Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЕМЕЙНОЙ СИСТЕМЫ



Как уже упоминалось выше, исторические параметры функционирования семейной системы касаются тех ее аспектов, которые имеют событийный исторический контекст, выявляемый при вертикальном срезе семьи.

Интерес к психологическим исследованиям семьи в вертикальной (межпоколенной) перспективе, связывающей актуальное семейное функционирование семьи с семейной историей и с опытом отношений в расширенных семьях, возник в 50-х годах XX века в западной психологии в рамках, прежде всего, психотерапевтической практики. В 1960-1970-х годах прошлого века выходит большое количество работ, посвященных изучению проблемы семейной истории и межпоколенной передачи информации в семье (Н. Аккерман, М. Боуэн, А.А. Шутценбергер, I. Boszormenyi-Nagy, J. Framo, G. Spark и др.). В фокусе внимания оказываются феномены межличностного взаимодействия и проблема передачи этих паттернов через поколения. F. Dolto, I. Boszormenyi-Nagy, G. Spark обнаружили, что неразрешенные конфликты, тайны, выбор профессии и т.д. передаются из поколения в поколение.

При анализе исторических параметров также большое внимание уделяется рассмотрению защитных механизмов в семье (мифов, верований, легенд и т.п.), функция которых заключается в поддержании целостности и стабильности семейной системы путем препятствия осознанию ее членами отвергаемых о ней представлений (М. Николс, Р. Шварц, 2004). Для анализа особенностей функционирования отдельной личности внутри расширенной семьи широко используются психодинамические категории, такие как «перенос», «идентификация», «проекция» и т.д., а также категории, описывающие индивидуальный аффективный опыт, связанный с жизнью в родительской семье, такие как уровень дифференциации индивида в теории семьи как эмоциональной системы М. Боуэна. Влияние семьи, в которой вырос каждый из супругов, оценивается преимущественно с учетом присущей ей атмосферы, разделения прав и обязанностей между родителями, обращения к их опыту взаимодействия. Психологическая сущность брака, мотивация выбора партнера и характер взаимоотношений с ним трактуется в рамках «родительских схем» и сиблинговых позиций супругов (Н. Аккерман, 2000; С. Кратохвил, 1991).

О связи качества эмоциональных отношений со значимыми близкими (главным образом с матерью) в раннем возрасте и особенностях человека, проявляющихся в дальнейшем в общении, семейной жизни, профессиональной деятельности, свидетельствуют исследования, выполненные в рамках теории привязанности. Основные принципы теории привязанности были сформулированы в работах Дж. Боулби и М. Эйнсворт в 70-80-х гг. прошлого века. В настоящее время наблюдается интенсивное расширение этой теории, в том числе выражающееся в ее выходе за пределы детского возраста и распространении на весь онтогенез. Согласно сторонникам данной теории (П. Криттенден и др.), чувствительность человека к определенному виду информации – когнитивной (интеллектуальной) или аффективной (эмоциональной), а также способность дифференцировать эти два вида информации и интегрировать их в целостную модель поведения и взаимоотношений с другими людьми зависит от качества привязанности между матерью и ребенком в раннем детстве. Причем в трактовке П. Криттенден, важную роль играет не собственно привязанность, а эффективность взаимодействия матери и ребенка, рассматриваемая через стратегии приспособления ребенка к материнскому поведению (Е.О. Смирнова, 1999). Таким образом, в рамках теории привязанности различия в индивидуальном опыте отношений с родителями являются ключом к пониманию особенностей поведения взрослого человека, в том числе в качестве брачного партнера. Большое значение при этом отводится стратегиям поведения, которые вырабатываются ребенком в отношениях с родителями и переносятся на взрослую жизнь. Родительская семья выступает значимым фактором, определяющим функционирование выросших в ней детей, однако по сравнению с подходами, ориентированными на изучение семейной истории, здесь акцент ставится на индивидуальные свойства супругов, а не на паттерны взаимодействия, передающиеся из поколения в поколение и определяющие характер супружеских отношений.

Ниже будут рассмотреныследующиеисторические параметры функционирования семейной системы: семейная история, семейный сценарий, семейный миф, семейная легенда.

