Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ЭМФИТЕВЗИС И СУПЕРФИЦИЙ



1. К числу «прав на чужие вещи» принадлежали так­же вещные, отчуждаемые, передаваемые по наследству права долгосрочного пользования чужой землей: сель­скохозяйственной для ее обработки (emphyteusis), город­ской — для возведения на ней строения (superficies). Оба эти права сходны с сервитутами в том отношении, что как сервитута, так и эмфитевзис и суперфиций являются правами пользования чужой вещью. Своеобразной же чер­той, отличающей эмфитевзис и суперфиций от сервиту-тов, является широта содержания и долгосрочность их действия.

Установление одного из этих двух прав на земель­ный участок дает право собственности на эту землю поч­ти только номинальным; лишь после прекращения эм-фитевзиса или суперфиция право собственности на дан­ный участок получает реальное выражение.

2. Как показывает термин emphyteusis (от греческого emphyteuein — насаждать), этот институт перешел в рим­ское право из Греции, где наследственная аренда земли

имела широкое применение (эмфитевзис был издавна также в практике Египта и Карфагена). На римской поч­ве эмфитевзису предшествовал специальный институт — ius in agro vectigali, наследственная долгосрочная аренда земель, принадлежащих государству или публичным кор­порациям, за определенную годовую плату (vectigal). В восточной половине империи в V в. — начале VI в. ius in agro vectigali все более и более превращалось в em­phyteusis. Юстиниан окончательно слил оба института под названием emphyteusis (3-й титул VI книги Дигест озаглавлен: Si ager vectigalis id est emphyteuticarius petatur, если предъявляется требование об арендованном у госу­дарства участке, т.е. об участке, на который установлен эмфитевзис).

В содержание эмфитевзиса входит право пользовать­ся земельным участком (с правом изменения характера участка, но без ухудшения его), собирать с него урожаи (плоды), право закладывать эмфитевзис, отчуждать и пе­редавать его по наследству. Право отчуждения эмфитев­зиса ограничено обязанностью субъекта эмфитевзиса предупреждать собственника земли о предполагаемом отчуждении эмфитевзиса, причем за собственником при­знавалось право преимущественной покупки (которым он мог воспользоваться в течение двух месяцев). При отчуждении эмфитевзиса собственник имел право на по­лучение двух процентов покупной цены.

Субъект эмфитевзиса обязан был уплачивать собст­веннику арендную плату (vectigal, canon, pensio), а также вносить государственный земельный налог. Невзнос арендной платы в течение трех лет приводил к прекра­щению эмфитевзиса.

Для защиты эмфитевзиса применялись те же иски, что и для защиты права собственности, но в форме actio-nes utiles (исков по аналогии, см. разд. II, § 4, п. 4).

3. Суперфиций представлял собой аналогичное с эмфитевзисом вещное, отчуждаемое, передаваемое по наследству право возведения строения на чужом город­ском участке и право пользования этим строением. Пра-


во собственности на строение принадлежало собственни­ку земельного участка по правилу «superficies solo cedit», строение следует за землей, связано с землей.

Изложенные в п. 2 основные правомочия субъекта эмфитевзиса и средства его защиты соответственно отно­сятся и к суперфицию.

ЗАЛОГОВОЕ ПРАВО

1. Понятие и цель залога. Залоговое право представ­ляет собой разновидность прав на чужие вещи. Назначе­ние этого права состоит в обеспечении исполнения обя­зательств.

Если определенное лицо (Тиций) обязалось что-то сделать для другого лица (Люция), например уплатить 300 сестерциев, выкопать канаву, передать для пользова­ния определенную вещь и т.д., а затем своего обязатель­ства не выполняет, то вынудить Тиция исполнить обяза­тельство было нельзя. В этом случае Люций мог лишь взыскивать с Тиция сумму ущерба, понесенного от неис­полнения обязательства. Однако взыскание возможно было только при условии, что ко времени взыскания имущество Тиция будет достаточно для удовлетворения Люция и других лиц, которые также, быть может, заявят претензии к Тицию. Для того чтобы Люцию иметь уве­ренность, что в случае неисполнения Тицием принятого на себя обязательства можно будет действительно полу­чить возмещение ущерба из его имущества, заранее вы­делялась определенная вещь из имущества Тиция, кото­рая должна была служить источником удовлетворения претензии Люция, независимо от того, останется ли эта вещь (к моменту взыскания) в имуществе Тиция или бу­дет им отчуждена другому лицу, а также независимо от того, должен ли Тиций еще кому-либо, достаточно ли его имущество для удовлетворения всех претензий, об­ращенных ко взысканию на его имущество, — словом, вне зависимости от общего имущественного положения Тиция, степени его задолженности и т п.

