Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Языковые семьи, ветви и группы в современном мире



 

Индоевропейская семья языков – самая крупная. 1 миллиард 600 миллионов носителей.

1) индоиранская ветвь.

а) индийская группа (санскрит, хинди, бенгали, пенджаби)

б) иранская группа (персидский, пушту, форси, осетинский)

2) Романо-германская ветвь. Особняком этой ветви являются греческий и арабский языки.

а) романские (итальянский, французский, испанский, португальский, провансальский, румынский)

б) германская группа

Северогерманская подгруппа (шведский, датский, норвежский, исландский)

Западногерманская подгруппа (немецкий, английский, голландский)

в) кельтская группа (ирландский, шотландский, валлийский).

3) Балто-славянская ветвь языков

а) балтийская группа (Литовский, Латвийский)

б) славянская группа

Западнославянская подгруппа (Польский, Чеченский, Словацкий)

Южная подгруппа (Болгарский, Македонский, Словенский, Сербский, Хорватский)

Восточнославянская подгруппа (Украинский, Белорусский, Русский).

Алтайская семья. 76 миллионов носителей.

1) тюркская ветвь (турецкий, татарский, башкирский, чувашский, айзейрбоджанский, туркменский, узбекский, киргизский, якутский)

2) монгольская ветвь (монгольские языки, бурятский, калмыкский)

3) тунгуса-шандюрская ветвь (тунгусский, эвенкский)

Уральские языки.

1) Финно-угорская ветвь (финский, эстонский, корельский, удмуртский, марийский (горный и луговой), мордовский, венгерский, хантыйский, мансийский).

2) Самодийская ветвь (ненецкий, эненский, селькупы)

Кавказская семья. (грузинский, абхазский, чеченский, кабардинский)

Китайско-тибетская семья

1) китайская ветвь (китайский, тайский, сиамский, лаосский)

2) тибето-бирманская ветвь (тибетские языки, бирманские языки, гималайские языки)

Афроазийская семья (семитохамитская семья)

1) семитская ветвь (арабский, иврит)

2) берберийская ветвь (языки Сахары, Марокко и Мовретании)

 

Место русского языка в типологической классификации: Русский язык принадлежит к флективным языкам, синтетического строя, с элементами аналитизма.

Место русского языка в генеалогической классификации: Русский язык принадлежит к Индоевропейской семье языков, балто-славянской ветви, восточнославянской подгруппе.

 

Сущность индоевропейских языков

 

Индоевропейские языки (или ариоевропейские, или индогерманские [51]), одна из наиболее крупных лингвистических семей Евразии. Общие черты индоевропейских языков, противопоставляющие их языкам других семей, сводятся к наличию некоторого числа регулярных соответствий между формальными элементами разных уровней, связанных с одними и теми же единицами содержания (при этом исключаются заимствования). Конкретная интерпретация фактов сходства индоевропейских языков может заключаться в постулировании некоего общего источника известных индоевропейских языков (индоевропейский праязык, язык-основа, многообразие древнейших индоевропейских диалектов) или в принятии ситуации языкового союза, результатом которого явилось развитие ряда общих черт у первоначально различных языков.

В состав индоевропейской семьи языков входят:

Славянская группа – (протославянский с 4 тыс. до н.э.);

Фракийский язык – с начала 2-го тыс. до н.э.;

Индийская (индоарийская, включая санскрит (1 в. до н.э.)) группа – со 2 тыс. до н.э.;

Иранская (авестийский, древнеперсидский, бактрийский) группа – с начала 2-го тыс. до н.э.;

Хетто-лувийская (анатолийская) группа – с 18 в. до н.э.;

Греческая группа – с 15 – 11 вв. до н.э.;

Фригийский язык – с 6 в. до н э.;

Италийская группа – с 6 в. до н.э.;

Венетский язык – с 5 до н.э.;

Романские (из латинского) языки – с 3 в. до н.э.;

Германская группа – с 3 в. н.э.;

Кельтская группа – с 4 в. н.э.;

Армянский язык – с 5 в. н.э.;

Балтийская группа – с середины 1 тыс. н.э.;

Тохарская группа – с 6 в. н.э.

