Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Задание для самоподготовки



1. Составьте программу психоанализа самого себя. Для этого творчески используйте полученные знания о психоанализе З.Фрейда и требования К. Хорни к самоанализу.

2. Начните осуществлять и постоянно совершенствовать на практике вашу программу самоанализа.

3. В рабочей тетради должен найти отражение процесс этой работы, включающий анализ ошибок, сомнения, предположения и совершенствование этого процесса.

4. Проявите творческую смелость и подключите к этой работе элементы психоаналитической терапии по К. Юнгу, А.Адлеру, психосинтеза Р.Ассаджиоли, ваши собственные идеи.

ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ (БИХЕВИОРИСТСКАЯ) ПСИХОТЕРАПИЯ

Проводя условно знак равенства между понятиями «поведен­ческая» и «бихевириальная поведенческая» психология и психоте­рапия, мы исходим, во-первых, из дословного перевода (английское слово behavior переводится на русский язык как поведение), а во-вторых, цель нашей работы - ознакомление с общими основами главных направлений и возможностями применения (пусть весьма ограниченного, но несомненно важного) этих знаний и некоторых технических приемов в психолого-педагогической практике, а не теоретические попытки обосновать собственные направления.

Целью бихевиористской, или, как иногда пишут, бихевириальной психотерапии является именно изменение поведения от той модели, которая не помогала справиться с неврозом или другой психологической проблемой (а возможно, и порождала их), к мо­дели поведения или отдельным поведенческим умениям и навы­кам, способным вывести человека из фрустрационного тупика.

Клиент с помощью психотерапевта находит эти модели пове­дения и отрабатывает их настолько, чтобы они могли успешно выполнить адаптационную (приспособительную) роль в тех си­туациях, которые ранее порождали вышеупомянутые неврозы и психологические проблемы.

Многие из этих знаний и навыков могут быть успешно примене­ны не только по отношению к другим, но и к себе самому, так как практически каждый человек страдает если не выраженными невро­зами, то по крайней мере какими-то психологическими проблема­ми, с которыми может справиться и самостоятельно, но более ус­пешно это происходит при наличии специальных знаний и уже дос­таточно проверенных в психотерапевтической практике приемов.

Хотя основателем бихевиоризма как психологического направ­ления по праву считается Джон Уотсон, многие, и в первую очередь американские бихевиористы, считают, что не меньшее влияние на развитие бихевиоризма оказали условно-рефлекторная теория и «поведенческие» эксперименты над животными И.П.Павлова.

Влияние Павлова на развитие бихевиоризма не отрицают и сами американские родоначальники бихевиоризма и зародив­шейся на его основе бихевириальной (поведенческой) терапии Б.Ф.Скиннера.

Идеи и экспериментальные работы Б.Ф.Скиннера внесли мно­го нового не только в классический бихевиоризм как в психоло­гическое направление, но и в психотерапию, распространяющую­ся на лиц, страдающих неврозами, и просто на людей, желающих изменить, устранить или, напротив, приобрести определенные навыки, умения и поведенческие реакции в быту и для конкретных видов профессиональной деятельности.

Б.Ф.Скиннера по праву считают родоначальником бихевиори­стски ориентированного обучения (в процессе которого удельный вес теоретических знаний и формирования практических навыков резко изменился в сторону практики).

В отличие от психоанализа, занимающегося психическими состояниями, бихевиоризм и особенно радикальный бихевиоризм Б.Ф.Скиннера акцентирует свое внимание на поведенческих ре­акциях и их экспериментальном изменении до нахождения и за­крепления нужных моделей (в основном приспособительных на­выков и умений).

Нередко можно встретить утверждения, что Скиннер, как и би­хевиористы, считает сферы сознания и бессознательного не за­служивающими внимания. Это ошибочное, поверхностное сужде­ние, вызванное нескрываемым критическим отношением бихевиористов к научной достоверности психоаналитических толко­ваний, а также тем, что бихевиористы часто переносили на объяс­нение механизмов поведения человека закономерности, выявлен­ные на опытах с животными.

Напротив, Скиннер, как и другие классики бихевиоризма, счита­ет, что эти проблемы сознания и бессознательного настолько серьез­ны и так трудно поддаются научному анализу, что правильнее иметь дело с их внешними проявлениями в виде поведенческих реакций, изучать эти реакции и в тех случаях, когда они оказываются неэффек­тивными для решения проблем клиента или даже их усугубляющими.

Итак, признав научно недостоверными существовавшие мето­ды анализа и объяснения психических состояний человека, бихе­виористы сделали своим «знаменем» формулу «S - R», где S обо­значаетстимул (определенный положительный или отрицатель­ный раздражитель), а R обозначает поведенческуюреакцию чело­века или животного на данный раздражитель.

При этом важность сознания, бессознательного и субъектив­ные понятия не отрицаются (как ошибочно считают даже многие психологи), они просто не рассматриваются как не имеющие (в отличие от поведения) объективного измерения. Поведение же считается объективно наблюдаемым феноменом и, каким бы сложным или странным оно ни казалось, может иметь объектив­ные критерии и методы наблюдения, исследования и коррекции.

Скиннер не игнорирует такое понятие, как личность, но опреде­ляет его с точки зрения бихевиоризма, то есть как «сумму паттер­нов» (определенных типов, «целостных совокупностей поведенче­ских реакций») поведения, а не как «изолированную самость».