Семейная история

Семейная историяпонятие, относящееся к историческому контексту семьи и описывающее хронологию значимых событий жизни нескольких поколений семьи (минимум трех). Изучение семейной истории позволяет получить информацию о составе и значимых жизненных событиях расширенной семьи (фамилии, имена, даты бракосочетаний, рождений, смерти; болезни, несчастные случаи, переезды, характер отношений друг с другом и др.) Для изучения семейной истории используются такие методы, как генограмма (М. Боуэн) и геносоциограмма (А.А. Шутценбергер). Анализ семейной истории позволяет выделить те аспекты прошлых семейных отношений («эмоциональные треугольники», несчастливые судьбы, исключения членов системы и др.), которые могут выступать источниками актуальных проблем семьи и отдельных ее членов.

Э.Г. Эйдемиллер для работы с семейной историей вводит термин «тема», под которым он понимает специфическую, несущую эмоциональную нагрузку проблему, вокруг которой формируется периодически повторяющийся в семье конфликт. Тема определяет способ организации жизненных событий и внешне проявляется в стереотипах поведения, которые воспроизводятся из поколения в поколение (Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская, 2006). Изучение феномена семейной истории в контексте дрейфа поведенческих стереотипов было начато М. Боуэном, установившим, что в семье от поколения к поколению наблюдается накопление и передача дисфункциональных паттернов, что может явиться причиной индивидуальных затруднений у членов семьи. Эти наблюдения были развиты и зафиксированы в его концепции трансмиссии (М. Боуэн, 2005). А.А. Шутценбергер, объясняла данную особенность семей действием механизма трансгенерационной передачи информации (А.А. Шутценбергер, 2001). Суть данных концепций состоит в том, что паттерны взаимоотношений предыдущих поколений могут обеспечивать неявные образцы (модели, схемы, программы) для функционирования следующих поколений. Анализ таких повторяющихся паттернов в семейной истории позволяет объяснить актуальные семейные дисфункции влиянием опыта предыдущих поколений.

Для межпоколенной передачи важно понятие скрытой (невидимой) лояльности семье. Оно является ключевым и означает ставшую бессознательной верность прародителям (И.Ю. Хамитова, 2004).

Семейный сценарий

Семейный сценарий - повторяющиеся из поколения в поколение паттерны взаимодействия членов семьи, обусловленные событиями семейной истории. Семейный сценарий имплицитно содержит представления о том, с кем, как и для чего нужно жить в семье, сколько нужно иметь детей, каким образом заботиться о них, как строить отношения с расширенной семьей и т.п. Пословица «Яблоко от яблони недалеко падает» является отражением идеи о сходстве различных аспектов жизнедеятельности родителей и детей.

Пример. Молодой человек всегда мечтал о стабильных и теплых отношениях в своей семье. Родительская семья характеризуется им как «террариум», где все воюют друг с другом. Однако после двух лет жизни в браке он пришел к выводу, что его супружеские отношения являются зеркальной копией отношений его родителей.

Ряд исследователей семьи рассматривают ее как систему, члены которой связаны эмоциональными отношениями, определяющими их поведение (М. Боуэн, М. Керр, 2005). Согласно М. Боуэну, опыт проживания в родительской семье и усвоение транслируемых ею поведенческих паттернов формирует определенный уровень дифференциации «Я» индивида, который в свою очередь влияет на его функционирование в собственной семье. При низком уровне дифференциации члены семьи, как правило, не обладают своим отдельным Я, своими желаниями, представлениями, идеалами и др., а более или менее осознанно повторяют уже «наработанные», родительские, прародительские и другие внутрисемейные модели взаимодействия. Говоря о процессе межпоколенной передачи, М. Боуэн предполагал, что большинство детей выходят из своих семей, имея приблизительно такой же уровень дифференциации, как и у родителей, и только некоторые переходят на более высокие или низкие уровни.

