Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Что такое Царствие Божие?



 

«Ищите прежде царствия Божия и правды его» (Мф. 6; 35).

«Ищите и обрящете» (Мф. 7; 7).

«Сице убо молитеся вы: Отче наш!.. Да приидет царствие Твое» (Мф. 6; 9)...

Господь заповедал нам молиться: «да приидет царствие Твое». Какого же царства мы просим себе у Господа, когда произносим сии слова молитвы Господней? Того царства, друзья мои, которое откроется при кончине мира, — царства небесного, в которое позовет Господь стоящих одесную Его праведников пресладким гласом Своим: «приидите благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира» (Мф. 25; 34). Вполне наступит это царство тогда, когда Господь придет судить живых и мертвых, когда откроется новое небо и новая земля (2 Пет. 3; 13), когда окончится время и настанет вечность... Это царство славы, вечное блаженство праведных. Но чтобы войти в это царство, необходимо вступить в преддверие его, в царство благодати, о котором Господь сказал иудеям: «аминь глаголю вам, яко суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9; 1). Это царство давно уже настало: оно устроено на земле Самим Господом; оно распространилось и доселе распространяется по лицу всей земли; это — святая Церковь православная, которая есть воистину благодатное царство Христово на земле. И так мы должны благодарить Господа за то, что Он сподобил нас уже войти в это преддверие Царства Небесного, соделаться сынами Христовой невесты — Церкви православной! Поистине, братие мои, Святая Церковь есть преддверие Царства Небесного: как при вратах цветущего сада уже ощущается благоухание его цветов, хотя сии врата еще затворены, и самих цветов не видно; так и в святых таинствах Церкви православной, в ее священных обрядах, в ее дивном Богослужении и мудрых уставах уже дается нам предощущать и предвкушать будущие радости райского блаженства праведных, хотя самое это блаженство для нас еще непостижимо и восприемлется только верою, а не видением... Вспомните, например, те чувства благодатные, какие наполняют вашу душу в то время, когда вы причащаетесь святых Таин Христовых; припомните ту радость несказанную, которою трепещет ваше сердце в ночь на светлое Христово Воскресение, или те неземные утешения, которые вы ощущаете, встречая другие церковные праздники: что все это, как не предощущение царства небесного, к которому вы так близки бываете в эти священные минуты вашего общения с Господом? А кому вы обязаны этими благодатными утешениями, если не святой матери вашей, Церкви Православной?.. Но не все те, которые почитают себя сынами царствия Божия, чадами Церкви Христовой, наследуют действительно царство небесное: «мнози, - говорит Господь, - от восток и запад приидут и возлягут со Авраамом и Исааком и Иаковом во царствие небесном; сынове же царствия изгнаны будут во тьму кромешнюю» (Мф. 8; 11,12)... Сынове Царствия... Уж и мы, недостойные сыны Церкви Божией, не принадлежим ли к числу этих несчастных сынов царствия —будущих изгнанников? Сердце невольно содрогается при одной мысли об этом, друзья мои; ум невольно спрашивает: что же нужно для того, чтобы и пред нами не затворились двери Царствия небесного?.. Что нужно? — Нужно позаботиться о том, чтобы Царство Божие заранее сошло в наше сердце и началось для нас еще здесь на земле так, чтобы, когда настанет для нас час исхода из сей жизни, нам иметь уже в своем сердце верный залог и как бы начаток будущего блаженства. Скажете: возможно ли это? Не только возможно, но иначе и быть не должно. Христос Спаситель об этом вот что говорит: «ищите прежде царствия Божия и правды его» (Мф. 6; 33), «ищите и обрящете» (Мф. 7; 7). Оно не далеко от вас, «царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17; 21). По изъяснению Апостола Павла это царство есть «правда, мир и радость о Дусе Святе» (Рим. 14; 17). Что это за блаженное состояние — хорошо знают только те, кои испытали его на самом деле, ибо словами нельзя описать того блаженства, какое ощущает сердце, исполненное благодати Божией. Об одном восьмилетнем отроке рассказывают, что его заставляли часто повторять молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!» Сначала ему это не нравилось, и он всячески уклонялся от молитвы; но потом стал усерднее и охотнее исполнять приказание, и — дотоле резвый и шаловливый — мало-помалу стал тих и молчалив, а наконец так привык к молитве, что уже без всякого понуждения творил ее всегда и при всяком деле. Когда его спрашивали, почему ему так полюбилась молитва? — Он отвечал в простоте сердца: "Когда я говорю молитву, то мне бывает очень хорошо!" —Да как же это хорошо? —"Не знаю, как сказать, — отвечал он, — весело мне очень!"