Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть вторая Первые шаги 14 страница



— Уважаемый льер Рауль, не подскажете ли вы… — Завершить фразу он так и не успел. Рауль просто взвился при этих словах подопечного:

— Запомните, Олег! Я не льер! Только ваше незнание и инородность не дают мне права заподозрить вас в издёвке, в противном случае я вызвал бы вас на дуэль.

На успокаивающий бубнёж шокированного вспышкой Олега он не отреагировал и прочитал им всем короткую лекцию местной иерархии власти. Как уже поняли молодые иномиряне, в этом мире есть дворяне и простые люди. Рауль же добавил, что к дворянскому сословию относятся люди, чьи предки были внесены в Списки Крови королём или высшим правителем и имели земельный надел (к ним обращались «грасс»), неполные дворяне, которые купили или получили титул, но без земельного надела — обращаясь к ним, использовали приставку «лин». Отдельно стояли маги. Существовали Истинные маги, которые обладали огромным магическим потенциалом и развивали его до немыслимых высот. У таких перед именем стояло слово «льер» или «льерисса». Но существовали и обычные маги, имевшие крохи Силы и развивавшие их путём долгого изучения. К таким обращались по титулу, соответствующему их иерархии в Гильдии Магов. Младший ученик было самым низшим званием в этой иерархии.

Истинные маги презирали обычных магов, пускай последних и было значительно больше. Эпитеты, как-то: «крохоборы» «ворюги» говорили о многом. Все это младший ученик Рауль произносил с каменным лицом, как давно заученный урок. Только тогда, приглядевшись, Олег понял, что перед ними ещё сопливый мальчишка, который только-только столкнулся с суровой правдой жизни. Ему, будущему магу, уготовано всегда быть на вторых ролях, и всего лишь из-за того, что он меньше одарён природой.

«Не всё так гладко в Датском королевстве, как нам хотят показать. Ой не всё!» — подумалось ещё тогда Олегу.

А потом произошло очень важное в их жизни событие. К ним вышли льеры Бримс и Виттор. Нет, не так, льеры Виттор и Бримс! Архимаг и его правая рука! Всё происходило в том же обеденном зале, который гости уже успели изучить досконально — как-никак каждый день здесь обедали! Широкие окна с видом на далёкий лес, стены, сложенные из белого камня и украшенные изящными гобеленами. Они ещё с девчонками долго смеялись над некоторыми из них (не все, изображённое там, соответствовало нормам земной морали!). Пол с мозаикой, изображающей сражения магов-людей с представителями иных рас и всевозможными монстрами. О том, что сражались всё же маги, можно было судить по молниям, смерчам, вызываемым демонами, которые активно использовались в этих боях. Поверх всего этого великолепия стоял длиннющий стол, персон на пятьдесят. Обыкновенное полированное дерево, с будто светящимися изнутри прожилками. Вроде как обычное дерево, но наверняка стоит безумных денег.

Мысли Олега прервал голос Архимага.

— Молодые люди! Я рад сообщить вам, что результаты исследований показали вполне ожидаемый результат. Вы признаны абсолютно безопасными для нашего мира. Что же касается нужных нам знаний, то они уже от вас получены подручными Магистра Ищущих. В свете всего этого вы можете считать себя полноправными жителями нашего Торна. — Виттор по-отечески улыбнулся и продолжил: — Кроме этого, вам не стоит волноваться о своей дальнейшей судьбе. Как и было обещано, Совет Мастеров берёт вас под своё покровительство.

Глава Совета Мастеров ненадолго замолчал, давая своим гостям осмыслить услышанное. У молодых людей дружно вырвался вздох облегчения. Они конечно же надеялись на подобный исход, но червячок сомнения всё же грыз. Девчонки и парень переглядывались и весело подмигивали. Это, разумеется, не соответствовало всем канонам светского этикета, но шумных возгласов и споров уже не было. Уроки этикета давали о себе знать!