Иллирийский язык – с 6 в. н.э.;

Албанский язык – с 15 в. н.э.;

 

Список литературы

 

Успенский Б.А., Структурная типология языков

Типы лингвистических структур, в кн.: Общее языкознание

Мейе А., Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков

2.Германи́стика —

1) комплекс научных дисциплин, связанных с изучением языков, литературы, истории, матери­аль­ной и духовной культуры германоязычных народов; 2) область языкознания, занимающаяся исследо­ва­ни­ем германских языков. Германистика (во 2‑м значении) изучает процессы и законо­мер­но­сти образования германских языков в кругу индоевропейских языков и в период их самостоятельного исторического развития, формы их существования на разных этапах общественной жизни германских народов, структу­ру и функционирование современных германских языков.

Как область знания германистика выделилась в 17 в., когда в период формирования буржуазных наций в германоязычных странах усилился интерес к национальным памятникам древней письмен­но­сти, обучению на родном языке и, в связи со стремлением к единству литературных языков, к вопросам языкового нормирования. В Германии, Англии, Нидерландах учебники родных языков появились в 16 в., в скандинавских странах — в 17 в. В 17 в. начинается изучение древних памятников на германских языках. Франциск Юний, первый издатель готского Серебряного кодекса (Дордрехт, 1665), вводит готский язык в круг германистических штудий. Позднее Дж. Хикс ставит вопрос об исторических отноше­ни­ях германских языков друг к другу. Л. тен Кате формулирует идею исторических законо­мер­но­стей в развитии германских языков. Во 2‑й половине 17 и в 18 вв. большое значение для развития германистики имели работы по немецкому языку (Ю. Г. Шоттель, И. К. Готшед, И. К. Аделунг). В нача­ле 19 в. Р. К. Раск подчеркнул значимость изученияисландского языка

.

Научная германистика сформировалась в 1‑й половине 19 в., главным образом в трудах Я. Гримма. Его «Немецкая грамматика» (т. 1—4, 1819—1837) явилась первым детальнымсопоставительным и сравнительно-историческим описанием германских языков. После частных наблюдений тен Кате и Раска Гримм установил в полном объёме соответствия между индоевропейскими, готскими и древне­верхне­не­мец­ки­ми шумными согласными (закон передви­же­ния согласных Гримма; см. Гримма закон). Позднее, однако, было установлено, что он оперировал сопоставлениями букв, а не звуков и был далёк от идеи реконструкции германского праязыка.

На качественно новый уровень германистика поднялась в 70—80‑х гг. 19 в., в эпоху младо­грам­ма­тиз­ма, когда внимание исследователей сосредоточилось на изучении живых германских языков и диалектов и на реконструк­ции герман­ско­го языка-основы (праязыка). Лингвистические реконструк­ции достигли высокой степени достоверности, был описан звуковой состав и морфологический строй герман­ско­го праязыка, доказано индоевропейское этимологическое тождество большей части корне­сло­ва, слово­обра­зо­ва­тель­ных и слово­из­ме­ни­тель­ных морфем германских языков. Были опреде­ле­ны законо­мер­но­сти измене­ний, произошедших в фонетике и морфологии германских языков в эпоху их самостоятельного исторического развития. Значительны успехов достигла диалекто­ло­гия, были сдела­ны много­чис­лен­ные описания отдель­ных диалектов, создан ряд диалекто­ло­ги­че­ских атласов, в частно­сти атлас диалектов немецкого языка Г. Венкера — Ф. Вреде. Продвинулось изучение фонетического и грамматического строя и лексического состава литературных германских языков. Вышли труды по сравнительно-исторической грамматике (В. Штрейтберг, Ф. Клуге, Г. Хирт, Э. Прокош) и по истории отдельных языков (английского — Клуге, К. Луик, немецкого — О. Бехагель, нидерланд­ско­го — М. Шёнфельд, скандинавских — А. Нурен), по фонетике, морфологии и синтаксису современных языков, многочисленные этимологические (англ. — У. У. Скита, нем. — Клуге, швед. — Э. Хельквиста и др.), исторические (нем. — Г. Пауля) и толковые словари, издания памятников, описания диалектов, грамма­ти­ки германских языков древнего и среднего периодов (серии, изданные в Гейдельберге и Галле) и др. В этот период был накоплен огромный фактический материал, служащий постоянным источником для изучения германских языков.