... "Весело, хорошо", — больше ничего не мог сказать блаженный отрок о том благодатном утешении, какое испытывала его чистая детская душа! Но лучше ничего не сказал бы на его месте и самый мудрый муж. Весело, хорошо: ведь не то же ли самое говорили и Апостолы на Фаворе: «добро есть нам зде бытии», Господи (Мф. 17; 4). Где Господь со Своею благодатью— там и рай, там и Царство Небесное. А Господь сказал: «аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет, и Отец Мой возлюбит его и к нему приидем, и обитель у него сотворим» (Ин. 14; 23). Итак, не дивно, что благодать Божия так скоро низошла в невинное сердце отрока и воцарилась там: простое сердце дитяти есть открытая дверь для благодати Божией. Недаром же сказано о детях: «таковых есть царство небесное» (Мф. 19; 14). Но и для нас, друзья мои, не закрыт путь к этому благодатному предвкушению царствия Божия в своем сердце. Только нам не так легко и скоро дается оно, как детям незлобивым. Уж слишком засорено наше грешное сердце всякою нечистотою греховною; много, слишком много укоренилось в нем колючих терний и волчцев — греховных навыков и страстей; много нужно трудиться над очищением сердца от этой нечистоты, ибо сказано, что только «чистые сердцем Бога узрят» (Мф. 5; 8), — трудиться нужно, понуждать себя, ибо Царство Небесное без труда не дается: оно, по слову Христову, силою берется, и только употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11; 12)! В чем же трудиться? Трудись в исполнении заповедей Божиих: «аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 17; 19), говорит Спаситель. «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи! внидет в царствие небесное, но творяй волю Отца Моего небесного» (Мф. 7; 21). С радостью принимай все скорби и лишения, обиды и неправды: «ибо многими скорбми подобает нам внити в царствие Божие» (Деян. 14; 22), и «блажени изгнани правды ради, яко тех есть царство небесное» (Мф. 5; 10). Старайся стяжать детское смирение, детскую простоту и незлобие, детскую преданность воле Божией: «аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в царствие небесное» (Мф. 18; 3). А чтобы не ослабеть тебе в сих трудах на пути к царствию Божию возможно чаще прибегай к спасительным таинствам Покаяния и Причащения святых Христовых Таин, ибо сказано: «аще не снесте тоти Сына Человеческого, ни пиете крови Его, живота не имате с себе» (Ин. 6; 53). Великая сила благодатная заключена в сих таинствах! Они очищают, обновляют, питают душу верующего и дают ей новые силы на труды в искании царствия Божия. — Вот что, возлюбленный, нам необходимо нужно для того, чтобы стяжать Царство Небесное! Не унывай духом в этих трудах спасительных, хотя бы и всю жизнь пришлось тебе трудиться: Бог милостив, Он видит труд твой; Он всегда готов на помощь труженику спасения, Он всех и каждого зовет к Себе гласом милосердия: «приидите ко Мне вси труждающиися и обремененный и Аз упокою вы!» (Мф. 11; 28). Слышишь, говорит: упокою, и воистину непреложно слово Его! Только при этом помнить надобно, что Царствие Божие не приходит «с соблюдением» (Лк. 17; 20), — что не следует поэтому усиленно искать благодатных утешений, которых мы никогда не должны считать себя достойными: Господь придет к тебе, говорит преподобный Исаак Сирин, но только тогда, когда место будет чисто, а не скверно! — Когда вот очистишь в своем сердце место для благодати Божией, тогда самым опытом изведаешь, как близко к тебе царствие Божие, и возжелаешь ты этого благодатного царствия и будешь день и ночь взывать к Отцу Небесному: Авва Отче! Да приидет царствие Твое! Аминь.

