Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Морское дно неправильной формы



ВВЕДЕНИЕ

 

Хотя методы миграции, рассмотренные в Главе 4, основаны на предположении о слоистой среде, простые изменения, вносимые в основные алгоритмы, обеспечивают их точность в ситуациях, когда скорость незначительно изменяется в горизонтальном направлении. Например, среднеквадратичные скорости могут изменяться в горизонтальном направлении в миграции Кирхгоффа. В конечноразностном методе, пока вариации скорости в латеральном направлении остаются незначительными, элемент тонкой линзы может быть опущен (см. Приложение С.2), и скоростная функция, используемая в элементе дифракции, может изменяться в латеральном направлении. В f-k-методе (миграция Stolt) приведение в соответствие с вариациями скорости в латеральном направлении осуществляется путем изменения коэффициента растяжения от 0 до 1. Даже при изменении скорости результатом этих трех методов является временной разрез и, следовательно, термин «миграция во времени».

В случае сильных изменений скорости в латеральном направлении возникает другая ситуация. Простые изменения алгоритма больше не обеспечивают адекватной точности и должна быть выполнена миграция по глубине (Judson и др., 1980), а не во времени. Если для сжатия энергии вдоль годографа дифрагированной волны к его вершине оба типа миграции используют элемент дифракции, то дополнительный элемент тонкой линзы, который в явном виде учитывает вариации скорости в латеральном направлении, реализуется только алгоритм миграции по глубине. В отличии от миграции во времени, результатом миграции по глубине является разрез глубин. Чтобы результат был значительным с геологической точки зрения, скоростная модель должна быть более точной для миграции по глубине, чем для миграции во времени. В следующем разделе показано различие между этими видами миграции; при этом используются модели «скорость-глубина» различных степеней сложности.

Значительные вариации скоростей в латеральном направлении часто ассоциируются со сложной структурой перекрывающих отложений. В качестве примера можно привести чешуйчатые структуры в складчатых поясах, которые вовлекают палеозойские и более поздние породы. Значительные вариации скорости в латеральном направлении ассоциируются также с соляным диаперизмом. Получение изображения целевых горизонтов под соляным слоем усложняется искажениями лучей вследствие сложного строения перекрывающихся отложений. Другой тип геологической обстановки со значительными изменениями скорости в латеральном направлении – поверхность дна водного слоя с неправильной формой. Такие вариации скорости также имеют место в регионах с сильными изменениями фаций в латеральном направлении. Например, литологическое изменение доломит – известняк – эвапорит – кластические породы может быть ассоциировано со значительным изменением скорости в латеральном направлении.

Сложные структуры часто являются трехмерными. В этом разделе мы будем считать, что сейсмический профиль ориентирован по падению и, что зарегистрированное волновое поле является двумерным. Действительность этого допущения будет исследована в Разделе 6.5.

Миграция во времени или по глубине поле суммирования может сформировать реалистичное геологическое изображение разреза при условии, что общепринятая сумма ОСТ в достаточной степени представляет разрез с нулевым выносом. Это не относится к ситуациям противоречивых наклонов с различными скоростями суммирования или значительных вариаций скоростей в латеральном направлении. В первом случае, хотя отражения с противоречивыми наклонами имеют гиперболическое приращение на выборках ОСТ, эти отражения могут не оказаться оптимально суммированными с одной скоростью. Решение состоит в выполнении мигрирования во времени перед суммированием. Во втором случае сложное, негиперболическое приращение обычно ассоциируется с отражениями ниже сложно построенных перекрывающих отложений с вариациями скорости в латеральном направлении. Здесь решение состоит в выполнении мигрирования по глубине перед суммированием.

Первая проблема была рассмотрена в Разделе 4.4.1, где мы видели, что последовательность введение поправки за нормальное приращение – частичная миграция перед суммированием (DMO) – суммирование по ОСТ – миграция во времени после суммирования в значительной степени эквивалентна выполнению миграции во времени перед суммированием. В Разделе 5.3.2 мы увидим, что ко второй проблеме можно обратиться путем замещения слоя перед суммированием с последующими вводом поправки за нормальное приращение, суммированием по ОСТ и миграцией во времени после суммирования (с преобразованием глубин), поскольку эта последовательность в основном эквивалентна выполнению полной миграции по глубине перед суммированием. В обоих случаях подходы основаны на философии пересмотра оценок скоростей и получении улучшенного немигрированного суммарного разреза. Применения этих альтернативных подходов имеют ограничения. В определенных случаях частичная миграция перед суммированием (DMO) может улучшить кратные отражения (Раздел 4.4.1). Замещение слоя перед суммированием может оказаться непрактичным, если сложные перекрывающие отложения включают более одного слоя, характеризуемого скоростью.

