Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Формы и факторы переселения



 

А.А. Кауфман указывал, что правительство заботилось о создании на окраинах земледельческого населения, пользуясь для этой цели и ссылкою, и "накликом" свободных хлебопашцев, которым представлялись разнообразные льготы и пособия и давалась в пользование земля. Попутно с этою правительст­венною колонизацией шла другая колонизация, вольнонародная[25].

Переселенческое движение, по мнению М.К. Любавского, было связано

с потребностью населения в условиях экстенсивного ведения хозяйственной деятельности: по мере разработки земли и ее оскудения социально активная часть населения стремилась к перемещению на новые земли, благо существовавшее пространственно-географическое окружение позволяло это. Вызывает интерес перечень причин, закладывавших в земледельце черты по­тенциального переселенца.

М.К. Любавский акцентировал внимание на формы колонизации воль- нонародная, иногда, по определению академика, самовольная, правительст­венная, частнопредпринимательская.

Ряд историков дооктябрьского периода в своих работах, посвященных процессам колонизации или косвенно затрагивающих эту тему, отмечали такие формы переселенческого движения, как государственная, организованная, сти­хийная, административная, добровольная.

Н.А. Смирнов подчеркивал, что царское правительство усиленно разви­вало помещичью колонизацию на юге России, в том числе и на Кавказе, разда­вая землю дворянской служилой аристократии и бюрократии и переселяя гуда крестьян из внутренних губерний”[26]

Н.Г. Волкова, говоря о массовых переселениях на Северный Кавказ представителей различных национальностей, указывает, что часть этих пересе­лений в широких масштабах осуществлялась царским правительством, состав­ляя одну из сторон его колониальной политики, часть происходила независимо от этой политики под воздействием разнообразных социально-экономических и политических факторов и не только не встречала препятствий со стороны госу­дарственного аппарата, но всячески поддерживалась последним (например, пе­реселение армян и греков на Черноморское побережье Кавказа)"[27].

П. Громов отмечает, что по своему характеру колонизация может быть крестьянской, военно-казачьей, помещичье-крепостнической.

В. Лурье выделяет государственную и народную формы колонизации, акцентируя внимание на модель русской крестьянской колонизации.

С.А. Чекменев, один из крупнейших современных исследователей пере­селенческого движения на территорию Предкавказья, в качестве основных коло­низационных элементов рассматривает казачество, крепостных и государствен­ных крестьян различных категорий, помещиков, отставных солдат, иностранных переселенцев, особо отмечая значение бывших на Северном Кавказе как важного звена в процессе закрепления позиций царизма в этом крае.

Военно-казачыо, гражданскую, дворянскую, крестьянскую, частнопред­принимательскую колонизацию Северного Кавказа в формах принудительного и добровольного переселений выделяет Л.Б. Заседателева .

Итак, мы рассмотрели существующие определения характера и форм колонизации в работах российских историков, начиная с дооктябрьского пе­риода, и убедились в отсутствии единой четкой классификации. Учитывая и опираясь на результаты исследований предшественников и изученные архив­ные материалы, мы пришли к заключению, что переселенческое движение мо­жет носить принудительный и добровольный характер. Последний подразделя­ется добровольный, санкционированный правительством и добровольно- стихийный. Колонизационный процесс протекает в форме правительственных заселений и народной колонизации, По нашему мнению, форма колонизации определяется посредством ответа на вопрос: кто является инициатором пересе­ления. Подправительственной колонизацией следует понимать переселения, организованные правительством, которые отвечали его внутриполитическим и внешнеполитическим задачам и претворялись в жизнь в соответствии с царским за­конодательством. Критериями правительственных переселений являются: а) согла­сие на переселение властей тех губерний, откуда осуществлялись Переселения; б) разрешение кавказской администрации на вселение; в) материальная помощь пере­селенцам со стороны российского правительства или войсковой администрации; г) льготы разного рода (например, по выплате податей, освобождение от воинской службы, однако последний из перечисленных критериев в планах правитель­ства присутствовал не всегда. Правительствешая политика находила правовое во­площение в издании законов и распоряжений по вопросам переселений.

