Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Особенности слогораздела



1. Сочетания шумных между гласными относятся к следующему слогу:[ла|пкъ], [ка | скъ]

34 114 14 114

2. Сочетания шумных с сонорными также отходят к следующему слогу: [^|кно], [ту|фл'и]

4 134 14 13 4

3. Сочетания сонорных между гласными тоже относятся к следующему сло­гу:

[к^|рма], [п^|лно]

14 334 14 334

4. При сочетании сонорных с шумными слогораздел проходит между члена­ми сочетания:

[ кар|тъ], [пол | къ]

143 14 143 14

5. При сочетании [и] с последующими шумными или сонорными слогораз­дел также проходит между членами сочетания ([и] - звучнее сонорного).

[мои|къ], [к^и|ма]

343 14 143 34,

Деление на слоги - явление чисто фонетическое. Так, слово сестра может быть перенесено тремя способами:

се - стра, сес - тра, сест - ра,

а слогораздел в этом слове один:

[с'ие | стра]

14 1134


Орфоэпия

Орфоэпия(от греч. orthos - прямой, правильный и epos - речь) это сово­купность правил устной речи, устанавливающих единообразное литературное произношение.

Орфоэпические правила охватывают не только область произношении отдельных звуковв определенных фонетических позициях или сочетаний звуков,а также особенности произношения звуков в техили иных грамматических формах.

Нормы произношения должны соблюдаться каждым, кто хочет владеть пра­вильной литературной речью.

Орфоэпия современного русского литературного языка представляет собой исторически сложившуюся систему, которая наряду с новыми чертами в большой степени сохраняет старые, традиционные черты. Исторической основойрусского литературного произношения являются языковые черты разговорного языка го­рода Москвы,которые сложились еще в первой половине XVII века. К указанному времени московское произношение лишилось узко диалектных черт, объединило в себе особенности произношения северного и южного наречий русского языка.

Московские произносительные нормы передавались в другие экономические и культурные центры в качестве образца и там усваивались на почве местных диалектных особенностей.

Так складывались особенности произношения, несвойственные московской орфоэпической норме. Наиболее четко выраженными были особенности произ­ношения в Петербурге,культурном центре и столице России XVIII -XIX вв. В то же время в московском произношении не было полного единства: существовали произносительные варианты, имевшие разную стилистическую окраску.

С развитием и укреплением национального языка московское произношение приобрело характер и значение национальных произносительных норм. Вырабо­тавшаяся таким образом орфоэпическая система сохранилась во всех своих ос­новных чертах и в настоящее время в качестве устойчивых произносительных норм литературногоязыка.

Орфоэпическая норма – это единственно возможный или предпочтительный произносительный вариант по сравнению с другими, менее соответствующими системе произношения и основным закономерностям развития данного языка.

Одну из наиболее ярких особенностей произношения гласных в русском ли­тературном языке составляет аканье. Заключается оно в том, что гласные [а], [о] после твердых согласных в первом предударном слоге совпадают в звуке, близком к [а] - [ ], а в остальных безударных слогах звучат как очень краткий гласный [ъ], например:

г[^]да, д[^]ма, [пъд^шла] (подошла), [пък^жу] (покажу), [скоръ].

Произношение звука [ ] отличается от [а] только меньшей степенью раствора рта, а произношение [ъ] - еще менее широким раствором рта и наличием подъе­ма спинки языка.

В первом предударном слоге после твердых шипящих ж, ш, цна месте букв о, апроизносится звук [ ] :

[ж^ра], [ш^лун], [ц^рап'инъ].

По старой же московской норме после шипящих произносился [ые]. Сейчас звук [ые] произносится лишь в следующих словах: ж[ые]кет, ж[ые]смин, лош[ые]дей, к сож[ые]лению, ж[ые]леть.

В первом предударном слоге после твердых шипящих ж, ш, ц на месте бу­квы Е произносится звук [ые]: ж[ые]на, пш[ые]но, ц[ые]на.

В первом предударном слоге после мягких согласных на месте букв я, е, а произносится звук [ие]: р[ие]ды (ряды), п[ие]сок (песок), ч[ие]сы (часы).

Во втором, третьем предударных слогах, в также в заударных слогах после мягких согласных на месте букв е, я, а произносится редуцированный звук [ь]: ч[ь]пуха, р[ь]довой, ч[ь]совой, оч[ь]р[ь]ди (очереди), прин[ь]ты (приняты), нача[ь]ты (начаты).

На месте звонких согласных в конце слов произносятся соответствующие им глухие звуки: стол[б]ы - стол[п], сне[г]а - сне[к], яго[д]ы - яго[т] и т.п. Звонкие согласные перед глухими согласными оглушаются:

тра[в]а - тра[ф]ка, ре[д]ок - ре[т]кий, бли[з]ок - бли[с]кий.

Глухие согласные в положении перед звонкими (кроме [в]) всегда произ­носятся звонко, например: [з]делать (сделать), о[д]гадать (отгадать), э[г]замен (эк­замен).