Помимо DMO и замещения слоя существует другой способ улучшить немигрированный суммарный разрез – это скоростной анализ по опорным горизонтам (HVA) (Раздел 3.3.3). Иногда ограничение при суммировании малыми выносами также может дать улучшенную сумму. Причина этого состоит в том, что лучи, проходящие через сложную структуру, могут значительно различаться в большом диапазоне удалений в пределах выборки ОСТ. При малых выносах лучи могут быть сходными, что дает сумму более высокого качества. Недостаток этого подхода состоит в том, что хорошее соотношение сигнал/помеха может получить только при суммировании ближних выносов. Эти альтернативные подходы используются там, где возможно, чтобы получить улучшенную сумму. Затем выполняется миграция во времени после миграции с целью получения изображения. Если эти попытки улучшить сумму ОСТ остаются неудачными, следует попытаться выполнить миграцию во времени или по глубине (в зависимости от проблемы).

 

МИГРАЦИЯ ПО ГЛУБИНЕ

 

Вариации скорости в латеральном направлении часто ассоциируются с сильными наклонами. Следовательно, алгоритм миграции по глубине должен хорошо оперировать такими наклонами. Алгоритм миграции омега–х, соответствующей наклону 65° (Раздел 4.3.4) будет использован во всех случаях миграции (во времени и по глубине) в этом разделе. Схема омега-х подходит, в частности, для миграции по глубине, поскольку применение элемента тонкой линзы равносильно комплексному умножению в частотной области (Приложение С.3).

Проблема вариации скорости в латеральном направлении может быть исследована с применением точечного дифрагирующего объекта, погребенного в среде с пятью различными типами моделей скорость-глубина. Первая скоростная модель показана на рис.5.1. Соответствующий разрез с нулевым выносом состоит из совершенного годографа дифрагированной волны. Следовательно, при получении изображения рассеивающего объекта нужен только элемент дифракции (см. Приложении С.2). Проекция на поверхности точечного рассеивающего объекта (источника), который расположен на ОСТ 240 и указан стрелкой, ориентирован в направлении вершины годографа. После миграции во времени годограф дифрагированной волны сходится к вершине, которая в данном случае, совпадает с наложением ОСТ точечного дифрагирующего объекта.

Рассмотрим, что произойдет, если точечный дифрагирующий объект сместить вниз, во второй слой, как показано на рис.5.2. Траектории лучей от рассеивающего объекта к поверхности изгибаются на границе раздела первого и второго слоев согласно закону Снеллиуса о преломлении. Разрез с нулевым выносом, который также показан на рис.5.2, является приблизительно гиперболическим. Из Раздела 3.2 мы знаем, что в горизонтально-слоистой модели разреза времена пробега определяются уравнением гиперболического приращения. Однако, приращение является гиперболическим только в пределах аппроксимации короткой расстановкой. Скорость, ассоциированная с этой приблизительной гиперболой, - это вертикальная среднеквадратичная скорость до дифрагирующего объекта. Предположим, что модель «скорость-глубина» на рис.5.2 замещена моделью, показанной на рис.5.3, где скорость в первом слое сейчас соответствует среднеквадратичной скорости дифрагирующего объекта на рис.5.2 (1790м/c). Разрез с нулевым выносом, ассоциированный с этой новой моделью, представляет собой совершенную гиперболу (рис.5.3). Отличием времен пробега в разрезе с нулевым выносом, выведенных по первоначальной модели (рис.5.2) от гиперболы на дальних флангах можно пренебречь. Вершина этой приблизительной гиперболы совпадает с проекцией на поверхность дифрагирующего объекта (обозначена стрелкой). Следовательно, для получения изображения дифрагирующего объекта, расположенного в горизонтально-слоистой модели разреза, требуется только миграция во времени. Эта миграция может быть выполнена по методу суммирования Кирхгоффа, который использует среднеквадратичную скорость, или по конечноразностному методу (или f-k-методом). Последние учитывают горизонтально-слоистую скоростную модель и ассоциированные изгибы лучей на границах раздела.