В соответствии с вышеприведенной формулой бихевиоризма (S - R) различные ситуации вызывают различные паттерны реак­ций. При этом различия в поведенческих реакциях на одни и те стимулы определяются индивидуальными генетическими разли­чиями в предыдущем опыте и в генетической истории. То есть, еще раз предостерегая от вульгарного упрощения бихевиоризма, подчеркиваем, что даже самый радикальный его представитель Б.Ф. Скиннер не упрощал толкования поведенческих реакций и считал их зависящими от многих скрытых факторов, в том числе от генетических особенностей, но не считал их проблемой, по­сильной для объективного научного исследования (по крайней мере на современном уровне состояния науки). Однако он и его последователи предпринимали попытки определенного толкова­ния генетической истории по паттернам поведенческих реакций.

О глубине подходов Скиннера говорит то, что, относясь с глу­боким уважением к идеям И.П.Павлова и особенно к организа­ции его экспериментов, он утверждал, что нельзя упрощенно объ­яснять поведение не только человека, но и животных лишь с по­зиции условно-рефлекторной теории.

Если И.П.Павлов открыл механизм образования условных ре­акций при сочетании безусловного рефлекса с некоторым услов­ным сигналом, то Скиннер существенно расширил эту схему, предложив модель так называемогооперантного обусловливания.Можно сказать, что принцип оперантного обусловливания (кстати, по аналогии с принципом психического детерминизма, только по отношению не к психическим состояниям, а к поведению) подразу­мевает, что никакое поведение, в том числе то, которое на первый взгляд не вписывается в схему ожидаемого ответа на стимул, не является случайным или необъяснимым. Просто эти причины могут не лежать на поверхности, однако их надо искать как в предыдущем опыте клиента, так и в его генетической истории, комбинация ко­торых оперантно (действенно) обусловила данное поведение.

Остальное близко к схеме выработки условного рефлекса в экспериментах И.П.Павлова. То есть правильные или желатель­ные (по условиям эксперимента) поведенческие реакции поощря­ются (получают определенный вид положительного подкрепле­ния), а неправильные или ошибочные порицаются (испытуемый получает определенный вид «наказания»).

Как было установлено Павловым и подтверждено многочис­ленными экспериментами бихевиористов, положительные санк­ции закрепляли требуемую модель поведения, а отрицательные снижали вероятность поведенческих реакций (ответов), за которые следовало «наказание» (отрицательный подкрепляющий стимул).

Однако повторяем, что Скиннер считал необходимым при ана­лизе такого поведения рассматривать не просто схему S - R (стимул - реакция), а предусматривать то, что данная реакция еще и оперантно обусловлена предыдущим опытом и генетической историей испытуемого.

Первичными положительными и отрицательными «подкрепителями» правильных или ошибочных ответов считаются физиче­ские вознаграждения от которых животное, ребенок, а иногда и взрослый человек получает физическое удовольствие и физиче­ское наказание (неприятные физические ощущения различного рода интенсивности).

Некоторые исследователи к отрицательным «подкреплениям» относят фрустрацию от неполучения ожидаемого положительно­го подкрепления. Эту схему, кстати, использовал выдающийся дрессировщик Филатов, постоянно научно экспериментировав­ший под консультативным руководством И.П.Павлова. При дрессировке медведей он правильное выполнение задания под­креплял положительным стимулом (давал кусочек сахара), а при невыполнении или неправильном выполнении задания не прибе­гал к прямому наказанию, а лишь не давал ожидаемый кусочек сахара. То есть использовал косвенное наказание в виде фрустрации от недополучения положительного подкрепления.

Кстати, такую схему используют многие воспитатели и роди­тели, иногда приходя к ней самостоятельно, когда отсутствие по­ощрения ребенка является для него косвенным наказанием.

Не будем здесь вдаваться в нюансы этой системы, которая, как и любые хорошие идеи, может быть доведена до абсурда, когда родители приучают ребенка хорошо себя вести или хорошо учиться, подменяя более кропотливый процесс формирования личностных установок и духовных потребностей материальными поощрениями или угрозой не купить обещанное.

Здесь мы логично переходим ко вторичным «подкрепителям». Они действуют по той же схеме, что и первичные «подкрепители», но уже на другом уровне и обычно представляют собой так назы­ваемые нейтральные стимулы. Здесь уже фигурирует не физиче­ское, а материальное удовлетворение потребностей и даже обе­щание такого удовлетворения.

Важной частью теории и практики бихевириальной терапии по Скиннеру являются так называемыеобъяснительные фикции, тоесть функции определенного вида неосознанного или сознательно неосознаваемого самообмана.

Среди основных объяснительных фикций Скиннер называет такие, как: автономный человек, свобода, достоинство, творчест­во. Он считает их иллюзорными, но необходимыми для самоут­верждения человека.

Действительно, человек - существо социальное, вынужденное считаться с требованиями общества или быть им отвергнутым, но и тогда он вынужден считаться с какими-то людьми и обстоятель­ствами. То есть его автономия, как и свобода, - понятия весьма относительные, но важные для его самосознания.

Достоинство (оценка себя и других) определяется не самостоя­тельно самим человеком, даже если ему так кажется, а под осозна­ваемым или неосознанным влиянием критериев и ценностей того социума, к которому он принадлежит или хотел бы принадлежать.

Творчество, каким бы спонтанным оно ни казалось самому твор­цу, тоже оперантно обусловлено его внешними условиями и внутрен­ними потребностями, которые (как мы уже говорили) в свою очередь зависят от его предыдущего опыта и генетической истории. (Мы не говорим здесь о творчестве, которое осознанно выполняется как оп­ределенный заказ, а лишь о тех случаях, когда оно воспринимается как свободное, ни от чего и ни от кого не зависящее.)

Скиннер утверждает, что все это лишь объяснительные функ­ции, отрицающие спонтанность и источники, не вытекающие из сферы жизненного опыта.

Повторяем, что генетическую историю он тоже выводит из жизненного опыта предыдущих поколений данной популяции и конкретного индивидуума.