— Учитывая, что наш несовершенный мир разделён на государства, мы предлагаем вам принять наше гражданство… Со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Ваше добровольное сотрудничество дало нам ценную пищу для дальнейших исследований сразу в нескольких областях теоретической магии. А это должно быть вознаграждено, — и снова добрая улыбка. — Кроме того, иные государства не придерживаются наших высоких общечеловеческих принципов, и сотрудничество с ними может привести к пагубным для вас последствиям.

Молодые люди притихли. «Правильно. Сначала пряник, а потом кнут. И чем больше пряник, тем внушительней кнут!» — подумалось Олегу, а вслух он сказал:

— В связи с тем что мы уже знакомы со здешними людьми и у нас налажены столь тёплые взаимоотношения, я, наверное, не покривлю душой, если скажу за всех. — При этих словах он обежал лица своих товарищей по несчастью: ободряющее Насти, полупрезрительное Олеси и восторженное Наташи. — Мы с благодарностью примем ваше предложение. Как говаривали у нас дома: от добра добра не ищут!

— Очень хорошее и верное присловье! Только почему вы говорите «у нас дома»? Я думаю, вам уже надо привыкать к тому, что теперь ваш дом здесь, — сделал широкий охватывающий жест рукой маг. — А о подробностях мы сейчас поговорим… Итак, насколько я понимаю, вам, девушки, наш холостяк Бернар предложил руку и сердце, на что вы ответили согласием?

При этих словах он смотрел на Олесю и Наташу. Те согласно кивнули, а Олег и Настя воззрились на них в немом изумлении. Нет, они, конечно, подозревали нечто подобное, даже говорили об этом, но вот чтобы так, чтобы цивилизованные девушки согласились чуть ли не на жизнь в гареме, это из ряда вон!

— Церемония пройдёт по желанию жениха и невест через два месяца, в храме Феникса, недалеко отсюда. Вопросами вашего благоустройства займётся сам жених. — Виттор залихватски подмигнул и продолжил: — Я вам скажу, что очень завидный жених. Богат, красив, удачлив и умён, из известного рода. Недавно стал капитаном судна, что обеспечивает гарантированным жалованьем и хорошим домом. Пускай не Истинный маг, но и не простой смертный. Вы не пожалеете.

Во время этой короткой речи Олег и Настя стояли двумя соляными столбами. Потрясение было слишком велико. Эти смешливые и невообразимо капризные девчонки умели устраиваться в жизни! Ничего не скажешь. Что-то близкое к этому пронеслось в голове у Насти, Олега же занимало нечто другое: если помощник Бернар стал капитаном, то что стало с капитаном Айрунгом?

— Теперь поговорим о вас. — Архимаг наконец обратил своё внимание на другую пару. — С вами всё гораздо интересней. Вами, Олег, заинтересовался наш Магистр Наказующих, и у него есть для вас предложение. Но замечу сразу же, что если вы не примете его, то никакого принуждения не будет и вас обеспечат работой с вполне приличным для пусть и небогатой, но безбедной жизни заработком. Решать только вам.

— Тогда, с позволения нашего уважаемого Архимага, льера Виттора, я начну, — вступил в разговор льер Бримс. — Олег, как я уже говорил вам, у вас есть ростки Дара, Дара магии. И, если их взрастить, получится очень впечатляющий результат. Это, кстати, показали и наши исследования. Вам просто нужно пройти обучение в Академии Общей Магии. Дар как алмаз — его тоже сначала нужно извлечь из глубин, а затем огранить, дабы получить сверкающий бриллиант!

— Но как же Анастасия, — растерянно забормотал Олег. Все предыдущие разговоры он воспринимал совершенно несерьёзно, но сейчас почему-то мучительно захотелось стать частью чего-то могучего, тайного и невообразимо прекрасного, как всё сверхъестественное. — Я не смогу её оставить!

— Ничего с вашей девушкой не случится. Вы же не в тюрьме будете. Два дня в неделю вы сможете встречаться. Кроме этого, мы можем предложить уважаемой Анастасии поступить в наш Университет Культур, выпускники которого ценятся по всему цивилизованному Торну. Так что скучать она не будет! Ваше решение?