Характерными чертами правительственных переселений были их перио­дичность, строгая регламентация, массовость, участие в колонизации различных социальных групп. Пере­селения осуществлялись организованно, под надзором государственных чинов­ников в места и сроки, определяемые властями. Правительственная политика льгот и пособий не отличалась постоянством. Пособия выдавались тем группам переселенцев, которые соблюдали все формальности, предписанные правитель­ством, а именно заручились согласием на переселение властей своих губерний и кавказской администрации, а так же одобрением Министерства внутренних дел.

Следует отметить, что правительственная колонизация наиболее полно отражена в исторических источниках.

На протяжении XIX в. народная колонизация сопутствовала правитель­ственной и тесно переплеталась с ней. М.С.Авербух подчеркивал, что "в усло­виях крепостнических порядков организованная принудительная колонизация не может быть особенно успешной и неизбежно перерастает в колонизацию стихийную, добровольную"[28].

Народная колонизация - это свободное переселение населения на земли, привлекающие его по какой-либо причине, которое осуществлялось, как прави­ло, в обход царского законодательства, в обстановке преследований централь­ных и местных властей. В основе народных переселений лежат причины соци­ально-экономического плана: а) до отмены крепостного права - растущее угне­тение со стороны помещиков и феодально-крепостнического государства, б) малоземелье; в) частые стихийные бедствия (засухи, неурожаи, голод и т.п.); г) гонения официальной церкви, на примере общины молокан; д) поиск лучшего применения своих сил и вло­жения имеющихся финансовых средств. Последний пункт относится, в основ­ном, к таким колонизационным элементам, как купцы, мещане и стал прояв­ляться на территории Северо-Западного Кавказа только с конца 60-х годов XIX века. В процесс народной колонизации вовлекается не только беглое крепост­ное крестьянство, но и различные категории юридически свободного населе­ния, искавшего в данном регионе облегчение своего положения. Народная ко­лонизация осуществлялась непрерывно и носила интенсивный характер вопре­ки запретам властей. Беглые крепостные составляли наиболее колоритно выра­женный элемент народной колонизации.

На результате представленных мнения можно сделать вывод о том, что ко­лонизации имела несколько форм: а) военно-казачья колонизация; б) гражданская колонизация.

Удержать ситуацию в организованном и подконтрольном правитель­ству русле до конца не удалось. Усиленные ожидания крестьянства России, связанные с освобождением от крепостнической зависимости, давящее мало­земелье слишком часто содействовали стихийности и внесценарному проте­канию переселенческого процесса. “В крестьянской среде к 40-м годам XIX века прочно укрепилось мнение, что положение дел на Кавказе вынудило правительство приглашать крестьян, в том числе и помещичьих, в этот отда­ленный край, при этом за труды и опасности даруя безвозмездно «пустопо­рожние» земли, наделяя денежными пособиями на первоначальное обзаведе­ние и освобождая от всяких податей и повинностей”[29].

В этой связи Кавказ для крепостного крестьянства Российской импе­рии стал видеться «землей обетованной». Крестьяне толпами с семьями и пожитками срывались с мест прежнего проживания и вопреки всяческим пре­пятствиям, жаждали увидеть «кавказский рай». “Ответом на запретительные решения и действия властей явились серьезные беспорядки и бунты среди крестьян”[30].

Власти стали небезосновательно опасаться, что такое течение дел, могло подорвать социально-экономические основания всего государственно­го устройства - разорить помещичьи хозяйства. При этом до манифеста об отмене крепостного состояния крестьян и начала проведения крестьянской реформы в России переселенческого движения как «явления народной жизни в стране» не существовало. Практиковались отдельные и спорадические вы­зовы, прежде всего, государственных крестьян со стороны правительства, ко­торые инициировались кавказскими властями. Итогом такой переселенче­ской политики было расселение к началу 50-х годов XIX века в районы.

“Степного Предкавказья на земли, занимавшие площадь в 13 млн. десятин свыше 740 тыс. человек. Из них насчитывалось линейных и черноморских казаков — 432 тыс. человек; государственных крестьян, прибывших туда по вызову правительства, - 172 тыс. человек, а помещичьих крестьян - около 17 тыс. человек”[31].

