Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эпизод V. Последняя доза



Джордж отзвонился. Сказал, что задержится примерно на час. Жалкая торговая сучка чувствует приближение часа своей смерти и интуитивно продляет его. Я сижу на полу и играю с ножом, проверяя насколько острое лезвие. Я вновь вмазался. Я вновь летал не больше 15 минут и вновь видел, как моя жена сидит на подоконнике и болтает ногами, а затем устремляется камнем в бездну. Я привык к этому видению.

За всё это время не было никаких новостей от Виктории. Мне неизвестно как протекает её лечение в клинике, я не могу предсказать, завяжет ли она с героином, не начнёт ли грязно бухать и не вернется ли в проституцию. Перед уходом на лечение, она сказала мне примерно следующее:

- Надеюсь, от всех этих оргий я не подхватила ВИЧ или какой-нибудь другой заразы!

Уже закрывая дверь, поправляя свои тонкие волосы и играя ярко выделяющимися скулами, Вика добавила:

- Если что, извини! Я не хотела...

Только в те минуты, когда я сидел и ждал второго дилера, я осознал, насколько сильно перевернулась моя жизнь, а главное понял, что ни героин, ни смерть жены, ни все эти люди вокруг меня нисколько не причастны к случившемуся. Во всём виноват я сам... во всём виноваты мы сами.

В прошлые дни у меня не хватило воли выкинуть из головы ненависть ко всему миру, отпустить своё прошлое. Нет же, нет! Я устремился в самое пекло - туда, где ярко и феерично горит табличка с надписью "Добро пожаловать в ад", где ад вездесущий, прекрасный и теплый вначале, ужасный и мрачный в конце...

Мои размышления прервал стук в дверь.

- Джордж, ты? - спросил я, медленно вставая и чувствуя скрип в коленных суставах. Посмотрел в зеркало, ужаснулся и в мгновении ока перевел взгляд.

- Да, да... Открывай... Времени нет.

Я открыл. Дверь в зал была прикрыта, чтобы он не заметил чуть ли не вывернутого наизнанку Равви. Нож, я сменил на молоток, который пару дней назад нашёл в кладовке.

- Вот товар. Давай деньги...

- Держи, - ответил я и с размаху ударил ему молотком по ключице. Кости громко хрустнули, а лицо дилера исказилось от боли.

- Твою мать, бл* на х*й...аааа, - прокричал он, падая на пол. Я несколько раз пнул его ногами по лицу. Брызнула кровь.

Только после этого, я закрыл дверь на три оборота и затащил Джорджа в зал, бросив рядом с выпускающим остатки крови Равви.

- Твою мать, наркоман... сука, ты псих, - кричал он, держась левой рукой за сломанную правую ключицу.

Мне не хотелось с ним разговаривать. Я просто периодически бил его молотком по конечностям, ломая кости и суставы... по левой ноге... по левой ступне... по колену... по правой ноге... еще раз по ней, чтобы доломать кость, раздробить её наверняка... Лицо торговца исказилось до неузнаваемости. Он рыдал, корчась от боли, пытаясь закрываться от ударов. Но! Всё было бесполезно, я находился под разрушающим кайфом, в адреналиновом психозе и мне не хотелось останавливаться, не хотелось просто взять и перестать его мучить.

- Что тебе от меня надо? Хочешь убить - убей, - хрипел он, еле поднимая руку и кладя её на искалеченную ногу.

- Ты её помнишь? - спросил я, показывая фотографию Кати, где мы были счастливы. Фото было сделано за городом через год после нашего знакомства. Мы улыбались. В нашей жизни не было героина.

- Кто это? Твою мать, кто это? - спрашивал он, не понимая происходящего.

Я ударил его еще несколько раз, раздробив коленные чашечки и сломав ступню. Он находился в агонии и, наверняка, уже не чувствовал боли.

- Моя жена. Она умерла из-за того, что ты, тварь, подсунул ей какой-то херовый героин! - сказал я.

- Причем тут я? - спросил Джордж. - Она была наркоманкой. Таких тысячи в каждом городе...ммм, - он ныл от боли. - Таких миллионы в каждой стране... У меня товар - у них желание употреблять.

На эти слова я ударил ему по второй ключице. Хруст был настолько громкий, что перебил его неистовый крик.

- Кому-то надо за это отвечать! - заявил я, садясь на корточки и разводя несколько пакетиков героина.

- Мы - просто дилеры. Ты ничего не сечешь. Ты не вертелся, ммм, в этой теме, - ныл он, пуская слезы, перемешанные с кровью. - За нами стоят районые боссы, за ними другие... Всё повязано снизу доверху. Я всего лишь продавец.