Надо сказать, что бихевиоризм вырос из философии прагма­тизма, и Скиннер, последовательный и, более того, радикальный бихевиорист, прямо указывает, что его (с позиции прагматика) больше интересует не психическое состояние человека, а его пове­дение (так как именно оно может быть эффективно или неэффек­тивно для индивидуума и общества), а в самой сфере поведения ему более интересно управление этим поведением, нежели его предсказание.

Возражая тем, кто считал, что его подходы к управлению по­ведением человека при их полной реализации дадут рычаги управления людьми в руки тиранов, которые «механизируют» общество, он писал: «...мы не можем принимать мудрые решения, если мы продолжаем притворяться, что человеческое поведение неуправляемо, или если мы отказываемся заниматься управлени­ем, когда могут быть достигнуты ценные результаты. Такие меры только ослабляют нас, оставляя силу науки в руках других. Пер­вый шаг к защите от тирании - это максимально возможное обна­ружение техники управления...»

Ставя основной задачей поведенческой терапии формирова­ние наиболее эффективных (для решения конкретной личной или профессиональной проблемы) поведенческих навыков и умений путем их рефлекторного положительного подкрепления, Скиннер исходил из убеждения, что наказание любого вида не­эффективно тем, что оно информирует наказуемого о том, чего не надо делать, но не сообщает, что и как делать. Таким обра­зом, наказание не позволяет индивидууму выработать правиль­ных адаптационных навыков и умений, необходимых для пре­одоления фрустрирующей (его или других) ситуации. Поэтому для обучения эффективны только положительные стимулы, под­крепляющие правильные поведенческие реакции, а отрицатель­ные (наказания), не показывая новых моделей поведения, выну­ждают индивидуума рано или поздно (в прямой или завуалиро­ванной форме) возвращаться к прежним (неэффективным или даже вредным) моделям поведения.

В качестве примера неэффективности наказания для выработки правильного поведения Скиннер приводит тюремное заключение, которое показывает крайне низкий процент исправлений даже в наиболее цивилизованных странах.

Награждение, использование различного вида поощрений представляет собой, по мнению бихевиористов, значительно бо­лее эффективный путь научения правильным или необходимым моделям поведения. При этом происходит необходимая управ­ляемая селекция (отбор) и закрепление наиболее эффективных паттернов поведенческих реакций.

Можно сказать, что бихевириальный психотерапевт работает не с болезнью (психологической проблемой, неврозом), а с ее симптомами (внешними проявлениями в неправильном или не­достаточно эффективном поведении).

Одна из наиболее первостепенных задач при проведении пове­денческой терапии - осознание так называемой неугрожающей обстановки, максимальное приближение ощущения защищенно­сти и комфорта клиента.

Не секрет, что большинство людей, обращающихся к психоте­рапевту, чувствуют себя неуверенно, незащищенно и оттого не могут полностью раскрыться для доверительного контакта и партнерства. А без этого терапевтическая работа не становится сотрудничеством и, значит, не соответствует основному принципу бихевиористской терапии.

Это должна быть не просто атмосфера доверия к психотерапев­ту, а атмосфера полной раскрепощенности, возможности без стеснения спонтанно выразить беспокоящие клиента эмоции в плаче, смехе, совершенно откровенных признаниях даже в том, что кажет­ся неприличным, например в различных сексуальных фантазиях. Клиент должен быть уверен, что психотерапевт не только (пусть даже про себя) не осудит его и не сочтет неполноценным, а напро­тив, оценит его доверие, правильно поймет сам и растолкует клиен­ту причины беспокоящих его проблем и с искренним желанием начнет сотрудничество по решению этих проблем.

Однако, создавая такую атмосферу полной раскрепощенности и спонтанности, психотерапевт должен выражать ее понимание, но не поощрение, постепенно начиная переводить клиента с этих, хотя и естественных, но неэффективных, способов поведения к формиро­ванию правильных поведенческих умений и навыков, направлен­ных на конструктивное решение проблемы, и поощряя (положи­тельно закрепляя) каждый успех клиента в этом направлении.

Часто на первом этапе бихевириальные психотерапевты пред­лагают клиенту освоить технику психорегуляции с помощью ме­тода прогрессивной мышечной релаксации по Э.Джекобсону. Этот метод, состоящий из последовательного напряжения и расслабле­ния различных мышечных групп и концентрации внимания на разнице в этих ощущениях, осваивается довольно быстро (быстрее, чем аутотренинг по И.Шульцу) и сразу дает почувство­вать клиенту, что он способен к эффективному обучению приемам и навыкам, которые предлагает ему психотерапевт. Это вселяет в него уверенность, что и более серьезные задачи - по плечу. Пом­ните (и напоминайте клиенту) высказывание древних: «Даже ма­ленькая победа над собой делает человека намного сильнее». К тому же техника прогрессивной релаксации пригодится при ос­воении других, более сложных, поведенческих навыков.

Когда психоэмоциональное состояние клиента при решении болезненной для него проблемы будет нарастать и грозить выйти из-под контроля, он (клиент) сначала по команде терапевта, а за­тем уже самостоятельно определяя нужный момент, резко пере­ключает свое внимание на технику прогрессивной релаксации и (при хорошем ее освоении) в считанные минуты переключается, отходит от болевой точки, к преодолению которой он оказался пока не готов. Затем работа снова продолжается.

Кроме того, выработка навыков психомышечной релаксации помогает лучше справиться с различными недостатками излишне­го или неадекватного психоэмоционального напряжения для пре­одоления застенчивости, обретения уверенности в быту, на рабо­те, при публичных выступлениях и т.п.

Наибольшее распространение среди групп поведенческой те­рапии получили так называемые группы тренинга умений. Такие группы можно назвать курсами программированного обучения. Но не обучения школьным или университетским предметам, а обучения поведенческим реакциям, умениям, необходимым для решения бытовых или профессиональных проблем клиента, а также для повышения его профессиональной эффективности.