Предположим, что точечный дифрагирующий объект расположен в третьем слое, как показано на рис.5.4; гиперболического отклика больше нет. Отклик перекошен так, что вершина А не совпадает с положением по горизонтали В дифрагирующего объекта. Как ожидалось, миграция во времени частично фокусирует энергию в направлении ее вершины А, которая смещена от действительного положения В дифрагирующего объекта.

Чтобы надлежащим образом сфокусировать энергию и сместить ее по горизонтали в истинное положение В, необходимо выполнить миграцию по глубине (см. рис.5.4). Изображение, мигрированное по глубине, выравнивается по истинному положению в разрезе В. Размещение по горизонтали выполняется элементом тонкой линзы. Величина смещения – это расстояние по горизонтали АВ между вершиной кривой А и действительным положением точечного рассеивающего объекта В; она зависит от степени изгиба лучей на границах раздела выше точки изображения.

Из рис.5.4 можно видеть, что вершина А ассоциированного годографа дифрагированной волны совпадает с положением на поверхности луча, выходящего по вертикали. Этот луч (луч изображения – image ray) впервые распознал Hubral (1977). Луч изображения, ассоциированный с точечным дифрагирующим объектом на рис.5.4, находится приблизительно на средней точке 200. Сам дифрагирующий объект расположен под средней точкой 240. Следовательно, смещение по горизонтали эквивалентно 40 средним точкам.

Смещение в латеральном направлении для горизонтально-слоистой модели разреза (рис.5.2) отсутствует, т.к. нет вариации скорости в этом направлении. Луч изображения выходит в точку поверхности, которая совпадает с положением дифрагирующего объекта. В случае незначительной вариации скорости в латеральном направлении (как на рис.5.5), горизонтальное смещение имеет величину меньше 10 средних точек. Для ряда целей это малое горизонтальное смещение и полная фокусировка могут не иметь решающего значения; следовательно, миграция во времени может давать такие же результаты, как миграция по глубине. В таких случаях коэффициент элемента тонкой линзы пренебрежимо мал, по этому мы часто можем обойтись миграцией во времени на площадях с вариациями скорости в латеральном направлении от незначительных до умеренных.

Задача получения изображения усложняется, когда перекрывающие отложения имеют сложный характер (рис.5.6). Здесь деформированный годограф показывает наличие ложной структуры, поскольку имеются проявления «петель». Сложность может привести к появлению более чем одного луча изображения. В этом случае три луча изображения выходят около средних точек 160, 250 и 370. Здесь попытка выполнить миграцию во времени не удается, и получить изображение рассеивающего объекта можно только с помощью миграции по глубине.

Некоторые примеры вариаций скорости в латеральном направлении рассмотрены на рис.5.1 – 5.6. Поведение луча изображения и качество фокусировки определяют, какая миграция должна быть выполнена: по времени или по глубине. Если начальная и конечная точки луча изображения имеют одно и то же положение ОСТ (рис.5.2), необходима только миграция во времени. Если луч изображения отклоняется на несколько положений ОСТ (рис.5.4), может потребоваться миграция по глубине (в зависимости от природы объекта разведочных работ). Малое отклонение (рис.5.5) часто подразумевает результат миграции во времени с хорошей фокусировкой и, следовательно, хорошее представление геометрической формы разреза. Это форма отражающей поверхности, которая имеет решающее значение для интерпретаторов, т.к. горизонтальные смещения, определенные по лучам изображения, могут быть применены к данным (Hubral, 1977) или к структурной карте после миграции во времени. Большие отклонения лучей изображения означают, в общем, неправильную фокусировку и, следовательно, подразумевают миграцию скорее по глубине, чем во времени. Наконец, если с точкой в разрезе ассоциируется более одного луча изображения (рис.5.6), обязательной является миграция по глубине (рис.5.6).

Эти наблюдения, выполненные на моделях точечного дифрагирующего объекта, сейчас распространены на модель «скорость-глубина», которая включает отражающие границы на рис.5.6. Лучи изображения, ассоциированные с этой моделью, показаны на рис.5.7. Вдоль лучей изображения до горизонта 2 отклонения от вертикали не происходит. Следовательно, для получения изображения этого горизонта миграция по глубине не требуется. С другой стороны, лучи изображения значительно отклоняются от вертикали при прохождении к горизонтам 3 и 4. Например, луч изображения, начинающейся на ОСТ 140, достигает горизонта 4 приблизительно под ОСТ 180 (горизонтальное смещение составляет 40 средних точек). Чтобы получить изображение этих двух горизонтов, необходимо выполнить миграцию по глубине.