Развитие теоретического языкознания 20 в., преодолевшего кризис младо­грам­ма­тиз­ма, нашло отраже­ние и в германистике и привело к её перестройке. Так, в диалекто­ло­гии стала очевидной несосто­я­тель­ность традиционного учения о совпадении границ диалектов с границами обитания герман­ских племён. Т. Фрингс и другие доказали, что современное распространение диалектов, сложившееся в средние века, отражает политические, экономи­че­ские, культурные границы той эпохи. Несостоятельным оказалось и традици­он­ное учение о первоначальности исторического членения герман­ских языков на восточный, северный и западный ареалы, так как оно отражает лишь соотно­ше­ние языка древнейших письменных памятников, т. е. стратификацию германских языковых массивов в эпоху раннего феодализма и начального периода германских государственных объединений. Иссле­до­ва­ние Ф. Маурера (1942) показало, что традиционная класси­фи­ка­ция германских языков не объясняет связей, существовавших, например, у готского языка одновременно и со скандинавскими языками, и с южнонемецкими диалектами. Возникло сомнение и в исконном единстве западной ветви германских языков, так как противоречивой оказывается генетическая связь между ингвеонским и немецким языковыми ареалами. В сравнительно-исторической грамматике германских языков возникло новое представ­ле­ние о модели германского языка-основы, который стал рассматриваться не как набор характер­ных признаков, отличающих германские языки от других индоевропейских, а как изменя­ю­ща­я­ся структура, отдельные явления которой имеют разную хронологическую глубину (Франс Кутсем).

Попытка американских структуралистов внедрить в сравнительно-историческое описа­ние древних германских языков методику фонологического и морфонологического анали­за (ср. «Опыт грамматики протогерманского языка», 1972, под ред. Кутсема и Х. Л. Куфнера) показала, что приёмы, применя­е­мые в исследовании современных языков, в сравнительно-исторических описаниях могут быть резуль­та­тив­ны лишь при сочетании с социо­лингви­сти­че­ским анализом; недостаточно перечислить те или иные альтернации и выявить их формальные соотношения в системе языка, необходимо установить также исторические отношения между явлениями и раскрыть их функциональную роль на том или ином этапе развития языка.

  • Жирмунский В. М., Введение в сравнительно-историческую грамматику германских языков. М.—Л., 1963;
  • Прокош Э., Сравнительная грамматика германских языков, пер. с англ., М., 1964;
  • Чемоданов Н. С., Германские языки, в кн.: Советское языкознание за 50 лет, М., 1967;

Германская филология (германистика) - это наука, изучающая происхождение, развитие и структуру германских языков, их связи, общие закономерности и тенденции развития, а также соотношение германских языков с языками других групп индоевропейской языковой семьи.

Одна из важнейших задач германистики - реконструкция (восстановле­ние) древних германских языковых форм и единиц языка, существовавших в дописьменный период. Внимание германского языкознания к древним перио­дам объясняется тем, что ряд важных процессов развития германских языков происходит в течение длительного времени, поэтому те или иные особенности современного состояния германских языков объяснимы только при изучении их истории. Сравним, например, различие системы консонантизма в английском и немецком языках, которое объясняется в значительной мере вторым передвижением согласных. Данное передвижение (в одной из следующих лекций мы подробно остановимся на нем) произошло в большинстве диалектов немецкого языка в период с У1 по ХУ1 вв. (распространяясь с юго-востока Германии на северо-запад ). Таким образом, только знание фонетической системы немецкого языка до передвижения, дает возможность понять ее современное состояние, причины различий состава согласных в немецком и английском языках.

