Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Шаблон «взаимоотношения - коучинг»



1. Попросите клиента описать его взаимоотношения с пер­вой перцептуальной позиции — с собственной точки зре­ния. Затем попросите мысленно вернуться назад в какую-нибудь ситуацию, типичную для него и того человека, с ко­торым его связывают проблемные отношения. Пусть вооб­разит эту ситуацию как можно живее: как выглядело поме­щение, краски дня, время суток. Убедитесь, что он действительно вернулся в ту ситуацию.

2. Следующими вопросами попросите уточнить, как пошел их дальнейший разговор при тех взаимоотношениях:

— Каковы ваши цели в этой ситуации?

— Чего вы пытаетесь добиться?

— Что для вас важно в этой ситуации?

— На что вы обращаете внимание?

— Что предпринимаете для достижения своей цели?

— Каким вы видите своего собеседника, и какими словами могли бы его описать (сердитый, хнычущий, извиняющий­ся, неискренний и т.д.)?

Возник ли спор на каком-нибудь уровне об убеждениях и ценностях, опыте или поступках?

3. Выяснив все это, прервите состояние клиента — отвлеките и дайте подумать о чем-нибудь другом.

4. Когда он будет готов, попросите его мысленно перейти на вторую позицию — точку зрения того, другого человека. Если он станет возражать, говорить, что не хочет, объясните, что от него не требуют симпатизировать собеседнику или согла­шаться с ним. Это — просто упражнение, дабы попытаться понять чужой взгляд на ту же ситуацию и постараться наилуч­шим образом разрешить конфликт. Ведь многие конфликты возникают именно из-за того, что мы не понимаем оппонен­та. Пусть клиент на самом деле поменяет позицию — переся­дет на другой стул: так ему легче будет представить себя на месте другого (буквально). Кроме того, ему следует поста­раться как можно точнее скопировать манеру собеседника держаться и разговаривать. Когда клиент на этой позиции начнет говорить «Я», значит, он уже вошел в образ собеседни­ка и говорит от его лица. Он даже станет обращаться к себе ре­альному по своему реальному имени. Задайте ему те же воп­росы и послушайте, что он скажет как другой человек:

— Каковы ваши цели в этой ситуации?

— Чего вы пытаетесь добиться?

Что для вас важно в этой ситуации?

— На что вы обращаете внимание?

— Что предпринимаете для достижения своей цели?

— Каким вы видите своего собеседника (то есть вас само­го) и какими словами могли бы его описать из этой пози­ции (оправдывающийся, обвиняющий, ворчливый, не же­лающий ничего понимать и т.д.)?

Понимание окружающих рождается из присущей всем нам человечности. Даже если собеседник совершенно другой человек, это упражнение даст клиенту бесценный опыт пребывания «в чужой шкуре». Может оказаться очень ин­тересно побольше узнать о том, как другой человек видит мир. А клиенту это очень поможет.

Если клиент соскользнет обратно на первую позицию и нач­нет снова говорить «Я» уже о самом себе, напомните, что ему следует пребывать на второй позиции. Со второй позиции он сможет обнаружить в собеседнике такое, что никогда бы не выяснил с первой.

5. Прервите состояние и верните клиента самому себе.

6. Теперь попросите клиента встать на третью позицию — на равном расстоянии от обоих стульев — и посмотреть на се­бя и своего собеседника взглядом стороннего наблюдате­ля. Пусть с этой третьей позиции взглянет на себя, находя­щегося на первой позиции. Какими он видит эти взаимо­отношения? В чем эти двое согласны друг с другом? В чем конфликтуют? Какой совет он, находясь на третьей пози­ции, может дать себе самому на первой?

7. Прервите состояние.

8. Теперь верните клиента на первую позицию и усадите на первоначальный стул. Какой совет он примет от самого себя, находящегося на третьей позиции?

Как это прояснило его взаимоотношения и чему он научил­ся? Что он сделает по-другому, когда в следующий раз встре­тится с этим человеком?

Дайте клиенту особое задание: при встрече с этим человеком проверить свои «прозрения», полученные упражнением.