Поскольку построение луча изображения представляет собой мощное диагностическое средство в определении типа миграции (во времени или по глубине) в данной модели «скорость-глубина», мы можем предполагать, что лучи изображения, могут быть полезными для преобразования результатов, мигрированных во времени, в разрезы глубин. На рис.5.4 можно видеть, что миграция во времени сжимает энергию к вершине А годографа дифрагированной волны, которая совпадает с положением луча изображения на поверхности. Результат мигрирования во времени может быть преобразован в глубины по лучам изображения, а не по вертикальным лучам (Hubral, 1977).

  Рис.5.1 Реакция точечного дифрагирующего объекта в среде с постоянной скоростью (верхнее изображение) представляет собой гиперболу (среднее изображение). Миграция во времени (нижнее изображение) дает хорошие результаты при получении изображения этого дифрагирующего объекта. Стрелки показывают проекцию на поверхность истинного положения дифрагирующего объекта по горизонтали.     Рис.5.2 Реакция точечного дифрагирующего объекта, расположенного в слоистой среде (верхнее изображение) имеет приблизительно гиперболический характер (среднее изображение). Миграция во времени (нижнее изображение) дает хорошие результаты при получении изображения этого дифрагирующего объекта. Стрелки показывают проекцию на поверхность истинного положения дифрагирующего объекта по горизонтали.

 

  Рис.5.3 Реакция точечного дифрагирующего объекта, расположенного в слоистой среде (рис.5.2) приблизительно эквивалентна реакции другого точечного дифрагирующего объекта, расположенного в среде с постоянной скоростью (верхнее изображение), где постоянная скорость представляет собой среднеквадратичное значение скоростной функции в слоистой среде на глубине первоначального точечного дифрагирующего объекта на рис.5.2. Времена пробега, ассоциированные с разрезами с нулевым выносом на рис.5.2 и 5.3, различаются между собой на самых дальних флангах годографа дифрагированной волны. Для изображения рассеивающего объекта миграция во времени (нижнее изображение) дает хорошие результаты.     Рис5.4 Реакция точечного дифрагирующего объекта, расположенного в среде со значительным изменением скорости в латеральном направлении (верхнее изображение) представляет собой асимметричную гиперболу, вершина которой смещена от истинного положения. Миграция во времени больше не является действительным процессом; необходима миграция по глубине.

 

  Рис.5.5 Реакция точечного дифрагирующего объекта, расположенного в среде с незначительным изменением скорости в латеральном направлении (верхнее изображение) представляет собой несколько асимметричную гиперболу, вершина которой смещена влево от истинного положения. Для получения изображения дифрагирующего объекта приемлемым средством может быть миграция во времени.     Рис5.6 Реакция точечного дифрагирующего объекта, расположенного в среде с резкими изменением скорости в латеральном направлении (верхнее изображение) представляет собой деформированный годограф, который предполагает ложные структурные элементы. Миграция во времени больше неприемлема; необходима миграция по глубине.

 

  Рис.5.7 Лучи изображения по модели «скорость-глубина» на рис.5.6. Обратите внимание на отклонение лучей изображения от вертикали при их прохождении через сложную структуру.   Распределение вдоль лучей изображения отчасти выполняет действие, ассоциированное с элементом тонкой линзы. Следует помнить, что на каждом шаге продолжения вниз действие элемента тонкой линзы представляет собой вертикальное смещение во времени, которое зависит от изменения скорости в пространстве. Хотя при продолжении волнового поля вниз применение элемента тонкой линзы и дифракции характеризуется по-своему, их действия становятся в значительной степени связанными при резком изменении скорости в латеральном направлении (как на рис.5.6). Когда изменение скорости может оценить как умеренное до сильного, эти два элемента часто могут быть полностью разделены и применены последовательно без существенной ошибки (Larner и др., 1981). Полное разделение означает, что поправку за влияние элемента тонкой линзы можно ввести до или после миграции во времени. Если поправка введена после миграции во времени, следует использовать распределение луча изображения. Если поправка введена перед миграцией во времени, обычно применяется распределение, использующее вертикальные смещения во времени. На практике введение поправки перед миграцией во времени часто работает лучше, т.к. при этом наблюдается тенденция к результату миграции с фокусировкой более высокого качества.