Понятие о сценариях было проработано также в трансактном анализе. Э. Берн считал, что жизненные сценарии основаны на родительском программировании. Он углубил представления о сценариях, добавив в их описание влияние широкого социального контекста. При этом он акцентировал внимание на их достаточно раннем возникновении, связанном с детским выбором стратегии выживания в мире, а также на роли рассказываемых в детстве сказок и историй как основы предпочтения героя для неосознаваемой идентификации. Э. Берн определил жизненный сценарий как план жизни, который составляется в детстве, подкрепляется родителями, оправдывается последующими событиями и завершается так, как было предопределено с самого начала. Эвристичным является использование его идеи о сценарии и контрсценарии.

Семейные сценарии всегда содержат повторения и могут касаться любых аспектов жизнедеятельности семьи:

  • супружеских отношений (в моей семье все женщины были несчастливы в браке, потому что мужья им изменяли);
  • денег (в нашей семье вместе с достатком всегда кто-то тяжело заболевал или умирал);
  • привязанности событий к определенному возрасту (я вышла замуж в 22 года, так же, как моя мама, бабушка и сестра);
  • профессиональной деятельности (все женщины в нашей семье работали в системе образования и сетовали на низкую зарплату, но ничего не меняли) и др.

Возникая на микро- и макросистемных уровнях функционирования семьи, семейные сценарии определяют действия, характер отношений и переживания членов семьи, относящиеся не к «здесь и теперь», а к «там и тогда». Анализ подобных семейных предписаний, а также соотнесение актуального поведения «проблемных» членов семьи с опытом старшего поколения позволяет выявить полученные «по наследству» неосознаваемые деструктивные паттерны.

Семейный миф

Семейный миф – это показатель функционирования семейной системы, формирующийся в течение нескольких поколений и являющий собой совокупность представлений членов данной семьи о ней самой. Близкими, и порой синонимичными данному показателю выступают «образ семьи», «образ мы», «верования», «убеждения», «семейное кредо», «согласованные ожидания», «наивная семейная психология». Время, необходимое для формирования семейного мифа, составляет примерно период жизни трех поколений семьи (М. Сельвини Палаццоли и др., 2002). Действие семейного мифа проявляется посредством воспроизведения членами семьи ряда взаимно согласованных, но неадекватных актуальному контексту существования семьи ролей.

Мифологический семейный фон характеризуется некритичным отношением к нему членов семьи и служит для них вектором, определяющим построение социальных контактов вне семьи.

Этиология семейного мифа связана, как правило, с двумя факторами:

1) наличие в семейной истории семейной тайны, или какого-либо ненормативного кризиса – развода, измены, чьей-то смерти, естественное проживание которого в силу определенных причин было невозможным;

2) склонность семьи к процессам расщепления и отвержения чего-то неприемлемого, травмирующего.

Взаимодействие этих двух факторов приводит к «замещению» истинной, но «неблагоприятной» информации о семейном событии некоторым «благоприятным» фантомом. Таким образом, функция семейного мифа заключается в сокрытии от сознания отвергаемой информации о членах семьи и семье в целом. Данный факт позволяет рассматривать семейный миф как своеобразный групповой защитный механизм семьи, способствующий поддержанию целостности семейной системы (Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская, 2006).

Пример. Члены семьи – мать, отец и сын 27 лет – ведут совместный семейный бизнес. Однако, несмотря на значительные усилия, им не удается иметь планируемую прибыль. Хватает только на «сведение концов с концами». На вопрос «Как бы вы охарактеризовали вашу семью?» после некоторого обсуждения члены семьи сходятся во мнении, что они – добрая и щедрая семья… В семье поддерживается идея, что нужно много делиться и помогать людям, что порой мешает вести дела бизнеса и не терять деньги. Исследование семейной истории показало, что прадедушка по линии матери в период раскулачивания лишился всех своих денег. Чтобы справиться с этим тяжелым кризисом и «забыть» это событие, в семье стал культивироваться миф о щедрости прадедушки и всех его потомков.

Семья, функционирование которой «управляется» семейным мифом, напоминает систему, являющуюся носителем «вируса». Развитие «болезни» начинается тогда, когда миф рушится, т.е. оказывается не в состоянии больше поддерживать гомеостаз внутрисемейных отношений.