Олег посмотрел в глаза Насти и взял её за руку. Мучительное желание стать чем-то большим боролось с невозможностью покинуть свою девушку. Но подруга сама, решительно, как делала только она, поджала губы и прошептала:

— Давай соглашайся! Неужели ты думаешь, что нас обоих устроит жизнь, как у этих дурочек? В этом мире надо обустраиваться и достигать каких-то вершин. Я тоже соглашусь на этот их университет. Поглядим, кто чего достигнет в новом мире!

Последние слова она произнесла с задорной улыбкой, которая так нравилась Олегу. Он же лишь без слов кивнул ей и легонько сжал руку.

— Мы согласны! И я, и Настя согласны на обучение в ваших университетах.

— Ну вот и отлично, — добродушно улыбнулся Архимаг. — Просто отлично. Пару месяцев вы поживёте прямо тут, пока будет отработана ваша легенда и мы поднатаскаем вас в том, что знают даже наши дети.

— Постойте, а при чём здесь легенда? — удивился Олег.

— Право, Олег, вы меня разочаровываете, — произнёс льер Бримс и укоризненно покачал головой: — Ну неужели вы думали, что мы позволим открыто шагать по стране такому лакомому кусочку для чужих разведок, как вы?

Глава 16

Вот уже несколько часов Ярик шёл в полном обалдении. Чувство реальности происходящего приглушённо вопило, зажатое в дальнем углу сознания. Представления об этом чёртовом мире встали с ног на голову. А как ещё реагировать на совершенно безумные пертурбации окружающего мира? Идёшь себе, идёшь. Никого пальцем не трогаешь, а неприятности уже выглядывают у тебя из-за плеча, противно хихикая в кулак.

Изменения начались с земли под ногами. Мёртвая потрескавшаяся земля, усеянная мелкими пучками жёсткой и противной на вид травы, сменилась радующим глаз разнотравьем. Ноги приятно погружались в это мягкое шевелящееся море оживающее под каждым дуновением ветра.

Потом пришёл черёд птиц. За весь период, что Ярослав находился в этом мире, он ещё ни разу не слышал и не видел ни одной птицы. Нет, мелкое зверьё (а то и совсем не мелкое) оживляло сменяющиеся пейзажи своими воплями животной ярости или смертельной агонии, но вот успокаивающего щебета мелких птах раньше не было. А тут на тебе! Щебет, свист, между высокими степными травами заскользили пичужки с ярким оперением. Высоко в небе стали появляться более крупные представители царства пернатых. Магический ореол почти отсутствует, так, слабенький фон и всё. У Ярика начало появляться ощущение, что природа тех мест, где он раньше путешествовал, была не совсем нормальна.

А потом произошла совсем странная вещь — изменилось здешнее солнце. Это выглядело совсем уж дико: вот ты делаешь шаг под светящимся живым зеленоватым светом шаром, а следующий — уже под ярко-жёлтым светилом, очень похожим на земное. И мир преображается. Кажется, что с плеч твоих сбросили груз с десяток килограммов. Делаешь шаг назад, и снова всё по-прежнему, только ты уже замечаешь незримую давящую тяжесть. Чувства какие-то притуплённые, оглушённые. Снова шаг, и ты уже под новым солнцем и кажется, что у тебя с глаз спали плотные шоры. Мир не выглядит прекрасным, но ты осознаешь, что он иной, что он изменился. А ведь от злополучного брода прошёл совсем немного!

Так, не переставая удивляться в глубине души, Ярик продолжал свой путь. Животный мир стал разнообразнее степного с того берега реки. Здесь паслись небольшими группками какие-то рогатые животные, старающиеся спастись бегством при приближении человека. Стайки мелких зверьков-падальщиков сопровождали несколько зубастых охотников. Готовящийся к бою при каждой такой встрече Ярик с величественным видом игнорировался. Только однажды, когда он приблизился на слишком близкое, по мнению хищника, расстояние, тот коротко рыкнул и сделал прыжок в сторону человека. Но был тут же развален на две неровные части. Свита падальщиков восторженно взвыла и набросилась на то, что раньше было их господином и кормильцем.