Твердые согласные, оказываясь в положении перед мягкими согласными, могут смягчаться (изменяться), чаще всего такой ассимиляции подвергаются зубные согласные [з], [с], [д], [т], [н], например: ве[з'д']е, бру[с'н']ика, ле[д'н']ик, памя[т'н']ик, стипе[н'д']ия.

Ассимилятивная мягкость зубных согласных - явление, заметно убывающее в современном литературном языке. На месте буквы Щ произносится долгий мягкий согласный звук [ш']: ро[ш']а, [ш']и, пи[ш']ать.

в) Сочетание ЧН по нормам старого московского произношения в подав­ляющем большинстве слов произносилось как [шн]. В дальнейшем под влиянием правописания и части русских диалектов произношение [шн] вытеснилось произ­ношением [чн]: встре[чн]ый, коне[чн]ый, то[чн]ый и др.

Но в некоторых словах сохраняется произношение [шн]: коне[шн]о, ску[шн]о, яи[шн]ица, скворе[шн]ик, праче[шн]ая, горчи[шн]ый, пере[шн]ица, а также в женских отчествах на - ична: Никити[шн]а, Ильини[шн]а.

В ряде слов допустимо произношение [шн]и[чн]:

моло[шн]ый и моло[чн]ый,

було[шн]ая и було[чн]ая,

порядо[шн]ый и порядо[чн]ый и др.

Сочетание ЧТ изменяется в [шт] только в слове что и в производном от него: [шт]о, [шт]обы, кое-[шт]о.

Исключением является слово нечто книжного происхождения, где сохра­няется [чт], и слово ничто, где возможно двоякое произношение: ни[чт]о и ни[шт]о.

 

Сочетание гк, гч.

На месте сочетания гк произносится [хк]: лё[хк]ий, мя[хк]ость.

На месте сочетания гч произносится [хч]: ле[хч]е, смя[хч]ать.

Сочетание сш, зш звучит как долгий твердый согласный [ш]: ра[ш]уметься (расшуметься), бе[ш]арфа (без шарфа), [ш]убой (с шубой).

Сочетание зж на стыке приставки и корня произносится как долгий твер­дый [ж]: ра[ж]ог (разжёг), и[ж]арил (изжарил).

В некоторых сочетаниях согласных звуков один из них не произносится. Так, в сочетаниях стн, стл, стек не произносится звук [т]: капу[с'н']ик, хва[с'л']ивый, тури[ск']ий.

В сочетаниях здн, рдц, ндск не произносится звук [д]: по'[зн]о, с'е[рц]е, голла[нск']ий.

Всочетании лнц не произносится звук [л]: со[нц]е.

В сочетании вств первый звук [в] не произносится в словах чу [ств]о, здра[ств]уй и др.

В других случаях в этом сочетании на месте в произносится звук [ф]: свато[фств]о, бало[фств]о.

Сочетание тс перед гласным произносится как долгое [ц]: смеё[ц]а, ложи[ц]а, несе[ц]а.

Перед гласным на стыке корня и суффикса произносится [ц]: сове[ц]кий (со­ветский), де[ц]кий (детский), бра[ц]кий (братский).

Сочетание сч, зч на стыке корня и суффикса -чик-, а также на стыке при­ставки и корня звучит как долгий мягкий звук [ш'] или как [ш'ч]: перепи[ш']ик- перепи[ш'ч']ик (переписчик); ре[ш']ик-ре[ш'ч']ик (резчик); и[ш']ез - и[ш'ч']ез (исчез).

Внутри корня это сочетание зж и сочетание жж по старым московским нормам произносились как долгий мягкий звук [ж']: дребе[ж']ать, по[ж']е, е[ж']у, во[ж']и, жу[ж']ать.

По старым московским нормам двойной мягкий согласный [ж'] произносился и в словах дождя, дождик на месте сочетания жд. В настоящее время долгое мягкое [ж'] заменяется в произношении [ж] долгим твердым: е[ж ]у, во[ж]и.

В слове дождя сочетанием [жд'] в соответствии с написанием.

В окончаниях родительного падежа единственного числа мужского и среднего рода прилагательных, местоимений и порядковых числительных на -ого, - его произносится звук [в]: большо[в]о, си'не[в]о, тако'[в]о, тре'тье[в]о.

Историческая справка: большоγо произносился глухо и часто выпадал, рядом оказывались два гласных ОО, и чтобы заполнить промежуток, между ними встав­ляли звук [в].

В прилагательных на -гий, -кий, -хий, как и в глаголах на -гивать, -ки­вать, -хивать, в языке получило широкое распространение произношение с мягкими звуками [г'], [к'], [х'|: до'л[г'иj], ре'д[к'иj], вe'т[x'uj], вздра'[г'и]вать, вытас[к'и]вать, распа' [х'и] вать.

Твердое произношение согласных г, к, х было нормой для старого москов­ского произношения (кы, гы, хы —> ки, ги, хи в XIII-XIV вв.)

Возвратная частица -сь произносится неодинаково: обычно мягко [с'] и зна­чительно реже твердо (по старой московской норме): остало[с'], собираю[с'], прошу[с'], но возможно и остаю[с], собираю [с].




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.