Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Франц Боас и этнология в Западной Европе



С 90-х годов в Америке зарождается новое направление в этнографии, связанное с именем крупнейшего ученого, мыслителя и общественного деятеля Франца Боаса, — это так называемая «американская школа исторической этнологии», сокращенно именуемая обычно «школой Боаса». Идейные корни ее были сложны и даже противоречивы. Не лишены противоречии и научные труды самого основателя школы

Противоречия начинаются прямо с фактов научной биографии Боаса. Немецкий еврей по национальности, он стал крупным американским ученым; физик и математик по образованию, он занял почетное место в ряду этнографов всех стран; защитив диссертацию на тему о цвете воды, позже прославился своими трудами по лингвистике, антропологии, этнографии.

Франц Боас родился в 1858 г. в г. Миндене (Вестфалия), учился в Гейдельбергском, Боннском и Кильском университетах, защитил в 1881 г. докторскую диссертацию. В 1883—1884 гг. совершил первую большую поездку в Америку, на Баффинову землю, где особенно заинтересовался бытом местного населения — эскимосов. Им он посвятил несколько журнальных статей и солидную, опубликованную в 1888 г. монографию «Центральные эскимосы». Вернувшись из Америки, Боас стал работать в Берлинском музее народоведения. Вскоре ему представился случай, не выезжая из Германии, познакомиться и с американскими индейцами: в Берлин была привезена группа индейцев белла-кула (Северо-Западная Америка) вместе с предметами их быта. Боас занялся изучением языка индейцев и опубликовал о них две статьи. В 1886 г. он сам отправился на северо-западное побережье Америки, провел там около года и с того времени остался в Америке на всю жизнь. Большую часть своих трудов Боас отныне посвятил как раз племенам северо-западного побережья, особенно племени квакиутлей.

Боас занимал в разное время должности доцента, позже профессора в разных университетах США, сотрудничал в музеях (Музей Фильда в Чикаго, Музей естественной истории в Нью-Йорке), в редакциях журналов. С 1896 г., свыше 40 лет он проработал в Колумбийском университете (Нью-Йорк). По мере того как Боас публиковал новые и новые труды по этнографии, языкам, антропологии коренного населения Америки, научный авторитет его рос. Его избирали членом-корреспондентом и действительным членом разных академий, американских и европейских, членом и президентом ряда научных обществ; он был учредителем и редактором нескольких научных журналов.

У Боаса было много учеников; некоторые из них стали впоследствии выдающимися этнографами, антропологами, лингвистами. Наряду с научной работой Боас занимался активной общественной деятельностью, постоянно выступая против расовой дискриминации и колониализма, а в последние годы жизни — против гитлеровского нацизма. Он был деятельным другом Советского Союза, лично дружил с некоторыми русскими учеными (Богораз, Иохельсон) и много сделал для улучшения отношений между США и СССР. Умер Боас в разгар второй мировой войны, в 1942 г., 84 лет от роду.

Помимо огромного количества опубликованных Боасом конкретных этнографических материалов, фольклорных текстов, описаний разных индейских языков, антропологических работ он напечатал целый ряд статей и несколько книг теоретического и методологического содержания. В них, как отчасти и в описательных трудах, изложены основные научные идеи Боаса.

Основные идеи Боаса

Уже в первой своей принципиальной статье — о «Задачах этнологии» (1888) — Боас писал, что общей задачей этой науки является «изучение всей совокупности явлений социальной жизни», — т. е. «язык, обычаи, миграции, телесные признаки», — и это изучение должно составить в целом «историю человечества»: не одних только цивилизованных наций, а именно всего человечества и всех периодов его истории, от ледниковой эпохи до современности. Он считал, что для этого надо изучить каждый отдельный народ в его своеобразии; что этнография должна, таким образом, составить «часть истории культуры» и что последней и самой важной целью нашей науки надо считать открытие общих законов социального развития.