Вариации скорости в латеральном направлении могут быть незначительными до умеренных (как на рис.5.5), сильными (рис.5.4) или резкими (рис.5.6). На рис.5.8 показаны 4 способа получения разреза глубин и условия, необходимые для того, чтобы эти способы были действительными.

Миграция во времени является действительной для модели с изменением скорости в вертикальном направлении. Поскольку она непосредственно реализует элемент тонкой линзы, миграция по глубине требует детальной модели скорости, в которой учитываются вариации скорости в латеральном направлении. Как мы выводим скоростную модель? Если такая модель точно известна, мы будем также знать геологическую модель разреза и, следовательно, нам нет необходимости выполнять миграцию. В этом отношении миграция по глубине можно рассматривать как средство проверки начальной геологической гипотезы. Следовательно, итеративный процесс, аналогичный показанному на рис.5.9, дает миграцию по глубине с лучшими результатами. Начнем со скоростной модели, основанной на лучшей сумме и другой имеющейся информации, такой как данные ГИС. Сумма ОСТ мигрирована во времени с использование этой начальной скоростной модели. Результат преобразован в глубины вдоль вертикальных лучей; сформирована новая модель «скорость-глубина». Затем сумма ОСТ мигрирована по глубине с использованием этой начальной модели «скорость-глубина»; результат интерпретирован. Если интерпретация не соответствует модели «скорость-глубина», модель модифицируется, и миграция по глубине повторяется. Итеративный процесс повторяется до тех пор, пока модель, поданная для миграции по глубине, не совпадет с разрезом, мигрированным по глубине (рис.5.9). На практике, чтобы снизить стоимость работ, некоторые начальные итерации часто выполняются методами построения луча, которые используют dip bars, пикированные по временным разрезам. Этот итеративный подход должен давать результат, который сходится с геологической моделью. Однако, нет гарантии однозначности решения. В Разделе 5.2.2 подробно рассматривается такая итеративная миграция по глубине.

Помимо построения модели «скорость-глубина», существует еще одна проблема – предположение нулевого выноса для суммы. Сложное негиперболическое приращение на данных ОСТ, ассоциированное с резкими вариациями скорости в латеральном направлении, требует выполнения миграции по глубине перед суммированием. Однако, сумма может быть использована для выведения правдоподобной модели «скорость-глубина», по которой, в свою очередь, может быть получено изображение перед суммированием.

В следующих разделах рассматриваются три типа сложных погребенных структур, которые встречаются чаще всего: морское дно неправильной формы, диапировые структуры и чешуйчатые структуры, ассоциированы с шарьяжным тектонизмом.

 

Рис.5.8 Схема преобразования в глубины для различных степеней вариаций скорости в латеральном направлении. Альтернативой миграции по глубине (крайняя правая колонка) является вертикальное преобразование в скоростную модель скорости, где изменение происходит не в латеральном направлении; после чего следует миграция во времени и растяжение по вертикали. По теории это неправильно, а на практике часто приемлемо, т.к. результаты этого подхода и миграции по глубине различаются в пределах неопределенности скорости.

 

Морское дно неправильной формы

 

Рассмотрим морское дно с рельефом неправильной формы (рис.4.11а). Прямое моделирование с использованием нормально падающих лучей дает годографы, показанные на рис.4.11b. Обратите внимание, что простые линейные отражения в модели глубин выглядят как сложные на временном разрезе из-за сложного строения перекрывающей толщи, т.е. неправильная форма морского дна обуславливает сложные искажения лучей. Разрез с нулевым выносом, полученный по модели глубин, показан на рис.5.10а. Хорошо видно, что миграция во времени (рис.5.10b) не является способом построения изображения под такой сложной перекрывающей толщей. В место нее требуется миграция по глубине (рис.5.10с). Миграция во времени правильно изображает морское дно, однако, она обрабатывает интерференцию вдоль горизонтов 3 и 4 (см. рис.5.6) как проявление «петли» и преобразует их в синклинали (см. рис.5.10b). Миграция по глубине дает более реалистичное изображение разреза при условии, что модель «скорость-глубина» является точной. Модель «скорость-глубина», используемая для выведения рис.5.10с, является точной моделью, полученной по рис.4.11а.