Германистика основывается на положениях и причинах общего языкознания. Она тесно связана также с другими лингвистическими дисциплинами сравнительным языкознанием, диалектологией, нелингвистическими - историей, археологией, этнографией, историей литературы, искусства.

Так, археологические находки, труды древних историков помогают установить места проживания древних германских племен, содержат сведения об их социальном устройстве, быте, культуре, языке. Часто они содержат тексты (слова, предложение), выполненные на древних германских языках. Большой историко-этнографический и лингвистический материал содержат древние эпические произведения, летописи.

 

 

Зарождение и начало эпохи Возрождения связано, прежде всего, с культурной жизнью Италии, где уже на рубеже XIV–XV вв. начинается подъем гуманитарных наук, расцвет изобразительного искусства, возрастает интерес к математике и естествознанию, формируется гуманистическое движение, поставившее в центр своего мировоззрения человеческую личность и провозгласившее возможность гармоничного существования человека и окружающего мира. В конце XV – первой трети XVI в. оно распространяется на большинство государств Западной и Центральной Европы. Однако уже в 30-х гг. XVI в. ренессансные идеалы сталкиваются с серьезным кризисом, а события, связанные с Реформацией и Контрреформацией, приводят к постепенному угасанию многих из них, хотя заложенные гуманистами принципы, изменяясь и трансформируясь, продолжали существовать, в значительной степени определив все дальнейшее развитие европейской культуры.

С другой стороны, XV–XVI в. знаменуются невиданным расширением кругозора европейцев, великими географическими открытиями, знакомством с целым рядом доселе не известных народов и языков. Хотя латынь (очищенная от средневековых «варварских» наслоений и приближенная к классическим нормам) по-прежнему играет роль общего культурного языка гуманистического движения, постепенно набирает силу и тенденция к выдвижению на передний план живых народных языков тогдашней Европы, превращению их в полноправное средство коммуникации во всех областях человеческой деятельности, а следовательно, усиление работы по их описанию и нормализации.

Вместе с тем эпоха Возрождения была отмечена и интенсивным изучением таких языков, как греческий и древнееврейский, обнаружением, изданием и комментированием большого количества текстов, что приводит к появлению филологической науки в собственном смысле слова. Все эти факторы стимулировали и повышение теоретического интереса к проблемам языка, создавая основу для формирования лингвистических концепций.
Указанные обстоятельства предопределили основные тенденции развития языкознания в рассматриваемый период, среди которых можно выделить несколько важнейших направлений.

Создание грамматик «новых» европейских языков. Отмеченный выше процесс постепенной замены латыни национальными языками народов Европы начинает в рассматриваемую эпоху находить и теоретическое выражение. На родине Возрождения, в Италии, вслед за Данте Алигьери на народный язык переходят, помимо представителей художественной литературы (Боккаччо, Петрарка и др.), и представители науки. Один из крупнейших ученых рассматриваемой эпохи Галилео Галилей по этому поводу заметил: «К чему нам вещи, написанные по латыни, если обыкновенный человек с природным умом не может их читать». А его земляк Алесандро Читолини в произведении с характерным заглавием «В защиту народного языка» (1540) отмечал, что латынь непригодна для ремесленно-технической терминологии, которой «последний ремесленник и крестьянин располагают в гораздо большей степени, чем весь латинский словарь».

Указанная тенденция проявляется и в других европейских странах, где она получает административную поддержку. Во Франции ордонансом (указом) короля Франциска I единственным государственным языкам объявляется французский, основывавшийся на диалекте Иль-де-Франса с центром в Париже. Группа французских писателей XVI в., объединенная в так называемую «Плеяду», занимается его пропагандой и намечает способы дальнейшего развития, а виднейший теоретик ееЖоашен (латинизированное имя – Иоахим) дю Белле (1524–1560) в специальном трактате «Защита и прославление французского языка» доказывает не только равенство, но и превосходство последнего над латынью. Касается он и такой проблемы, как нормализация родного языка, отмечая, что надо предпочесть доводы, идущие «от разума», а «не от обычая».

