Звонарь. «Девушка на кордоне»

Над Зоной холодной голубоватой сывороткой сочился рассвет. На рассвете особенно хочется спать, да только нельзя спать, особенно если ты в карауле. Но ведь хочется, спасу нет, вот и мотает тебя между сном и явью, вот и мерещится порой черт знает что. Впрочем, и сама Зона — может, она тоже всего лишь морок? Кто знает…

Васька-Мобила, что называется, засыпал на ходу. Старенькую вертикалку Иж-12 непутевый дозорный положил на плечи на манер коромысла, да еще и руки на нее закинул. Так спать хотелось меньше, но расхаживать в подобном виде по лагерю все-таки было неудобно, не дай бог, кто увидит, мало того что засмеют, а заметит Бей-Болт — еще и пендалей навешает, и правильно сделает, что навешает, потому что из ружья, закинутого на загривок, быстро не выстрелишь, в собственных граблях запутаешься. А в Зоне надо стрелять вовремя. И пусть Кордон — место относительно тихое, всего-навсего предбанник Зоны, и настоящего жара в нем не бывает, да только не существует в Чернобыле по-настоящему тихих мест. Сегодня предбанник, а завтра — кровавая парилка.

Васька достал из сумки банку энергетика, отметив про себя, что эта — последняя, ковырнул пальцем кольцо и сделал глоток. Немного отпустило, но ненадолго. Почему-то химический, чуть горьковатый вкус синтетического напитка напомнил о кофе. Настоящего кофе в Зоне почти не водилось, как, впрочем, и многого другого. Например, женщин. Васька еще не пропитался Зоной насквозь и поэтому иногда думал о женщинах. Теоретически кофеек можно было получить у яйцеголовых ботаников на «Янтаре», там же, как рассказывали сталкеры, иногда удавалось встретить женщину. Только Ваське и это не светило. Зелен был еще Васька, и на «Янтарь», как, впрочем, и в другие серьезные места, покамест не хаживал. Его и Мобилой-то прозвали за то, что он первое время нипочем не верил, что сотовая связь в Зоне не работает. И сейчас не верил и поэтому сотовый телефон, старенькую «Нокию 1100», не выбрасывал, а таскал с собой, не забывая подзаряжать аккумулятор. Он и ПДА считал чем-то вроде недоразвитого сотового телефона без выхода в Интернет и игрушек. Совсем пацан был Васька и в Зону подался по пацанской дурости, чтобы откосить от армии, как прошел через блокпост — сам не помнит, но дуракам и детям везет даже в Зоне. До поры до времени, конечно. Пока дурак не перестанет быть ребенком. А там — либо поумнеет, либо схарчит его Зона. Впрочем, даже если поумнеет, все равно схарчит, хотя, может быть, и не насмерть. И станет бывший дурак сталкером, а если не станет — тогда все остальное. А все остальное, как известно из классики, — судьба.

Васька добрел почти до шоссе, на котором скворчали мелкие электрические разряды почти выдохшейся «электры», и повернул обратно к смутно виднеющемуся в утреннем тумане костерку. И вот тут-то он и почувствовал в придорожных кустах какое-то постороннее шевеление. Ваську мигом прошиб пот, аж между лопаток холодно стало. Пока он выворачивал ружье из-за затылка, пока всматривался в подозрительно колышущиеся кусты, прошло несколько секунд, и если бы из кустов выскочил, к примеру, кабан, псевдопес или стая слепых собак, так и не довелось бы парню поумнеть, однако везет новичкам! Хотя то, что появилось перед растерянным Васькой, вполне могло оказаться и наваждением, существом из сна, потому что до сих пор ни на рассвете, ни в другое время суток из кустов на Кордоне ничего подобного не появлялось.

Морок, одним словом.

— Не стреляйте, пожалуйста, — прозвучал дрожащий голосок морока. — Я, наверное, заблудилась.

Наваждение оказалось молоденькой девушкой, почти девочкой, в легком светлом платьице и белых босоножках на высоком каблуке. Босоножки почему-то поразили Ваську больше всего. Ладно бы девица, а то в босоножках и с ногами. Морок, как есть морок!

— Как же, — трясущимися губами выговорил Васька, — знаем мы, как ты заблудилась…

При этом он безуспешно пытался взвести курки, забыв от растерянности, что Иж-12 бескурковка. Наконец, сообразив что к чему, он сдвинул вперед планку предохранителя, не обращая внимания, что одновременно давит на оба спусковых крючка. Ружье дуплетом бухнуло под ноги Ваське, больно и стыдно ударив прикладом в подмышку. А от ближнего костра уже бежали сталкеры.

— Не стреляйте, — испуганно повторил все тот же голос. — Сейчас я подойду…

Справившийся наконец с ружьем Васька закинул в стволы патроны с картечью, зло клацнул патронником, сглотнул и просипел:

— Стой где стоишь. Не дергайся. Попробуй только броситься, пристрелю, мать моя мобила…

Девчонка пожала плечиками, презрительно отвернулась от Васьки, дескать, вот урод психованный, и принялась рассматривать ремешки собственных босоножек.

Подбежали остальные. Перед группкой вооруженных, взъерошенных спросонья мужчин стояла девушка. Даже не девушка — девчонка. Нагнулась и поправила соскользнувший ремешок на щиколотке. В ответ залязгали затворы, словно поезд в Ад тронулся, загремев сцепками щелястых теплушек.

— Себе хера! Гимназистка! — изумился кто-то, но застеснялся и осекся.

— Мне холодно, — капризно сказала гимназистка, — я озябла, и еще мне страшно. Наверное, я потерялась. Люди добрые, пожалуйста, пустите меня к костру. Есть здесь хоть кто-нибудь нормальный или нет?

Вид молоденькой девчонки, невесть как угодившей в предбанник Зоны, явившейся словно с только что закончившегося выпускного бала, в легком светлом платье, босоножках на каблуках, с маникюром и даже с этим, как его… педикюром, настолько потряс сталкеров, что некоторое время никто не мог проронить ни слова. Ну, не бывает этого. Следующая мысль, что в Зоне все бывает, снова заставила мужчин насторожиться и немного рассредоточиться на всякий случай, освобождая товарищам сектор обстрела.

— Чего там у вас еще? — раздался недовольный голос, и вперед протиснулся матерый, по местным меркам, пожилой сталкер по прозвищу Бей-Болт. Известно, у вольных сталкеров не бывает командиров, командиры — они у военных, а еще у «Долга», «Свободы» и прочих мало-мальски организованных группировок. Хотя у бандюков — паханы, а у сталкеров из «Чистого Неба» — эти… научные руководители. Но суть одна — если несколько человек собираются вместе, хотя бы с целью выживания, лидер обязательно находится. И хорошо, если этот лидер не пустопляс, а прирожденный вожак, пусть временами и жестокий, но знающий, что делать можно и нужно, а чего делать ни в коем случае нельзя. Если не так — хана людям. Кордон при Зоне играл роль лягушатника, места, где новички учатся плавать, и Бей-Болт здесь выполнял функции одновременно тренера и няньки, в общем, наставника. Наставник был сталкером старой закваски, хаживал в Лиманск, в Красный лес и Темную долину, на Росток и Агропром, говорят, даже на Радаре бывал. Злые языки приписывали ему службу в «Монолите», да только доказательств не было, а кроме того, всем известно, что из «Монолита» не уходят ни живыми, ни даже мертвыми. Да и не похож был старый сталкер на фанатика, обыкновенный битый Зоной мужик за пятьдесят, глубокий старик, по здешним меркам. А что костюмчик у него «монолитовский», с нашлепками из шкуры псевдогиганта на уязвимых местах, так костюм ведь и купить можно. Или снять с мертвого, что не проще, но, безусловно, дешевле.