Горы приближались. Их облик сильно отличался от тех, где уже побывал Ярослав. Они были какими-то более уютными, что ли? От них не веяло силой и мощью непокорённого величия. Те горы были суровы, и над ними тяготела печать древней ненависти и борьбы, которая отравляла сам воздух. Здешние же горы были просто горами. — Красивыми и величественными, именно такими, какими и надлежит быть горам. Они не были изломанными порождениями безумной магии, они просто были.

Ярик шёл, наслаждаясь жизнью, дыша полной грудью, с нетерпением молодого зверя ожидая новых встреч и событий. С нетерпением такого молодого и глупого зверя, который не усвоил крохи с таким трудом добытой информации о здешних землях.

Всё началось у подножия симпатичного холма, поросшего густой травой необычного терракотового цвета. Остановившись передохнуть и обдумать дальнейшее своё передвижение, Ярик задрал голову к вершине холма. Там что-то подозрительно блестело. Любопытство зашевелилось, словно выглядывающий из норки медвежонок.

— Свои слабости надо холить и лелеять! Ибо они твои, а ничьи другие, — со значением пробормотал Ярослав, потом помолчал и продолжил: — Ну или, по крайней мере, это надо делать хотя бы изредка!

Сказав это, он полез наверх. Позже жизнь показала, насколько он ошибался.

На вершине холма стоял небольшой металлический столб, увенчанный зеркальным металлическим диском метрового диаметра. Поверхность диска была вся испещрена мелкими трещинками, а по краям его украшали зеленоватые разводы мерзкой слизи, очень напоминающей плесень. Сама поверхность была несколько вогнутой к центру. Это древнее, неизвестно зачем установленное здесь металлическое зеркало могло поворачиваться практически в любую сторону и под любым углом. Ярик наклонился к нижнему краю зеркала, стараясь получше рассмотреть способ крепления. Это ему так и не удалось.

Резко заныло чувство опасности, но человек не успел отреагировать. Раздалось звучное «бляммм», и одновременно с этим Ярик огрёб по лицу мощный удар повернувшегося зеркала. От неожиданной и страшной боли, отозвавшейся звоном в ушах и «мушками» перед глазами, он потерял ориентацию в пространстве. Но тем не менее инстинкты всё же заставили ставшее непослушным тело откатиться за стойку с зеркало и замереть там.

Тишина. Здешний аналог кузнечика тихо шебуршит передними лапками о щетинистое надбрюшье. Ветер мерно колышет траву. Уши Ярика настороженно ловят все звуки. Его магические резервы ещё не были восстановлены полностью, но некоторое сопротивление он оказать всё же мог. Но вот беда — оказывать сопротивление как раз было некому. Быстро, практически мгновенно оправившись от удара, волевым усилием остановив кровь, Ярик сканировал окрестности и ничего не находил. Ничего! Абсолютно никаких магических объектов те же самые чувства не обнаруживали и никаких живых существ. Вокруг только небо, трава и стрекочущие жучки. Лепота. Вот только крупный обломок камня прилетел неизвестно откуда, ударил в верхний край зеркала и заставил его нижний край по всем законам физики звездануть человека по лицу. Весёлый такой обломок, сам по себе взял и прилетел. Вот только не знал Ярик таких законов, которые позволяли бы простым камням самопроизвольно наносить телесные повреждения человеку. Кроме магии, разумеется, вот только магии-то здесь и не наблюдалось.

«Вот и тарки нагрянули. Небось услыхали трам-тарарам у брода и пришли посмотреть, кто тут такой невежливый. — Ярика охватила досада. — Так хорошо шёл. Мирно, спокойно, и на тебе, камешек прилетел!»