- Кто-то должен ответить! - шептал себе под нос я, поднося зажигалку к ложке. По квартире разнёсся привычный запах.

Жидкость шипела...

Жидкость бурлила...

Жидкость выкипала...

Глаза дилера бегали из стороны в сторону. Он отчетливо понимал, что ему предстоит.

- Ты хоть раз вмазывался? - спросил его я, набирая чуть ли не полный шприц краденого героина.

- Нет! Слушай, тебе же не жить после всего этого... и за меня, и за Равви будут спрашивать большие люди. Они знают, куда я направился. Тебе же...

Я не слушал его. Он был практически обездвижен. Аккуратно растер его вену. Все его кровеносные сосуды были вздуты от закупоренной циркуляции крови после переломов. Игла вставлена.

- Прощай! - сказал я и спустил ему около 3/4 от полного шприца. Уже через несколько секунд его глаза закатились, язык вывалился изо рта. Он улетал, а мне было нисколько не жаль его...

Я прижал к своим губам фотографию и поцеловал Катю.

- Прости меня, - сказал ей я, не отрывая взгляда от её улыбки. - Прости меня...

Джордж сделал последнее дыхание. Он захлебывался собственной молочно-белой пеной. Веки дрожали, а я ехидно смеялся, качаясь из стороны в сторону и готовя ложку для себя с еще большей дозой.

Больше ничто не держало меня в этой жизни. Я просто напросто запутался в ней, стал изгоем общества, обрёл свой собственный ад, из которого можно вырваться только одним путём - сдохнуть, как последний наркоман.

Жидкость шипит...

Жидкость бурлит...

Жидкость выкипает...

Усевшись посередине комнаты, между двумя телами дохлых дилеров, я вколол себе недопустимую дозу. Привычные картины нашего мира стали резко испаряться. Моё сознание отрывалось и улетало в тёмные леса, которые сменяли мрачные лабиринты другой реальности, за ними следовали все мои знакомые, которых я помнил с раннего детства, юности и до сей поры. Тело било из стороны в сторону всего несколько минут, а может быть целую вечность... Я уже не чувствовал его, не осознавал.

Затем, я вновь вернулся в эту комнату. На подоконнике сидела моя жена. Он всё также болтала ногами и хохотала.

- Привет, любимый! - шепнула она и в этот раз не прыгнула вниз. Она подошла ко мне, села на колени и положила свою голову на моё плечо. - Привет, дорогой!...

Эпилог

Города сохраняют тайны. В них утопают истории отдельных лиц, а позже по крупицам собираются в одно целое и выстреливают в музыке, стихах, прозе. Рождаются новые люди, умирают старые. Города, районы, и массивы сохраняют это в тайне...

Социальный статус, социальные роли, личность - это легко потерять, можно прожить и не обрести этого. Наши суждения о людях ограничиваются внешней оболочкой, они опираются на придуманную мораль и нравственность. В одном человеке всегда скрывается Ангел и Бес, Ребенок и Взрослый, Тупица и Умник. Никто не приходит на помощь человеку, который запутался в себе, потерялся в этих ангелах и бесах, не может понять ребенок он или взрослый, тупица или умник. Мы списываем таких людей, а вместе с нами их списывает и общество...

Но... Эхо событий может преследовать...

 

Спустя месяц после этой истории на правом берегу был найден труп некоего Олега Романова. Экспертиза установила многочисленные переломы костей рук, ног, кистей, сломанные ребра и ключицу. Тело было изуродовано до неузнаваемости. В крови убитого присутствовал героин. По данным судмедэкспертизы, мужчина умер от остановки сердца в следствие передозировки наркотическим веществом.

Его история была закончена.
Примерно в это время, в квартире на улице Гоголя был обнаружен труп женщины. Экспертиза установила множественные ножевые раны и следы изнасилования. Следствие установило личность погибшей. Ей оказалась некая Елизавета Шевченко, более известная в определенных кругах, как Вика - проститутка и наркоманка, вышедшая неделю назад из наркологического диспансера и имевшая тесный контакт с Ильей Самсоновым, убившим двух наркоторговцев: некоего Раввиля Шейна - более известного как Равви, и Евгения Акимова - более известного как дилер Джордж.

Их история была закончена.

Все имена и прозвища вымышлены…

Все совпадения случайны…

Но!
Всё произошедшее здесь вполне реально там… где-то там, где ураган…

Отдельная благодарность Полине Сульдиной за редакционную работу над рассказом, корректорские правки, поддержку, советы и комментарии.

 

Июль - август 2012




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.