Естественно, что выдвижение новоевропейских языков в качестве основных не только в устном, но и в литературно-письменном общении становится мощным стимулом для создания соответствующих нормативных грамматик. Начавшись еще в конце XV в., ознаменовавшегося появлением грамматик итальянского и испанского языков, этот процесс приобретает особый размах в XVI в., когда выходят в свет немецкая (1527), французская (1531), английская (1538), венгерская (1539), польская (1568) и другие грамматики; объектом грамматического описания становятся даже такие малочисленные языки Европы, как бретонский (1499), валлийский (уэльский) (1547), баскский (1587). Естественно, что их составители руководствовались в своей деятельности традиционными схемами античной грамматической традиции (а некоторые грамматики новоевропейских языков первоначально даже писались по-латыни); однако в той или иной степени они должны были обращать внимание и на специфические особенности описываемых языков. Имея главным образом практическую направленность, названные грамматики служили прежде всего целям формирования и закрепления нормы этих языков, содержа как правила, так и иллюстрирующий их учебный материал. Наряду с грамматической интенсифицируется и словарная работа: например, один из ярких представителей «Плеяды» поэт Ронсар (1524–1585) видит свою задачу в том, чтобы «создать новые слова и возрождать старые», указывая, что чем более богатой лексикой располагает язык, тем лучше он становится, и, отмечая, что пополнять словарный состав можно разными способами: заимствованиями из классических языков, отдельными диалектизмами, «воскресшими» архаизмами и новообразованиями. Таким образом, возникла задача создания достаточно полных нормативных словарей формирующихся национальных языков, хотя основная работа в этой сфере развернулась уже в XVII–XVIII вв.

«Миссионерские грамматики». Первоначально спорадические контакты европейцев с «туземными» народами, ставшие следствием великих географических открытий, с усилением и расширением процесса колонизации новооткрытых земель постепенно принимали все более постоянный и систематический характер. Встал вопрос об общении с носителями местных языков и – что считалось, во всяком случае официально, едва ли не самой главной задачей – об обращении их в христианство. Это требовало религиозной пропаганды на соответствующих языках, а следовательно, их изучения. Уже в XVI в. стали появляться первые грамматики «экзотических» языков, адресованные в основном проповедникам «слова Божия» и получившие название «миссионерских». Однако выполнялись они зачастую не профессиональными филологами, а дилетантами (помимо собственно миссионеров, среди авторов – и не только в рассматриваемый период, но и значительно позже – могли быть путешественники, колониальные чиновники и т. д.), строились почти исключительно в традиционных рамках античной схемы и, как правило, практически не учитывались в теоретических разработках, посвященных проблемам языка.

Попытки установления родства языков. Традиционная история языкознания отводила этой стороне ренессансной лингвистики наиболее важное место, рассматривая занимавшихся ею ученых как предшественников – хотя и весьма несовершенных – той самой компаративистики, которая отождествлялась с «научностью». Здесь обычно упоминают относящуюся к 1538 г. работу Гвилельма Постеллуса (1510–1581) «О родстве языков» и особенно труд Иосифа Юстуса Скалигера (1540–1609) «Рассуждение о европейских языках»[20], увидевший свет во Франции в 1510 г. В этом последнем в пределах известных автору европейских языков устанавливаются 11 «языков-матерей»: четыре «большие» – греческая, латинская (т. е. романская), тевтонская (германская) и славянская – и семь «малых» – эпиротская (албанская), ирландская, кимрская (бриттская с бретонским), татарская, финская с лопарским, венгерская и баскская. Позднейшие историки языкознания не без некоторой иронии отмечали, что само сопоставление строилось на явно не научном с точки зрения сравнительно-исторического языкознания соотношении звучания слова «Бог» в разных языках, причем даже близость греческого theos и латинского deus не помешала Скалигеру объявить все 11 матерей «не связанными между собой никакими узами родства». Вместе с тем в заслугу ученому ставили тот факт, что в пределах романских и особенно германских языков он сумел провести тонкие различия, разделив германские языки (по произношению слова «вода») на Water– и Wasser-языки и наметив таком образом возможность разделения германских языков и немецких диалектов по признаку передвижения согласных – положение, впоследствии развитое и «научной» (т. е. опирающийся на принципы сравнительно-исторического языкознания) германистикой.