Когда-то давно, почти сразу после второй катастрофы, Бей-Болт пришел на Кордон из глубин Чернобыльской Зоны, перетер о чем-то с еще кудрявым Сидоровичем, да и поселился в лагере новичков в небольшом домишке неподалеку от бункера торговца. Как-то само собой получилось, что первые шаги по Зоне новички теперь делали под присмотром старого сталкера. Остепенившийся Бей-Болт ходил в настоящую, глубокую Зону все реже и реже, может быть, и впрямь состарился, а может, обучение романтически настроенных сопляков считал своим долгом. Видимо, был у него и в самом деле перед кем-то давний должок. Вожаком он оказался умелым, хотя на профессионального преподавателя школы выживания не тянул, но на пару с Зоной у него получалось неплохо. Во всяком случае, романтику у своих воспитанников он купировал мастерски, как хвосты у бойцовых собак, хотя прибабах у каждого оставался свой. Только где вы видели человека без прибабаха? А сталкера? Не бывает таких, особенно в Чернобыле.

— Да вот… — нарочито грубо отозвался Мобила. — Девка, мать ее мобила!

— Девушка, — негромко поправил кто-то из сталкеров.

Бей-Болт мигом оценил ситуацию, покосился на расслабившихся было сталкеров и мотнул в сторону незнакомки стволом видавшего виды «Абакана»:

— Ты вот что… ступай вперед. Да смотри держи дистанцию, а то сама понимаешь, что будет. Пошла!

Гостья недоуменно пожала худенькими плечиками, мол, а что будет-то, но, наткнувшись на взгляд старого сталкера, осеклась и послушно пошла впереди Бей-Болта.

— А ну быстренько рассредоточились, — скомандовал Бей-Болт сгрудившимся вокруг костра сталкерам. — Что, девиц с голыми ногами никогда не видели? Часовых выставить, не спать, оружие проверить. Если она с блокпоста, за ней скоро придут, и тогда нам придется солоно.

— Ты кто такая? — спросил он, усевшись на пустой ящик из-под тушенки и пристроив автомат на коленях. — Как сюда попала? Ты с блокпоста?

Девушка помотала головой.

— Не знаю, — виновато прошептала она, видимо, сообразив, что угодила не в самое гостеприимное место на свете. — Не помню, честное слово!

— Как тебя зовут, хоть помнишь? — немного смягчился Бей-Болт. Отвыкли сталкеры от женских слез, пропал у мужиков иммунитет начисто, атрофировался за ненадобностью.

— Катерина. — Неуместное в Зоне воздушное создание совершенно негламурно шмыгнуло носом. — Катя…

— Есть хочешь, Катюша?

— Хочу.

— Мобила, — позвал старший. — Подойди! Сбегай к Сидоровичу, пусть подберет какую-нибудь подходящую одежонку для этой… гимназистки. А то вырядилась, понимаешь, как артистка варьете. — Насчет особенностей гардероба артисток варьете Бей-Болт не был уверен, давненько он в таком заведении не бывал, но древний, из другой жизни, фильм с таким названием помнился, вот и ввернул по случаю. — Вот тебе, кадет, хабар, отдашь старому кровососу. И чтобы все было.

Бей-Болт вытащил из контейнера «ломоть мяса» и протянул артефакт бойцу.

— Раздобудь пож… то есть организуй какой-нибудь еды. Возьми Жеку-Дуплета и Школяра. Гражданку отконвоировать во-он в тот дом, что на отшибе, и выставить караул. Да, и еще насчет постели что-нибудь сообразите…

Расположившиеся неподалеку сталкеры оживились.

— Тихо вы, жеребцы чернобыльские, — беззлобно прикрикнул на них Бей-Болт, подумав про себя, что совсем скоро этих молодых парней поцелует Зона, и не до женщин им будет тогда, потому что Зона конкуренток не терпит. Зона насмерть залюбит, а не отпустит. А пока — пусть себе. Может, и повезет кому.

А вслух сказал:

— Выполняй.

Потом посмотрел на незваную гостью и пробурчал:

— Вот что, красавица, кто ты такая, откуда и как тебя к нам занесло, мы не знаем, сама ты не помнишь или не хочешь рассказывать, да и верить тебе у нас нет резону, так что придется тебе какое-то время побыть под домашним арестом. Ребята тебя проводят и как могут устроят, только здесь Кордон, а не пансионат для заблудившихся девиц, а там, — сталкер махнул рукой в сторону разрушенного железнодорожного моста, — вон там, дальше, мертвый город Припять и Чернобыльская АЭС, так что удобств у нас особых нет, понимать должна. Любые посторонние разговоры с охраной временно запрещаются. В случае если ты не то, чем кажешься, — стрелять будут на поражение. Все понятно?

Девица испуганно кивнула.

— Ну, тогда ступай.

Когда гостья, конвоируемая Мобилой и Дуплетом, отошла метров на пятьдесят, Бей-Болт негромко позвал:

— Берет, живо ко мне!

Берет, в прошлом морпех, ладный сталкер, еще не мастер, но уже и не мальчишка, возник беззвучно, словно соткался из утренней мороси.

— Вот что, — Бей-Болт помедлил, — возьми мой «винторез», там оптика хорошая, и полезай на чердак. Сейчас развиднеется, солнце восходит. Домик с чердака просматривается насквозь, красотку эту держи в прицеле. Если караульные зайдут в дом и застрянут — зови меня. В случае особых обстоятельств — стреляй на поражение.

— Какие могут быть особые обстоятельства, командир? — удивился Берет. — Думаешь, гормон у ребят взыграет? Так это не повод стрелять. Он и у меня запросто взыграть может, что же мне, стреляться из-за этого теперь? Девка сама виновата, нечего по Зоне на каблуках расхаживать да коленками из-под подола сверкать.

— Плевать я хотел на ваши гормоны, — пробурчал Бей-Болт. — Пусть себе взыгрывают. А если эта девка и не девка вовсе? Если она из Диких земель, Красного леса, Припяти или с самой ЧАЭС? Если все эти ножки-плечики — видимость одна? Молчишь? То-то! Иди выполняй. А гормон свой можешь узлом завязать, чтобы не мешал. Понятно? В случае чего я буду в бункере у Сидоровича.

Над Кордоном, гримасничая — то глумливо плющась в блин, то вытягиваясь восклицательным знаком, — вставало солнце. На блокпосту штатно сыграли побудку, словно пробуя голос, хрипло гавкнул с вышки тяжелый станковый «Корд»,[3] гавкнул — и заткнулся. Словом, ничего необычного у вояк не наблюдалось, стало быть, гостья скорее всего, пришла не оттуда. Да и вид у нее не тот, какой бывает у девицы, проведшей всю ночь в казарме. Принаряженная девчонка, в меру накрашенная, словно и впрямь сорвалась с выпускного бала. Прогуливалась себе, не думая ничего такого, с одноклассниками по Александровскому саду, свернула не в те кустики — хлоп! — и оказалась на Кордоне.

Бей-Болт выщелкнул окурок, поднялся и отправился в бункер к Сидоровичу. Хоть и выжига был Сидорович, но мужик опытный, умный и на совет нежадный. Тем более что ночью на Кордон за каким-то лешим пожаловал Ведьмак, который тоже много чего мог рассказать о фортелях Зоны. А остановился Ведьмак как раз у Сидоровича. Может быть, трем старым сталкерам и удастся решить маленькую голоногую проблему, свалившуюся июньским утром на Кордон.

— Катериной тебя зовут, говоришь?

Что ж, аномалии — они разные бывают.

Некоторые умудряются выглядеть довольно симпатично.

Только доверять им все равно нельзя. Потому что здесь — Зона.

Сидоровича как только не называли. И кровососом, и купчиной-выжигой, и лысым бюрером, и ухарем-купцом, хотя ухарь из стареющего торговца нынче был, сами понимаете, никакой. Отухался, хотя в свое время поухал знатно. И жлобом тоже звали. И все потому, что в долг Сидорович не верил никому и никогда, авансов не признавал, а доверие его можно было завоевать единственным способом — пунктуальным выполнением заключенных с хозяином бункера договоренностей. Но и рассчитывался купчина-выжига так же пунктуально, деньги не зажимал, снаряга у него была довольно качественная, а за соответствующую сумму достать мог практически все что угодно.