9. Ну, и наконец, что ощутил клиент, какой опыт приобрел, побывав на трех позициях? Какую из них ему было легче всего принять?

Если он отдает предпочтение какой-то одной позиции, то в качестве следующего задания можно попросить его составить перечень недостатков этой позиции. (Напри­мер, если у вас сильна первая позиция, вас могут счесть самоуверенным и упрямым. При сильной второй пози­ции вы рискуете пренебречь собственными интересами.) Напоследок пусть клиент составит перечень того полез­ного, что он извлек из своего пребывания на других двух позициях.

Это упражнение поможет клиенту наладить не сложив­шиеся взаимоотношения, а умение переходить с позиции на позицию и знание своей предпочтительной позиции будет и впредь помогать в любых взаимоотношениях.

В качестве иллюстрации к этому методу хочу привести пример занятия коучингом, на котором мы были наблю­дателями. Занятие вел Джеймс (коуч), клиента звали Майкл. Майкл хотел проработать взаимоотношения со своей 12-летней дочерью Одри, которая училась играть на пианино.

Майкл постоянно ворчал, заставляя Одри с утра перед уходом в школу заниматься музыкой, но самому ему это не нравилось: он предпочел бы, чтоб она играла для собствен­ного удовольствия. Одри, конечно же, всячески и весьма изобретательно увиливала от занятий — по утрам всегда находились вдруг какие-нибудь дела поважнее, и музыка отставлялась в сторону. Майкл злился, потому что Одри всякий раз обещала заниматься.

Дальше — больше: Майкл с женой договорились по очереди проверять, занимается ли Одри. Но Майкл запо­дозрил, что жена, когда приходит ее очередь проверять дочку, попустительствует той. И решил все взять на себя, хотя его это возмущало.

Майкл не стал скупиться на деньги за уроки музыки для Одри, но хотел, чтобы за них она получала максимум. В юности он сам учился играть на пианино, да учитель по­пался никудышный. Тогда он бросил, а теперь жалел об этом. (Вот здесь у коуча может возникнуть сильное психо­терапевтическое искушение разобраться, почему и как Майкл заставлял дочь добиваться того, к чему он сам в свое время стремился и что ему так и не удалось. Джеймса этот вопрос очень привлекал, он настаивал на нем.) Майкл все-таки немного играл и любил иногда сыграть с Одри в две руки простенький дуэт. Одри это тоже нра­вилось.

Выслушав всю историю, Джеймс задал Майклу «про­вокационный» вопрос: «Что вы сочли бы превосходным результатом?»

Заметьте: вопрос построен в полном соответствии с ре­комендуемой моделью подобных вопросов: «Что... вы... глагол... позитивное будущее».

Майкл ответил, что хотел бы, чтоб учеба доставляла удовольствие. Ему хочется быть веселым и добрым отцом, а вовсе не «погонялкой» и ворчуном. Он хотел, чтобы пи­анино приносило радость Одри. Здесь неожиданно высту­пила на первый план ценность радости и веселья, а их-то как раз и не хватало во всей этой ситуации, как Майкл ее описывал.

— А что, кроме желания быть хорошим отцом, еще важно? — Этим вопросом Джеймс копнул глубже, стара­ясь добраться до ценности, стоящей за целью.

Майкл хотел, чтобы учеба приносила Одри радость, и осо­бенно — чтобы их отношения никогда не портились.

Джеймс заявил, что ему ясно — и у Майкла, и у Одри намерения самые позитивные, хоть они порой и ссорятся о том, как добиться результата. Затем спросил: «Так что же вы сделали, чтобы заставить ее заниматься?».

Майкл сказал, что перепробовал множество способов. Помогал Одри заниматься и играл с нею в две руки.

Джеймс заметил, что это как раз происходило, когда девочка уже занималась, а вот что он сделал, чтобы она приступала к занятиям?

— Я ругался, — ответил Майкл.

Майкл описал, как обычно расстраивался, когда Одри не занималась, и злился, когда жена, пообещав следить за этим, не выполняла обещания.