 

Прежде сам прости

 

«И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим».

Раскроем, братие, Священное Евангелие, и с должным благоговением выслушаем одну из притчей Господа нашего Иисуса Христа. Слушайте — Господь говорит: "Царство небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов (несколько миллионов рублей). А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: — Государь! Потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его, и долг простил ему. Раб же тот, вышедши, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев (каких-нибудь двадцать рублей), и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его, и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились, и, пришедши, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: — Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня. Не надлежало ли и тебе помиловать товарища своего, как и я помиловал тебя? И разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его" (Мф. 18; 23-35).

"Так поступит с вами"... это значит: «суд без милости не сотворшему милости» (Иак. 2; 13), и «блажени милостиви, яко тии помиловани будут!» (Мф. 5; 7). Таков закон правды Божией: просишь прощения? Прежде сам прости. Ищешь помилования? — Прежде сам помилуй. Без этого нет тебе пощады, нет прощенья, нет помилования. «Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный, аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших» (Мф. 6; 14, 15). «Отпущайте и отпустят вам... тою бо мерою, еюжемерите, возмерится вам» (Лк. 6; 36, 38)!

Раскроем теперь другую книгу — великую книгу житий святых Божиих. Вот какой рассказ читаем мы в житии святителя Иоанна Милостивого: был в Александрии один вельможа, который, несмотря на все увещания угодника Божия, не хотел и слышать о примирении со своим врагом. Раз святитель пригласил его в свою домовую церковь на Божественную литургию. Вельможа пришел. В церкви никого не было из богомольцев, сам патриарх служил, а на клиросе был только один певец, которому вельможа и стал помогать в пении. Когда они начали петь молитву Господню: «Отче наш», запел ее и святитель; но на словах: «хлеб наш насущный даждъ нам днесь» — святой Иоанн вдруг замолчал сам и остановил певца, так что вельможа один пропел слова молитвы: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим...» Тут святитель обращается к непримиримому вельможе и с кротким упреком говорит: "Смотри, сын мой: в какой страшный час и что говоришь ты Богу: остави мне, как и я оставляю... Правду ли ты говоришь? Оставляешь ли?..." Эти слова так поразили вельможу, что он, весь в слезах, бросился к ногам архипастыря и воскликнул: "Все, что ни повелишь, владыко, все исполнит раб твой!" И исполнил: он в тот же день помирился со своим врагом и от всего сердца простил ему все обиды.

Раскроем, наконец, возлюбленные, сокровенную книгу нашей совести и поищем в ней ответа на тот же вопрос: оставляем ли? Братии мои! Ведь и мы каждый день и притом не раз повторяем те же слова молитвы Господней; и мы просим Отца Небесного: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим...» Но — правду ли мы говорим? Оставляем ли? А если не оставляем, не прощаем, то уж не думаем ли мы обмануть Господа Бога, когда говорим Ему: прости нам, как и мы прощаем другим?.. Ведь кажется: страшно бы и подумать об этом, друзья мои, и однако же на деле выходит так... Все говорят: «остави, якоже и мы оставляем...»; но все ли оставляют? Все ли прощают своим врагам? О, если бы мы побольше думали о том, что скажет Господь непрощающим в ответ на их дерзновенную молитву!... А скажет Он вот что: как вы смеете просить, чтобы Я исполнил Свое обещание, когда вы сами не исполняете того, что Я заповедал? Что Я обещал? Отпустить долги ваши. А что заповедал? Чтобы и вы отпущали должникам своим. Но как можно сказать, что вы исполняете это, когда не любите врагов ваших?...