Мифология может касаться любых аспектов семейного функционирования. Среди наиболее известных семейных мифов можно назвать следующие: «Мы – дружная семья», «Мы – семья героев», «Мы справимся с любыми трудностями», «Мы – семья спасателей», «Члены нашей семьи – особенные люди» и др. В коллективном сознании существуют разнообразные мифы о вечной любви между супругами, о способности понимать друг друга с полуслова, об идеальных, всегда послушных детях и т.д. Такие социальные стереотипы, подкрепленные семейным мифом о том, что «именно так и было в нашей семье», могут оказывать как стабилизирующее, так и разрушительное воздействие на систему.

Негативное воздействие семейных мифов выражается в том, что они препятствуют способности семьи приспосабливаться к изменениям внутренних или внешних условий ее жизнедеятельности, то есть делают семейную систему ригидной.

Пример. Семья К., состоящая из родителей и взрослых сына и дочери всегда подчеркивала свою «избранность». Этот миф об избранности базировался на сведениях о благородном происхождении прабабушки мужа. Их дети должны были учиться лучше всех, отношения служили примером для соседей. «Мы – семья аристократов» - эта идея все время витала в семье. Дочь в возрасте 35 лет так и не нашла себе «достойную партию». Проблемы возникли, когда сын, музыкант с консерваторским образованием, решил жениться на девушке, работающей в магазине. Родители грозили сыну отречением, так как «мезальянс благородного юноши и простой продавщицы» разрушал миф.

Любой миф в первом поколении может играть роль компенсаторной или защитной стратегии. Однако в следующих поколениях этот миф, все больше превращаясь в оторванную от реальности центральную семейную ценность (например, «Мы должны быть лучшими всегда и везде»), способен привести к различным расстройствам члена(ов) семьи и полной непродуктивности их действий.

 

 

Семейная легенда

Семейная легенда – искажающая реальные факты семейной истории интерпретация отдельных событий в форме «красочного» предания о них. Семейная легенда содержит овеянные славой, вызывающие восхищение события из жизни семьи, позволяющие поддерживать идею о семейном благополучии. Таким образом, семейная легенда также выполняет защитную функцию. Однако, в отличие от семейного мифа, она осознается как неправда, искажение информации (например, легенда о лебединой супружеской верности при наличии измены; легенда о естественной смерти суицидента; легенда об отце, героически погибшем на службе, при его отказе от ребенка и др.).

Легенда относится к жизни нуклеарной семьи, но со временем она может стать частью семейного мифа. Анализ ее содержания позволяет выявить семейные стрессоры, то есть факторы, дестабилизирующие семейную систему.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Все рассмотренные выше показатели функционирования семьи тесно связаны между собой. Так, введению правил может препятствовать несформированность в семье навыков коммуникации, на установление внутренних границ семьи может влиять какой-либо семейный миф, семейная иерархия может нарушаться вследствие размытости внешних границ нуклеарной семьи и формирования коалиций с членами расширенной семьи и т.п. Поэтому в работе с семьей психологу необходим комплексный и всесторонний анализ особенностей ее жизнедеятельности, выявление связей возникшей проблемы с различными аспектами семейного функционирования. Учет холистического принципа в постановке семейного диагноза и планировании мероприятий по оказанию психологической помощи семье приближает специалиста к мастерству тонких интервенций, позволяющих не просто устранять «симптом», а работать с его причиной, помогая семейной системе реорганизоваться.

Литература

1. Аккерман Н. Семейный подход к супружеским расстройствам / Н. Аккерман // Семейная психотерапия / сост. Э.Г. Эйдемиллер, Н.В. Александрова, В. Юстицкис. – СПб. : Питер, 2000. – С. 225–241.

2. Алешина, Ю.Е. Полоролевая дифференциация как комплексный показатель межличностных отношений супругов / Ю.Е. Алешина, И.Ю. Борисов // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. 14, Психология. – 1989. – № 2. – С. 44–53.

3. Андреева, Т.В. Семейная психология: учеб. пособие. – СПб.: Речь, 2004. – 244 с.

4. Антонов, А.И. Социология семьи : учеб. пособие / А.И. Антонов, В.М. Медков – М. : МГУ, 1996. – 302 с.