И хотя в 50-е годы XIX века первостепенными оставались военно- стратегические задачи покорения Кавказа, главная экономическая роль в хо­зяйственном и культурном освоении Кавказа, подведении прочной почвы гражданственности и государственности в регионе принадлежала государст­венным крестьянам.

Ход переселения

 

Руководство переселенческой политикой осуществлялось в центре импе­ратором и Сенатом, Министерством внутренних дел и Военным министерством.

Для переселения на Северный Кавказ были учреждены следующие органы.

В Ставрополе в 1806 г. была создала контора по переселению, находившаяся в ведений гражданского губернатора. Чиновники конторы посылались для проведения личной переписи и переклички в тех местах, где найдутся переселенцы.

Для Северо-Западного региона Кавказа были учреждены следующие органы, “Для приема и оказания помощи переселенцам в Черноморском казачьем войске приказом от 6 сентября 1821 г. был учрежден особый Комитет в составе трёх асессоров, секретаря, четырех чиновников для особых поручений (полковых есаулов), под общим председательством войскового атамана”[32]. Согласно распоряжению командира отдельного Кавказского корпуса генерала от инфантерии А.П. Ермолова от 24 ноября 1821 г, в Состав комитета несколько раз менялся за время его существования. В обязанности чиновников входили объезды порученных им селений, сбор пожертвований и оказание помощи переселенцам, а также привлечение последних «к трудолюбию и хозяйственным работам и отнюдь не допущение их до тунеядства». Обо всех чрезвычайных случаях, которые могли случиться, они должны были сообщать комитету с нарочными.

26 декабря 1821 г. Комитет для водворения переселенцев был открыт в г. Екатерннодаре, В его функции входили: подробный учет прибывающих, переселенцев, в том числе способных носить оружие, оказание помощи в размещении их на зимовку и дальнейшее водворение, распоряжение лесом для строительства домов, организация сбора пожертвований и выдача провианта, оказание помощи медикаментами.

Комитет был закрыт 20 сентября 1826 года на основании того, что переселение в данным момент завершилось и в продолжении его функционирования нет необходимости. В дальнейшем успешный опыт по организации переселенческих комитетов был использован в дальнейшем, так 1848 года начал свою работу временный комитет по водворению переселенцев, открытый также в Екатеринбурге.

Ответственность за организацию и ход переселения полностью возлагалась на губернаторов тех губернь от куда отправлялись партии переселенцев. Под их руководством разрабатывались правила (инструкции) по переселению, суть которых сводилась к следующим положениям.

Переселение проводилось добровольно. Желающие сообщали о своем намерении в Волостное Правление и предоставляли туда удостоверение, свидетельствующее о том, что в податях и обязанностях они не состоят и частных долгов, препятствующих выходу из селения, - не имеют. Волостному Правлению поручалось сформировать поименные списки семейств, утверждавшиеся губернским начальством.

Переселяющиеся получили право продавать свои дома и прочее имущество по своему усмотрению. А принадлежавшие им участки земли полагалось «предоставлять остающимся на старых местах того же селения крестьянам, которые в вознаграждение за передачу имущества, обязаны оказать переселенцам пособие в переходе.

Для обозрения мест своего будущего поселения и условий жизни в переселенцам разрешалось направлять ходоков, снабжавшихся от имени губернатора «срочным видом (пашпортом)», а от администрации денежным пособием.

На месте их удостоверили «о всех тех выгодах, какие они иметь будут, дабы тем лучше обеспечить переселенцев в удовлетворении их желаний». К этим выгодам относились обещанные плодородные участки земли, рыбные ловли, предоставление полной свободы хозяйственной деятельности наравне с проживающими здесь черноморцами, освобождение от государственных податей «во вновь заводимых селениях» на 3 года, в старых - только на 2.