Наиболее популярными (по крайней мере в США) «группами умений» являются:

- группы снижения тревожности и обретения (повышения) уве­ренности в себе;

- группы планирования карьеры (где не только строятся пла­ны, но и отрабатываются алгоритмы и необходимые психологи­ческие профессиональные навыки достижения конечной цели);

-группы принятия решений (сюда идут люди, страдающие от нерешительности или от принятия непродуманных, спонтанных, переменчивых решений и неумения их реализовать);

-группы родительских функций (мало любить своих детей, важно уметь реализовать свою любовь на пользу, а не во вред тем, кого ты любишь);

-группы коммуникативных умений (для лиц, имеющих труд­ности или ошибки в общении) и т.д.

В таких группах весьма быстро снимается смущение и не возни­кает чувства ущербности, так как собравшиеся вокруг тебя объеди­нены той же самой или аналогичной проблемой и тоже не могут с ней справиться самостоятельно. Помните указание А.Адлера на то, что лучшее лечение от своих неврозов и проблем - это переклю­чение внимания с собственной персоны на помощь другим в ре­шении этих проблем? Применение групп тренинга умений исклю­чительно широко: от обучения кандидата в гуБёрнаторы преодоле­нию нерешительности в публичных выступлениях до обучения дер­жанию чашки с чаем при восстановлении двигательных функций.

Главный процесс в группах поведенческой терапии - это процесс обучения. Так, при терапии взаимоотношений осваиваются такие навыки коммуникаций, которые не провоцируют защитных реак­ций того, к кому вы обращаетесь, у него не возникает инстинктив­ного желания либо отгородиться от общения, либо отреагировать на него в той или иной мере раздражительно, агрессивно. При этом терапевт сначала показывает, а затем предлагает начать воспроиз­водить и совершенствовать четыре вида поведенческих умений:

- осознание и совершенствование выражения коммуникатив­ных чувств, связанных с вашим положительным отношением к коммуникатору и вызывающих («провоцирующих») соответ­ствующее его отношение к вам;

- эмпатический ответ (эмпатия - это способность к эмоцио­нальному сопереживанию, ощущению чувств и настроений другого человека). На этом этапе происходит обучение все более глубо­кому и сочувствующему пониманию внутреннего состояния дру­гого человека и выражению этого понимания коммуникатору;

- последовательное переключение образа действия - от сфор­мировавшегося навыка выражения межличностных чувств к эмпатическому ответу (эмоциональному сопереживанию);

- фасилитация (содействие-поддержка) - подготовка к обуче­нию другим вышеперечисленным навыкам после того, как вы са­ми их достаточно освоили и убедились в их эффективности.

Несмотря на наличие общих принципиальных схем деятельно­сти групп тренинга умений, следует выделить как относительно самостоятельный такой вид тренинга умений, который называет­сяструктурированно обучающая терапия.

Тренинги такого вида применяются для развития социальных умений (необходимых для эффективной жизнедеятельности в раз­личных бытовых и профессиональных группах и сообществах). Сюда в первую очередь входят умения планировать и умения пред­упреждать причины возникновения стресса.

Тренинг в таких группах включает моделирование и прогнози­рование социальных ролей, отработку коммуникативных взаимо­действий и обратной связи (получения информации о правильно­сти или ошибочности в освоении навыков) и перенос приобретен­ных умений в реальную группу, для которой эти навыки и отраба­тывались.

Несмотря на широкое распространение самых разнообразных групп тренинга умений, наибольшей популярностью на протяже­нии многих лет пользуются группы тренинга уверенности в себе. Здесь отрабатываются: умения осознавать и выражать свои чувства, потребности и экспектации (ожидания); умения уверенно общаться: не стесняться обращаться с просьбой даже к малознакомым людям, не обескураживаться, получая отказ, и самому не бояться в опреде­ленных случаях ответить отказом, не чувствуя вины, уметь отстаи­вать свои законные права, делать и принимать комплименты и т.д. (Далее мы скажем об этом несколько подробнее.)

К основным правам, которые следует научиться свободно и ес­тественно отстаивать и использовать, относятся:

Право быть одному

Право отказаться от ненужного или нежелательного для вас в данный момент общения, не чувствуя при этом смущения и вины.

Право на независимость

Независимость в решениях и поступках в тех случаях, когда вы не связаны договорами и объективными, а не оправдывающими вашу нерешительность обязательствами.

Право на успех

Не стесняться проявлять свои способности, дающие вам чест­ное преимущество над другими.

Право быть выслушанным и серьезно воспринятым

Право на то, чтобы вас внимательно выслушали и серьезно от­реагировали на вашу просьбу или мнение (на реализации этого права трудно настоять, оно завоевывается правильной «поста­новкой себя». Как писал Киплинг: «Будь прям и строг с врагами и друзьями. Пусть все, в свой час, считаются с тобой».)

Право получить то, за что платишь

Это право получить оплаченные вами товары и услуги в соот­ветствии с их наименованием и необходимым качеством.

Сюда же можно включить и право на справедливую оплату за результаты своей деятельности. (Этот пункт особенно трудно реа­лизовывать в современной России, но вы не должны забывать о своих правах и должны на них настаивать - иначе вы не получите даже того, что получат другие, находящиеся в таком же положении).

Право иметь права

То есть от вас должно веять спокойной уверенностью в том, что вы знаете свои права и не намерены от них отказываться.

Речь идет не только о юридических правах, но и о праве вести себя уверенно и независимо, даже если это кому-то и не нравится, особенно тем, кто привык к вашему нерешительному и зависимо­му поведению.

Право отвечать отказом на просьбу

Не чувствуйте себя виноватым, если считаете ваш отказ обос­нованным.