Но если вы в доверии у плешивого барсука Сидоровича, то перед: вами откроется тяжелая железная дверь, ведущая в таинственные глубины бункера. В логово купчины-выжиги, мироеда, по совместительству лысого бюрера и кровососа. Словом, типичного «Еl explotador del pubero trabajador».[4] Туда, куда сопливому новичку хода нет.

Много чего интересного и полезного для выживания в Зоне скопилось в кладовых бывшего подземного командного пункта, много всякого-разного хранится на запаянных в жестяные банки жестких дисках, снятых сталкерами по просьбе Сидоровича со стареньких «Пентиумов» в Лиманске, в лабораториях «Агропрома», «Ростока» и «Юпитера», а может быть, и самой «Припяти». Не исключено, что даже в самом центре управления ЧАЭС. Только где они, эти безвестные сталкеры, добывшие информацию? Живы ли, нет — кто знает… Но сейчас не время проводить инвентаризацию бункера, да и хозяин наверняка будет активно возражать, а аргументы у него крупнокалиберные, убойные аргументы.

Двое сталкеров, сидящих в прокуренной комнате за странновато выглядящим здесь круглым обеденным столом, покрытым аккуратной скатертью в бело-синюю клетку, к чужим секретам были равнодушны. Своих проблем хватало.

На столе стояла початая бутылка водки «Казаки», граненые стаканы и тарелка с жареным кабаньим мясом. Из дефицита имелись банка маринованных огурчиков и жестянка с кальмарами в собственном поту, похожими на мелко нарезанную сиреневую грелку. Роскошь, деликатес, можно сказать. На чернолаковом жосткинском подносе с изображением Жар-Птицы-мутанта лежала по-мужски грубо порубленная буханка хлеба. Но мужчинам было не до выпивки и закуски, пусть даже и деликатесной.

Одним из сидящих за столом был Бей-Болт. Второго сталкера звали Ведьмак. Третьим был купчина-выжига, мироед, спрут-эксплуататор, жлоб чернобыльский обыкновенный Сидорович собственной мордатой персоной.

Свое прозвище Ведьмак получил за то, что на поясе его потрепанного «Берилла-5» в самодельных ножнах болталась самая настоящая черкесская шашка, которой сталкер при необходимости весьма сноровисто шинковал всяческую нечисть. С шашкой же он в Зоне и появился, а где он ее раздобыл — сие никому не ведомо. Мало ли что было в прошлой жизни? И мало ли кем ты когда-то был… Не принято в Зоне об этом расспрашивать, а сами сталкеры либо помалкивают, либо более или менее художественно врут. Но с шашкой Ведьмак и впрямь обращался куда как ловко, если не сказать профессионально. Очевидцы рассказывали, что этим изящным, каким-то даже женственным с виду клинком Ведьмак однажды зарубил матерого кровососа, с одного удара развалив тварь от плеча до бедра. Оружием своим сталкер весьма гордился и очень им дорожил, не упуская случая сообщить интересующимся, что у него настоящая гурда,[5] а не какая-нибудь полицейская селедка. Сталкеры уважительно хмыкали, хотя чем гурда отличается от обыкновенной сабелюки, в массе своей не знали. Но голову матерому кабану-мутанту Ведьмак смахивал одним ударом, так что в любом случае восхищаться было чем.

— Ну, что скажете, мужики? — начал Бей-Болт. — Откуда к нам это голубоглазое счастье привалило? И на кой оно нам сдалось? Ну, у кого какие соображения?

— Красивая девочка, — задумчиво сказал Сидорович. — Только не думаю, что она с блокпоста. Вояки, случается, приводят шлюх из ближних к Зоне поселков, иногда находятся дурехи, которые соглашаются добровольно, спьяну или за цацки, а бывает, припрет мужиков, особенно южан, так и силком тащат. Редко, но и в самом деле случается, что, натешившись, пьяных и замученных до потери инстинкта самосохранения девок озверевшая от похоти солдатня выбрасывает в Зону, чтобы, значит, и следов от них не осталось. Зона, как известно, все спишет. Но, во-первых, командиром у них сейчас майор Зазыкин, а он мужик строгих правил и ничего подобного в жизни не допустит. А во-вторых, что-то не похожа она на шлюху, чистенькая уж больно. Одно слово, гимназистка.

— Много ты в шлюхах понимаешь, — не удержался Ведьмак. — Иную за королеву держишь, а она…

— Когда это ты кого-то за королеву держал? — ехидно поинтересовался Бей-Болт. — Может быть, ту рыженькую аспирантку с «Янтаря», для которой из Красного леса живого снорка приволок? Она хоть спасибо тебе сказала? Снорк тебя погрыз, да так, что ты после этого сам чуть было в снорка не превратился, спасибо Болотному Доктору, откачал придурка. Помнишь, кто тебя к Доктору через Болота волок? То-то же! А королева твоя первым же вертолетом упорхнула на Большую Землю, увозя с собой дохлого снорка. Потому что живого ей вывезти за пределы Зоны не позволило высокое научное начальство. Ничего, для диссертации ей и дохлого хватило, так что, выходит, не зря ты, простофиля, старался.

— Вот я и говорю, — пробурчал задетый Ведьмак. — Женщины — существа лживые и на самом деле не такие, какими нам кажутся. А казаться у них здорово получается. А насчет девчонки — так третьего дня выброс был, а после выброса в Зоне всегда какая-нибудь новая пакость появляется. Вот вам мое мнение. Избавиться от нее надо, и поскорей, покуда делов не наделала. И не важно, из Зоны она пришла или снаружи, — добра от бабы на Кордоне не будет.

— Может, ты и возьмешься? — не то шутя, не то серьезно спросил Сидорович. — Шашка у тебя вострая, вжик — и нет проблемы. Только ведь ребята тебя не поймут, пристрелят, никакая гурда против автомата долго не протанцует. Да и нас заодно с тобой кончат, как молчаливо одобривших. Здесь, на Кордоне, народ еще не успел заскорузнуть как следует, здесь еще существуют человеческие понятия о том, что можно, а что нельзя.

Некоторое время молчали, курили. Потом Сидорович пробурчал:

— Чего не пьете-то? Зря я, что ли, консервы открыл? Что мне их, слепым псам выбрасывать теперь?

Налили и выпили. Закусили огурчиками.

— Я вот что думаю, мужики, — начал Сидорович. — Вояк я беру на себя, есть у меня там кое-кто прикормленный, заодно свяжусь с «Чистым Небом», что на Болотах. С Сахаровым, само собой, побеседую. Может быть, она оттуда, с «Янтаря». Практикантка какая-нибудь потерявшаяся или лаборантка. А если ничего нащупать не смогу — тогда я пас, тогда вам решать, я же не сталкер, а так, коммерсант, мне с тварями Зоны дело иметь не полагается. Мое дело простое — здесь купил, там продал. И наоборот. Да чтобы ни те, ни эти не пристрелили. Так вот и свожу концы с концами.

— Не больно-то они у тебя сходятся, — ехидно проворчал Ведьмак. — Вон какое брюхо отрастил, дырок на ремне не хватает. А как ты по Зоне скачешь, я видел. За тобой и снорк не всякий угонится. И пузо не мешает, а как бы даже наоборот. Может быть, у тебя пузо наподобие артефакта «грави» работает?

— Мое пузо как нужно, так и работает, — огрызнулся Сидорович. — Когда как «грави», а когда и наоборот. Давайте о деле, пузо это личное, пузо к делу не относится.

— Понимаю, что неправ, — вздохнул Бей-Болт. — Только если Зона нас достать захочет, то достанет по-любому. Через гимназистку эту, или через «комариную плешь», либо еще как. Или сами мы друг друга поубиваем. Но как старший на Кордоне я обязан принять соответствующие ситуации меры предосторожности. Ну, хотя бы изолировать ее от остальных, пока не выяснится, что сия гимназистка румяная на самом деле собой представляет.

— И где ты ее собрался изолировать? — снова съехидничал Ведьмак. — Даю подсказку: лучше всего спрятать ее в бункере у Сидоровича. Тем более что под прикрытием такого уникального пуза девочка будет в полной безопасности. Ты как, спрут-эксплуататор, не возражаешь?