И выяснилось, что Майкла сильнее всего заботило собственное ощущение разочарования и собственная потребность заставить Одри заниматься.

Тогда Джеймс перевел Майкла на вторую позицию, попросив «превратиться» в Одри и сесть в кресло напро­тив. Он усерднейшим образом помогал ему войти в одну из типичных утренних ситуаций дома: что он видит, слы­шит и чувствует, будучи Одри.

В качестве Одри Майкл сказал следующее:

— Ненавижу, когда меня заставляют что-то делать.

— Хоть бы папочка скорей ушел.

— И почему он всегда так занят по утрам?

— Я хочу, чтобы он пришел и поиграл со мной на пианино.

Затем Джеймс провел с Майклом («Одри») небольшой коучинг, поинтересовавшись, чего она хочет и что для нее важно. И обнаружил, что учитель музыки девочке нравит­ся и ей важно научиться играть на пианино, потому что многие ее друзья умеют.

Затем Джеймс перевел Майкла на третью позицию, поставив между обоими креслами на равном расстоянии.

— Что вы думаете обо всем, что между ними происхо­дит? — спросил он. С третьей позиции Майкл увидел, что Одри хочет заниматься, но не хочет, чтоб ее ругали и застав­ляли делать это из-под палки. Принуждение и ругань сводят на нет всякое удовольствие от игры. С третьей перцептуаль-ной позиции он смог обучить себя, находящегося на первой. Понял, что может объяснить все жене, которая готова бы­ла помогать Одри в занятиях. И подумал также, что слово «занятия» имеет для нее теперь, пожалуй, негативный смысл. Вместо того, чтобы звать ее «заниматься» по утрам, будет лучше приглашать «поиграть» дуэтом. А уж после то­го, как девочка с удовольствием пообщается с отцом за пианино, у нее может появиться стимул остаток утра перед школой поиграть самой. Чем больше радости это будет дос­тавлять ей, тем счастливее будет и он, и тем больше она ста­нет ценить свои занятия.

Майкл вернулся в кресло первой позиции.

Джеймс спросил: «Что вы предпримете дальше?» Это было приглашение к домашнему заданию. Майкл решил поговорить с женой и уточнить, кто из них должен будет напоминать Одри об утренних занятиях. Кроме того, он решил, что на следующей неделе каждое утро будет играть с Одри в две руки и посмотрит, каким для них обоих будет результат и чем он будет отличаться от предыдущих.

Через неделю Майкл с восторгом докладывал о полном успехе опыта. Отношения с дочерью заметно улучшились. После того, как он перестал заставлять дочь заниматься, лучше стала и обратная связь, хотя первая заявленная цель осталсь прежней. Но с помощью коучинга выяснилась ценность, стоящая за целью — сохранить добрые взаимо­отношения, что и было достигнуто. Больше того: Одри стала заниматься гораздо усерднее.

В этом примере Джеймс не вводил Майкла в четвертую перцептуальную позицию. Четвертая позиция — это пози­ция целой системы, в данном случае семьи Майкла. Но даже с третьей позиции Майкл сумел увидеть, что сложив­шаяся ситуация влияла на его отношения не только с до­черью, но и с женой.

При коучинге взаимоотношений такого рода вам может понадобиться колесо перспектив. Можно использовать коле­со на четыре сектора для четырех перцептуальных позиций или же разные перспективы, в зависимости от ситуации, ко­торую вы анализируете вместе с клиентом. Например, в биз-нес-коучинге можно проанализировать ситуацию с точки зре­ния менеджера, потребителя, генерального директора и всего направления бизнеса. Попросите клиента по очереди встать на каждую из четырех позиций, чтобы лучше проникнуть в ситуацию. Запишите то, что он сумел увидеть и понять.

 

ЗАДАНИЯ

Многие клиенты умом прекрасно понимают свою ситуа­цию, но ничго не меняется. Они находятся на уровне осозна­ния, но одного этого уровня для перемен недостаточно.

Следующая стадия — захотеть. Клиент хочет перемен, но и этого недостаточно. Ему нужно знать, как их осуществить. Здесь немалую ясность может внести коуч, помогая клиенту освободиться от привычек и убеждений, которые сдерживают его, и разработать наилучшую стратегию перемен.