5. Бейтсон, Г. Экология разума: избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Г. Бейтсон. – М. : Смысл, 2000. – 476 с.

6. Берн, Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы : Пер. с англ. – М. : Прогресс, 1988. – 400 с.

7. Боулби, Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби. – 2-е изд. – М. : Академ. проект, 2006. – 232 с.

8. Боуэн, М. О процессах дифференциации своего «Я» в родительской семье / М. Боуэн // Теория семейных систем Мюррея Боуэна : основные понятия, методы и клиническая практика / под ред. К. Бейкер, А.Я. Варги. – М. : Когито-Центр, 2005. – С. 81–106.

9. Бурняшев, М.Г. Социально-психологические аспекты полоролевой дифференциации и системной интеграции семьи : дис. … канд. психол. наук : 19.00.07 / М.Г. Бурняшев. – Ярославль, 2003. – 204 л.

10. Варга, А.Я. Системная семейная психотерапия // А.Я. Варга / Журнал практической психологии и психоанализа. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.– 2000 г. – № 2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20000209. Дата доступа: 1.08.2010.

11. Вацлавик, П. Психология межличностных коммуникаций / П. Вацлавик, Дж. Бивин, Д. Джексон. – СПб. : Речь, 2000. – 298 с.

12. Велента, Т.Ф. Супружеские отношения в молодой семье при разных уровнях сплоченности супругов с родителями: дисс. …канд. психол. наук: 19.00.05 / Т.Ф. Велента. – Минск, 2008. . – 148 л.

13. Дружинин, В.Н. Психология семьи /В.Н. Дружинин. – СПб. : Питер, 2006. – 178 с.

14. Дымнова, Т.И. Зависимость характеристик супружеской семьи от родительской / Т.И. Дымнова // Вопр. психологии. – 1998. – № 2. – С.46–56.

15. Керр, М. Эмоциональная система / М. Керр, М. Боуэн // Теория семейных систем Мюррея Боуэна: основные понятия, методы и клиническая практика / под ред. К. Бейкер, А.Я. Варги. – М., 2005. – С. 37–80.

16. Кратохвил, С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний / С. Кратохвил. – М. : Медицина, 1991. – 336 с.

17. Куттер, П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. Психоанализ страстей / П. Куттер. – СПб. : Б.С.К., 1998. – 115 с.

18. Мак-Вильямс, Н. Психоаналитическая диагностика : понимание структуры личности в клиническом процессе / Н. Мак-Вильямс. – М. : Независимая фирма «Класс», 2001. – 474 с.

19. Минухин, С. Техники семейной терапии/ С. Минухин, Ч. Фишман. – М., 1998. – 304 с.

20. Николс, М. Семейная терапия: концепции и методы / М. Николс, Р. Шварц / пер. с англ. О. Очкур, А. Шишко. – М. : Эксмо, 2004. – 960 с.

21. Олифирович, Н.И. Психология семейных кризисов / Н.И. Олифирович, Т.А. Зинкевич-Куземкина, Т.Ф. Велента. – СПб: Речь, 2006. – 360 с.

22. Сельвини Палаццоли, М. Парадокс и контрпарадокс/ М. Сельвини Палаццоли и др. – М.: «Когито-Центр», 2002. – 204 с.

23. Смирнова, Е.О. Развитие теории привязанности (по материалам работ П. Криттенден) / Е.О. Смирнова, Р. Радеева // Вопр. психологии. – 1999. – № 1. – С. 105–116.

24. Уорден, М. Основы семейной психотерапии / М. Уорден – 4-е междунар. изд. – СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2005. – 256 с.

25. Фримен, Д. Техники семейной психотерапии / Д. Фримен. – СПб.: Питер, 2001. – 384 с.

26. Хамитова, И.Ю. Диагностика семьи. Инструкция по применению // И.Ю. Хамитова / Журнал практической психологии и психоанализа. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.– 2004 г. – № 4. [Электронный ресурс]. – Режим доступа :http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20040406. Дата доступа: 9.08.2010.