— Возражаю, — спокойно ответил Сидорович. — У меня солидная торговая точка, а не бордель какой-нибудь. Вот перестану у вас хабар покупать и займусь торговлей живым товаром, что делать будете?

— Был бы хабар, — пренебрежительно бросил Ведьмак, — был бы хабар, а перекупщики найдутся. Вас, коммерсантов, не сеют и не пашут, вы сами растете. А может быть, вы из центра Зоны к нам лезете? После каждого выброса? Купцы-мутанты.

— Сам ты мутант, — беззлобно отозвался Сидорович. — В зеркало давно смотрелся? Как есть мутант, патлы белые, нестриженые и глаза в темноте светятся.

— Все мы немного мутанты, — примирительно сказал Бей-Болт. — Ладно, пусть она пока просто поживет на отшибе, только охранять ее круглосуточно — у меня людей нет. Может быть, сама уйдет, а может, хозяин сыщется.

— Современные бабы хозяина не признают, — заметил Ведьмак. — Они теперь все как одна, наподобие слепых псиц, рыщут где ни попадя, только и думают, как бы кого-нибудь сожрать.

— А знаете, мужики, а не отвести ли нам и в самом деле нашу пришелицу на «Янтарь»? — сказал Сидорович. — Даже если она и не оттуда, даже если из Зоны вышла — ученые разберутся, что она за птица. Зона ее прислала или сама по дури прилетела. Человек она или нет. А если все-таки человек, то на «Янтаре» ей уж точно будет лучше, чем в поселке вольных сталкеров. Научники ее живо к делу какому-нибудь приставят. Будет яйцеголовым кофе варить да пробирки мыть.

— Между прочим, — серьезно сказал Ведьмак, — я, когда к вам шел, возле «трубочки» под рокадой восьмерых наемников обнаружил. Точнее, то, что от них осталось. А может быть, их было и не восемь, трудно пересчитать, если людей, словно пластилиновых, в комок смяло вместе с оружием, бронекостюмами и экзоскелетами. И не разобрать, где кости, где гидроцилиндры. Зрелище еще то, скажу я вам. Даже меня замутило. Кровавый такой комок, сплющенный, только погнутые стволы из него торчат. И ни одного целого. А стволы качественные, наемники ведь «Грозу» предпочитают. Я бы и сам от такой машинки не отказался. А шли бравые наемнички как раз в нашу сторону, это я по следам определил. Как вам такой факт, а?

— Может, в блуждающую аномалию попали? — с надеждой предположил Бей-Болт. — В «мясорубку», например, в «воронку». Или в «карусель»?

— Не было там никакой аномалии, кроме слабенькой, почти разрядившейся «электры» на шоссе. А потом — что я, не видел, что с человеком «мясорубка» делает или «карусель»? И чтобы сразу восемь сталкеров вляпались, да еще наемников? Это же не твои желторотики, это же матерые бойцы. Убийцы. Профессионалы. И не ходят наемники кучей, как зеваки по Красной площади, они, как полагается, след в след шли.

— Если бы до нас добрались, мы могли бы и не отбиться, — задумчиво протянул Бей-Болт. — Против восьми профи, вооруженных ОЦ-14 с подствольниками. А у нас чего? Дедовские ружья, пара «калашей», «Абакан» да один «винторез». Нет, точно не отбились бы. Хотя, может быть, они проход на Болота искали, а не нас.

— А тебе от этого легче? — спросил Ведьмак. — Искали проход, попутно зачистили вас. Просто так, до кучи и с целью поднятия общего тонуса. Хорошо, что не дошли. Только странно это все-таки.

— Наемники просто так ничего не делают, у них на все прейскурант… — начал было Бей-Болт.

— Значит, так, — прервал их Сидорович, — денька три девка пускай здесь побудет, авось ничего страшного не случится. А я пока свяжусь с теми да этими, может быть, что-то и прояснится. А не прояснится, тогда мы, если Сахаров согласится, ее на «Янтарь» и отправим.

— Не дойдет она до «Янтаря», — вздохнул Ведьмак. — Сгинет по дороге. Она даже до бара «100 рентген» не дойдет. Там по дороге, кроме монстров, еще и бандюки, и кто для нее страшнее — неизвестно. А уж на Свалке от всякого рода отморозков и вовсе не продохнуть. Уж лучше ее отправить по дороге к блокпосту, может, вояки стрелять не станут, а если шарахнут из крупнокалиберного пулемета, как у них водится, то это легкая смерть. Она доверчивая, гимназистка, она пойдет. А до ученых… нет, не дойдет.

— С таким провожатым, как ты, дойдет как миленькая, — сказал Сидорович. — А не дойдет, так, как говорится, «обчество в претензии не будет».

— А почему я, — начал было Ведьмак, потом махнул рукой, — ладно, я все равно в Красный лес собирался, а это почти по дороге. Видно, судьба у меня такая, планида…

— Ну, вот и лады, на том и покалим сростень, — подвел итог встрече на высшем уровне Сидорович.

— Ишь ты, начитанный, — с уважительной иронией отозвался Ведьмак.

Чувствовалось, ему очень не хочется вести сомнительного происхождения девицу к ученым через Свалку, кишащую бандитами и монстрами, через Дикую территорию, мимо «Агропрома», но внутренне он уже согласился. А потом, там, за пределами Зоны, у каждого из них осталась какая-то жизнь, и эта жизнь понемногу усыхала, от нее практически ничего не осталось, но как же она иногда саднила, как ныла! Они, старые сталкеры, уже приучили себя к мысли, что реальна только Зона, а все остальное — миф, фантастическая волшебная страна Оз, которой на самом деле не существует и куда нельзя вернуться. Им казалось, что они никогда там и не были, а сразу оказались здесь, в Зоне, жестокие и решительные, готовые убивать и умирать, готовые грызть друг друга за хабар и лезть за ним в такие места, из которых возвращение не предусматривается правилами игры, да и куда возвращаться? Повсюду она, Зона-матушка, и нет на планете ничего, кроме нее.

А девушка была явным свидетельством, что мир вне Зоны все-таки существует. И в этом мире не принято расхаживать с заряженными автоматами, не принято вздрагивать от каждого подозрительного шороха, там ходят на работу, а не за хабаром, там носят легкие красивые одежды, и мертвые не валяются прямо на дороге в ожидании, пока псевдопсы дожрут то, что от них осталось. Там, наверное, все другое…

Но там нас нет.

Второй день Катерина жила на Кордоне. За это время Сидорович успел связаться с Лебедевым и Сахаровым, какими-то своими способами выяснил у вояк, что никакой девицы ни легкого поведения, ни тяжелого у них давно не было, о чем военные весьма и весьма сожалеют. Кроме того, торговец получил письменное предложение от бандюков со Свалки, неведомым образом прознавших о появлении в лагере новичков особы женского пола. Предложение изобиловало грамматическими ошибками, словно заявление о приеме в московский вуз, написанное приезжим с Кавказа, а смысл его сводился к тому, что радостями жизни надо делиться, как, впрочем, и всеми остальными хорошими вещами. Изгвазданную мерзкими каракулями бумажку доставил покрытый синяками и обобранный до нитки сталкер по прозвищу Гвоздь, который, на свою беду, заночевал в полуподвальчике под барахолкой.

Той же ночью бандюки попытались напасть на лагерь, но схлестнулись с солдатами-дагестанцами с блокпоста. Намерения обеих сторон в отношении новой обитательницы лагеря различались разве что в незначительных деталях, поэтому перестрелка на дороге вышла жаркой, патронов не жалели, но на помощь дагестанцам пришли их сослуживцы из Тверской области, и бандиты побежали. Бей-Болт своим ребятам принимать участие в перестрелке запретил, но посты усилил. К утру все стихло. С блокпоста подошел БТР-90, на броню которого погрузили убитых солдатиков, так не вовремя возжелавших женской ласки, после чего деловито и безжалостно дострелили раненых бандюков. Оружие и все, что было ценного, у них забрали и, мощно навоняв соляркой, уехали, не тронув, однако, лагеря. Какой-то недобитый бандит, совсем мальчишка с виду, дополз-таки до ржавого автобусного остова, что возле дороги, долго стонал и просил аптечку, обещая сообщить, какой ценный артефакт предлагал Боров за девчонку, но так и умер, не успев ничего рассказать. Аптечек самим не хватало, бандюки всех достали, помогать им никто не собирался, а артефакт все равно заполучили военные.

