Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Рассуждения на ту же тему. Басня «Волк и ягненок»



 

А почему эти шумы так похожи на спектры уже имеющихся в природе низших организмов? Да мы же когда-то тоже были микробами, червями, рыбами… А если кто-то даже и верит, что не были (это не я!), то это дело не меняет: каждому высокоорганизованному организму свойственны эволюционно древние тканевые процессы, свойственны и более примитивные колебания, чем соответствующие его эволюционному уровню. При заболеваниях этот набор колебаний, естественно, расширяется. И они начинают напоминать всё, что угодно.

«Эволюционное» отступление, опять-таки к трактату не совсем относящееся. Вообще, если вспомнить, как происходит эмбриональное развитие, то можно отметить общую закономерность: эмбрион высшего животного от начала своего развития из яйцеклетки по очереди проходит стадии, довольно сильно походящие на более примитивные организмы. Отсюда эволюционисты выводят доказательство того, что одни животные произошли от других. Действительно, одни животные, наверное, и произошли от других, только вот эмбриональное развитие этого не доказывает. Потому что узоры на окнах похожи на листья не потому, что они произошли от растений. А глаз моллюска похож на глаз человека не потому, что человек произошел от моллюсков (он ведь, если произошел от кого-то - то от рыб, так как моллюски - ветвь тупиковая). Оказывается, есть общие законы синергетики. Сложные системы развиваются по принципам самоорганизации. Определенному уровню сложности соответствует и определенная форма. Усложняя свое физическое тело по мере эмбрионального развития, высший вид повторяет низшие формы просто по законам самоорганизации форм. Каждой текущей сложности соответствует своя форма. Если у сформировавшегося организма ослабить высшую либо центральную регуляцию, то он начинает «распадаться» на более «эволюционно древние» кусочки, процессы в отдельных тканях начинают напоминать процессы у более простых организмов, и именно тех, у которых уровень организации примерно такой, как у этой потерявшей управление свыше ткани.

Поэтому с точки зрения науки синергетики эмбриональное «доказательство» нашего происхождения от рыб и млекопитающих несостоятельно.

В общем, имеем шум, регулярно повторяющуюся «загогулину» в одной из синусоид организма. Что для человека шум - то для спирохеты или аскариды родной спектр. И если встретится такому человеку на жизненном пути в окружающем воздухе оный микроб или яйцо глисты, то размножится в нем эта мерзость. Но если не встретятся споры микроба или яйца глистов соответствующих спектров - колебания всё равно уже нарушены. Болезнь-то всё равно уже пошла развиваться. Не всегда правы врачи, говорящие пациенту, что у него определяются такие-то глисты и такие-то микробы. (А именно так говорят тысячи и тысячи врачей, вооруженных подобными приборчиками.) Определяются только такие ненормальные колебания! И человек болен, если эти колебания достаточно сильно выражены (то есть, достаточно большая амплитуда).

А соответствующий этим колебаниям микроб, если и размножится на нашей территории, - так он, оказывается, санитар, и вреда никакого не приносит.

А что же эпидемии? Как же особо опасные инфекции? Заражение там происходит тоже не микробом, а уж очень легко навязываемым большинству людей колебанием. Видимо, частотные спектры особо инфекционных болезней очень близки к самым широко распространенным порокам человека, и сбивают его колебания с толку очень легко. (Я бы сказала еще точнее: усиливают до того бывшую незаметной амплитуду уже существующих порочных загогулин). А тут и микроб прицепляется. Что он есть, что его нету - болезнь протекает одинаково. Просто чаще он есть, потому что в окружающем воздухе есть всякая дрянь - только предоставь им почву - вмиг поселятся и размножатся. Если же патологическое колебание постепенно слабеет по амплитуде и исчезает совсем, то несчастные квартиранты все погибают. Они жить в нашем теле не могут, если нет резонирующих с ними эволюционно доисторических колебаний.

Это не гипотеза. Это уже известный факт.

Еще в прошлом веке начали обнаруживать, и по сей день продолжают наблюдать следующие факты:

1. Если задавить микроба в воспаленном очаге противомикробным препаратом, то исчезает и отек, и сам микроб исчезает начисто - а боль остается, и даже усиливается, почему-то остается краснота, причем самочувствие пациента ухудшается еще больше. Вскоре появляется и сам микроб опять, только его уже не убьешь старым антибиотиком - нужно искать новый. А всё почему? Потому что амплитуда, мощность колебания стала больше и жиреющего на нём микроба уже не задавишь антибиотиком.

Женщины с женскими воспалениями по много раз в течение жизни «пролечиваются» в больницах таким образом, до тех пор, пока не перейдут в другой департамент - онкологический… Дело в том, что с каждым следующим курсом антибактериального лечения боли у женщины ослабляются на всё более и более короткий срок, присовокупляются сопутствующие недомогания… (В то же время, эти воспалительные якобы «микробные» заболевания после коррекции общего состояния алгоритмами активационной терапии исчезают быстро и очень надолго!..)

Если же, напротив, убрать патологическую частоту колебаний (гомеопатией или травой, как умели уже в прошлые века, либо активационной терапией каплями или процедурами, как в последние годы - неважно, чем) - то происходит невероятное: жалобы исчезают, отек уходит, но еще некоторое время остается небольшая краснота, а микробы определяются в этом месте еще очень долго (пока, видимо, все не погибнут) - только они не мешают уже. Видимо, что-то доедают - доканчивают свою санитарную работу. Зато, когда они все исчезнут, то больше это место болеть не будет никогда. Мы уж, если лечим, то обеспечиваем безрецидивность.