27. Хамитова, И.Ю. Межпоколенные связи: влияние семейной истории на личную историю ребенка [Электронный ресурс] / И.Ю. Хамитова // Журн. практ. психологии и психоанализа. – 2003. – №4 – Режим доступа : http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20030409. – Дата доступа : 14.08.2010.

28. Холмогорова, А.Б. Научные основания и практические задачи семейной психотерапии/ А.Б. Холмогорова // Московский психотерапевтический журнал. 2002. № 1. С. 93–119.

29. Черников, А.В. Системная семейная терапия : Интегративная модель диагностики/ А.В. Черников. – М., 2001. – 208 c.

30. Шутценбергер, А.А. Синдром предков / А.А. Шутценбергер. – М., 2001. – 240 с.

31. Эйдемиллер, Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – СПб.: Питер, 1999. – 656 с

32. Эйдемиллер, Э.Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия : учеб. пособие для врачей и психологов / Э.Г. Эйдемиллер, И.В. Добряков, И.М. Никольская. – СПб. : Речь, 2006. – 336 с.

33. Beavers, R. Successful families : assessment and intervention / R. Beavers, R. Hampson. – New York : Norton, 1990. – 327 p.

34. Biddle, B.J. Role theory: Concepts and research / B.J. Biddle, E.J. Thomas. – N.Y., etc. : Wiley & Sons, 1966. – 453 p.

35. Boszormenyi-Nagy, I. Invisible loyalties : Reciprocity in intergenerational family therapy / I Boszormenyi-Nagy, G. Spark. – New York : Brunner/Mazel, 1984. – 408 p.

36. Crittenden, P.M. Qualiti of attachment in the preschool years / P.M. Crittenden // Devel. Psycopatol. – 1992. – V. 4. – P. 209–241.

37. d’Aquili, E. (eds.). The Spectrum of Ritual: Biogenetic Structural Analysis/ E. d’Aquili, C. Laughlin, J. McManus. – New York: Columbia University Press, 1979.

38. Dolto, F. La cause des adolescents / F. Dolto. – Paris : R. Laffont, 1988. – 276 р.

39. Friesen, John D. Rituals and Family Strength [Электронный ресурс] / John D. Friesen//Counceling, Marriage and the Family. – 1990. – Vol. 19. – № 1. – P. 39-48. Режим доступа: http://www.directionjournal.org/article/?654. Дата доступа: 17.11.20010.

40. Gehring, T. Family System Test (FAST) : manual / T. Gehring. – Seattle: Hogreff & Huber Publishers, 1998. – 126 p.

41. Haley, J. Problem-solving theraphy / J. Haley. – San Francisco: Jossey-Bass. – 1976.

42. Intensive family therapy: theoretical and practical aspects / ed. I Boszormenyi-Nagy, J. Framo. – New York : Brunner/Mazel, 1985. – 507 p.

43. Minuchin, S. Families and Family Therapy / S. Minuchin. –Cambridge, MA: Harvard University Press, 1974.

44. The Family System Test FAST: theory and application / ed. T. Gehring, M. Debry. – Philadelphia : Brunner-Routledge, 2001. – 293 р.

Примечания:

1) Гомеостаз (от греч. homoios – подобный и stasis – неподвижность) – процесс, за счет которого достигается относительное постоянство внутренней среды организма.

2) Для обозначения отдельных частей семейного целого, в качестве синонимичного термину «подсистема», С. Минухин использовал предложенный А. Кейслером термин «холон» (holon, от греческого holos – целый с суффиксом on в значении «часть»). «Любой холон… представляет собой одновременно и целое и часть. Холон проявляет энергию конкуренции, чтобы обеспечить свою автономность… как целого. В тоже время он проявляет энергию интеграции как часть» (С. Минухин, Ч. Фишман, с. 19). То есть, часть и целое содержатся друг в друге, находясь в постоянном, непрерывном процессе взаимоотношений. В то же время, благодаря взаимосвязи и взаимодействию частей у целого возникают новые интегративные свойства (С. Минухин, Ч. Фишман, 1998).

 

 

Диффузия – от лат. diffusio – распространение, растекание, рассеивание.

Интроекция – от лат. intro — внутрь и лат. jacio – бросаю, кладу.

Эксклюзия – от лат. exclusio – исключение

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.