Здесь наступает последний этап — действовать. Он за­вершает цикл. Без этого этапа все предыдущие остаются не более, чем вероятностью, и результатов не дадут. Отсюда и акцент, который коучинг делает на то, что клиент в чем-то поступает по-иному.

Именно этот акцент на обучение действию и отличает коу­чинг от многих других методов. Коуч постоянно просит кли­ента сделать что-то иначе, оспорить или уточнить свои при­вычки и убеждения, углубить самоосознание или придержи­ваться своих ценности, и все это воплощается в задании.

Задание — это то, что коуч просит клиента выполнить в ре­зультате прогресса на занятиях. Задания всегда бывают точны­ми и конкретными, причем точность их должна касаться че­тырех моментов:

1.«Что вы станете делать?» (само задание)

2.«Когда вы это сделаете?» (временная шкала)

3.«Кого подключите?» (другие люди)

4. «Когда мы обсудим результат?» (коучу нужна обратная

связь о происшедшем).

Задания всегда ориентированы на действие — подразумевают какой-то поступок, после которого приходит когнитивное по­нимание. В этом смысле задания являются «скачком веры». Вот почему взаимопонимание особенно важно. Задания не всегда бывают удобными для клиента, и он может и не принять зада­ния, если оно сформулировано не в рамке обучения на опыте, а в рамке урока, с которым он должен успешно справиться.

Самое важное в задании — то, что клиент узнает о соб­ственных ресурсах, независимо от того, ждет его «успех» или «неудача». Познание — это не успешный результат, а обратная связь. Задания можно заключать в рамку двумя способами: как вызов и как просьбу.

Вызов

Вызов заставляет клиента тянуться за им же самим поставленные пределы. Давая клиенту задание-вызов, вы демонстрируете ему свою веру в то, что он способен сде­лать больше, чем делает. Вызов должен быть реалистичным и возможным, но и в достаточной степени заставлять кли­ента тянуться дальше, дабы проверить свое убеждение от­носительно самого себя. Поступая так, вы действуете как защитник клиента, поддерживаете его, демонстрируете свою веру в его силы, пусть даже сам он в себя не верит.

Клиент может принять ваш вызов с искренним скептициз­мом, и тогда вам понадобится либо снизить накал, либо дого­вориться о другом вызове. Но даже если клиент не полностью справится с вызовом, попытка, стремление тоже дадут ему многое, и результат все равно будет больше, чем он полагал.

Нельзя достичь того, что на первый взгляд кажется не­возможным, не попытавшись это сделать.

Просьба

Просьба проще, чем вызов, и более достижима. Это значит, что вы просите клиента двигаться дальше к его це­ли, совершая определенные действия. Просьба не застав­ляет клиента так тянуться, как вызов, но тем не менее он нередко бывает вынужден ее выполнять.

Просьба должна быть четко сформулирована. Клиент дол­жен точно знать, что ему делать и какого результата ждать.

Лучше всего предварять просьбу (да и вызов) словами: «У меня к вам просьба...» Клиент внутренне разрешает вам го­ворить дальше и слушает более внимательно и восприимчиво, поскольку предупрежден, что его сейчас о чем-то попросят.

Очень важно назначать срок для исполнения просьбы, например: «У меня к вам просьба. Пожалуйста, за эту неде­лю к нашему следующему занятию поговорите об этой проблеме с сыном».

Очень важно научить клиента и самому четко формулировать просьбы: это может оказаться чрезвычайно действенным в коучинговых отношениях. Ведь многие клиенты неспособны проя­вить разумную настойчивость или обижаются, когда кто-то об­ращается с просьбой к ним. А отказывая, могут испытывать чувство вины. И при всем том могут понимать, что не получа­ют желаемого только потому, что не умеют правильно обра­титься с просьбой. Поэтому коуч, обращаясь к клиенту с пра­вильно выстроенной просьбой, тем самым демонстрирует ему определенный эталон и обучает его правильно просить.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.