Берет с Дуплетом по темноте отволокли тела за насыпь, да там и оставили. К утру трупы бандюков сожрали слепые псы и кабаны-мутанты.

В общем, жизнь на Кордоне текла своим чередом. Кто-то уходил, кто-то возвращался или не возвращался никогда. Ушел Ведьмак, обещав вернуться на следующий день, но куда-то запропал.

К Катерине понемногу привыкли, караулили ее без рвения, даже и не караулили, а так, присматривали, чтобы куда не надо не влезла. У Сидоровича нашелся оранжевый научный комбинезон, который деляга никак не мог сбыть с рук по причине малого размера. Теперь комбинезон вкупе с гриндерами-маломерками оказался очень кстати.

Бей-Болт обнову одобрил, отметив, что хорошо, что костюмчик такой яркий, в таком комбинезончике гимназистку видно за версту, после чего с неохотой отдал Сидоровичу заначенные на черный день «медузу» и «пустышку». Пусть одежка и числилась у Сидоровича в неликвидах, оказывать гуманитарную помощь купчина-выжига не имел привычки и содрал за шмотье приличную цену.

— Вот если бы у тебя ничего ценного не было, я бы, может, и даром бы отдал это барахло. Потому как на что оно мне, сам посуди? Но поскольку у тебя есть что-то на обмен — будь любезен заплатить. Таковы правила коммерции от сотворения мира и до наших дней, — назидательным тоном сказал торговец.

Видно, такие правила были ему по душе, сроднился он с ними.

Бей-Болт только сплюнул.

Вечером Катерина сидела у костерка и мирно беседовала с Васькой-Мобилой. Неподалеку ошивался Берет с «винторезом», который возвращать хозяину не торопился, а потому изображал из себя беспристрастного стража. Авось старый Бей-Болт оценит рвение и расщедрится. Тогда «винторез» перейдет в собственность Берета, а с такой машинкой можно попытать счастья и в глубине Зоны, куда бывший десантник собирался уже давно, да только подходящего снаряжения не было.

— Ты что, так ничего и не помнишь? — спросил Мобила, подбрасывая в руке старенькую «Нокию». — Совсем ничего?

— Почему, помню, — ответила девушка, — помню, что меня зовут Катей, помню, что жила в небольшом городке, у нас был выпускной вечер, выпили немного, гуляли всю ночь. Но на рассвете что-то грохнуло, вспышка была такая, что я думала, ослепну. А потом я очутилась здесь.

— А еще что-нибудь помнишь? — настаивал Васька. — Ну, там, как город назывался, родителей, подружек…

Катерина помотала головой:

— Нет, помню, что-то было, но… будто на самом деле этого ничего не было. И еще что-то помню, только рассказать не могу, потому что слов таких не знаю.

— А зачем ты здесь, тоже не знаешь? — Мобила отхлебнул из фляжки.

— Наверное, такая у меня судьба, — отозвалась девушка.

— Планида, как говорит Ведьмак, — важно подтвердил Васька. — Против судьбы еще попереть можно, а против планиды — пустой номер. Впрочем, здесь все старые номера пустые.

Мобила с грустью посмотрел на навек замолчавший телефон, выключил его и спрятал в карман.

Они долго сидели, слушая звуки вечерней Зоны, далекие автоматные очереди, кашель бандитских обрезов, невнятные стоны и поскуливание слепых псов, рыдающий хохот голодного кровососа…

Вдруг со стороны блокпоста послышалась автоматная стрельба, потом тяжело забубухал крупнокалиберный «Корд». Стреляли в сторону прохода на Болота, стреляли зло, не жалея патронов, стреляли радостно, потому что как-никак, а все-таки развлечение.

— Мобила, Берет, — раздался голос Бей-Болта. — Возьмите еще двоих и выдвигайтесь на шоссе. Вести отвлекающий огонь, самим под пули не лезть. Это Лебедев из «Чистого Неба», он недавно связывался со мной через ПДА.

Сталкеры молча, пригнувшись, побежали в сторону дороги. Через некоторое время послышалась частая автоматная стрельба, потом динамик на вышке блокпоста принялся гулко и бездарно материться и орал так до тех пор, пока разозлившийся Берет не влепил в него пулю из «винтореза».

Стычка продолжалась минут пятнадцать, потом выдохлась, пулемет смолк, только на шоссе нестрашно хлопали одиночные выстрелы, да пули на излете лопотали по листве мутировавших каштанов и кленов, растущих вдоль дороги.

Через час в лагере появился профессор Лебедев в сопровождении нескольких сталкеров с ярко-синими нашивками на рукавах потрепанных костюмов.

— Ну и где ваша мутантка? — деловито спросил профессор. — Полагаю, вы ее держите в надежном месте?

Бей-Болт смущенно показал на девушку в оранжевом научном комбинезоне, развешивающую постельное белье на проводе, натянутом между двумя врытыми в землю жердями.

Профессор недовольно поморщился и сказал:

— Вы, конечно, представляете, чем она может быть, и все-таки…

— У меня тут изолятора не предусмотрено, — сухо сообщил Бей-Болт. — Если хотите, можете забрать ее к себе.

— У нас, между прочим, тоже специальных помещений для содержания мутантов не имеется. Вообще-то, если она порождение Зоны, то никакой изолятор не поможет. Говорят, она появилась у вас сразу после выброса?

— Не сразу. Через три дня.

— Гм… Выброс был какой-то странный, у нас одного бойца на открытой местности накрыло, так он часок без сознания провалялся, и все. Казалось бы, слабый выброс, а по приборам получается наоборот — весьма и весьма неординарный. И гон после него был так себе, мутанты вялые, некоторые вообще развернулись и двинулись обратно к центру. Что ж, у нас имеется экспресс-лаборатория, буквально из ничего собрали, так что какие-то анализы мы сделать сможем, а уж последуют ли из результатов анализов определенные выводы — там видно будет. С «Янтарем» связывались?

— Да. Они весьма заинтересовались. Только сами добраться до нас не могут, заняты чем-то, а вести девицу через половину Зоны сейчас некому. Ведьмак было согласился, да куда-то пропал. А новичка я послать не могу. И девку погубит, и сам сгинет. Сахаров, простая душа, хотел вызвать военный вертолет, только я не согласился, от военных из-за Периметра ничего хорошего ждать не приходится. Заберут объект, а нас на всякий случай зачистят. К местным-то воякам мы привыкли, у них нас вывести силенок маловато, да и под пули подставляться неохота. А летуны — те народ лютый, ему что сталкер, что монстр — сверху все едино.

Лебедев посмотрел на предполагаемую мутантку, сражающуюся с запарусившей на ветру простыней, потер подбородок и с завистью заметил:

— Ишь ты, на простынях спит, это ж надо! — опомнился и продолжил: — Ну… что, собственно, можно сказать. На первый взгляд, она обыкновенная девушка. Лет восемнадцати. Красивая. Да-с! Послушайте, Болт, выделите мне какое-нибудь помещение, чтобы развернуть экспресс-лабораторию. И через полчасика пригласите ко мне вашу — как вы ее называете? Гимназисткой? Вот именно, гимназистку. И одежду ее принесите, ну, ту, в которой она, так сказать, возникла. Надеюсь, ее не стирали? Сама постирала? Очень жаль, ну, ничего не поделаешь.

Экспресс-лабораторию развернули в подвальчике посредине поселка, выкинув оттуда всяческий мусор и прочие пустые бутылки. У входа в подвальчик, занавешенного чистым байковым одеялом, встали два сталкера в необычных комбинезонах со вставками синего цвета, вооруженные старенькими «калашами» с вытертыми деревянными ложами. Судя по снаряжению, жила группировка «Чистое Небо» небогато.