При этом надо быть готовым спокойно аргументировать свой отказ, даже если причины его субъективны.

Одновременно надо быть психологически открытым для обсу­ждения, а возможно и принятия контрдоводов собеседника.

Право просить то, чего хочешь

Это, разумеется, не значит, что любой ваш каприз, несправед­ливое или невыполнимое (по объективным обстоятельствам) же­лание должны быть удовлетворены. Но вы имеете право выска­зать любую просьбу, так же как и тот, к кому вы обратитесь, име­ет право отказать вам по объективным причинам, и к этому тоже надо быть готовым.

Сейчас любая американская газета самого маленького город­ка или района пестрит объявлениями, призывающими собраться вместе лиц, которым хотелось бы выработать или исправить те или иные поведенческие навыки и умения. Во многом это напоминает группы самопомощи, начавшиеся с обществ анонимных алкоголиков и распространившиеся в настоящее время практически на все проблемы, с которыми люди помогают справиться друг другу.

К тому же в таких группах восполняется прогрессирующий в нашем обществе дефицит общения (феномен «одиночества в толпе») - люди, лично обеспокоенные одной проблемой (у кого чего болит...), внимательней слушают друг друга и искренне, а не из формальной вежливости, дают человеку «излить душу», поразмышлять вслух, «что же делать», подсказать советом, про­явить заботу друг о друге, принять достойно отказ.

Право совершать ошибки и отвечать за них

Не каждая инициатива приносит успех, но «не ошибается тот, кто ничего не делает».

Весь наш жизненный опыт складывается по методу «проб и ошибок». Если этого не осознать и все время бояться ошибиться, то ваши идеи, способности, а может и жизнь в целом, останутся нереализованными.

Главное уметь просчитывать цену возможной ошибки, влияние ее на права других людей и быть готовым нести за нее личную от­ветственность.

Право не быть напористым

Это типичный американский пункт, так как американцы с дет­ства «замучены» призывами к напористости.

К сожалению, и в нашей стране родители или супруги нередко «замучивают» требованиями, вроде бы правильными, но объек­тивно не соответствующими нашему темпераменту (а это базовый, малоизменяемый фактор), характеру или данному состоянию. Это создает ощущение еще большей неуверенности и ущербности несо­ответствия требованиям. Поэтому здесь важно помочь найти ин­дивидуальный стиль деятельности и показать возможности наи­лучшей самореализации, исходя из индивидуальных особенностей.

Для развития умений осознавать, реализовывать и отстаивать свои права в данных группах применяются специальные упражне­ния. Обычно к таким упражнениям, развивающим уверенность в себе, относятся:

- активное смотрение: выработка умения не стесняясь, уверен­но, но спокойно (без робости и вызова) смотреть в глаза собесед­нику, делая акцент не на уверенность взгляда, а на выражение в нем активного внимания равного партнера;

-развитие умений искренне (не формально-вежливо) делать комплименты и без смущения, с уверенной (не снисходительной и не униженной) благодарностью принимать их;

-раскрепощение естественного (не зажатого, но и не бескон­трольно-невоспитанного) выражения своих чувств;

-развитие умения первым вступать в беседу и вести ее (упражнения в этом, как и в предыдущем пункте, включают эле­менты упражнений из риторики, в необходимых случаях коррек­тируются произношение, дикция, грамотность, темп и другие компоненты речи с дополнениями мимикой и жестами).

Вопросы для самопроверки

1. Назовите основные принципы бихевиоризма и поведенче­ской терапии.

2. Какой вклад в поведенческую психотерапию внесло учение И.П.Павлова?

3. Назовите основных авторов бихевиоризма и поведенческой терапии. Что такое оперантное обусловливание?

4. Опишите упражнения групповой поведенческой терапии.

ПРАКТИКУМ

Несмотря на то, что большинство упражнений в группах тре­нинга умений в традициях бихевиоризма направлены на коррек­цию внешних поведенческих проявлений, определенное внимание уделяется и формированию «внутренних» навыков, таких, как умение останавливать чрезмерное самоосуждение и «самокопа­ние», формировать в своем сознании позитивный образ собствен­ного Я и т.д.

Как уже говорилось, одним из наиболее популярных (особенно в США) видов групп тренинга умений являются группы тренинга уверенности в себе.

Приведем несколько типичных упражнений для таких групп.

Разговор

Умение вести разговор наиболее информативно показывает степень уверенности человека и одновременно тренирует эту уверенность. Участники распределяются по парам и начинают обмен вопросами и ответами.

Учитывая, что собравшиеся в подобную группу люди нелегко вступают в контакты, упражнение нужно начинать с наиболее лег­кого обмена вопросами и ответами. Это должны быть так назы­ваемые открытые вопросы, которые отличаются общим характе­ром и не требуют точного ответа. Например, вы спрашиваете: «Как дела?» (открытый вопрос), на который может быть дан также открытый ответ: «Ничего, так себе, спасибо, неплохо» и т.п.

После того как такой поверхностный разговорный контакт обра­зовался и постепенно стал все более легким для участников диалога, они постепенно переходят к более закрытым (конкретным) вопросам. Например: «Как вы себя чувствуете сейчас?» На этот вопрос может быть дан сначала такой же открытый ответ, а затем руководитель просит отвечать поконкретнее и поподробнее опи­сывая свое самочувствие.

Важно следить за постепенной подготовкой каждого участника к переходу на все более конкретные вопросы и наконец на вопро­сы, ответы на которые требуют от него преодоления некоторого смущения.

Слишком быстрый переход к таким вопросам может вызвать нежелательную эмоциональную реакцию. (Такой прием иногда при­меняется опытным психотерапевтом в психокоррекционных группах, но не считается удачным для групп тренинга уверенности.)