Такое право обращения взыскания (в случае неисполне­ния обязательств) на определенную заранее вещь: 1) незави­симо от того, продолжает ли она принадлежать должнику или нет, и 2) предпочтительно перед всеми другими требо­ваниями — называется залоговым правом.

Та черта залогового права, что вещь, заложенная собственником, продолжает оставаться предметом залога и тогда, когда она перешла в собственность другого лица, означает, что залоговое право пользовалось абсолютной защитой (т.е. против всякого, у кого заложенная вещь окажется). В развитом римском праве содержание зало­гового права состояло в праве субъекта залогового права при неудовлетворении обязательства, в обеспечение кото­рого установлено залоговое право, вытребовать заложен­ную вещь из рук всякого третьего лица, продать ее и из вырученной суммы удовлетворить себя по обязательству предпочтительно перед всеми другими взыскателями.

Так как залоговое право было предназначено для то­го, чтобы обеспечить какое-то обязательство, то оно яв­лялось правом придаточным (акцессорным) и существо­вало лишь постольку, поскольку существовало обеспечи­ваемое залогом обязательство.

2. Формы залога. Первоначальной формой залога бы­ла сделка fiducia cum creditore, состоявшая в следующем. Посредством манципации (или in iure cessio) должник передавал в обеспечение долга вещь на праве собствен­ности с оговоркой, что в случае удовлетворения по обя­зательству, обеспеченному залогом, заложенная вещь должна быть передана обратно в собственность должни­ка. В древнейшую эпоху эта оговорка имела только мо­ральное значение: верность своему слову (fides, откуда и название сделки) требовала от лица, получившего таким образом вещь в залог, исполнения дополнительной ого­ворки. Позднее должнику, исполнившему обязательство, стали давать иск к кредитору (actio fiduciae) о возврате вещи. Однако положение должника оставалось чрезвы­чайно невыгодным: получивший вещь был ее собствен­ником и потому мог ее передать третьему лицу; к Треть-139


ему лицу должник предъявить иск не мог, от залогополу-чателя же должник по actio fiduciae не мог добиться воз­вращения вещи, а только мог получить возмещение ущерба. В случае неисполнения должником обязательст­ва вещь оставалась в собственности лица, получившего ее, хотя бы сумма долга была значительно меньше стои­мости заложенной вещи.

Другой формой залога служил pignus, называемый не­редко «ручным закладом». При этой форме залога вещь передавалась не в собственность, а только во владение (точнее в держание, однако пользовавшееся в виде исклю­чения владельческой защитой; см. разд. V, гл. II, § 1, п. 6); при этой передаче добавлялось условие, что в слу­чае удовлетворения по обязательству вещь должна быть возвращена обратно.

С развитием торгового оборота ни fiducia, ни pignus не могли удовлетворить потребностей жизни. При fiducia было слишком тяжело положение лица, отдавшего вещь в залог; при pignus было ненадежно положение получив­шего вещь: если вещь им утрачивалась, он не всегда имел возможность истребовать ее вновь. Наряду с этим интересы хозяйственной жизни требовали большей гиб­кости в регулировании отношения в течение времени от установления залога до наступления срока платежа, в частности того, чтобы должник не был лишен возможно­сти пользоваться заложенной вещью, тем более что пре­доставление должнику такой возможности могло ему об­легчить исполнение обязательства (например, заложена вещь, служащая для должника орудием его профессии;

пользуясь ею, должник может заработать сумму, необхо­димую для выполнения обязательства).

В классический период в преторском эдикте сложи­лась третья, наиболее развитая форма римского залога — ипотека (hypotheca), сложившаяся под влиянием восточ­ного греко-египетского права, при которой предмет зало­га оставался и в собственности, и во владении должника, а субъекту залогового права давалось право в случае не­исполнения обязательства истребовать заложенную вещь,

у кого бы она к тому времени ни оказалась, продать ее и из вырученной суммы покрыть свое требование к долж­нику. Например, Тиций должен Люцию 800 сестерциев;

в обеспечение своего долга он заложил участок земли. Заложенная земля, несмотря на залог, оставалась в соб­ственности и во владении Тиция, он ею пользовался, со­бирал урожай и т.д. Незадолго до срока платежа долга Тиций продал и передал заложенную землю Семпронию. Когда наступил срок платежа долга, Тиций не уплатил 800 сестерциев Люцию. Поэтому Люций предъявил иск к Семпронию о том, чтобы приобретенный им земельный участок был от него истребован и продан с публичного торга. На торгах за проданную землю выручена сумма 1700 сестерциев. Из этой суммы 800 сестерциев должен был получить Люций, а остальные 900 сестерциев посту­пали к Семпронию как к собственнику земли. Если Семпроний сам заплатил Тицию за купленную землю дороже 900 сестерциев, то разницу он был вправе требо­вать с Тиция обратно.