Были случаи, когда по возвращении депутатов переселенцы отказывались от переезда. “Так, в октябре 1808 г. возвратившиеся посланцы сел Смелого и Протасовки Роменского уезда Полтавской губернии сообщили, что они «нашли тамошнее жительство невыгодным, в рассуждении того, что по такому количеству в семействах их душ не могут исправлять службы по тамошним заведениям, и что они, разведав, как там жители тамошние часто умирают от нездорового климата, опасаются выводить туда семейств своих, дабы над ними не сбылось того, что над переселившимися уже из Черниговской губернии жителями, коих пришло туда 19 семейств, из них 14 умерло и 5 только в живых осталось, и по сим причинам они желание своё к переселению оставляют» . Это Заявление было подано от 18 мужчин и 15 женщин названных сел, изъявивших ранее желание переселиться”[33].

С ранней весны 1809 г. началось массовое пополнение Черноморского войска. Вместе с семьями, скотом, имуществом украинские крестьяне отправлялись организованными партиями, в каждой не более 30 семейств. Возглавлял партию старейшина, у которого находился «открытый лист» с именным списком всех семей и разрешением на свободный проход до назначенного места .

Не обязательно старейшиной - становился человек пожилого возраста или из числа зажиточных переселенцев. Это мог быть и молодой уважаемый всеми казак или крестьянин из благонадёжнейших и трезвенного поведениях Согласно полученным инструкциям он по ходу движения решал возникающие вопросы и имел «строгий надзор за поведением, старался предупредить всякие ссоры и драки и не допускал уменьшения или увеличения численности партии во время ее следования. По приходу на назначенное место он был обязан представать в Черноморское правление все имеющиеся документы, касающиеся пришедших переселенцев.

Полиция и губернские власти тех мест, через которые проходила партия, должны были «оказывать нужное пособие и покровительство, отряжая чиновников или унтер-офицеров или солдат, для ограждения их в пути от притеснения и остановок, равно и для соблюдения между самими переселенцами порядка. К предупреждению всякого покушения на поступки не позволенные.

Как правило, при переселении партии колонистов разрешалось право в бесплатном пользовании пастбищами, обеспечивавших ночлегом и помогавших всем заболевшим определиться в войсковые военные и комиссариатские лазареты. Министерство государственных имуществ, заботясь о беднейших семьях, предоставляло им путевое.

Власти старались держать под контролем переселенческий процесс и не допускать самовольных переходов в партию беглых людей или с имеющимися долгами. С этой целью колонистам выдавались специальные пропуски – “письменные виды”, без которых вновь прибывший мог подвергнуться аресту с целью дознания, как и откуда он появился в данном месте заселения. Но, если таковые всё-таки обнаруживались, то согласно правилам, их немедленно высылали «посредством земских полиций для обращения на прежнее место жительства.

Часто во время пути следования среди переселяющихся распространялись массовые заболевания и наблюдалась высокая смертность. Согласно правительственным инструкциям, если вдруг кто-то из переселенцев заболевал и продолжать путь был не в состоянии, предлагалось не останавливать ход целой партии.

Местное городское или земское начальство, удержав заболевшего, не разлучало его с семейством, принимало под свой надзор и покровительство, а по выздоровлении снабжало письменным видом, показывающим все число душ и количество скота, отправляло к назначенному месту в одном семействе или с новой партией, которая на то время может случиться.

Начавшееся переселение и водворение крестьян из центральных губерний проходило не всегда удачно. Вместо назначаемых сроков по переселению, зачастую затягивалось на большой срок. Так переселение из “Полтавской и Черниговской губерний проходило в этот раз неудачно. Вместо назначенного по проекту трехлетнего срока переселение растянулось на шесть лет, с 1821-1826 гг. и сопровождалось голодом, потому что 1819-1821 гг. выдались неурожайными и вдобавок налетевшая (в 1821 г.) «в несметном количестве саранча» уничтожила не только хлеб, но и травы3. К тому же уменьшение войсковых доходов лишало Войсковую канцелярию всякой возможности помогать продовольствием и провиантом прибывающим переселенцам”[34].

К тому же во время следования партий полиция и губернские власти должны были отряжать чиновников или унтер-офицеров для их сопровождения в пути. На деле оказывалось, что некоторым партиям вообще не предоставили проводников. В результате их скот был отбит и угнан разбойниками, от чего они ещё больше «потерпели разорение».

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.