Что же делать нам, братие? — вопрошаю и я грешный вместе с блаженным Августином. Если уж мы не любим врагов своих, то не лучше ли совсем не произносить этих слов молитвы Господней: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»? Но если не будем этого говорить, рассуждает святитель, то грехи наши на нас же останутся; и если будем говорить, но не будем делать, тоже не отпустятся... Остается одно: и говорить, и делать, чтоб грехи отпущены были! — Итак, отпусти, убеждает блаженный святитель: отпусти своему врагу все, в чем он согрешил перед тобою, —отпусти; ведь он —родной тебе человек: оба вы из земли сотворены и от Господа воодушевлены; Бог — Отец наш, Церковь — Мать, стало быть, все мы братья. Но ты скажешь, может быть: он лицемерно просит у меня прощения, он притворяется, обманывает. О судия сердца чужого! Скажи мне помышления отца твоего, скажи твои собственные вчерашние помышления. Умоляет, просит прощения — отпусти, совсем отпусти. Если не отпустишь, не ему повредишь, а себе. Не отпустишь ты — раб рабу, так он пойдет к Господу — своему и твоему — и скажет Ему: Владыко мой! Просил я товарища своего, чтоб он опустил мне; не хотел отпустить. Ты отпусти! И Он всеконечно отпустит. Таким образом тот отойдет от Господа своего разрешенным, а ты останешься связанным. Как связанным? Придет время молитвы, наступит минута, когда ты скажешь: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и Господь ответит тебе: рабе лукавый, весь долг он отпустих тебе, понеже умолил Мя еси: не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и Аз тя помиловах?» (Мф. 18; 32, 33). Из Евангелия эти слова, а не из моего сердца. Но если ты, умолен будучи, простишь просящему прощения, то смело уже можешь говорить молитву ту. Хоть ты не силен еще любить врага своего, но молитву ту можешь говорить: «остави нам долги наша, якооке и мы оставляем должником нашим». А там, Бог даст, ты и полюбишь врага твоего истинною нелицемерною любовью, и будешь молиться и за него так же, как и за себя самого. Святого Стефана побивали камнями, а он и под ударами камней, преклонив колена, молился, говоря: «Господи, не постави им греха сего» (Деян. 7; 60). Те камни пускали в него, — не прощения просили, а он молился о них. Таковым быть желаю тебе. Поднимись немного. Что всегда долу — по земле влачишь сердце свое? Слышишь: «горе имеим сердца»? Поднимись же, полюби врага!"... "Когда полюбишь врага, — рассуждает другой святитель, Григорий Нисский, — то с дерзновением будешь говорить Отцу Небесному: "Отче наш! Что сделал я, то сделай и Ты, я отпустил грехи, не взыскивай с меня и Ты. Я порадовал должника своего, порадуй и Ты; не делай, чтобы твой должник был грустнее моего! Пусть оба они равно благодарят оказавших им милость! Малое человеколюбие оказал я, потому что большего не вмещает природа моя, а Ты сколько ни пожелаешь — все можешь, ибо ни благости, ни всемогуществу Твоему нет конца!..." О, если бы и нас грешных сподобил Господь говорить Ему с чистою совестью и святым дерзновением те слова, коим Сам же Он, Господь наш, научил нас в молитве Своей: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим!» Но, друзья мои, разве это не в нашей власти? Разве мы не можем простить, забыть, совсем выкинуть из сердца и памяти всякое братнее против нас погрешение? А чтобы легче было подавить в себе злопамятство, будем помнить грозное слово Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова: «всяк ненавидяй брата своего человекоубийца есть» (Ин. 3; 15). Да, братие мои: ненавистник то же, что убийца — «имеяй уши слышати да слышит!...» Аминь.

 

Невидимые сети

 

«И не введи нас во искушение» (Лк. 11; 4).

Преподобный Антоний Великий однажды увидел сети, раскинутые по лицу всей земли. Пораженный множеством этих сетей, он воскликнул: "О, Господи! Кто же в состоянии избежать их?.." И был к нему глас Божий: "Смирение!"