Бесконечно так лежать было нельзя, и Ярик пополз к краю холма. Он ужом или, что более близко к здешним реалиям, костяным удавом извивался среди густо разросшейся травы. Только решил было высунуть голову, как чувство опасности заставило его перекатиться в сторону и уже там высунуться. А там, где мгновение назад была его голова, просвистел родственник первого булыжника. Глаза же Ярика увидели очень неприятное для него зрелище. Легко ступая по земле, на холм поднимались могучие чудища с мерзкими харями. Именно так — чудища с харями, в количестве аж пяти штук. Беззвучно ступают мощные ноги, словно даже и не приминая травы. Как и описывал Гхорр, роста высокого, тела покрыты толстой кожей сероватого скального цвета. Перекатываются валуны мышц. Морды премерзкого вида с улыбками, демонстрирующими впечатляющие клыки. Глазки маленькие, но хитрые. Ушей не видно. Нос похож на нос рядового урга, только крупнее раза в четыре. На теле только набедренная повязка. Типичные дикари, так и пышущие жаром первозданной природы. При виде этих существ сразу же возникали ассоциации со скалами. Древними скалами этого мира, словно сами горы породили столь удивительные существа.

Но времени умиляться новым открытиям у Ярика уже не было: замечательные дикари неотвратимо приближались, правда, намерения у них были отнюдь не мирные, о чём говорили не только пущенные камни. Трое тарков держали в лапах (руками их назвать язык не поворачивался!) по сучковатой дубинке, отполированной частым использованием. Размер каждого из этих примитивных орудий был под стать росту каждого тарка. Один из них раскручивал над головой нечто, подозрительно напоминающее пращу. Глаза его цепко обшаривали всю вершину холма, выискивая малейшее движение. Счастье Ярика, что он сейчас смотрел сквозь густое переплетение трав, скрывавшее его от врагов. Пятый же тарк, шедший на шаг впереди своих товарищей, был самый здоровый, почти на голову выше всех остальных. И этот здоровяк, возбуждённо сопя, топал вверх, держа на изготовку гигантский молот, который был явно не дикарской поделкой. Выполненный из тёмного, почти чёрного, металла, с отливающей красным деревянной ручкой. Искусные узоры, покрывавшие это немудрёное орудие убийства, переводили его в разряд произведений искусства.

«Пора делать ноги! — Мысли закружились в привычном предбоевом хороводе. — Уж больно крепкие вы ребята. Мне с вами, пожалуй что, и не сладить. Хотя можно попробовать…»

Пальцы руки складываются в ковшик, пульсация магии, и в нескольких сантиметрах от ладони появляется малюсенький зелёный шарик, искрящийся от разрядов. Интуитивное движение вправо — новый камень впустую рвёт землю.

«Да вы, гады, магию чуете?! — злость царапнула душу. — Ведь так и убить могли…» Ярик швыряет рукотворную магическую молнию в ближайшего врага. Рискуя жизнью, он раздвигает траву, стараясь не упустить ни мгновения своего триумфа. И дикий хохот оглашает округу. Жертва его магического удара, которой полагалось мёртвой (или, в крайнем случае, вопя от боли в оголённых ранах) катиться вниз к подножию холма, смеялась всю глотку. Рычащий, захлёбывающийся от неземного восторга, смех звучал в ушах. Весёлому здоровяку вторили его товарищи. А смеяться было отчего, магия Ярослава оказала попросту бессильна. Его магический удар не повредил тарку ничего, просто ничего, даже шкуру не опалил. Так по смазанной маслом коже крупными каплями скатывается вода, не оставляя никаких следов. То же самое произошло и с пускай маленьким, но всё же смертельным магическим шаром. Стремительный полёт, удар о прочную шкуру, и вот зелёные брызги разлетаются по грубой шкуре, истаивая прямо на глазах. Ярик взмок. Страх перед врагом, бывало, уничтожал целые армии, так что холодный пот и волны отчаяния были простительны.

«А вот теперь пора драпать!! — отстранённо пронеслось в голове. — Только ведь пращник на лету подобьёт, как птицу какую!»