    Рис.5.9 Итеративная процедура миграции по глубине.   Лучевая диаграмма на рис.5.7 показывает, почему для получения изображения ниже морского дна неправильной формы необходима миграция по глубине. Лучи изображения, ассоциированные с морским дном неправильной формы (верхнее изображение) сами по себе не отклоняются от вертикали и, следовательно, для получения изображения этого горизонта миграция по глубине не требуется. С другой стороны, сильные изменения скорости в латеральном направлении по поверхности морского дна вызывают отклонение от вертикали лучей, ассоциированных с горизонтами, расположенными ниже (среднее и нижнее изображения).

Как показано для разреза с нулевым выносом (рис.5.10), миграция во времени суммарного разреза (рис.5.11а) не является решением задачи при сложно построенной перекрывающей толще (рис.5.11b). На той же самой модели «скорость-глубина», которая использовалась на рис.5.10. Результаты на рис.5.11 ухудшены, т.к. сумма ОСТ неточно представляет разрез с нулевым выносом. Это связано с тем, что сложная перекрывающая толща обуславливает искажения лучей, что в свою очередь, приводит к аномальному, гиперболическому приращению данных перед суммированием. Это можно видеть на примере выборок ОСТ (рис.4.13а), которые ассоциированы с суммарным разрезом на рис.5.11а. Сравнивая миграции по глубине с разрезом с нулевым выносом и суммарным разрезом (рис.5.10с и 5.11с соответственно) показывают, что задачу сложных перекрывающих отложений нужно решать перед суммированием. Для получения точного изображения путем миграции по глубине после суммирования необходимы, как точная модель «скорость-глубина», так и суммарный разрез, который хорошо представляет разрез с нулевым выносом. При отсутствии точного суммарного разреза может потребоваться полная миграция по глубине перед суммированием.

 

Рис.5.10 (а) Разрез с нулевым выносом, полученный по модели глубин на рис.4.11а. (b) Хотя миграция во времени правильно изображает морское дно , она дает ложные структуры, ассоциированные с двумя отражающими поверхностями, залегающими ниже. (с) Миграция по глубине дает истинную картину разреза в случае правильной модели «скорость-глубина».

 

Миграция по глубине перед суммированием включает чередующееся продолжение вниз выборок ОПВ и ОТП при дискретных шагах по глубине (Schultz и Sherwood, 1980; Stolt, 1978). Эта схема требует сортировки данных между выборками ОПВ и ОТП на каждом шаге по глубине. Один из способов уменьшить стоимость – остановить процесс непосредственно под сложно построенной перекрывающей толщей; второй способ – полностью обойти мигрирование по глубине перед суммированием и использовать для улучшения суммирования другие процессы, такие как программы ручного ввода статических поправок и суммирования, основанные на корреляции трасс или HVA (скоростной анализ по горизонту; см. Раздел 3.3.1). Улучшенный суммарный разрез часто может быть принят в качестве вполне подходящего представления разреза с нулевым выносом.

Учитывая это, обратимся к примеру полевых данных на рис.5.12а. Обратите внимание на ложные структуры вдоль несогласия Т, вызванные неравномерным рельефом морского дна. Они особенно заметны ниже средних точек А, В и С. Изгиб отражения, ассоциированного с несогласием в этих точках, можно отнести за счет низкоскоростной перекрывающей толщи (в данном случае – водного слоя). Кроме сложно построенных перекрывающих отложений этот разрез содержит также интенсивные дифрагированные кратные волны. Снова миграция во времени не обеспечивает решения для такой сложной перекрывающей толщи. Как на рис.5.12b. Искажения вдоль несогласия сохраняются. Модель «скорость-глубина» была получена по сейсмическим данным с целью использования в миграции по глубине суммарного разреза ОСТ. На основании начальных результатов миграции по глубине модель «скорость-глубина» была пересмотрена, как показано на рис.5.12с. Миграция по глубине суммы ОСТ, основанная на пересмотренной модели «скорость-глубина», показана на рис.5.12d. Обратите внимание, как исправлены искажения, вызванные неправильной формой морского дна (сравните с рис.5.12b). Ниже средней точки С имеется разрыв отражения, вызванный несогласным залеганием. Однако, пересмотренная модель «скорость-глубина» предполагает, что то, что подавалось на вход в качестве скоростной модели, сходно со структурой на результате миграции по глубине после этой второй итерации. Дальнейшее улучшение, вероятно, будет минимальным.

 

 

Рис.5.11 (а) Суммарный разрез, выведенный по модели глубин на рис.4.11а. Миграция во времени (а) дает ложные структуры, а миграция по глубине не обеспечивает истинную картину разреза, даже если используется корректная модель «скорость-глубина».

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.