Однако уже и в ранних печатных выступлениях Боас предостерегал от всяких скороспелых выводов в области этнографии, в особенности от поверхностного применения «сравнительного метода». Явления, внешне сходные между собой, указывал он, могут иметь совершенно различное происхождение и разные функции. Не всякое сходство свидетельствует об «исторических связях» или о заимствовании одним народом у другого. Не всегда пригодно и объяснение сходств одинаковостью человеческой психики или сходностью географической среды. Конечной целью исследования остается открытие общих законов исторического развития, но открыть их вовсе не так легко.

В позднейших работах, однако, Боас гораздо сдержаннее говорил об общих законах развития человеческой культуры. Он все дальше отходил от объявленных принципов.

Боас первым высказывает идею, которая впоследствии ляжет в основу целого направления в американской этнографической науке,— идею релятивизма, т. е. учения об относительности всех морально-оценочных критериев и о несравнимости культурных ценностей разных народов. Сильная сторона этого направления — его отказ от привычных европоцентристских взглядов, но очевиден и его коренной недостаток — отрицание критериев исторического прогресса.

Боас отдавал себе полный отчет в том, что такое абстрагирование от привычной нам системы оценок очень трудно: ведь мы слишком привыкли считать нормы поведения, в которых мы сами воспитаны, естественными и единственно возможными для всего человечества. Но зато именно изучение чужих цивилизаций позволяет антропологу (этнографу) критически отнестись и к нашей собственной цивилизации. «Таким образом, ценности наших социальных идеалов выиграют в ясности благодаря строго объективному изучению чужих культур».

Что касается самих моральных идей, то Боас считает, что они вообще не эволюционируют, оставаясь одними и теми же с первобытных времен до наших дней. Меняется только сфера их приложения, увеличиваются размеры человеческих групп, пользующихся защитой моральных норм: в первобытном обществе это только члены рода, а сейчас — граждане целого государства.

Вклад Боаса в науку.

Если попытаться кратко резюмировать принципиальный вклад, сделанный Боасом в американскую (и мировую) этнографическую науку, то его можно свести, пожалуй, к четырем основным положениям:

1. Необходимо конкретное и всестороннее, притом историческое изучение отдельного народа, его языка, культуры, антропологического типа.

2. Нужно изучать культурное взаимодействие народов, создающее общность культуры внутри определенных географических ареалов. Эти ареалы можно картографировать, и в пределах каждого следует искать конкретные формы взаимного влияния народов, диффузию отдельных культурных элементов.

3. Нужна величайшая осторожность при попытках вывести общие законы развития человечества и его культуры. Эти законы, очевидно, существуют, но познать их очень трудно. В особенности не следует обманываться внешними сходствами явлений, которые могут на поверку оказаться глубоко различными по существу и иметь разное происхождение.

4. Не следует переносить «наши» критерии моральной оценки на народы иного культурного типа. У каждого народа есть свои социальные идеалы, свои моральные нормы.

Свежие, новаторские идеи Франца Боаса, его обширная эрудиция в этнографии и смежных науках, строгость его научного метода, неподкупная честность в научных выводах — все это делает вполне понятным, что именно Боасу было суждено стать главой нового направления в американской и мировой этнографии. К этому надо прибавить выдающийся педагогический талант ученого. Он умел привлечь молодые силы к научным исследованиям, заботливо следил за их работой, помогал, чем мог. Учеников и последователей у Боаса было много; они развивали потом его идеи в разных направлениях. Сложилось даже мнение, что вообще вся новейшая этнография в Америке создана одним человеком (Боасом!) в отличие от европейских стран, где этнография развивалась из разных источников и создавалась многими деятелями. При всей наивной упрощенности этого взгляда какая-то доля истины в нем ведь есть.

Многолетние интенсивные исследования отдельных индейских племен и культурных «ареалов» этнографами школы Боаса позволили уже в первые десятилетия нашего века приступить к составлению больших сводных и обобщающих трудов, а также справочников и этнических каталогов по американской этнографии.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.