Эти две мысли бились в голове, сменяя одна другую, пока Ярик с максимальной скоростью скользил к противоположной стороне холма. Последний рывок, и Ярик кубарем летит по противоположному склону… И нечто, замеченное краем глаза, заставляет вцепиться, ломая ногти, в траву. Внизу, довольно скалясь, стояли ещё трое тарков. Хищная радость жизни сверкала в их маленьких глазках. Один даже переложил в левую руку дубинку, да что там дубинку — целый комель какого-то дерева, и сделал манящее движение рукой. Иди, мол, сюда! Здесь здорово, птички поют! Ребята стоят весёлые, а спустишься к нам, будет ещё веселее.

— Фиг вам!! — надсаживаясь, заорал Ярослав. — Не дождётесь, сволочи! Не дождётесь!

Ярость подстегнула сжавшееся в страхе тело, и мир знакомо поплыл. Движения тарков стали тягуче медленными. Ярик мощно оттолкнулся ногами от земли, зайцем метнулся вниз. Вот злость медленно наполняет глаза чудищ, когда до них доходит, что жертва не собирается сдаваться. Столь же тягуче поднимаются для удара дубины, а ноги несут к предполагаемому месту спуска человека. Но Ярик двигается быстрей, гораздо быстрей. С резким выдохом он приземляется у подножия холма, рыхля землю пятками, но не удерживает равновесие и катится кубарем, немилосердно сдирая и так уже пострадавшую кожу. Тарки приближаются, и удар кажется неминуемым, но человеку удаётся затормозить каким-то чудом и встать на ноги. Новый рывок, дубинка проносится над головой, чуточку задевая плечо. Даже не задевая, а легонько чиркая. Задень его такая махина — и плечо превратилось бы в мешанину мяса и костей. Брызнула кровь, но Ярик уже набрал скорость, оставляя тарков у себя за спиной.

 

Ноги мягко несут по пружинящей траве, дыхание ровное, все чувства сканируют окружающую местность. Холм с непонятным зеркалом уже давно остался позади, но преследователи нет. Широким полукольцом охватывая степь и Ярика, уже несколько дней тарки гнали человека. Погоня, или даже скорей травля, продолжалась день и ночь, без передышки на сон и обед. К старым знакомцам с холма присоединились ещё несколько десятков тарков с крупными клыкастыми животными, сильно напоминающими земных гепардов. Как и на земле, они использовались здесь в качестве гончих. В первый день погони тарки почти догнали Ярослава и натравили на него своих зверей. Скорость зверюг просто поражала — за какие-то несколько секунд они догнали человека и завертели вокруг него смертельную карусель. Ярика тогда спасли только две вещи, во-первых, это то, что звери оказались уязвимы к магии, и, во-вторых, это то, что их было всего трое.

Нанося удары направо и налево, Ярик всё же не смог уберечься от ран. Убив одного и легко ранив двух других (всё-таки дьявольски быстрые звери!), он получил рваную рану левой руки и отличное украшение на лице: четыре полосы от скользящего удара лапой шли теперь от носа через скулу и щёку на шею. То, что не были задеты глаз и артерия на шее, объяснялось чистой удачей. Волевым усилием остановив кровотечение, он понёсся дальше.

Тарки тогда просто оторопели. Не склонные к тишине, они потрясённо молчали над скулящими от боли израненными любимцами. А Ярик бежал, отыгрывая запас расстояния, который позволил бы залечить раны.

Где-то через пять километров он рухнул в траву и завыл от боли. В ранах словно демоны поселились, и теперь они терзали податливую плоть. Скользящее касание внутренним взором раны на руке заставило вздрогнуть. В кроваво-красной плоти будто жуткий паук сплёл свои чёрные сети. Случайное сравнение с демонами оказалось верным, в ранах, сыто поблёскивая, чернели клубки магических нитей. У Ярика была только одна возможность убрать эту мерзость из ран — выжечь всё к такой-то матери.