3. Ипотека развилась на почве найма сельскохозяй­ственных участков. В обеспечение своевременного взноса нанимателями наемной платы собственники земли тре­бовали обыкновенно от нанимателей включения в дого­вор особого пункта о том, что все «приведенное, приве­зенное, принесенное» (inducta, invecta, illata) на нанятый участок (сельскохозяйственный инвентарь, рабочий скот и пр.) не должно вывозиться нанимателем с участка, по­ка не будет погашена задолженность нанимателя по до­говору, т.е. перечисленные виды имущества должны бы­ли служить обеспечением долга нанимателя (по наемной плате). Если наниматель все же вывозил свое имущество, собственнику земельного участка претор стал давать спе­циальное средство защиты (interdictum Salvianum), если же эти вещи уже перешли во владение третьего лица, стали давать иск и против него об истребовании полу­ченных им вещей (actio Serviana). В результате примени­тельно к договору найма земли была создана форма зало­га, при которой закладываемые вещи не выходили не-


медленно из владения и пользования залогодателя, а кредитор имел абсолютный иск об истребовании вещи с целью ее продажи. Оставалось распространить сложив­шуюся форму залога с того специального случая (найма), в связи с которым она сложилась, на все другие случаи обязательств. Это было осуществлено посредством рас­пространения actio Serviana по аналогии (actio quasi-Serviana, или actio hypothecaria).

4. После того как была введена в практику hypotheca как форма залога, не сопровождавшаяся передачей самой вещи тому, кому она закладывалась, причем в случае не­исполнения обеспеченного залогом обязательства вещь не поступала в собственность залогопринимателя, а под­лежала обязательной продаже, стало возможно установ­ление на одну и ту же вещь нескольких последователь­ных залоговых прав: например, заложив земельный уча­сток, стоивший 5 тыс. сестерциев, Тицию в обеспечение долга в сумме 1 тыс. сестерциев, собственник мог затем заложить тот же участок Флавию в обеспечение долга в сумме 800 сестерциев, Гаю — в сумме 600 сестерциев и т.п. Соотношение нескольких залоговых прав на одну и ту же вещь определялось их старшинством, т.е. временем установления залога (так называемый ранг залоговых прав). Право требовать продажи заложенной вещи при­знавалось только за первым залогопринимателем, второй, третий и т.д. удовлетворялись (в порядке очереди) из ос­татка (по удовлетворении первого залогопринимателя) суммы, вырученной от продажи заложенной вещи. Ино­гда нижестоящему (по рангу) залогопринимателю было важно получить право решать вопрос о продаже вещи, чтобы выбрать наиболее выгодный для продажи момент. Для этой цели каждый из нижестоящих залогопринима­телей получал право предложить первому удовлетворение по его требованию, с тем чтобы занять его место. Проис­ходивший переход первого ранга (старшинства) к лицу, удовлетворившему первого залогопринимателя, называл­ся ипотечным преемством.

Если суммы, вырученной от продажи заложенной вещи, не хватало на удовлетворение залогопринимателей, недополучившие имели обязательственный иск к долж­нику в общем порядке.

После того как нормальным способом реализации залогового права стала продажа предмета залога, наряду с залогом вещей признали возможным залог обязательства и вообще всего того, что может быть предметом продажи.

5. Для установления залогового права не требовалось какой-либо обязательной формы. Неформальность уста­новления залога создавала неуверенность деловых отно­шений, так как лицо, желавшее обеспечить свое право требования залогом, не могло проверить, не была ли дан­ная вещь уже заложена до этого кому-либо другому'.

Кроме того, в ряде случаев залоговое право в Риме возникало в силу закона, причем такие законные залоги были привилегированными (в смысле первоочередности удовлетворения). Вследствие существования таких вне­очередных законных залогов расчеты залогопринимателя на удовлетворение, совершенно правильные и осторож­ные, неожиданно могли быть опрокинуты в силу после­дующего возникновения привилегированного залога.

В период абсолютной монархии был издан рескрипт, в силу которого ипотека, установленная письменно в присутственном месте или перед тремя достоверными свидетелями, должна иметь предпочтение перед непуб­лично установленной (хотя бы и раньше) ипотекой. Этим в известной мере уменьшались указанные выше неблаго­приятные последствия неформального характера ипотеки.

6. Залоговое право прекращалось в случае: а) гибели предмета залога, б) слияния в одном лице залогового права и права собственности на заложенную вещь, в) прекраще­ния обязательства, в обеспечение которого установлен залог.

' Впрочем, в некоторых римских провинциях дело обстояло иначе. Изу­чение папирусов показало, что в Египте уже в I в. н.э. существовала сис­тема поземельных книг, в которые заносились вещные права на землю;

ознакомление с этими записями позволяло убедиться, принадлежит ли данный участок должнику, заложен ли он кому-нибудь и т.п.


РАЗДЕЛ VI




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.