Девушка в апельсиновом костюме послушно спустилась в подвал, где ее ожидал накинувший поверх комбинезона сталкера невесть где добытый белый халат профессор Лебедев.

Васька-Мобила курил, поминутно сплевывая в чахлый костерок. Берет и оклемавшийся после встречи с бандитами Гвоздь сидели на ящиках от тушенки, ожидая результатов обследования.

— Да нормальная она деваха, — сказал наконец Берет. — Я в прицел видел, как она у бочки с водой умывалась, так, по-моему, женщина как женщина. Все у нее в порядке, все на месте. Только на мой вкус слишком уж тоща. Я, когда срочную служил, к одной продавщице в самоволку бегал — вот это была женщина! Сплошная нежная плоть, можно сказать, а посередке душа, как косточка в персике.

— И такая же ядовитая, — не удержался неделикатный Гвоздь.

— Это ты завидуешь, — мирно отозвался Берет. — Тебе-то, поди, и вспомнить-то нечего?

— Как это нечего, — вскинулся Гвоздь. — Это мне-то нечего? Да я, если хочешь знать, здесь из-за бабы оказался. Из-за жены.

— Расскажи, — попросил Васька.

— Да чего там рассказывать, — махнул рукой Гвоздь. — По ящику передача была про военных сталкеров, какие они все из себя крутые, да сколько у них бабла, какие тачки, да как они отдыхают на всяких Канарах да Куршавелях, ну, моя супруга и давай меня пилить, дескать, вот они какие, настоящие люди-то, не чета тебе, дрочиле запечному.

— Что-то я не видел здесь ни одного телепузика, — задумчиво заметил Берет. — Боятся они сюда соваться. Скорее всего они не со сталкерами беседовали, а с перекупщиками, с барыгами. Так эта публика в Зону не ходит, хотя бабло и прочие Мальдивы у них, в самом деле, имеют место быть.

— Так оно и было, — подтвердил Гвоздь. — А еще в той передаче принимали участие вояки, сплошь полковники. Даже генерал какой-то был. Здоровый такой, краснорожий, на псевдогиганта здорово смахивал, только в форме. Призывал всех настоящих мужчин записываться в контрактники и двигать в Зону за славой и за деньгами.

— Ну и? — спросил Берет.

Ну, я сдуру и двинул. Пришел на вербовочный пункт, контракт подписал на два года, помутузили меня малость в учебке — и сюда. Сначала вроде ничего было, все больше в оцеплении стоял, только в оцеплении много не заработаешь, а нам за каждый артефакт премия полагается. Ну, я сдуру и напросился в рейд-команду. Первые две ходки нормально прошли, каких-то хмырей постреляли, хабар отобрали, часть заныкали, часть, как положено, сдали, денежки получили. И за хабар, и за хмырей. А на третьей ходке я в «карусель» попал, только мне повезло, выбросило наружу. И вот валяюсь я весь покореженный и слышу, как наш сержант говорит, типа, давай дострелим парня, все равно не дотащим, хабар поделим, ну а с заданием — да хрен с ним с заданием-то, все равно мы в этих плавнях ничего, кроме погибели, не найдем. Мы по наводке шли, попутно чей-то схрон вскрыли и были уже с приличным хабаром. А второй ему — чего его достреливать, только лишний шум поднимать, он и так сдохнет. Боевое братство, называется… И ушли. А через час меня Доктор нашел, мы, оказывается, в его угодьях шарились, и задание у нас было — доктора поймать, а потом «вертушку» вызвать. Только некому оказалось вызывать, потому что нарвалась группа на псевдопсов, а пока они от псевдопсов отбивались, и другие твари подоспели. Пострашнее.

— Это какие? — полюбопытствовал Мобила.

— Хрен его знает, — честно ответил Гвоздь. — Я таких раньше и не видывал, и впредь видеть не хочу. Если бы не Доктор — кранты бы мне. Доктора местные твари вроде как слушаются, слово он какое-то знает, что ли…

Беседа прервалась, потому что из подвала появилась Катерина в сопровождении Лебедева.

— Ну, что скажете, профессор? — поинтересовался у Лебедева Бей-Болт, когда они спустились в бункер Сидоровича, подальше от любопытных глаз и ушей.

— Без сомнения, она по всем биологическим параметрам человек, — сказал Лебедев, с удовольствием закуривая. — Под воздействием наших препаратов она кое-что вспомнила. Ну и немного гипноза, конечно, тоже помогло.

— Что? — спросил торговец. — Что она вспомнила?

Что жила она в городке Сосновый Бор, пригороде Санкт-Петербурга, там еще атомная электростанция имеется, между прочим, построенная по тому же проекту, что и ЧАЭС. В июне как раз школу окончила, ну, как водится, выпускной вечер, белые ночи, гуляние до утра, дальше ничего не помнит, но похоже, что в июне 2010-го что-то у них там случилось. Что-то похожее на выброс, хотя никакой аварии на тамошней станции официально зарегистрировано не было, а потом она очутилась здесь. Она, кстати, и фамилию свою вспомнила. Закревская она, Екатерина Закревская. Полька по бабке, с бабкой и росла, и в благодарность взяла ее фамилию. Паненка, а стало быть, с гонором.

Бей-Болт пожал плечами, дескать, все ясно, что ничего не ясно. Откуда на Кордоне появилась польская панночка из-под Питера — не ясно, да и время не совпадает, в десятом она пропала, а сейчас какой? И где она все это время пребывала? В общем, толку от этих ученых…

— Приятно, конечно, что мы знаем, за кого выдает себя наша гостья, — вслух сказал он, — только детали, в сущности, не так уж важны. Ничего существенного мы так и не узнали.

— Ничего себе не узнали, — обиделся Лебедев. — А то, что она из поселка при АЭС, построенной по тому же проекту, что и местная, это, по-твоему, не важно? Видно, что-то в этом проекте имеется такое, что каким-то образом связывает географические пункты постройки однотипных станций. Что-то вроде прокола пространства в точках с совпадающей топологией фазового портрета. Сопровождающегося спонтанным перемещением материальных объектов. Причем живых и разумных.

— Живые, а тем более разумные объекты спонтанно не перемещаются, — проворчал Бей-Болт. — Спонтанно перемещаются только дураки.

— Не придирайтесь к словам, коллега, — парировал Лебедев. — Ноосфера, как вам, конечно, известно, объект в значительной мере живой и разумный.

— В какой мере? — заинтересовался Сидорович. — А договориться с ней нельзя, с этой вашей Ноосферой?

— В значительной, — отрезал профессор. — Договориться — не знаю, а командовать ею, похоже кто-то уже пробовал, да не слишком удачно. И сама Зона тому свидетельство.

— Ну и что у нас в сухом остатке? — Бей-Болт посмотрел на профессора. — Знаете что, профессор, у меня конкретная проблема, и я хочу, чтобы вы подсказали мне, как ее решать. А с разумной Ноосферой уж как-нибудь сами разбирайтесь, без меня.

— Мне не хотелось бы встречаться с Сахаровым, — выдержав небольшую паузу, признался профессор, — наши с профессором взгляды на Зону и место человека в ней существенным образом разнятся, но тем не менее я полагаю, что проконсультироваться с учеными с «Янтаря» все-таки придется. Тем более что у них есть возможность подтянуть с Большой Земли необходимое оборудование. У нас, к сожалению, такой возможности нет. Зато мы ни перед кем не отчитываемся, но это так, к слову… В общем, готовьте вашу гимназистку к отправке на «Янтарь». Я тоже там буду, ради науки стоит пренебречь личной неприязнью. Вот, собственно, пока и все.

Сидорович с Бей-Болтом переглянулись. Потом Сидорович сказал:

— Я могу подергать кое-какие связи и выяснить, что случилось с Екатериной Закревской в Сосновом Бору в июне 2010 года. Не даром, разумеется.

— Вы прекрасно знаете, что «Чистому Небу» платить вам нечем, — раздраженно откликнулся ученый. — А официальная наука и без ваших связей обойдется, потому что вам ли не знать, на кого работает официальная наука.