Еще один труд, называемый в этой связи – работа Э. Гишара «Этимологическая гармония языка» (1606), где – опять-таки несмотря на явно «ненаучную» с точки зрения позднейшей компаративистики методологию – была показана семья семитских языков, что развили впоследствии другие гебраисты XVII и позднейших веков.

Развитие теории языка. После некоторого перерыва, вызванного решением практических задач, во второй половине XVI в. вновь начинают привлекать к себе внимание проблемы теоретического характера. Один из виднейших французских ученых –Пьер де ля Раме (латинизированная форма Рамус) (1515–1572), трагически погибший во время Варфоломеевской ночи, создает грамматики греческого, латинского и французского языков, где помимо орфографических и морфологических наблюдений завершается создание синтаксической терминологии и принимает окончательный вид сохранившаяся до наших дней система членов предложения. Но наиболее выдающимся трудом названной эпохи в рассматриваемой области считается книга Франсиско Санчеса (латинизированная форма – Санкциус) (1523–1601) «Минерва, или о причинах латинского языка».

Указывая, что из разумности человека следует и разумность языка, Санчес приходит к выводу, что посредством анализа предложения и частей речи можно выявить рациональные основы языка вообще, которые имеют универсальный характер. Вслед за Аристотелем, воздействие которого он испытал в очень сильной степени, Санчес выделяет три части предложения: имя, глагол, союз. В реальных же предложениях разных языков (приводятся примеры из испанского, итальянского, немецкого, голландского и других языков) они реализуются в шести частях речи: имени, глаголе, причастии, предлоге, наречии и союзе в собственном смысле слова. Причем, в отличие от трехчастного универсального предложения, последние зачастую неопределенны и двусмысленны. Это объясняется двумя особенностями: добавлением чего-то лишнего, ненужного для ясного выражения мысли и сжатием и опущением чего-то, что в логическом предложении выражено в полном виде (этот процесс Санчес называет эллипсисом). Посредством операций над предложениями реальных языков (например, предложение с непереходным глаголом типа Мальчик спит, в полном логическом виде представлено как предложение с переходным глаголом и объектом Мальчик спит сон) восстанавливается универсальный, логически правильный язык, который сам по себе не выражен. Его выражение и есть грамматика. Подобно средневековым модистам, Санчес понимает ее как науку, называя «разумным основанием грамматики» или «грамматической необходимостью» (используется также термин «законная конструкция»). Причем, с точки зрения Санчеса, языком, наиболее близко стоящим к универсально-логическому (хотя и не совпадающим с ним полностью), является латынь в ее классической форме. Поэтому именно она должна быть языком науки (сам труд Санчеса написан именно по-латыни), тогда как прочие живые языки (испанский, французский, итальянский, немецкий и т. п.) – это языки, используемые в быту, практической жизни, обиходе, искусстве.

Таким образом, в эпоху Возрождения были, по существу, намечены те основные пути, по которым науке о языке суждено было развиваться в несколько последующих веков.