2. Сейчас самыми современными методами при туберкулезе у большинства больных не могут выделить из мокроты туберкулезную палочку - ее нет! А туберкулез есть, и еще какой!

Еще в учебниках прошлого века есть перечень случаев, когда налицо какая-нибудь «инфекционная» болезнь, а микроба нет! Ну, нет у него байдарки: ну, не попался соответствующий микроб в воздухе! Что ж это меняет? Болезнь-то есть, только нет санитаров…

3. В нашей лаборатории были начаты, а затем институтами в Москве и Новосибирске повторены опыты по изучению состава микрофлоры кожи человека при разных функциональных состояниях. Человек сдавал мазки со своей кожи время от времени, и определялись количество и виды населяющих его кожу микробов. У этого человека методами активационной терапии специально вызывались разные физиологические состояния, которые характеризуются разной степенью внутренней гармонии (это-то уж намерено за много лет по соотношению гормонов, медиаторов, ферментов, возбуждения и торможения в мозгу, отлаженности иммунитета и проч.). Условия жизни одни и те же. Человек тот же. Но если у него сегодня стресс, то на его коже кишат множество видов микробов, и большая часть из них - очень патогенные. (Откуда они только берутся?!?) Этот же человек назавтра принял 5 капель элеутерококка, послезавтра - 4 капли (по индивидуальной схеме, конечно), - и готово: у него уже активация, а микробов на коже очень мало видов, мало и количество особей, и все виды - не патогенные. Так кто от кого зависит: человек от микроба или наоборот?То отношение к микробам, которое у нас было до сих пор принято, напоминает волка из басни «Волк и ягненок». Мы их с таким же основанием обвиняем и так же жестоко после этого уничтожаем. Вообще, для человека нашей эпохи характерен перенос вины на окружающих. Не было бы переноса вины на окружающих - не было бы ссор, войн, ненависти и, наверное, инфекционных болезней, а также многих несчастных случаев.

4. А почему оспа, корь, скарлатина, ветрянка, краснуха не повторяются никогда, если один раз уже переболел? Потому что их не лечат. Не умеют еще, слава Богу. Значит, если выздоровел - то проработал соответствующую вибрацию навсегда. Если б научились убивать этих микробов - то болели бы повторно, все чаще и тяжелее раз от раза. Но это не женское воспаление - тут конец был бы ближе.

А всё-таки: как же особо заразные инфекции передаются? Мне кажется, что понятно, как: при контакте с больным человеком окружающим навязываются колебания, им излучаемые. Можно поставить эксперимент: изоляция контактирующих людей в скафандры или контакт визуальный сквозь стеклянную стенку. Я проверяла это на гриппе. Пока мне нужен был грипп (близок он был мне по моим вибрациям), я заражалась им от папы даже по телефону или при полной стерильной изоляции в квартире по разным комнатам и при постоянном кварцевании - ну просто, как при чуме (я в стерильности понимаю и умею соблюдать противочумные правила очень строго). Ничуть не помогало! Заражалась так ярко и быстро, как будто он мне в лицо кашлял два часа. Я точно знаю, что, чтобы заболеть, мне достаточно услышать папин заразительный кашель - по телефону или через перегородку из другой комнаты - безразлично.

В то же время, если человеку не свойственны такого именно рода сбои в колебаниях, то его не заразишь и в холерном бараке.

И еще не заразишь бесстрашную санитарку, бесстрашного врача и медсестру, которые поехали добровольно в очаг эпидемии - там срабатывает несколько более сложный механизм защиты гармоничности своих колебаний. Скажу только, что этот механизм лежит высоко. Не в физическом, не в эфирном и не в астральном телах: они слишком грубоматериальны, чтоб уметь защищаться, повышая свою внутреннюю гармонию. Думаю, что здесь участвуют каузальное и буддхиальное тела.

Но можно же заразить человека, дав ему выпить или вдохнуть из пробирки выделенную патогенную флору? Да, конечно можно, если у человека есть склонность к этой болезни. То есть, если уже есть слабенькое шумовое колебание, не мешающее пока жить, но ждущее своего часа. Конечно, заразить его голыми микробами, без контакта с заболевшим человеком, гораздо труднее. Но микроб-то тоже несет именно это патологическое колебание - было бы с чем срезонировать! Но он (микроб) мог бы сказать: «Не виноватая я! Он сам меня так легко слушает!»

Рядом с египетской пирамидой (и внутри нее) заразить человека патогенным микробом не получается (есть такие опыты). И ученые не могут объяснить, почему такое противоречие: сами-то микробы поганые в пирамиде не только не гибнут, но начинают размножаться, как на дрожжах, в отличие от контрольных в простой комнате. А человека, склонного к восприятию этих микробов, не заражают, если человек в пирамиде!

Да просто в пирамиде всё гармонично, и любые организмы расцветают: и люди, и растения, и любые микробы. Только вот здоровому человеку не свойственно искажение колебаний - он не в состоянии срезонировать с микробом в пределах действия гармонизирующих «полей» пирамиды…

Получается, таки есть способ сожительствовать на одной планете и с чумными микробами, и с гриппозными вирусами, но не болеть. Сожительствуем же мы как-то с окружающим нас космосом, а в нем ведь представлены все спектры вибраций - и спидовых, и сифилитических, и поэтических, и вибраций божественной любви… Мы же не заражаемся всем этим подряд без разбору!.. А чем мы «заражаемся»? Тем, до чего смогли, с одной стороны, дорасти духовно, а также тем, до чего, с другой стороны, угораздило опуститься. Вот тут и происходит захватывание колебаний извне по принципу резонанса одного сложного информационного контура (внешнего) с другим сложным информационным контуром (организмом в целом).

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.