Сначала один участник спрашивает, другой отвечает. Затем (минут через десять) они меняются ролями. Потом переходят к обмену вопросами и ответами, все более конкретизируя их.

Обсуждение успешности и трудностей диалога может прово­диться как после каждой его фазы, так и по результатам всех раз­говоров в целом. Начинать это упражнение желательно с наибо­лее удобными (наименее смущающимися) партнерами, которых выбирают сами участники. В последующем (на этом или на сле­дующем занятии) следует менять партнеров, так чтобы в конеч­ном итоге каждый участник «потренировал» свою уверенность (или точнее - преодоление неуверенности) в беседах со всеми участниками группы. Желательно, чтобы в группе каждый сумел поговорить с каждым.

Это упражнение, как и большинство других упражнений пове­денческой терапии, проводится на протяжении многих занятий до достижения нужного эффекта, оцениваемого не только психоте­рапевтом, но и каждым участником группы, который оценивает не только свою успешность, но и других членов группы, тем самым подбадривая их («положительное подкрепление»).

Релаксация (расслабление)

Сначала маленькое теоретическое вступление.

Это упражнение очень важно не только для данного, но и для всех видов психотерапии.

Неуверенность всегда связана с определенным уровнем тре­вожности, а та, в свою очередь, с определенным уровнем эмоцио­нальной напряженности, а последняя, в свою очередь, с опреде­ленным уровнем общей или локальной мышечной напряженности, зажатости.

В соответствии с различными видами психомышечной релак­сации может быть «прокручен» и обратный механизм. Расслабле­ние мышц снижает эмоциональную напряженность, тревожность и неуверенность.

Для этого могут применяться различного вида методы психоре­гуляции: расслабление мышц одновременно со словесным само­внушением (аутотренинг по И.Шульцу и т.п.), также без слов, а лишь на контрасте ощущений напряжения и расслабления мышц (по Э.Джекобсону и т.п.). Не отрицая вредности словесного само­внушения, следует отметить, что процесс хорошего овладения аутотренингом требует достаточно длительного времени для об­разования и закрепления условно-рефлекторных связей между словом и ощущением.

Второй вариант - концентрация на различии в ощущениях напря­женных, а затем резко расслабленных мышц -дается почти сразу.

Так как в группах тренинга уверенности в себе упражнения на расслабление играют не основную, а подчиненную роль, то в большинстве случаев применяется второй вариант. Разумеется, если кто-то дополнит его мысленным словесным самовнушением расслабления, это еще более усилит эффект.

А теперь само упражнение.

Сядьте поудобнее, закройте глаза и постарайтесь максимально расслабить все мышцы.

Сделайте вдох.

Задержите дыхание.

Теперь напрягите мышцы ног.

Сильно, сильнее, как можно сильнее.

Резко расслабьте их одновременно с полным выдохом.

Прочувствуйте как можно более четко разницу в ощущениях максимального напряжения и максимального расслабления.

После нескольких спокойных вдохов-выдохов повторите то же самое с мышцами рук в целом или по частям (кисти, предплечья, плечи), полностью сосредоточив внимание на разнице ощущений напряженных и расслабленных мышц.

Так же можно напрягать и расслаблять любые мышцы (живота, груди, спины, лица). Причем упражнение на каждую группу мышц следует проводить несколько раз, до максимально полного прочувствования разницы напряжения и расслабления.

Цель этого упражнения - не только научиться расслабляться и тем самым снижать тревожность и неуверенность, но и научиться переключать внимание на мышечные ощущения со своих психо­логических проблем и комплексов.

Репетиция

Придумайте сами себе сценарий сцены, где вы должны быстро проявить решительность в ситуациях, в которых это у вас плохо получается. Ну, например, ответить отказом на просьбу приятеля выпить или сделать то, что вам неприятно и не нужно, но вы не знаете, как отказать.

Затем выберите себе партнера. Объясните ему роль убеди­тельного и настойчивого (или жалобного) приставалы и разыграй­те сцену.

Зная, что это всего лишь игра, вам будет легче отказать ему, а повторяя эти упражнения многократно с разными партнерами и со сменой ситуаций, вы сможете довести умение говорить «нет» до определенного автоматизма, и вам будет легче сделать это в ре­альной жизни.

Обсуждение каждого такого упражнения и поощрение вашего прогресса другими участниками укрепит вашу уверенность. Очень важно заранее предупредить всех участников группы, что после успешного тренировочного освоения этого и других упражнений не всегда удается быстрый перенос полученных навыков в реальную действительность.

ТЕЛЕСНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Те или иные формы воздействия через тело на психику, кото­рые условно можно отнести к телесной терапии, существуют с не­запамятных времен. Вспомните пословицу «В здоровом теле -здоровый дух!» Аналогичные высказывания существуют в фольк­лоре и литературе разных народов, поэтому вряд ли кто будет ос­паривать их.

Однако, признавая единство психического и физического в че­ловеке, мы в сфере современной психотерапии чаще встречаемся лишь с однонаправленным воздействием через психику на сома-тику. Это, безусловно, важный путь, эффективно применяющийся для профилактики и лечения многих психосоматических рас­стройств и заболеваний. Однако обратный путь (воздействие че­рез соматику на психику) используется далеко не так широко и эффективно, как хотелось бы.

В какой-то мере мы сталкиваемся с этим в различных техни­ках психорегуляции, психофизических тренировок, аутотренин­га. Эти методы мы находим в сокровищницах древнетибетской медицины, системе йогов, аюрведе и пр. Происходит комплекс­ное взаимодействие: сочетание физических упражнений, специ­альных поз и типов дыхания с определенной духовно-психической работой и направленностью внимания на различ­ные внутренние и внешние объекты.