— Гады!!! — против воли вырвался рёв из судорожно сжавшегося горла. — Какие же вы все гады-ыы-ы!!! Ненавижу!!!

И в рану на руке хлынули потоки зелени, выжигая инородную черноту. Если раньше боль была страшной, то теперь она стала просто кошмарной. Это продолжалось долго, бесконечно долго, несколько десятков секунд, но Ярик выдержал. Рана на левой руке была очищена, и ни капли заразы в ней не осталось. Обволакивающее действие магии, и боль стихает. Теперь надо стянуть края раны, и скоро даже шрама не останется. Подошла пора заняться лицом, но Ярику не дали. Тарки возобновили погоню, и их энергичные выкрики уже раздавались в непосредственной близости. Надо было снова бежать нестись со всех ног. Подстёгивала близость преследователей и растущая боль в ране на лице.

В этот раз оторваться было сложнее. Охотники не отставали, так же как и Ярик, надсаживая лёгкие и отчаянно нагружая мышцы. Но Ярик всё же ушёл от них, пускай ненадолго, но ушёл. Ничего не видя от боли левым глазом, с раскалывающейся головой, беспрестанно вытирая сочащийся из раны на лице гной, он ушёл. Как только перестал слышать шум погони, почти теряя сознание от боли, Ярик начал путать следы. Словно раненый зверь, он рыскал по степи, пока не рухнул на землю, обессиленный физически и душевно. Но расслабления это не давало. Боль всё нарастала, и он принялся за лечение.

С этой раной всё оказалось гораздо хуже. То ли больше времени прошло, то ли ещё почему, но чёрный клубок неизвестной магии был гораздо мощней. С трудом сконцентрировавшись, Ярослав направил в рану целительный поток зелёного огня и… чуть не потерял над собственной магией контроль. Боль превысила все мыслимые пределы, даже во время обучения у Шипящего он не испытывал такого. Изматывающая, безграничная, она норовила смыть сознание человека в жадные глубины вечно голодного Ничто. Но Ярик держался. Распластавшись на земле, истекая холодным потом, голый и жалкий, он боролся за свою жизнь. Скальпель железной воли выжигал скверну из организма.

Наконец и эта рана очистилась, только глухо ныла растревоженная плоть, но это уже можно было пережить. Знакомая процедура излечения, и рана закрылась, а человек провалился в спасительное забытье.

Очнулся он буквально через час, настороженно вскочив на ноги с ужасом прощупывая окрестности: а ну как уже окружили?! Но непосредственная опасность пока не ощущалась. Потрогал рану на лице: тут всё в порядке, хотя и в относительном. Судя по всему, Ярик теперь был обречён носить на лице украшение в виде четырёх шрамов. Хотя, пожалуй, в его силах было сделать, чтобы эти шрамы стали менее заметны. Ещё минутная концентрация, и волна ласковой исцеляющей магии проходит через заживающие раны. Перед кем правда, теперь чистым лицом красоваться?

Тут Ярик вспомнил про руку, но там всё было просто отлично. Ещё несколько дней, и всё заживёт само.

— Интересно, а что за гадость на когтях этих милых зверушек? Такие раны обычно заживали даже без магии, а тут чуть коньки не отбросил?!

Так и не дождавшись ответа от привычно безмолвного неба, Ярик трусцой, двинулся вперёд, на ходу восстанавливая Силы от щедро делившегося ими мира.

Так его бег и продолжался: Сила ровно плескалась внутри, питая уставший организм, опасность не ощущалась, как не ощущалась и погоня. Но Ярик не терял бдительности, помня о незаметном приближении тарков к холму. Именно эта бдительность и позволила ему первым обнаружить впереди признаки жизни. Его чувства разом закричали о живых существах, и Ярик, как подкошенный, рухнул в траву.

«Тарков я не чуял. Урги ощущаются по-другому, значит, это кто-то иной». — Примерно так текли мысли человека.

Извиваясь в траве, осторожничая, оберегая лицо и левую руку, Ярик продолжил движение. Новых существ следовало изучить. Может, это даже приснопамятные гвонки.