Сидорович, конечно же, знал, на кого работает официальная наука, он и сам иногда работал на спецслужбы, поэтому торговец пожал покатыми плечами и решил больше не касаться этой щекотливой темы.

— Совещание окончено, — бодрым голосом возвестил Сидорович. — А теперь, господа, — банкет!

И открыл очередную банку с кальмарами.

Только никуда вести неведомо откуда свалившуюся на Кордон гимназистку не пришлось, потому что на другой день в сталкерский лагерь с дружеским визитом пожаловал известный всей Зоне Лешка-Звонарь собственной лохматой персоной.

И очередная глыба благих намерений рухнула, мостя своими обломками дорогу не то в старый добрый Ад, не то к мифическому Монолиту.

Лешка Ярлыкин, известный всей обитаемой Зоне как Лешка-Звонарь, умостился на шатком настиле из нехорошо поскрипывающих подгнивших досок. Внизу, метрах в пяти под настилом валялись трупы нескольких слепых псов. С настила по перекошенным, подгнившим деревянным лестницам можно было вскарабкаться наверх, где Лешка уже был и ничего интересного, кроме ржавого укороченного «калаша» да россыпи позеленевших от непогоды стреляных гильз, не обнаружил. Еще можно была спуститься вниз, где помимо дохлых сталкера дожидалось неизвестное количество живых псевдопсов, временами проявлявшихся в дверном проеме, чтобы снова сгинуть.

Наверху делать было нечего, но и спускаться вниз как-то не хотелось. Потому что, кроме псевдопсов, вокруг непристойно торчащего посреди заброшенного поселка краснокирпичного обломка сельской цивилизации ошивалась парочка голодных кровососов. Да и оставшиеся от прореженной Лешкой стаи вполне бодрые слепые псы нервно нарезали круги вокруг старой башни, слышно было, как когти стучали по битому кирпичу.

— Ишь, гады, то явятся, то пропадают, — с чувством сказал Лешка, отметив смазанное темное движение и короткий просверк упыриного взгляда в палисаднике полуразрушенного домишки неподалеку от башни.

Из узкого окошка-бойницы происходящее у подошвы водонапорной башни видно не было — мертвая зона, — так что оставалось только гадать, сколько мутантов намеревалось устроить сталкеру теплую встречу с непременным ужином непосредственно в процессе торжественной части. Во всяком случае, оставшихся патронов могло и не хватить. Впрочем, можно было утешаться мыслью, что одного не слишком упитанного сталкера на всю ораву тоже будет маловато, однако это обстоятельство почему-то совершенно не вдохновляло.

Патронов к SPAS-12 оставалась всего восемь, то есть один магазин.

Патроны еще имелись, только вот беда, находились они в рюкзаке, а рюкзак, порядком-таки потрепанный псевдопсом, валялся там, внизу.

Полчаса назад, спасаясь от управляемой вожаком-телепатом стаи, Лешка швырнул прущим на него собакам рюкзак и, подхватив ружье и гитару, птахом взлетел на помост внутри старой водонапорной башни. Неприятность, собственно, и состояла именно в том, что рюкзак остался внизу. Кроме патронов, в нем имелись две банки консервов, буханка хлеба и бутылка водки — классический сталкерский ужин. Или обед, а может быть, завтрак. Короче говоря, нужное — подчеркнуть.

Вообще-то в башне сталкер собирался устроиться на ночлег, верхотура — самое удобное и безопасное место для отдыха, если, конечно, не попадешь под выброс. Но выброса, судя по наличию у тварей Зоны хорошего аппетита, в ближайшую ночь не предвиделось. То, что перед выбросом слепые псы начинают скулить, носиться кругами, переставая при этом жрать, известно каждому мало-мальски опытному сталкеру. Эти псы жрать хотели, и еще как, так что выброса можно было не опасаться.

Лешка возвращался из Красного леса, откуда искал проход в Лиманск. Тоннель, взорванный Стрелком, так и остался непроходимым, а перебраться через речку не получалось — фонило уж больно сильно.

Чтобы не возвращаться с пустыми руками, сталкер наведался в гости к Леснику, поговорил со стариком о том о сем, выяснил, где появились перспективные с точки зрения добычи хабара аномалии. После чего осторожно сунулся в ближайшее гнездо свеженького «жгучего пуха» и выудил оттуда «колючку» — улов в общем-то небогатый, да и ладно, не затем ведь шел.

В Лиманск Лешке было нужно, так сказать, по семейным обстоятельствам. Авось в брошенном городе сыскалось бы что-нибудь полезное для семейного человека, каковым сталкер себя считал после того, как встретил на Кордоне удивительную девушку Катю-Гимназистку, мгновенно влюбился, не то отбил, не то выкупил ее у ученых, отдав «ночную звезду» и «батарейку», и, как порядочный человек, женился. Честно говоря, ученые изо всех сил сопротивлялись, но Лешка пришел в ярость, пригрозил непосредственным физическим воздействием, да еще пообещал ославить на всю Зону. И Лебедев с прилетевшим на Кордон Сахаровым сначала сдались, а потом, выпив за примирение между официальной и свободной наукой, а также за замечательную молодежь Зоны, растрогались и умилились.

Это была первая и единственная до сих пор сталкерская свадьба. Настоящая, с венчанием в старой церквушке, что на Болотах, с обручальными кольцами и бутылкой «Советского шампанского», неведомо где добытой расчувствовавшимся купчиной-выжигой Сидоровичем. Со свидетелями, в роли которых выступали Бей-Болт и Ведьмак, вернувшийся к тому времени из Диких земель. Даже батюшка был настоящий. Венчал молодых бородатый чудик по прозвищу Иерей, который и на самом деле в прошлой жизни был священником и в Зону отправился добровольно, чтобы нести Слово Божие не то сталкерам, не то мутантам. Сам назначив себе приход, он проявил заботу и о безопасности прихожан, и о себе, смиренном слуге Божьем, установив на колокольне снятый со сгоревшего танка пулемет ДТ на самодельной турели. «Максим», конечно, смотрелся бы гораздо более стильно, но «максима» в Зоне, увы, не оказалось, и батюшка, чуждый греху гордыни, успокоился на том, что было. Впрочем, в последнем причастии он не отказывал никому, даже подстреленным лично бандюкам, за что оставшиеся в живых его шибко уважали, жертвовали церкви артефакты и патроны и вообще вели себя почтительно.

А вот венчать в Зоне ему довелось впервые, поэтому батюшка в рясе поверх бронежилета выглядел не на шутку растроганным, обряд провел истово, с должным рвением, несмотря на то, что некоторых церковных атрибутов, потребных для обряда, недоставало.

Увлекшись воспоминаниями почти годичной давности, Лешка даже забыл о топчущихся вокруг его ночевки тварях. Ждут, ну и ладно, всех нас ждут на том свете, но пусть подождут подольше, от них не убудет. Устроившись поудобнее, сталкер тоже решил подождать. Авось что-нибудь случится и ситуация разрядится сама собой. Зона — дама переменчивая, как, впрочем, и большинство незаурядных женщин.

Смеркалось. Низкое солнце в последний раз сбрызнуло Зону оранжевым, и Лешка, глядя на темнеющий поселок, на разросшиеся каштаны и винного цвета заросли одичавшей вишни-мутанта, подумал, что Зона по-своему красива. Может быть, потому, что в ней так мало людей. Конечно, мутантов и уродов всяких полным-полно, но иногда кажется, что в Зоне их все-таки меньше, чем снаружи, а главное, здесь мутанта можно отличить от нормального человека, а там — далеко не всегда.

В дверь сунулся псевдопес, рванул рюкзак, вздернул его, мотая лобастой головой, и опрометью метнулся к выходу. Лешка почти машинально выстрелил, попал, и тварь ткнулась в пол, так и не разжав челюстей. Расстояние между сталкером и рюкзаком увеличилось еще на пару метров и одну волчью пасть. Патронов осталось семь.