Итак, недаром, возлюбленные, святая Церковь, как заботливая мать, провожая нас на сон грядущих, заповедует каждому из нас молиться: «заступник души моея буди, Более, яко посреде хожду сетей многих, избави мя от них, и спаси мя Блаже, яко человеколюбец!»'Видно опасны эти сети, когда вот даже великий подвижник преподобный Антоний пришел в недоумение: возможное ли для человека дело — избежать их? Но что же это за сети, повсюду для нас расставленные? Что это за тенета, которых может избегнуть только смирение? — Сети, друзья мои, это — искушения и соблазны, это такие случаи и обстоятельства, когда человек легко может потерять веру и отчаяться в своем спасении, или впасть в тяжкий грех. Еще праведный Иов сказал: «не искушение ли человеку, житие его на земли» (Иов. 7; 1)? То есть, вся жизнь человека проходит среди искушений; опасности подстерегают его на каждом шагу; по сему и сказано в Писании: «чадо, аще приступавши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение2 (Сир. 2; 1). Это значит: если ты решаешься жить по - Божьи, то знай, что враги твоего спасения не оставят тебя в покое: стой бодро на страже и жди от них искушений на всякий час! А врагов этих у нас много, о как много! Так, нас искушает мир, то есть мирские прелести и удовольствия, богатство и почести, и все то, в чем человек думает найти себе блаженство и счастье на земле. Всех таких искушений от мира не перечтешь; возьмем самый простой пример: вот в свободный праздничный час захотел ты заняться чтением слова Божия или другой какой-либо душеполезной книги; но к тебе пришел приятель и зовет тебя на гулянье — на людей посмотреть и себя показать, — знай, друг мой, что это мир искушает тебя: ты не только потеряешь там попусту драгоценный час, но и душе своей повредишь; поверь, возлюбленный: не вернуться тебе оттуда таким, каким пойдешь туда; твоя совесть скажет тебе это лучше меня!.. — Другой опасный враг наш — это наша плоть грехолюбивая, это мы сами. Нам все хотелось бы жить посвободнее да попривольнее, повкуснее пить и есть, да подольше спать... Вот, например, в праздник благовестят к утрени, а тебе с теплою постелью расстаться не хочется, — знай, что это плоть твоя искушает тебя; это она шепчет тебе: "Зачем так рано тебе вставать? Ты устал вчера, отдохни еще, на дворе темно и холодно, церковь не близко, — лучше к обедне сходишь..." Или вот настали дни святого поста: поговеть надо, повоздержаться во всем, а у нас сколько отговорок найдется, сколько снисхождения к себе и разных поблажек грешной плоти!... Но самый непримиримый враг наш — это исконный человекоубийца диавол. Живет ли человек в мире со всеми — диавол старается посеять вражду и раздор. Желает ли человек честным трудом найти себе пропитание — он внушает расположение красть, искать легкой наживы, лгать и обманывать; даже в часы молитвы, когда человек с Самим Господом Богом беседует, даже и тогда этот враг не оставляет его в покое: то напоминает ему разные дела нужные, чтобы от молитвы отвлечь, то наводит на него целую тучу грешных помыслов, то повергает его в уныние... И чего не делает он, чтобы только сбить человека с пути правого, запутать его в своих сетях искусительных!.. — Вот сколько нам искушений, друзья мои, вот сколько сетей вражеских раскинуто на узком пути к Царству Небесному! Как же поэтому не молиться нам на всякий день и час, как не взывать к Отцу Небесному: «Отче наш! Не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго!»