Иоганнес Шульц в своем аутотренинге применяет, говоря тер­минами И.П.Павлова, эффект условно-рефлекторного воздейст­вия слова с актуализацией мышечных ощущений (расслабления, тепла, тяжести и т.п.).

Наиболее активно путь воздействия через соматику на регуля­цию психических состояний прослеживается в прогрессивной (правильнее, хотя и реже встречается, - «прогрессирующей») мы­шечной релаксацией по Э.Джекобсону (в переводах с английско­го; он же Якобсон в переводах с немецкого). Джекобсону удалось выявить закономерности напряжения и расслабления отдельных мышечных групп и сегментов в строгом соответствии с опреде­ленными психическими состояниями. Поэтому по механизму об­ратной связи он решил (и многолетний опыт показывает правильность этого решения) целенаправленно корректировать психиче­ские состояния клиента локальным напряжением и расслаблением конкретных мышц.

Существует еще несколько более или менее удачных модифи­каций этого подхода с помощью добавления элементов лечебной физкультуры, различных видов массажа и т.п. Однако официаль­но родоначальником того психотерапевтического направления, которое получило распространение под названиемтелесная тера­пия, по праву считается Вильгельм Райх (1897-1957).

Ключевыми понятиями телесной терапии В. Райха явились «оргонная энергия» и «мышечный панцирь», который мешает вы­свобождению этой энергии.

В. Райх, считавшийся (и считавший себя) учеником Фрейда, пришел к заключению, что лечение от неврозов и решение многих психологических проблем клиентов могут происходить значи­тельно быстрее и без такого глубокого проникновения в психику, как это делается в классическом психоанализе. Райх считал, что для этого достаточно снять с человека мышечный панцирь неаде­кватного напряжения и тем самым освободить связанную им энергию, которая пока находится под «панцирем» и не имеет пря­мого выхода, ведет разрушительную работу в виде образования и усугубления неврозов и других психологических проблем. Более четкое (и широкое) осознание человеком телесных ощущений уже дает терапевтический эффект, снимающий многие невротические состояния и проблемы.

Райх выделял следующие основные области возникновения мы­шечного панциря: это (по нисходящей) - области глаз, рта, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза. В соответствии с концепцией те­лесной терапии, так называемая оргонная энергия флюктуирует (перемещается) по телу параллельно позвоночнику то вниз, то вверх, а кольца мышечного панциря образуются перпендикулярно этому движению и мешают ему своими зажимами. Устранение этих зажимов, их расслабление способствует обретению человеком ком­форта и удовлетворения, в том числе и сексуального.

Райх предлагает следующие основные способы расслабления колец мышечного панциря:

- с помощью глубокого дыхания, которое способствует акку­мулированию в теле оргонной энергии;

-расслабление хронических «зажимов» (колец мышечного пан­циря) с помощью физического воздействия, различных элементов массажа;

- совместный с клиентом анализ, помогающий ему осознать основные идеи телесной терапии применительно к его конкрет­ному случаю, то есть взаимосвязь беспокоящих его психических состояний с напряжением конкретных мышечных сегментов и не­обходимостью устранения этих зажимов.

Вот некоторые классические примеры применения техники устранения мышечного панциря.

Область глаз

Типичными признаками наличия мышечного панциря в облас­ти глаз считаются: неподвижность мышц лба и пустое (неживое) выражение глаз (как у ученика, который уставился в окно или да­же на преподавателя, а думает о своем).

Для устранения данного зажима клиента просят неоднократно включать мышцы лба и век посредством раскрывания глаз как можно шире, как будто вы хотите утрированно изобразить страх. Затем отрабатываются неоднократные и все более естественные и свободные движения глаз из стороны в сторону.

Область рта

Эта область мышечного панциря, который, в соответствии с пси­хоаналитической фрейдовской терминологией, Райх назвал ораль­ным сегментом, состоит из мышц подбородка, горла и затылка.

Признаком неадекватного (сигнализирующего об определен­ном неблагополучии) состояния данного сегмента являются мыш­цы челюсти (за которыми легче наблюдать). Они могут быть либо излишне напряжены, либо, напротив, слишком расслаблены. Оба признака говорят о неадекватности состояния мышечной области орального сектора.

Считается, что данная область мышечного панциря содержит в себе «закодированные» в неадекватном мышечном состоянии та­кие выражения эмоций, как гнев, крик, плач, кусания, сосания, гримасничанья и т.п.

Для освобождения от данного мышечного зажима или парадок­сального расслабления (а значит, и соответствующих им эмоций) применяются такие упражнения, как имитация плача, кусающих и даже рвотных движений, многократного произнесения звуков, за­ставляющих губы сильно напрягаться и расслабляться.

К этому добавляется и непосредственное физическое воздейст­вие на эти мышцы в виде разных элементов косметического мас­сажа, подавливания, пощипывания и растягивания.

Область шеи

В область шеи включаются глубокие мышцы шеи, а также язы­ка. Считается, что мышечный панцирь этой области как бы сдер­живает (содержит в себе в закодированном состоянии) такие эмо­циональные проявления, как плач, крик, гнев и т.п.

Так как физическое воздействие типа массажа на глубинные мышцы шеи практически невыполнимо, то в виде упражнений телесной терапии здесь применяется имитация рвотных движении, различные максимально естественные и спонтанные выкрики, сто­ны и другие обычно сдерживаемые эмоциональные выражения.

Согласно телесной терапии такие упражнения способствуют расслаблению мышц данного сегмента и соответственно устране­нию или значительному уменьшению тех эмоциональных состоя­ний, которые в них «закодированы».

Область груди

В эту область входят мышцы грудной клетки, плеч, лопаток, рук вплоть до кистей. Считается, что эта область мышечного пан­циря удерживает внешнее проявление, а значит, и разрядку таких эмоций, как страстность (хотя это слишком широкое понятие. -А. Р.), смех, гнев, печаль и др.