 

 

4.История лексикографии

5. Три сходных периода развития лексикографии у разных народов
В развитии форм практической лексикографии у разных народов выделяются 3 сходных периода:
1) Дословарный период. Основная функция — объяснение малопонятных слов: глоссы (в Шумере, 25 в. до н. э., в Китае, 20 в. до н. э., в Западной Европе, 8 в. н. э., в России, 13 в.), глоссарии (сборники глосс к отдельным произведениям или авторам, например к Ведам, 1-е тыс. до н. э., к Гомеру, с 5 в. до н. э.), вокабуларии (сборники слов для учебных и др. целей, например трёхъязычные шумеро-аккадо-хеттские таблички, 14—13 вв. до н. э., списки слов по тематическим группам в Египте, 1750 до н. э., и др.).
2) Ранний словарный период. Основная функция — изучение литературного языка, отличного у многих народов от разговорной речи: например, одноязычные лексиконы санскрита, 6—8 вв., древнегреческие, 10 в.; позднее — переводные словари пассивного типа, где лексика чужого языка толкуется с помощью слов народного языка (арабско-персидский, 11 в., латино-английский, 15 в., церковно-славяно-русский, 16 в., и др.), затем переводные словари активного типа, где исходным является народный язык (французско-латинский, англо-латинский, 16 в., русско-латинско-греческий, 18 в.), а также двуязычные словари живых языков. Первые словари типа толковых создаются в странах с иероглифической письменностью (Китай, 3 в. до н. э., Япония, 8 в.).
3) Период развитой лексикографии, связанный с развитием национальных литературных языков. Основная функция — описание и нормализация словарного состава языка, повышение языковой культуры общества: толковые словари, многие из которых составляются государственными академическими и филологическими обществами (итальянский словарь Академии Круска, 1612, словарь Российской Академии, 1789—94, и др.), появляются также синонимические, фразеологические, диалектные, терминологические, орфографические, грамматические и др. словари. На развитие Л. влияли философские концепции эпохи. Например, академические словари 17—18 вв. создавались под влиянием философии науки Бэкона и Декарта. Словарь французского языка Литтре (1863—72) и др. словари 19 в. испытали воздействие позитивизма. Эволюционистские теории 19 в. укрепили исторический аспект в толковых словарях.

Структура словаря
Словарь – книга, информация в которой упорядочена c помощью разбивки на небольшие статьи, отсортированные по названию или тематике. Различают энциклопедические и лингвистические словари. Объясняет значения внесенных единиц или дает их перевод на другой язык. Словари играют большую роль в духовной культуре и отражают знания, которыми обладает данное общество в определенную эпоху.
Макроструктура словаря.
Вводная статья (которая описывает что это за словарь, систему помет, правила пользования словарем); словарная статья, словник – первый, важнейший компонент, содержит все единицы, которые образуют область описания словаря и являются входами словарных статей. Несмотря на название, словник может состоять из статей, морфем, что именно представляет единица описания того или иного словаря; алфавитный указатель (в зависимости от типа словаря). Список источников, который может в принципе содержать, источники цитат, научные работы. Алфавит. Грамматические фонетические очерки (грамматические правила, правила чтения).
Структура словарной статьи или микроструктура словаря. Зоны словарной статьи.
1. Лексический вход словарной статьи. (вокабула, лемма).
2. Зона грамматической информации и фонетической информации.
3. Зона стилистических помет. (устаревшее – не устаревшее), жаргонизмы, окраска
4. Зона толкования (значения).
5. Зона иллюстрации. Языковыми примерами (иллюстрациями) могут служить цитаты из произведений, модели синтаксических конструкций, демонстрирующие характерные употребления.