И будем молиться; и будем просить о том милосердого Господа; но будем помнить и то, что все же искушения будут встречаться нам на каждом шагу, на всем жизненном пути, до самой смерти, до тех пор, пока не войдем мы в двери Царства Небесного. Если уж диавол нагло дерзнул приступить с искушением к Самому Иисусу Христу, единому Безгрешному: то оставит ли он в покое нас, грешных, пока мы живем на земле?.. Значит, нечего и думать о том, как бы навсегда избавиться от всяких искушений, чтобы их вовсе не было; это невозможное дело; лучше подумать о том, как поступать при встрече с искушениями? Что делать, чтобы не запутаться в этих сетях вражеских? Как пользоваться искушениями для своего же спасения?.. Вот это — дело возможное; Бог для того и попускает искушения, чтобы мы, претерпев искушение, восприяли венец жизни (Иак. 1; 12). Искушения нужны для нас самих: без них нам не распознать своих немощей; без них не имели бы настоящей цены наши добродетели; как золото очищается, перегорая в огне, так добродетель очищается скорбями и искушениями: все нечистое, все греховное, что пристало к ней от нашего тщеславия, самомнения, от лицемерия и человекоугодия — все это очистится скорбью, а добродетель останется, и будет блестеть как чистое золото в очах Божиих. Итак, хочешь ли получить венец жизни? — Не бойся искушений. Тот не воин, кто бежит с поля сражения. То и знак, что стоишь ты на пути Божием, если враги не дают тебе покоя: своего человека, им душою преданного, они не станут много тревожить. Вот потому-то и говорит Апостол: «всяку радость имейте, братиемоя, егда во искушения впадаете различна: ведяще, яко искушение вашея веры соделовает терпение» (Иак. 1; 2,3), и «блажен муж, иже претерпит искушение!» (12) — Один инок много терпел обид от брата; не вынес он этого искушения и перешел в другой монастырь, тут стали обижать его уже двое; он ушел и отсюда; в третьем монастыре ему пришлось терпеть уже от пятерых, — тогда он одумался и сказал сам себе: "Я бегу от искушения, а оно все больше берет силу надо мною; буду же все терпеть ради Христа!" — И стал терпеть и в терпении нашел спокойствие души. Итак, не бегай малодушно от искушений, если Бог попустил их на тебя; но не вдавайся и сам в искушения, не напрашивайся на них самонадеянно: это дело гордости духовной. Один монах часто докучал старцу просьбою: помолись, авва, чтобы мне получить мученический венец! — Старец долго его уговаривал не вдаваться без нужды в искушения, говорил, что за это Бог оставляет человека без Своей благодатной помощи и человек падает в тяжкий грех; но ученик не слушал и все твердил свое... Старец помолился, и вот однажды, когда инок проходил по пустыне, его схватили дикие обитатели пустынных гор, привели в свой стан и начали заставлять его кланяться их идолам... Смутился бедный инок, растерялся и поклонился... Не берись и ты, возлюбленный, за такое дело, которое тебе не по силам; не давай, например, обещаний, которых выполнить не можешь, не ходи без нужды туда, где наверное знаешь, что там не устоять тебе против греховного соблазна... А как часто бывает, друзья мои, что мы грешные сами ищем встречи с искушением и уж конечно не для того, чтобы показать свое мужество в борьбе с грехом, а просто для того, чтобы иметь случай согрешить и потом сказать в свое оправдание: "Что делать! Мы —не Ангелы: искушение встретилось —вот и согрешили!" — О, Господи! до чего иной раз может довести человека его воля злая — лукавая! Молимся: «не введи во искушение», а сами идем на искушение; хорошо, знаем, что не попускаешь Ты искушений выше сил наших; что Ты всегда готов помочь нам во всяком искушении, как бы тяжело оно ни было; значит, если согрешаем, то сами кругом виноваты; — мы знаем это, и в то же время ссылаемся на искушения, и думаем оправдать себя разными обстоятельствами! Отче небесный! Не введи нас в искушение, наипаче же не попусти нам впасть в духовное ослепление, в тяжкий грех упорного самооправдания! «Не уклони сердце наше в словеса лукавствия непщевати вины» — подыскивать всякие извинения в грехах! (Пс. 140; 7). Господи! Дай нам смирение, которое одно только и может избежать сетей вражиих, а их так много — много раскинуто на нашем пути!

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.