Так как одним из внешних признаков мышечного панциря в этой области и подавления соответствующих эмоций являются различные виды сдерживания дыхания, то и работа над снятием данного зажима начинается с дыхательных упражнений с акцен­том внимания на максимально полное расслабление мышц этого сегмента в момент полного выдоха.

Затем подключаются активные движения рук и кистей с имита­цией метких ударов, с заданием, не сдерживая своих эмоций, де­лать активные движения, как будто вы кого-то бьете, душите, что-то рвете на части.

Область диафрагмы

В эту область мышечного панциря входят мышцы диафрагмы, района солнечного сплетения, внутренние органы, а также мыш­цы нижних позвонков.

Считается, что характерным признаком наличия мышечного панциря в этой области (то есть - бессознательного защитного напряжения) является прогнутость позвоночника вперед, кото­рую отчетливо видно, когда клиент лежит на спине на кушетке и у него между спиной и кушеткой остается четко выраженный промежуток.

Другой признак наличия зажима в этой области - свидетельст­во клиента о том, что выдох дается труднее, чем вдох.

Райх утверждал, что мышечный панцирь в этой области удер­живает (и, соответственно, накапливает) проявление сильного гнева.

В качестве упражнений по устранению зажимов данного сег­мента сначала применяются различные вышеупомянутые виды целенаправленного расслабления, массажа и т.п. для освобожде­ния от панциря первых четырех основных областей локализации мышечного панциря: глаз, рта, шеи, груди.

И лишь после этого (сверху - вниз, а затем - вглубь) перейти к работе над панцирем, сдерживающим расслабление мышц диа­фрагмы и разрядку закодированных в этом панцире и неотреагированных эмоций.

Это осуществляется кропотливой и нередко длительной рабо­той над специальными дыхательными упражнениями и имитацией рвотного рефлекса. (Практика телесной терапии показывает, что клиенты с крепким мышечным панцирем в области диафрагмы в большинстве случаев не могут вызвать реальную рвоту, даже если это необходимо, например при отравлении.)

Область живота

В эту область, типичную для образования мышечного панциря, входят главным образом широкие мышцы живота и мышцы спи­ны. Считается, что панцирь (зажимы) поясничных мышц удержи­вает в себе (но отнюдь не устраняет) проявление страха. Причем не страха вообще, а страха нападения, как прямого физического, так и косвенного: психологического, посягательства на права, свободу личности, собственность и т.п.

(Разумеется, здесь, как и в обсуждении эмоций, сдерживаемых различными областями мышечных панцирей, Райх, как психоана­литик, имеет в виду главным образом неосознаваемые клиентом эмоции, хотя на мой взгляд возможны комбинации «частично осознанных - частично неосознанных». - А. Р.)

По мнению «телесных психотерапевтов», мышечный пан­цирь на боковых мышцах талии ассоциируется с подавлением злости, неприязни и... «боязнью щекотки». Практика показы­вает, что устранение зажимов в области мышц живота не зани­мает длительного времени при условии, если уже проведена работа по раскрепощению панциря (по направлению сверху вниз) во всех предыдущих областях накопления психомышеч­ных напряжений.

Область таза

Последняя из основных выделенных Райхом областей, типич­ных для образования мышечного панциря, это - область мышц таза. Обычно этот панцирь захватывает одновременно и мышцы нижних конечностей.

Показателем крепости мышечного панциря в этой области считается некоторое выпячивание таза назад, которое тем боль­ше, чем крепче мышечные зажимы.

В этих случаях, как правило, отмечается определенная болезнен­ность и напряженность ягодичных мышц. Говоря словами Райха, такой таз «ригиден (неподвержен естественной динамике вариаций мышечного тонуса. - А. Р.), «мертвый» и бессексуальный».

Считается что мышечный панцирь в области таза характеризу­ет (и в свою очередь усиливает) подавление тенденций к проявле­нию естественной, потребности в получении удовольствия и спон­танного выражения гнева.

Будучи хотя и непоследовательным, но безусловным по своей сути психоаналитиком-фрейдистом, Райх исходил из того, что мышечный панцирь всегда возникает от возбуждения или тре­вожности, вызванных подавлением стремлений к получению сек­суального удовольствия.

Из этого подхода вытекает, что освобождение от гнета невоз­можности удовлетворения этого основного (по Фрейду) инстинк­та может быть осуществлено целенаправленной разрядкой гнева и других сильных, но сдерживаемых эмоций именно в тазовой об­ласти путем полного расслабления закрепощенных мышц (или одновременно с этим).

Физически процедура такой разрядки выглядит довольно при­митивно, но, по утверждению практиков телесной терапии и их клиентов, часто приносит быстрый и необходимый эффект.

Это упражнение, направленное на полное расслабление тазо­вых мышц, заключается в том, что клиент, лежа на кушетке, неод­нократно предельно напрягает мышцы таза, а затем резко рас­слабляет их, яростно лягая ногами и ударяя тазом о кушетку.

«Телесные психотерапевты» и многие их клиенты утверждают, что по мере обретения навыков освобождения от ранее неосозна­ваемых телесных напряжений, а затем и полного освобождения от мышечной брони у людей не только возникает чувство внутренней раскрепощенности и свободы, но принципиально меняется жизне­ощущение, а соответственно с этим и весь их жизненный стиль.

Ранее закрепощенная энергия высвобождается для ее полезно­го или приятного применения, пробуждая дремавшие способно­сти и расширяя круг жизненных интересов. Люди перестают об­манывать себя на счет своих истинных чувств и эмоций и начина­ют жить реальной жизнью с ее глубокими и искренними естест­венными переживаниями и их проявлениями, что и является при­знаком их психического оздоровления.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.