 

Кому-то покажется, что нет ничего лучше, чем ползти по травке в погожий солнечный денёк… Тот, кому так кажется, никогда не ползал по этой самой травке. Прежде всего здесь не травка, а самая настоящая трава, можно даже сказать, травища, которую приходилось в целях конспирации аккуратно раздвигать руками, а в получившийся просвет ввинчивать тело. Насчёт солнца и погожего денька — это наглая ложь. Яркое, немилосердно пекущее спину солнце вызывало чувства, очень далёкие от восхищения. Когда идёшь или бежишь, становится как-то легче: то ли кровь играет, то ли ветерок обдувает, а может, и жар более равномерно распределяется, но факт остаётся фактом — в лежачем состоянии жарит спину будь здоров. Ну и, естественно, скорость передвижения на пузе несравнимо ниже скорости бегуна. Так что сейчас Ярику было чрезвычайно трудно сохранять состояние отстранённой отчуждённости дабы не попасться магам.

Проклиная всё и вся где-то глубоко внутри, Ярослав упрямо полз вперёд. Шанс узнать нечто новое, а может, и обрести новых союзников, которые помогли бы восполнить силы отдохнуть, упускать нельзя. Вот и приходилось по-черепашьи двигаться вперёд.

Постепенно живые существа приближались. Обоняние уловило запах дыма, а уши — мирные крики на неизвестном языке. Какая-то женщина бранит мужа, а тот лениво огрызается, кто-то визгливым бабьим голосом зовёт детей, которые отзываются смехом и короткими возгласами, такими знакомыми Ярику по его собственному детству. В общем, ориентируясь по одним звукам, воображение выстраивало мирную картину жизни человеческого селения… Человеческого?! Мысль, словно молния, пронзила от головы до кончиков пальцев на ногах. Человеческого?! Неужели?! Язык облизывает мгновенно пересохшие губы, а по лбу текут крупные капли ледяного пота. Неужели люди?!! Да нет, не может быть, это какое-то племя, с голосами, похожими на человеческие. Конечно, этого не может быть, но проверить стоит. И Ярик пополз дальше.

Наконец он оказался метрах в ста от ближайшего живого существа. Осторожно выглянув, Ярик принялся того изучать. Явно дозорный, стоит под травяным навесом и внимательно изучает подступы к небольшому селению. Судя по ощущениям Ярика, этот пост не был единственным. Вокруг селения (или лагеря) располагалось четыре таких поста. Оружия не видно, но, должно быть, под рукой. Голова и лицо замотаны зеленоватой тканью, снаружи только настороженно поблёскивают глаза. Тело закрыто чем-то, напоминающим халат, но тут Ярик никогда не был специалистом. На память упорно лезло название «бурнус». Так что, может быть, это и был этот самый «бурнус». На руках матерчатые перчатки.

«Фигура похожа на человеческую, но кто знает, — с трудом унимая возбуждение, подумал Ярик. — Придётся лезть поближе».

Прикрыв глаза и замерев на мгновение, Ярик полежал на месте, успокаиваясь. Наконец он продолжил движение. Только теперь ему приходилось двигаться со скоростью не то что черепахи, а амёбы. Никаких рывков, абсолютно никакой спешки только плавное, чётко просчитанное движение. Так, замирая после каждого сантиметра пути, он продвигался вперёд. Были забыты усталость и жара, главным сейчас была цель и средства к её достижению.

Темнело. К этому времени Ярик миновал дозорного и максимально приблизился к скоплению шатров, которое и было видимым ранее селением. Вокруг сновали закутанные с ног до головы существа. Звучала незнакомая речь. Один раз его чуть не обнаружили. Особь явно женского пола, вооружённая узелком с едой, прошествовала в сторону дозорного и, как нарочно, сделала это в метре от Ярослава, который вспомнил в тот момент все знакомые ему ругательства, сплетая из них причудливую сеть. Но пронесло! Через полчаса она прошла назад, на этот раз достаточно далеко от Ярика.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.