Лексикография (от греч. lexikos — относящийся к слову и ...графия), раздел языкознания, занимающийся практикой и теорией составления словарей. В развитии форм практической Л. у разных народов выделяются 3 сходных периода: 1) дословарный период. Основная функция — объяснение малопонятных слов: глоссы (в Шумере, 25 в. до н. э., в Китае, 20 в. до н. э., в Западной Европе, 8 в. н. э., в России, 13 в.), глоссарии (сборники глосс к отдельным произведениям или авторам, например к Ведам, 1-е тыс. до н. э., к Гомеру, с 5 в. до н. э.), вокабуларии (сборники слов для учебных и др. целей, например трёхъязычные шумеро-аккадо-хеттские таблички, 14—13 вв. до н. э., списки слов по тематическим группам в Египте, 1750 до н. э., и др.). 2) Ранний словарный период. Основная функция — изучение литературного языка, отличного у многих народов от разговорной речи: например, одноязычные лексиконы санскрита, 6—8 вв., древнегреческие, 10 в.; позднее — переводные словари пассивного типа, где лексика чужого языка толкуется с помощью слов народного языка (арабско-персидский, 11 в., латино-английский, 15 в., церковно-славяно-русский, 16 в., и др.), затем переводные словари активного типа, где исходным является народный язык (французско-латинский, англо-латинский, 16 в., русско-латинско-греческий, 18 в.), а также двуязычные словари живых языков. Первые словари типа толковых создаются в странах с иероглифической письменностью (Китай, 3 в. до н. э., Япония, 8 в.). 3) Период развитой Л., связанный с развитием национальных литературных языков. Основная функция — описание и нормализация словарного состава языка, повышение языковой культуры общества: толковые словари, многие из которых составляются государственными академическими и филологическими обществами (итальянский словарь Академии Круска, 1612, словарь Российской Академии, 1789—94, и др.), появляются также синонимические, фразеологические, диалектные, терминологические, орфографические, грамматические и др. словари. На развитие Л. влияли философские концепции эпохи. Например, академические словари 17—18 вв. создавались под влиянием философии науки Бэкона и Декарта. Словарь французского языка Литтре (1863—72) и др. словари 19 в. испытали воздействие позитивизма. Эволюционистские теории 19 в. укрепили исторический аспект в толковых словарях.

В 18—19 вв. утверждается, а в 20 в. развивается 4-я функция Л. — сбор и обработка данных для лингвистических исследований в области лексикологии, словообразования, стилистики, истории языков (словари этимологические, исторические, частотные, обратные, родственных языков, языков писателей и др.). Современная Л. приобретает индустриальный характер (создание лексикографических центров и институтов, механизация работ, с 1950, и т. д.).

Теоретическая Л. сформировалась во 2-й трети 20 в. Первую научную типологию словарей создаёт советский учёный Л. В. Щерба (1940). Дальнейшее развитие она получила в трудах многих советских и зарубежных лингвистов (ЧССР, Франция, США и др.). Для современной теории Л. характерны: а) представление о лексике как о системе, стремление отразить в строении словаря лексико-семантическую структуру языка в целом и семантическую структуру отдельного слова (выделение значений слов по их связям с др. словами в тексте и внутри семантических полей); б) диалектический взгляд на значение слова, учёт подвижного характера связи означающего и означаемого в словесном знаке (стремление отмечать оттенки и переходы в значениях слов, их употребления в речи, различные промежуточные явления); в) признание тесной связи лексики с грамматикой и др. сторонами языка.

Л. связана со всеми разделами языкознания, особенно с лексикологией, многие проблемы которой получают в Л. специфическое преломление. Современная Л. подчёркивает важную социальную функцию словарей, которые фиксируют совокупность знаний общества данной эпохи. Л. разрабатывает типологию словарей. Выделяются одноязычная Л. (толковые и др. словари), двуязычная Л. (переводные словари); учебная Л. (словари для изучения языка), научно-техническая Л. (терминологические словари) и др.

 

Лит.: Щерба Л. В., Опыт общей теории лексикографии, «Изв. АН СССР, ОЛЯ», 1940, № 3; Лексикографический сборник, тт. 1—6, М., 1957—63; Ковтун Л. С., Русская лексикография эпохи средневековья, М. — Л., 1963; Касарес Х., Введение в современную лексикографию, пер. с исп., М., 1958; Problems in lexicography, ed. F. W. Householder and Sol Saporta, 2 ed., The Hague, 1967; Dubois J. et Cl., Introduction a la Lexicographic ie dictionnare, P., 1971; Rey-Debove J., Etude linguistique et sémiotique des dictionnaires français contemporains. La Haye — P., 1971; Zgusta L., Manual of lexicography, The Hague, 1971.

В. Г. Гак.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.