Был еще «Кольт 11–45», старая, надежная машина, которую когда-то Лешка таскал с собой, подражая героям Джека Лондона, а потом, когда оперился и повзрослел, — просто по привычке. Барабан был полон, шесть патронов — все, что осталось от жестянки, выменянной у командира «Свободы» на вполне исправную «Гадюку». Но «кольт» — это на крайний случай.

Можно, конечно, попробовать выбраться на крышу водонапорной башни и позвать на помощь через ПДА, только неизвестно еще, кто отзовется, да и стыдно, честно говоря. Лешка не без оснований считал себя опытным сталкером, кроме того, из сложных ситуаций он всегда выпутывался сам. До сих пор у него это неплохо получалось, и сталкер надеялся, что и на этот раз получится.

Но вот в чем дело — Лешке страшно хотелось домой, а домом он считал наспех подлатанный коттедж на Кордоне. Раньше у него, как и у большинства сталкеров, начисто отсутствовало чувство дома. Где более или менее безопасно — там и дом. Вот и вся оседлость. Раньше, но не теперь.

«Наверное, все дело в Катерине, — подумал сталкер. — Дом мужчины там, где его ждет женщина. — И сразу одернул себя: — Эк меня перекосило, однако! Инда на лирику потянуло. Так и стрелять можно разучиться, а не умеющие стрелять здесь долго не живут».

Внизу истошно взвыла собака, в сгустившейся на дне кирпичного стакана тьме метнулась пара горящих ржавым светом огоньков. В гости пожаловал один из кровососов. Проявляться целиком монстр, однако, не спешил, и Лешка выстрелил почти наугад туда, где только что были глаза. Попал или промазал — было неясно. Но если и попал — толку мало, кровососа одним выстрелом, даже если ружье заряжено жаканом или турбинкой, не уложишь. Регенерирует тварь почти мгновенно, нам бы так регенерировать, горя бы тогда не знали.

Патронов осталось шесть. И еще шесть в револьвере.

Разумно было не палить в быстро наступающую темень, а дождаться утра. Во-первых, оно, как известно, вечера мудренее, а во-вторых — утром видно лучше, да и шанс на то, что тварей что-нибудь или кто-нибудь отвлечет, тоже существовал. Только бы не уволокли рюкзак, а там, если Лешка до него доберется, — хана тварям.

Ждать было скучно. Ожидание можно скрасить беседой с умным человеком, выпивкой или песней. С самим собой разговаривать порядком-таки надоело, да и не таким уж Лешка оказался интересным собеседником себе любимому, выпивка находилась там же, где и патроны, так что ничего не оставалось, кроме как спеть. Благо, гитара — вот она, рядом лежит.

Не зря Лешку прозвали Звонарем, ох, не зря! Слава лучшего гитариста-сталкера звенела по всему Чернобылю. И гитара у него было непростая. Не чета обычным сталкерским гитарам, изготовленным на мебельных фабриках уже не существующей страны победившего социализма. Собственно, с гитарой этот инструмент роднило только наличие шести струн и грифа. В деку встроены шесть динамиков — два широкополосных, две «пищалки» и пара низкочастотных, с плоским диффузором. Работало это устройство от вечной батарейки, мощности которой хватало, чтобы обеспечивать питание электроакустического монстра год или два. Изготовлен был уникальный инструмент умельцами «Свободы», работавшими под чутким руководством самого музыканта. Инженер Борисов, занимавшийся в «Свободе» ремонтом и модернизацией всего и вся, но в основном стрелкового оружия, предлагал вмонтировать в гитару, которую он упорно называл «изделием», автоматический гранатомет или хотя бы пулемет, но Лешке это решение показалось неприемлемым с эстетической точки зрения, и он решительно воспротивился.

«Ну, хотя бы штык на гриф давай присобачим, — убеждал Лешку Борисов. — Понтово же получится!»

Но Лешка упорствовал. И зря, как раз сейчас гранатомет оказался бы весьма кстати. Или пулемет. Ну, хотя бы длинный, крестообразный штык, а еще лучше багор — зацепить рюкзак. Но — увы! Так что оставалось только петь.

А еще сталкера звали Звонарем за способность слышать Зону или, как он сам говорил, «прозванивать». Вот и сейчас, «прозвонив» окрестности башни, он обнаружил парочку шустрых снорков и вышедшую на охоту химеру. Химера, впрочем, была далеко, и существовал шанс, что она направится в другую сторону. Ага, ну иди себе, голубушка… А вот кровососы двигались именно к башне. В общем, публика на концерт собиралась, дело было только за музыкантом. Кроме того, на границе слышимости маячил кто-то еще, похоже, свой брат-сталкер, хотя это мог быть совсем не свой и не брат, хотя и сталкер.

Лешка включил усилитель, добавил басов и взял замысловатый аккорд.

Внизу разноголосо завыли и заклохтали. Видимо, чувство прекрасного не было совсем уж чуждо порождениям Зоны.

«Ага», — подумал Лешка, подкрутил колок, включил «изделие» на всю мощь и вдохновенно исполнил вступление к бессмертному произведению «Deep Purple» «Smoke On The Water». Результат превзошел все ожидания. Судя по звукам, доносившимся снизу, публика по достоинству оценила мастерство музыканта и теперь сбегалась со всей округи на бесплатный концерт, суливший, кроме всего прочего, и халявный ночной банкет.

«Вот гады», — весело и зло подумал Лешка.

Ему почему-то вдруг сделалось легко и совсем не страшно. Он представил себе, как было бы здорово, если бы некоторых особенно духовитых поп-артистов благодарная публика съедала бы непосредственно сразу после концерта или даже в процессе оного и какое благотворное влияние могла оказать подобная практика на современную эстраду. После чего дождался, пока шорохи, кваканье и хруст перемалываемых в процессе борьбы за места в партере мощными челюстями костей поутихнут, и приступил к основной программе.

Для начала он исполнил несколько известных баллад Райслинга, которые пользовались у сталкеров вполне заслуженной популярностью. Может быть, потому, что Зона — это все-таки немного космос. Он исполнил «Скафандр на двоих» и «Шкипера»,[6] после чего, сочтя, что публика достаточно разогрета, приступил к исполнению собственных произведений.

За «Поездом в Ад» последовала «Гадина», после нее «Любовь кашалота» и «Мутант».[7] Все это было сочинено Лешкой еще там, за Периметром Зоны, когда он, формально студент университета, а на самом деле бродячий музыкант, играл «на шляпу» в арбатских подземных переходах, на Чистых Прудах или Болотной площади. Да где только не играл! Наконец пришел черед песен Зоны. Сталкер перекурил, благо, полпачки сигарет еще оставалось, и начал с «Девочки на Кордоне», а потом, войдя в раж, исполнил все варианты блюза «100 рентген», включая и не самые пристойные. И Зона слушала про себя, слушала мертвыми ушами зомби, слуховыми перепонками кровососов и чем-то уж вовсе невообразимым, чем слушают контролеры или полтергейсты.

Срывая голос, он рычал на всю округу «Перелетный блюз» и «Милосердие», «Слепого пса» и «Пьяного Зомби» и первый, совершенно непристойный вариант блюза «100 рентген».[8]

Наконец музыкант устал и слегка охрип. Наступила тишина. Жутко и странно молчала Зона, только иногда из темноты доносились какие-то тихие «вжики», слабое хлюпанье и пощелкивания.

Потом в дверной проем беззвучно впрыгнул круглый луч нашлемного фонаря, и знакомый голос негромко произнес:

— Ну что, музыкант, концерт, похоже, удался. Давай, Звонарь, слезай со своей колокольни, быстренько забирай свой рюкзак, и сматываемся, пока они не очухались. Ну чего вылупился, не узнал, что ли?

Внизу стоял Ведьмак. В правой руке у него тускло блестело изогнутое лезвие гурды, измазанное какой-то кровавой дрянью. Сталкер вытер клинок о шерсть убитого псевдопса, с усилием разжал мертвую пасть и выдернул оттуда злополучный рюкзак.

— Пошевеливайся, музыкант, — повторил Ведьмак. — Скоро светать будет. Чем дальше мы успеем уйти отсюда — тем лучше.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.